22.09.2016

Речь на пленарной сессии HDIM OSCE 2016, Варшава

Я Геннадий Афанасьев. Я крымчанин. Моя родина Украина. Автономная Республика Крым.

Я хочу сказать про язык вражды и про конкретные факты.

Я один из немногих освобожденных граждан Украины, которые были лишены свободы по политическим мотивам на России и в оккупированном Крыму. В мае 2014 года я был похищен работниками ФСБ в наказание за участие в демонстрации и открытое выражение своей гражданской позиции против аннексии Крыма, а также за сотрудничество с международными журналистскими изданиями. Из-за того что я выражал свое мнение открыто, меня пытали с целью добиться признания, чтобы я дал против себя показания по обвинению в терроризме и экстремизме. Меня душили противогазом, проводили по мне электрический ток, избивали. В результате я был осужден за свои высказывания на 7 лет за участие в придуманной ФСБ террористической группе, которую, по версии следствия, возглавлял украинский режиссер Олег Сенцов. 767 дней я провел в нечеловеческих условиях в тюрьме под постоянным давлением, прессингом, лишь за свою позицию. Меня принудительно заставляли сменить украинское гражданство и только в июне этого года, благодаря международным санкциям и давлению на Россию, меня обменяли на двух сотрудников ГРУ, арестованных в Украине. Мой случай далеко не единственный. Аннексия Крыма РФ привела к многочисленным нарушениям прав и свобод, а также созданию системы политических преследований. Одной из наиболее уязвимых групп являются представители гражданского общества – это крымские татары и украинцы с проукраинской позицией. Все те, кто считают Крым частью Украины и называют произошедшее оккупацией и аннексией. В том числе это журналисты и блогеры. Используя полный арсенал репрессий, от убийств и насильственных исчезновений, до притеснения свободы слова и разгона мирных собраний. Все это началось в 2014 года и продолжается по нынешний день. Один из последних прецедентов – это арест Николая Семены, журналиста Радио Свободы, Крым. Реалии, которые удерживаются на территории оккупированного Крыма, а также один из последних прецедентов который прозвучал на весь мир – это дело Ильми Умерова зам. главы Меджлиса, который в интервью крымскотатарскому телеканалу АТР сказал, что Крым является частью Украины. И из-за этого высказывания на Ильми Умерова было заведено уголовное дело, его обвинили в экстремизме, после чего замглавы Меджлиса, с целью оказания на него давления, был помещен в психиатрическую больницу, и, только с помощью международного давления, он был освобожден. Еще один прецедент – это Юрий Ильченко, который удерживался 11 месяцев в СИЗО в Симферополе только за то, что он сделал перепост в социальных сетях и задал вопрос обществу: «возможно ли восстановления контроля над территорией Крыма Украиной?». Ситуация с соблюдения прав человека в оккупированном Крыму стремительно ухудшается. Свобода сворачивается до уровня тюремной камеры, где рискует очутиться все больше и больше невиновных людей. Международное сообщество должно адекватно реагировать на ухудшение ситуации тем инструментом, который Россия понимает. Нужно усиливать санкции которые были введены против России за аннексию Крыма.

Назад
Попередня Наступна