ccl.org.ua@gmail.com Київ, вул. Басейна 9Г, офiс 25, 28 Пошук

Бездействие властей

Результаты поиска:

Киргизские правозащитники обратились в ООН и ОБСЕ после задержаний 8 марта

22 марта, 2020
Центр Гражданских Свобод — правозащитная организация, которая поддерживает движение в защиту прав человека, и осуждает любое нарушение этих прав. Наша организация работает не только в рамках Украины, но и на территории региона ОБСЕ. Кроме того, в нашем уставе существует направление «Солидарность», в рамках которого мы пытаемся поддерживать правозащитное движение и его инициативы в различных странах региона. Именно поэтому мы публикуем обращение наших коллег из Кыргызстана, связанное с нападением на мирную акцию 8 марта, пострадавшие от которого были в дальнейшем задержаны сотрудниками милиции.
 
 
Кыргызстан, являясь членом ООН и ратифицировав в 1994 году Международный пакт о гражданских и политических правах, в соответствии со ст. 21 обязан признавать и соблюдать право граждан на мирные собрания.
Пользование этим правом не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые налагаются в соответствии с законом.
Право на свободу мирных собраний — неотъемлемое условие реализации других прав человека, таких как свобода выражения мнения. Право на свободу собраний, как одно из истинных основ демократии, закреплено в основных договорах по правам человека, а также в обязательствах в рамках ОБСЕ, которые взяли на себя государства-участники в 1990 году в Копенгагене.
 
Кыргызстан, являясь членом ООН и ОБСЕ, должен отвечать за соблюдение взятых на себя обязательств. В то же время 8 марта 2020 года в Бишкеке произошел беспрецедентно грубый и жесткий разгон мирного женского марша солидарности со стороны около 50 провокаторов в масках и белых калпаках. Они напали на участниц мирного марша, используя силу, разбили весь инвентарь и порвали плакаты. Также они закидывали активисток яйцами и камнями. Некоторые участницы марша и журналисты получили ушибы и другие травмы.
 
Правозащитные организации и активистки-феминистки Кыргызстана ежегодно организуют женские марши, чтобы повысить осведомленность о правах женщин и гендерном равенстве, а также осудить нетерпимость, насилие и другие способы притеснения женщин.
 
Милиция, вместо того чтобы задержать провокаторов и защищать демонстрантов, ловила участниц/ков марша, нарушив их право на свободу мирных собраний.
 
Прокуратура признала незаконным запрет на митинг в центре Бишкека 5
В результате действий милиции около 70 человек были доставлены в УВД Свердловского района. Некоторые участницы/ки марша получили травмы во время задержания. Детская писательница Алтын Капалова получила ушибы и растяжения во время задержания.
 
Более получаса участницы/ки марша находились во дворе здания при температуре +3 градуса по Цельсию. Затем сотрудники милиции стали достаточно жестко загонять задержанных в здание УВД.
 
Одну из участниц марша — гражданку Украины Екатерину Мячину — милиционер ударил по голове в момент, когда она заходила в здание милиции.
 
После этого участниц/ков вынудили в течение более двух часов находиться в актовом зале УВД, нарушив их право на свободу передвижения.
 
Сотрудники милиции не представлялись, не объяснили причину задержания, а также не допустили адвокатов и представителей аппарата омбудсмена в здание УВД.
 
Одной из участниц стало плохо, у нее случилась паническая атака. Однако милиция не вызывала скорую помощь, ее вызвали сами участницы марша. После приезда скорой бригаду не пропускали в течение 20 минут. Кроме того, милиционеры не предоставили воду задержанным. Воду предоставили сторонницы/ки задержанных, которые пришли их поддержать к зданию УВД.
 
Восьмерых организаторов марша допрашивали в отдельных комнатах. Некоторых из них держали в коридоре и не предоставляли стулья. Воду им предоставили не милиционеры, а их сторонницы. Милиционеры задержали и их адвоката Евгению Крапивину.
 
Всем им нормально не зачитали их права, оказывали психологическое давление, угрожали применением силы. Мохире Суяркуловой сотрудник милиции порвал паспорт.
 
Участниц/ков мирного марша отпустили через три часа после задержания, установив личности, составив протоколы о задержании, вменив статью 82 Кодекса о нарушениях «Неповиновение законному требованию сотрудника органов внутренних дел».
 
