13.12.2016

Бежать чтобы остаться: как добровольцы, политэмигранты и обвиняемые в терроризме пытаются осесть в Украине

Несмотря на военные действия, Украина продолжает выдавать людей России по их запросу. За 9 месяцев этого года защиты у Украины попросили почти 500 иностранцев, причем каждый десятый из них – россиянин. Однако если верить статистике, то статуса беженца или лица, нуждающегося в особой защите, добьется лишь каждый десятый из них. Не получившие такой защиты, скорее всего, будут депортированы или экстрадированы в страну своего происхождения. Стоит отметить, что Россия все чаще открывает уголовные дела и подает людей в международный розыск, предъявляя им обвинения в экстремизме, терроризме и участии в вооруженных формированиях, которые нарушают интересы РФ. Под ударом могут оказаться и иностранцы-добровольцы, служившие в АТО. При этом бывшие бойцы добробатов сейчас пытаются хотя бы узаконить свое пребывание в Украине. Не дождавшись обещанного за участие в АТО украинского гражданства, некоторые из них уже уехали в третьи страны. О том, как пытается закрепиться в Украине оставшийся доброволец-иностранец, политэмигрант и как пытаются спасти от выдачи россиян, обвиненных их же страной в терроризме – подробнее в материале РБК-Украина.