Жесткий разгон мирной акции происходил на фоне заявлений чиновников о том, что «все усилия власти направлены на то, чтобы женщины были уверены в завтрашнем дне».
 
В данный момент шесть участниц марша находятся под следствием за «неповиновение законному требованию сотрудника органов внутренних дел». Все активистки отказались соглашаться с обвинениями.
 
10 марта 2020 года как минимум девять из задержанных демонстранток подали жалобы на незаконные действия милиции Свердловского района в Государственный комитет национальной безопасности.
 
Вопрос правомерности действий милиции также следует изучить в связи с их бездействием в отношении неизвестных мужчин, которые напали на активисток.
 
 
Милиция заявила, что разыскивает провокаторов с мирного марша за права женщин 17
При разгоне акции ни один из провокаторов не был задержан и доставлен в милицию. Несколько СМИ Кыргызстана сообщили, что действия провокаторов были согласованы с правоохранительными органами и осуществлялись с молчаливого согласия властей.
 
Только 9 марта 2020 Управление внутренних дел Свердловского района сообщило, что пятеро мужчин были оштрафованы за нарушение общественного порядка 8 марта 2020 года (вечером 8 марта. — Прим. Kaktus.media).
 
Ранее суд в Кыргызстане запретил проведение общественных собраний в центре Бишкека до 1 июля 2020 года, чтобы сохранить общественный порядок и противодействовать угрозе коронавируса. Однако 6 марта 2020 года иск из суда о запрете массовых акций в Свердловском районе был отозван, именно в этом районе и проходил женский марш 8 марта 2020 года.
 
Управление внутренних дел Свердловского района публично заявило, что организаторы женского марша не уведомили органы внутренних дел о марше.
 
Заявление МВД о несанкционированности марша из-за запретов районных судов на их проведение, ссылки на то, что не было надлежащего согласования с акимиатом Свердловского района и мэрией, противоречат Конституции.
 
Статья 34 гласит, что каждый имеет право на свободу мирных собраний, а их запрет и ограничения недопустимы, поэтому действия по разгону женского марша являются прямым нарушением конституционных прав граждан. За день до демонстрации организаторы получали онлайн-угрозы, а их групповой чат в Telegram был взломан и удален.
 
 
Мирная акция в Бишкеке в этот раз прошла без провокаций. Хотя попытки были (трансляция) 41
В знак протеста 10 марта 2020 года в Бишкеке была проведена акция в защиту участниц мирного марша, на которой выдвинуто требование отставки руководства Свердловского РУВД Бишкека и тщательного расследования нападения на участниц и участников женского марша.
 
Несмотря на то что протест 10 марта был совершенно мирным, группа женщин попыталась сорвать его, хватая и толкая участниц демонстрации.
 
Кыргызстан, являясь членом ООН, несет международные обязательства в сфере соблюдения прав человека и конкретно гражданских и политических прав.
 
Кыргызстан, как член ОБСЕ, должен четко выполнять все 6 руководящих принципов по мирным собраниям:
 
Презумпция в пользу проведения собраний.
Обязанность государства защищать мирное собрание.
Законность. Любые налагаемые ограничения должны быть основаны на положениях закона.
Соразмерность. Любые ограничения в отношении свободы собраний должны быть соразмерными.
Надлежащая практика административного регулирования.
В процессе достижения властями законных целей предпочтение следует отдавать мерам, предусматривающим наименьший уровень вмешательства.

Недискриминационность. Все люди в равной степени имеют право на реализацию свободы мирных собраний.

 

В связи с этим призываем УВКПЧ ООН и БДИПЧ ОБСЕ:
 
— Срочно отреагировать на случившийся силовой произвол в отношении участников женского марша солидарности.
Призвать власти Кыргызстана остановить насилие в отношении женщин, гарантировать безопасность и защиту для каждой участницы мирного марша.
— Призвать власти Кыргызстана соблюдать право граждан на мирные собрания, предпринять все необходимые действия по недопущению подобных случаев применения силы и срыва мирных собраний в будущем.
— Обратиться к властям Кыргызстана о необходимости проведения всестороннего расследования произошедшего факта нарушений прав граждан на мирные собрания, привлечь к ответственности лиц, принимавших решение об ограничении мирного собрания, сотрудников правоохранительных органов, участвовавших в разгоне.
— Найти и привлечь к ответственности провокаторов, учинивших насилие в отношении женщин и детей на мирной акции.
Обеспечить необходимую юридическую, физическую защиту, медицинскую и психологическую помощь для задержанных и пострадавших участниц/ков женского марша.
— С целью дальнейшего предотвращения нарушений прав женщин, возможности их продвижения и соблюдения гендерного равенства Кыргызстан должен выполнять обязательства по недопущению сужения политического пространства для организаций гражданского общества, гарантировать независимость деятельности профсоюзов, что будет противодействовать радикализации общества и возможным трагическим событиям.

Наследие революции. Что случилось с общественными движениями, зародившимися во время Майдана

14 февраля, 2018

Во время Революции достоинства появилось множество мощных гражданских движений, в которых участвовали тысячи украинцев. Фокус вспомнил самые яркие и важные движения того времени и узнал их дальнейшую судьбу.

Автомайдан

«Наше движение, созданное из активистов и автовладельцев, возникло в ноябре 2013-го с началом протестов. На следующий день после того как избили студентов, мы встретились в пабе и начали обсуждать, что делать дальше. У меня был опыт организации акций «Я ненавижу Укравтодор», когда мы поехали и поломались под Кабмином. Но по масштабу 50–100 человек и 50–100 машин — это две несоизмеримые вещи. Мы тогда поехали к МВД и забросали его стены яйцами», — вспоминает Алексей Гриценко, один из основателей Автомайдана. Его активисты принимали участие в столкновениях с «Беркутом» на Грушевского и на Михайловской. Выставлялись ночные патрули, которые отслеживали перемещение техники силовиков, групп антимайдана. Автомобилисты занимались эвакуацией раненых, логистикой Майдана. После Революции достоинства Автомайдан преобразовали в общественную организацию с представительствами в регионах. Костяк составляет 150 человек по всей стране, но с большим мобилизационным потенциалом. «Мы не способны подменить собой государство и побороть коррупцию, но можем давить на правоохранительные органы и суды, которые должны заниматься борьбой с коррупцией. Входим в Общественный совет при НАБУ, делегировали людей в Громадську раду доброчесности», — рассказывает Гриценко.

Как и в случае с другими известными организациями, бренд «Автомайдан» используют все кому не лень. Многие бывшие активисты движения, которые во время Революции достоинства боролись плечом к плечу с режимом Януковича, впоследствии не выдержали испытания славой и деньгами, потому отделились. Они создали собственные проекты, в названии которых использовали слово «Автомайдан». Таких в стране насчитывается не менее 36. Чтобы отделить их от оригинального Автомайдана, аксакалы движения сформировали чёрный список известных людей, которые имели отношение к организации, но уже не являются её членами. По словам Гриценко, сегодня члены Автомайдана — это типичный средний класс, люди, которые любят свободу, комфортную жизнь, могут позволить себе иметь машину. В определённой степени это и делает их независимыми.

ЖМИ НА ГАЗ. Один из организаторов Автомайдана Алексей Гриценко говорит, что основа движения — типичный средний класс

Открытый университет Майдана

Открытый университет Майдана появился как свободный лекторий, где выпускники и преподаватели бизнес-школ объясняли активистам основы гуманитарных наук и общественного развития. После завершения протестов часть организаторов Открытого университета ушла в другие проекты, например, в «Прозорро». Сегодня это движение трансформировалось в платформу гражданского образования, сосредоточившись на развитии гражданских компетенций.

«Наша цель — дать доступ к знаниям, которые могут менять мысли и поведение гражданина как собственника государства», — говорит Остап Стасив, сооснователь инициативы. На сайте университета представлены 44 курса, среди которых курсы по персональному развитию, предпринимательству, укреплению громад. Здесь почти 600 тыс. посетителей и 20,5 тыс. слушателей.

«Это такой гражданский MBA, где люди не платят, но он помогает получить знания. Например, у нас есть курсы по продвижению энергоэффективности. Они рассказывают о том, что это такое, где найти инвестиции для внедрения энергоэффективных технологий, какие программы финансирования есть, где их отыскать, как организовать ОСМД. Планируем создать курс по управлению общественной собственностью», — делится планами Стасив.