Украинский паспорт им только снится

С бывшим бойцом батальона “Азов” Никитой (позывной “Одиссей”) мы встречаемся в центре Киева в офисе организации “Всеукраинский альянс волонтеров и бойцов АТО”. – Где твоя форма и медали? – удивленно спрашивает заместитель главы организации Ольга Касьян. – Ты же обещал мне их надеть! – Я тебе сказал, что я этого делать не буду! – упрямо отвечает Никита. – Форму нельзя носить в городе “на гражданке”, не хочу быть похожим на этих ряженных в камуфляже. Уроженец Санкт-Петербурга живет в Украине два с половиной года. О событиях конца 2013 – начала 2014 годов узнавал по стримам телеканалов, а также слушал рассказы друзей, часть из которых была на Майдане. Как говорит Никита, у него “защелка отлетела” на его день рождения в июне. Тогда он узнал о том, что знакомых военных контрактников переправили в Донецк с боевым заданием в составе отдельной разведроты псковских десантников. – Я поддерживал здравый смысл, уважение к украинцам у меня всегда было. Они, как были для меня нечужими, так и остаются. – говорит Никита. – Здесь я не чувствую себя чужим, украинцев больше понимаю, чем людей в России. Уже в июле 2014-ого он был в Украине и решил вступить в батальон “Азов”. Сначала он попал в отдельный разведвзвод под командованием белоруса Сергея Коротких (позывной “Боцман”). Впоследствии “Боцман” станет одним из немногих бойцов АТО-иностранцев, которому президент Петр Порошенко даст украинское гражданство. В зоне АТО Никита провел почти год, оставшись в живых после боев в Иловайске, столкновениях под Мариуполем и в Новоазовске. – Когда я приехал, то не думал вообще о гражданстве, потому что хотелось сбросить власть в России, – рассказывает бывший “азовец”. – Мы надеялись, что Украина построит государство с человеческим лицом и ее успех сильно качнет власть там. Но это было очень наивно. К тому же в 2014-м во время боев я думал, что мы все реально там сдохнем… Уже в 2015-м, когда я понял, что никому не нужен, то захотел получить украинское гражданство исключительно в целях защиты от депортации. Вид на жительство не защищает меня от международного преследования, а гражданство защищает от выдачи на родину. Потом в какой-то момент я понял, что я не хочу возвращаться больше в Россию, даже если там что-то и свалится. Сейчас в Киеве он живет со своей семьей, которую вывез из РФ в мае 2015-ого. Уже тогда к родственникам начал приходить участковый и интересоваться, где он находится. Как утверждает Никита, в России уголовных дел на него пока что не открыто. Однако быть полностью спокойным не приходится – по его словам, два бойца “Азова” вернулись в Россию и обоих уже посадили в тюрьму по статьям о наемничестве и экстремизме. Хотя до возвращения никаких уголовных дел по ним не вели и официально их не преследовали. “Одиссею” помогли с документами о разрешении на временное проживание в стране как волонтеру-инструктору. Один из знакомых командиров выдал справку о том, что он “в Иловайске подносил аптечку”, шутит бывший боец АТО. Он уже дважды подавал документы в Администрацию президента для получения украинского гражданства. Первый раз отказали принять бумаги из-за отсутствия справки о несудимости, которую выдают по месту прописки. Никите удалось ее достать без поездки в Россию. Во второй раз, когда его фамилию внесли в официальное прошение МВД о присвоении гражданства, документы опять вернули из-за неправильного оформления самого прошения. – Первый раз, когда они брали документы, они сказали только об одном нарушении, второй раз – они говорят уже о другом, – рассказывает “Одиссей”. – Извините, но это уже выглядит как плевок и издевательство. Не уверен, что буду подаваться в третий раз. Еще в конце 2014 года президент обещал гражданство всем иностранным бойцам, которые воюют за Украину в АТО. МВД подавало документы на гражданство по бойцам батальона “Азов” и “Донбасс”, в списке которого значилось около 40 иностранцев, рассказывает Ольга Касьян, замглавы “Всеукраинского альянса волонтеров и бойцов АТО”. Но многие бойцы, устав от ожидания и неопределенности, уже уехали в третьи страны. Но даже если боец попадает в списки АП на гражданство, то все равно необходимо собрать и предоставить пакет обязательных документов. Основная “загвоздка” в этом перечне – справка о наличии или отсутствии судимости. Она берется в районном отделении полиции только того государства, откуда приехал человек. По словам Касьян, практически по всем добровольцам у них на родине открываются уголовные дела, поэтому они не могут взять ее физически. – Когда мы объясняем это, то нас чиновники тыкают в действующий закон Украины о гражданстве, и мы упираемся в забор, – рассказывает волонтер. – Были предложения о замене этой справки документом от СБУ, которая может затребовать информацию в других государствах. Зачем ребят отправлять туда, откуда они не вернутся? Между тем в Государственной службе миграции напоминают о принятом в конце 2015 года законе, который разрешает иностранцам по контракту проходить службу в Вооруженных силах Украины. В таком случае гражданин других государств может легально находится на территории страны. Отметим, что до момента принятия этого документа участие иностранцев в составе военных формирований было незаконным. – Я в России по принципиальным причинам не служил в армии, хотя и из семьи военного, – говорит Никита. – И сюда я приехал не лямку тянуть военную! Оно мне надо? Я приехал воевать не за Украину, а за украинцев. Если бы я хотел служить в армии, я бы пошел во Французский легион. Наша проблема лежит в плоскости только одного человека –вопрос с бойцами – иностранцами решает президент Украины! В Администрации президента на запрос РБК-Украина сообщили, что в этом году указом президента предоставили украинское гражданство 658 людям. Троим из них украинский паспорт выдали, исходя из государственного интереса. Были ли среди них иностранцы, принимавшие участие в АТО, в АП уточнить не смогли. “Из материалов, которые поступают от Государственной миграционной службы, сложно выделить людей, воюющих в АТО. Статус воина АТО должен быть подтвержден документально, а соответствующих документов зачастую нет. В представлениях центральных органов чаще всего встречалась формулировка “волонтерская деятельность”, однако это все же не дает основания утверждать, что это участники АТО”, – сообщили в АП. Но сами бойцы и волонтеры вспоминают только два случая выдачи украинского гражданства бойцам АТО – вышеупомянутому Сергею Коротких и россиянину Илье Богданову. – Нам все говорят, что пока не будет политической воли президента, то никакого гражданство никто не получит, – говорит волонтер Ольга Касьян.