Все курсы на сайте представлены бесплатно, но организаторы платформы думают над созданием бизнес-модели, при которой бизнес сможет получать за деньги онлайн-консалтинг по корпоративному образованию. Средства, вырученные от этого, пойдут на развитие бесплатных онлайн-курсов. Открытый университет также регулярно участвует в проведении всевозможных тренингов и открытых лекций.

«Правый сектор»

Одним из символов Майдана стало объединение «Правый сектор». Собранное преимущественно из футбольных ультрас и националистов, именно оно оказалось наиболее подготовленной частью уличных бойцов. Дмитрий Ярош, лидер объединения, появился на публике только через два месяца после создания организации и стал главным раздражителем и элементом запугивания российской пропаганды. Его непримиримая позиция в отношении действующей в тот момент власти сыграла важную роль в свержении режима Януковича.

После Майдана и с началом бое­вых действий ПС разделился — боевое крыло организации оформилось в Добровольческий украинский корпус, воевавший на самых горячих участках донбасского фронта. Его бойцы принимали участие в битвах за Донецкий аэропорт и в Песках, регулярно использовались военными как разведывательно-диверсионные группы. Вторая часть «Правого сектора» превратилась в политическую партию, созданную на базе УНА-УНСО.

Изначально это было добровольческое движение без чёткой иерархической структуры, и названием «Правый сектор» пользовались все желающие. Так произошло в Мукачеве летом 2015 года, когда бойцы ПС приняли участие в криминальных разборках с использованием тяжёлого пехотного вооружения. Это вызвало общественный резонанс и привело к расколу в «Правом секторе». Организацию покинул её лидер Дмитрий Ярош, основав «Державницьку інициативу Яроша» (ДІЯ), а также собственное военизированное формирование УДА (Украинская добровольческая армия). «Правый сектор» продолжает существовать, но уже практически не выделяется на фоне других правых организаций.

Во время Революции достоинства образовалась Самооборона Майдана. Созданная после силового разгона, неформальная организация подчинялась штабу координационных сил. В разное время в её состав входило от 17 до 42 сотен Майдана. После начала боевых действий многие члены Самообороны вступили в Нацгвардию и стали костяком добровольческих формирований, ушедших на фронт. Немало участников Самообороны Майдана было в рядах ВСУ, в батальонах «Айдар», «Донбасс» и «Азов».

«Евромайдан SOS»

После разгона мирной акции студентов не осталось в стороне и правозащитное сообщество. Уже утром следующего дня появились телефонные горячие линии, на которых сидели активисты, юристы и правозащитники, собиравшие информацию о преступных действиях властей. Они же выясняли, кто из активистов пропал и кому нужна помощь.

«Когда мы увидели количество пострадавших, возникла идея юридической помощи их родственникам. Мы открыли горячую линию и предложили адвокатам нам помочь. Дальше наша инициатива разрослась до масштабов информационного центра всего, что касалось Евромайдана», — говорит координатор Центра гражданских свобод Александра Романцова. До марта, когда Революция достоинства окончательно победила, центр «Евромайдан SOS» принял более 16 тыс. звонков исключительно силами волонтёров. Они занимались розыском пропавших активистов, уточнением списков погибших и пострадавших, неотложной юридической помощью, сопровождением дел в судах, сбором доказательств преступлений режима Януковича и сотрудников милиции. Кроме того, сообщество проверяло слухи наподобие «на нас идут танки» и координировало действия других инициатив Майдана. После Революции достоинства активисты с помощью иностранных партнёров подали в Международный уголовный суд ООН обращение на основе собранных материалов. Сейчас его рассматривает международная прокуратура.

БЕСПЛАТНЫЕ ЗНАНИЯ. На сайте Открытого университета Майдана, сооснователем которого является Остап Стасив, представлено 44 курса. Здесь почти 600 тыс. посетителей и 20,5 тыс. слушателей

Сегодня «Евромайдан SOS» работает как информационная площадка в сфере прав человека, в частности, ведёт кампанию Let my people go по освобождению украинских политзаключённых в России. Также инициатива основала волонтёрскую премию, вручение которой происходит в годовщину избиения студентов. После окончания Евромайдана и начала боевых действий члены инициативы основали ряд общественных организаций, занимающихся помощью пострадавшим от конфликта, — «Восток-SOS», «КрымSOS», «Донбасс SOS».

«Мистецький Барбакан»

Неформальное объединение художников, сопровождавших Революцию достоинства. Меткие карикатуры и художественные принты вдохновляли на дальнейшую борьбу. Идею творческой крепости спроектировал архитектор Дмитрий Жило, он же участвовал в её создании. К группе присоединились украинские художники Иван Семесюк, Андрей Ермоленко, Алекс Заклецкий и другие. Арты, созданные участниками «Барбакана», до сих пор пользуются бешеной популярностью, их часто можно увидеть на футболках и патриотической сувенирной продукции. После окончания Майдана многие творцы стали помогать фронту — кто-то создавал дизайны шевронов, а кто-то пошёл добровольцем.

«Половина из нас ушла воевать, очень много архитекторов в первые дни войны рванули на фронт. Другие подались в социальное искусство. Можно сказать, что с «Мистецького Барбакана» зародился культурный фронт. Мощная лавина, которая началась там, действует до сих пор», — считает украинский художник Андрей Ермоленко.

Кроме художественного наследия участниками «Барбакана» создано издательство «Люта справа», кафе-бар и галерея «Барбакан», где регулярно собирается творческая и социально активная публика.

Канцелярская сотня

После бегства Виктора Януковича и его приспешников в феврале 2014 года в Украине остались горы документов, свидетельствующих о преступлениях «семьи». Многие бумаги были выловлены из пруда в Межигорье или найдены измельчёнными в шредере в офисе олигарха Сергея Курченко, который вёл дела Януковича и Ко. Восстановлением повреждённых документов и их анализом занялась Канцелярская сотня, созданная журналистом-расследователем Денисом Бигусом. Тысячи листов бумаги собирались из небольших фрагментов, сканировались и отправлялись в цифровую базу данных.

Первым проектом Канцелярской сотни стал YanukovychLeaks, рассказывающий о роскошном образе жизни бывшего президента и его подельников. Дальше инициатива создала сайт declarations.com.ua, на котором публиковались декларации чиновников. Заполненные ими вручную декларации волонтёры сканировали, потом перенабирали на компьютере и выкладывали в Сеть для публичного доступа. Работа этого сайта спровоцировала немало скандалов — чиновникам очень не нравилось, что их роскошный образ жизни становился достоянием общественности. Сегодня проект содержит более 1,5 млн деклараций, из которых несколько десятков тысяч были заполнены вручную. С массивом подготовленных Канцелярской сотней данных продолжают работу журналисты, проводя антикоррупционные расследования.

Источник, 13/02/2018

Не сидеть сложа руки: почему переселенцам в Украине нужен новый статус

18 января, 2018

С начала войны с Россией вынужденными переселенцами в Украине стали около 2 миллионов человек. Но, вопреки расхожему мнению, что все они поголовно иждивенцы, становящиеся обузой «на новом месте», на деле многие из них — активны в бизнесе и общественной деятельности, делают для Украины немало полезного. Государство же взамен не дает им почти ничего, и даже лишает их права голоса.
Российская агрессия против Украины превратила более 2 миллионов человек в вынужденных переселенцев. Официальная статистика Министерства социальной политики дает несколько иные цифры – около 1,5 миллионов человек – только потому, что в ведомстве ведут учет людей с соответствующей справкой внутренне перемещенного лица. Вместе с тем, часть переселенцев – по разным причинам – не стали обзаводиться таким документом. Мизерная ежемесячная адресная помощь (442 гривны для работающего и 884 гривны для неработающего) – слабый аргумент повесить на себя «ярлык» иждивенца. Ведь именно так многие украинцы из Крыма и Донбасса воспринимают статус переселенца. Вместе с тем, нередки случаи, когда после переезда «из региона АТО» в любую другую область Украины, жители востока страны сталкиваются даже с навязыванием им такого статуса. Причем, такую «услугу» социальные службы пытаются оказывать не только людям, действительно ставшим вынужденными переселенцами, а и тем, кто просто сменил место жительства, например, продав квартиру на подконтрольной Украине территории. Сильный ресурс Как бы там ни было, с оккупированных территорий уехала, по сути, самая активная и образованная часть населения, в том числе молодежь. Поэтому Киев, Харьков, Одесса и другие украинские громады, куда массово уезжали жители Донбасса и Крыма, приобрели в лице этих людей немалый социальный ресурс. К примеру, дончанин, чемпион мира по скалолазанию Даниил Болдырев сегодня живет в Одессе, мечтает закрепить свое имя на родной спортивной арене и верит, что когда-то сможет вернуться в украинский Донецк. Хотя еще в 2015 году из-за своей донецкой прописки не мог даже снять жилье на подконтрольной Украине территории.