Оружие мешает статусу беженца

Легализироваться бойцы-иностранцы могут и через получение статуса беженца или лица, нуждающегося в особой защите. Однако чиновники в Государственной миграционной службе ссылаются на Конвенцию о статусе беженцев 1951 года, которую Украина ратифицировала в 2001 году. Согласно документу, люди с оружием в руках определяются как комбатанты и им не могут выдавать защитный статус. По словам Касьян, не все добровольцы воевали, многие из них были инструкторами. – Мы уже обращались в офис уполномоченного по правам человека и нам там разъяснили, что если человек уже не воюет и находится сейчас как гражданское лицо в Украине, то он имеет право подавать документы на получение статуса беженца, – сообщила волонтер. Как рассказал народный депутат Георгий Логвинский (“Народный фронт”), в Управлении Верховного комиссара ООН по делам беженцев в Украине ответили, что они дают только рекомендации. Государство самостоятельно принимает решение, как поступать с людьми, воюющими за ее интересы. – До сих пор, к сожалению, в чиновничьих кабинетах процесс перестраивается, – говорит депутат. – У нас и сейчас есть случаи, когда людям отказывают в статусе беженца из-за оружия в их руках. По словам руководителя адвокационного центра Украинского Хельсинского союза по правам человека Бориса Захарова, всем иностранцам, участвующим в АТО, грозит “реальная расправа в РФ и в Белоруссии”. Часть из них вообще нелегально пересекла границу Украины, так как законно выехать из своей страны не могла – кто-то был на подписке о невыезде, кого-то преследовали, по кому-то были открыты уголовные дела. Они не обращались в ГМС, потому что боялись выдачи. Захаров уточняет – по украинскому закону все иностранцы, нелегально перешедшие границу, должны немедленно прийти в ГМС. По словам правозащитника, опасения ГМС по поводу того, что эти люди хотят уйти от ответственности – изначально неправильный подход. – Если человек даже что-то совершил в РФ, то можно его судить по этому преступлению по украинским законам, – заявил Борис Захаров. – У нас уже были такие случаи – например, реальный убийца из Казахстана. Но в Казахстане ему угрожала смертная казнь, к тому же Европейский суд по правам человека запретил его выдачу. Что с ним делать? Очень просто – запрашивать его дело из той страны, где он совершила преступление, и судить его уже тут. В конце ноября на заседании парламентского комитета по вопросам прав человека, национальных меньшинств и межнациональных отношений начальник отдела экстрадиции ГПУ Олег Бедро сообщил, что за последние два года из РФ было два запроса с требованием выдать людей, которые воевали в добровольческих батальонах. После проверки ГПУ отказала в их выдаче. – Если мы выдадим этого человека, то мы ж понимаем, что с ним там дальше сделают, – сказал представитель ГПУ.

“Все эти выдачи, в первую очередь, дело СБУ”