«Мы — люди, которых пересадили на другую почву, поэтому мы должны постоянно создавать что-то новое, у нас нет другого варианта. Поэтому и появляются аналитические центры, общественные организации, бизнес-инициативы переселенцев», – убежден дончанин-переселенец, советник Министра информационной политики Украины Дмитрий Ткаченко. По его мнению, именно переселенцы сегодня — настоящие «адвокатами» украинского Донбасса в глазах украинского общества. Так, донецкое информационное агентство «Остров» — проукраинское издание, ориентированное на освещение событий на востоке Украины даже после «переезда» в Киев, читают как те, кто покинул свои дома с началом оккупации, так и те, кто остался жить на Донбассе. Такие новости, иногда, единственная возможность не потерять связь с реальностью людям, которых ежедневно пичкают российской пропагандой. В свою очередь, Донецкий фонд культурных инициатив «Изоляция», который был захвачен боевиками «ДНР» летом 2014 года, а позже перебрался в столицу, реализовывает креативные культурные проекты, в том числе, международного уровня. Пару лет назад «Изоляция» совместно с аналогичной культурной инициативой в США «AS220» провели образовательную программу для детей-переселенцев Украины и детей США, которые столкнулись с насилием и наиболее остро ощущают социальные проблемы. «Если мы помогли хотя бы части этих детей, это уже большой плюс. Этот международный опыт — дополнительное доказательство, что такое нужно и важно реализовывать не только в Украине, но и в Америке, и в Европе», – вспоминает директор фонда Оксана Саржевская-Кравченко.

Дончанка Дарья Касьянова в 2014 году помогала эвакуировать с временно оккупированных территорий детей-сирот, людей с инвалидностью. Сегодня она – национальный директор по развитию программ неправительственной благотворительной организации «SOS Детские городки Украины». А ее дочь, 15-летняя Ангелина Касьянова, в конце ноября прошлого года стала первым представителем Украины в новом Детском Европарламенте.

На помощь надейся, но сам не плошай

На сегодня в Украине хватает организаций, где тем или иным способом помогают украинцам с Донбасса: Всеукраинская Ассоциация Переселенцев (http://bezhenec.org/uk/homepage-politics-3/), Общество Красного креста Украины (http://redcross.org.ua/), Управление ООН по делам беженцев (УВКБ ООН) (http://unhcr.org.ua/uk), Фроловская 9/11 (https://www.facebook.com/frolivska911/), Донбасс SOS (http://donbasssos.org), Восток SOS (http://www.vostok-sos.org), Крым SOS (krymsos.com), Ответственные граждане (responsiblecitizens.org), Восстановление Донбасса (restoring-donbass.com), Социальное Партнерство (socpartnerstvo.org). Но такое многообразие общественных инициатив вовсе не означает, что кто-то что-то сделает за вас. В новой жизни особенно важна готовность людей действовать самостоятельно. И переселенцы действительно крутятся, как могут: не боятся участвовать в различных проектах при поддержке международных фондов, ходят на предпринимательские курсы, кто-то, в итоге, выигрывает гранты и в корне меняет вид деятельности, начинает собственное дело. Так, луганчанин   Михаил Лучкин открыл в Харькове бизнес на съедобных картинах, дончанин Иван Балыкин установил в киевской пиццерии первый аппарат по продаже книг, крымчанин Анатолий Засоба открыл в столице пекарню, Наталья Хныкина из Луганска шьет одежду… Таких историй очень много.

24-летняя Олеся Василец тоже из когорты переселенцев. До войны и оккупации жила и училась в Луганске, мечтала о собственном бизнесе: имея за плечами профессиональные занятия восточными танцами, победы на всеукраинских чемпионатах и диплом хореографа, хотела открыть школу восточных танцев. Но летом 2014 года, с тысячей гривен в кармане, вынуждена была уехать. Выбрала Киев.

Первые несколько недель после переезда жила в семье писателей, приютивших ее «по знакомству», потом перебралась в Дом писателей и искала работу. Параллельно, подала документы в магистратуру Киево-Могилянской академии, ориентируясь на «бюджет» — денег для оплаты обучения не было. Дальше жизнь завертелась – днем Олеся училась, вечером писала статьи в газеты и журналы, подрабатывала репетитором по английскому и даже убирала офисы. Спала по несколько часов. Перебралась из Киева в Ирпень – там снимать жилье было дешевле. В небольшой комнате ютилась не одна – с родственниками, которые чуть позже нее, но тоже уехали из Луганска.

Такой режим повышенной нагрузки Олеся переживала стойко, знала, ради чего это все затеяла: мечта о собственном бизнесе – школе восточных танцев – никуда не пропала.

Стартовый капитал составил всего пять тысяч гривен, которые Василец накопила за несколько месяцев. Деньги пошли на регистрацию ФОП, первую печатную рекламу, аренду первого зала. Абсолютно все Олеся делала самостоятельно: придумывала дизайн рекламных листовок, рисовала их в фотошопе, печатала, расклеивала. «Где-то два дня у меня заняла первая расклейка, я по девять часов без перерыва ходила и расклеивала пять тысяч листовок», – говорит Олеся.

Зал девушка арендовала в одном из зданий Налоговой академии в Ирпене. Уговор с руководством ВУЗа был прост: с них – помещение, с Олеси — тысяча гривен в месяц, бесплатное обучение студентов академии и обязательство выступать на всех мероприятиях как академии, так и города. Так родилась школа восточных танцев «Гюррем».

Семь месяцев Василец работала «в минус», бизнес держался только на ее вечных подработках, на восьмом месяце удалось выйти «в ноль», а десятый закрыть уже с небольшим, но «плюсом». На сегодня школа танцев Олеси Василец состоит из 14 филиалов: четыре в Ирпене, пять в Киеве, есть школа в Коцюбинском Киевской области, в Черкассах и Одессе. В прошлом году танцоры «Гюррем» выиграли Чемпионат Украины по восточным танцам.

Сама Олеся преподает в Ирпене и в одном киевском филиале. А, помимо этого, взялась за профессиональную подготовку хореографов восточных танцев. «Я открыла восьмимесячный курс для хореографов belly dance, разработала соответствующую методичку, которая все восемь месяцев описываются в деталях — от элементарных дыхательных упражнений до постановки танца», – рассказывает она.

Путь, который Олеся Василец прошла к своей мечте не был легким. Ее история действительно мотивирует, а сама она не против поделиться опытом. Еженедельные чаепития с другими переселенцами, на которых девушка рассказывала, как начать свой бизнес и с какими подводными камнями придется столкнуться, постепенно превратились в отдельный благотворительный проект бесплатных тренингов для переселенцев-предпринимателей. «Я назвала этот проект «Кристалл», потому что кристалл у меня ассоциируется с прозрачностью и чистотой. Таким должен быть украинский бизнес», – подчеркивает Василец.

Из прошлых вечных подработок, которые позволили добиться все этого, у Олеси осталось только репетиторство по английскому. Основной состав учеников Василец — депутаты Ирпенского горсовета. «Группа небольшая, семь человек, но мне пока с головой хватает», – отмечает она.

Впрочем, девушка не собирается останавливаться на достигнутом и теперь планирует открыть в Ирпене, ставшем ей уже родным городом, еще и кофейню.

«Я хочу обратить внимание, что все-таки переселенцы – это люди с проукраинской позицией. Они могли уехать в Россию, Польшу, но они приехали и работают здесь, они выбрали Украину», – отмечает глава «Всеукраинской Ассоциации Переселенцев» Руслан Калинин.