Однако правозащитники бьют тревогу – ГПУ и дальше передает людей по экстрадиционным запросам в Россию. В Генпрокуратуре этого не отрицают. Передача происходит в соответствии с Европейской Конвенцией о выдаче правонарушителей от 1957 г и Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях в гражданских, семейных и уголовных делах 1993 года (она касается стран СНГ, – ред.). За период 2014-2016 годов РФ направила Украине 82 запроса, 34 из которых были удовлетворены, в 15 случаях Украина отказала в выдаче. Сейчас на рассмотрении еще 23 запроса. Олег Бедро признался, что сейчас существует проблема по запросам из России на граждан, которые могли воевать в Сирии в вооруженных формированиях. – Их 11. Официально еще проверка по этим лицам продолжается, ни один человек еще не возвращен РФ, – сообщил Бедро. – Они уже обратились за статусом беженца. Нам УПК четко говорит, что мы не можем экстрадировать человека, пока не принято решение о том дают ему статус беженца или нет. Между тем правозащитники напоминают об истории 25-летнего россиянина, спортсмена Зелимхана Белхароева. Как рассказал правозащитник Захаров, ему Россия инкриминирует участие в незаконных вооруженных формированиях на стороне другого государства, что нарушает интересы РФ. Он тренировался в Турции, но потом выехал в Египет. В апреле 2015 его задержали в аэропорту “Борисполь”. В ГМС не принимали его документы на статус беженца, хотели уже экстрадировать в РФ и перевели для этого в Харьковское СИЗО. Его защитники этому воспрепятствовали – Европейский суд по правам человека, руководствуясь своим регламентом, вынес решение и приостановил выдачу Белхароева в Россию. – При этом в ГПУ еще долгое время не подписывали приказ об остановке экстрадиции, – отметил Захаров. Сейчас Белхароев остается в Харьковском СИЗО. В Запорожском СИЗО уже почти год находится ингуш Руслан Мейриев. В 2012 году он выехал из России в Египет, но через год переехал в Крым. Там он женился и сейчас у него уже трое детей. После аннексии Крыма они покинули полуостров, перебравшись сначала в Винницу, а потом в Мелитополь. Борис Захаров сообщил, что все это время Мейриев был волонтером и помогал добровольческому батальону “Крым” под руководством Иссы Акаева. В начале этого года он был арестован по запросу России, которая его обвиняет в организации террористической организации и терроризме на территории РФ. Хотя он уже долгое время не появлялся на ее территории. В предоставлении статуса беженца Украина один раз ему уже отказала. – Все эти дела как две капли воды похожи на дела наших мусульман в Крыму, крымских татар и мы кричим про политические преследования со стороны России, – рассказывает правозащитник. – Государство проводит абсолютно не последовательную политику. В одном случае мы говорим про политические преследования, в другом – сами же выдаем этих людей для расправы. Тогда мы должны им выдавать и Мустафу Джемилева, и Рефата Чубарова! По оценкам правозащитника, больше всего угрозы для таких людей представляет СБУ – это они проводят спецпроверки и, по мнению Захарова, давят на ГМС по поводу выдачи или отказа в статусе беженца определенному человеку. – Они же накручивают и ГПУ, все эти выдачи, в первую очередь, дело СБУ, – уверен Захаров. – Поэтому надо менять политику СБУ в этой отрасли. На встрече с народными депутатами представитель СБУ Владимир Ярмоленко заявил, что многие представителей международных террористических организаций рассматривают Украину как транзитную страну, так и как страну для оседания. По его словам, есть случаи, что люди заезжают в страну по поддельным документам, якобы для участия в АТО и находятся здесь по несколько лет. Однако за границы Киевской области в сторону зоны АТО никто даже не выезжает. – Этот аспект тоже необходимо учитывать, поэтому каждый случай нужно рассматривать индивидуально, – говорит Якименко. По мнению Георгия Логвинского, РФ сейчас массово начала придумывать совершенно не понятные поводы для того, чтобы им выдали запрашиваемого человека. Самый яркий на данный момент – запрос на людей, которые якобы участвовали в армии ИГИЛ. И в этом Украина им еще и содействует из расчета, чтобы террористов на нашей территории не было. Сейчас разрабатывается механизм максимального контроля над подобными делами, с участием особого совета из правозащитников, представителей омбудсмена, если речь идет о выдаче человека в страны Таможенного союза. Депутат напомнил, что этой осенью парламент принял постановление о непризнание выборов в российскую Госдуму и ее актов. Он предлагает по тому же принципу принять закон о непризнании легитимными документы, которые направляет в Украину РФ по выдаче тех или иных лиц. – Нам будут говорить, что сейчас мы сделаем из Украины после этого закона оплот для террористов, – говорит Логвинский. –  Но как вариант мы можем запретить въезд на территорию Украины тому или иному человеку. Но выдавать его РФ мы не имеем права. Правозащитник Захаров добавил, что Украина должна определиться со списком стран, в которые вообще не будет экстрадировать людей. Для этого можно использовать политику Турции – человек или получает статус беженца, или его выдворяют в третью безопасную страну. –  Это не демократическая процедура, но это лучше, чем политика возвращения в страну, в которой человеку что-либо угрожает, – считает Захаров. – Если мы такие ксенофобы и хотим отгородиться от всех, если это такая государственная политика, то тогда нам подходит и такой вариант решения этой проблемы.  Защитить от выдачи на родину иностранцев может статус беженца. За 9 месяцев 2016 года в территориальные управления ГМС за статусом беженца или лица, которому необходимо дополнительная защита, обратился 481 человек. Беженцами признаны 16 из них, лицами, нуждающимися в дополнительной защите – 39. При этом документы подали 54 россиянина. За этот период пятеро граждан РФ признаны беженцами, десятерым предоставлена дополнительная защита.   Этим летом в ГМС с просьбой о защите обратился и россиянин Денис Вихорев. В Украине он уже почти полтора года и признается, что попал сюда нелегально, переходя границу, образно говоря, по болотам. Законно выехать из РФ он не мог – Вихорев находился на подписке о невыезде. Весной 2015 года на него возбудили уголовное дело по ст. 282 Уголовного кодекса РФ с формулировкой “унижение социальной группы – коммунисты”. Примечательно, что эта статья входит в главу о преступлениях против основ конституционного строя и безопасности государства. Он связывает открытие уголовного дела со своим участием в организации митингов и пикетов против войны в Украине, основной лозунг которых был “Руки прочь от Украины”, а также антивоенными публикациями. Несмотря на побег из России, следствие по нему продолжается, он заявлен в федеральный розыск, к его родственникам приходили сотрудники ФСБ с обысками. Уже в Украине он стал соонователем общественной организации для эмигрантов из России ” Русский центр”. Решение от ГМС Денис ожидает в середине зимы и настроен положительно. – Я предоставил сканы уголовных дел, ссылки на митинги, чтобы обосновать политическую подоплеку моего политического преследования, – рассказывает Вихорев. –  На меня нормальное впечатление произвели в ГМС. Хотя часто слышу, что многим отказывают. Но ведь многие из нас находятся в федеральном розыске. Я знаю, что меня России не выдадут. – Вы уверены в этом? – уточняю. – Я очень удивлюсь, если это произойдет, – ответил Вихорев, вздохнув и нервно засмеявшись.

Полный текст читайте здесь: https://daily.rbc.ua/rus/show/bezhat-ostatsya-dobrovoltsy-politemigranty-1481539763.html

Назад
Попередня Наступна