По его словам, сложно говорить о том, какой род деятельности пользуется у переселенцев наибольшим спросом – какой-либо статистики, и, соответственно, объективной информации по этому поводу, нет. «Конечно, тем же бывшим шахтерам сложнее устроиться, люди идут или в таксисты, или на рабочие специальности, или в охрану, но, если судить по моим знакомым, то, в основном, все стараются устроиться на работу по специальности, ведь хорошие специалисты всегда востребованы», – рассказывает он.

По словам Калинина, в прошлом году девять компаний, основанных переселенцами, представили свои товары на европейском рынке, продемонстрировали свою конкурентоспособность в Польше. Поэтому и в нынешнем году в Ассоциации делают ставку на развитие темы предпринимательства. Уже ведутся переговоры с разными посольствами по поводу организации поездок по польскому примеру. «Будем показывать, что переселенец предприниматель – это не иждивенец, а человек, который может сам заработать деньги, платит налоги в страну, создает в своей стране новые рабочие места», – говорит он.

Свои. Герои

Вопреки еще одному оскорбительному стереотипу о выходцах с временно оккупированных территорий, мол, «привели в свой дом войну, а сами свалили», украинцы с Донбасса и Крыма не меньше других защищают Украину. Вряд ли можно озвучить подобное в адрес Героя Украины, уроженца прифронтового Покровска Донецкой области, десантника 25-й бригады, майора ВСУ Андрея Ткачука. Или в адрес украинского партизана из города Красный Луч Луганской области, побывавшего в плену и искалеченного боевиками, Владимира Жемчугова.

Можно также вспомнить митинги в поддержку единой Украины в Донецке и Симферополе, так и участие дончан, луганчан и крымчан в столичном Евромайдане. Некоторые из них получили звание Герой Украины. Правда, посмертно. Это донецкий активист Дмитрий Чернявский, погибший от ножевого ранения в Донецке в марте 2014 года.  Это выходец из Ясиноватского района Донецкой области Иван Пантелеев и активист Самообороны Майдана из Добропольского района Донецкой области Владимир Наумов, журналист из Керчи Сергей Кемский, погибшие от пуль снайперов на столичном Майдане. Это депутат Горловского местного совета Владимир Рыбак, убитый боевиками россиянина Игоря Гиркина («Стрелка»), захватившими Горловку, за попытку установить на здании райадминистрации города украинский флаг. Это крымчанин Решат Аметов, призвавший в марте 2014 года пикетировать Совет министров Крыма и вышедший на одиночный протест в Симферополе, убитый «неизвестными» зелеными человечками из «отрядов самообороны Крыма».

Другими словами, как любят говорить военные, вопрос языка или вопрос «откуда родом», появляется только за крайним блокпостом. А в «окопах» это не имеет никакого значения…

Лоббисты Украины в Европе

Отдельно стоит остановится на важной роли переселенцев в качестве «адвокатов Украины» в европейских структурах. «Когда, например, в Брюсселе, в Страсбурге, поднимается вопрос Украины – Россия очень круто «работает» – привозит наших же дончан, чтобы показать, что на Донбассе, мол, гражданская война, продвигает эту тему. И тогда наши переселенцы действительно становятся очень полезными, ведь они являются лоббистами Украины в европейских структурах», – рассказывает Дмитрий Ткаченко.

По мнению исполнительного директора общественной организации «Общественный холдинг «Группа влияния», переселенки Татьяны Дурневой, люди, выехавшие из оккупированных городов, намного острее чувствуют ценность прав человека: «Как говорится, нам оно «больше болит», и мы сами заинтересованы рассказывать правду о нарушении прав человека и лоббировать необходимые решения на всех доступных площадках».

По ее словам, различные программы и проекты Совета Европы, ООН, различных фондов и правозащитных организаций способствуют тому, чтобы голос пострадавших от российской агрессии граждан Украины был услышан на международном уровне. Более того, во время международных визитов, помимо участия в основных заседаниях, переселенцы стараются проводить и дополнительные встречи. Как результат – в статьях иностранных изданий, аналитических отчетах или рекомендациях появляется полноценное упоминание о проблемах, с которыми сталкивается Украина и непосредственно люди, пострадавшие от российской агрессии. Организацией подобных встреч успешно занимаются Центр гражданских свобод, Крым SOS, Центр информации про права человека, Донбасс SOS, Восток SOS, Украинский Хельсинский союз по правам человека и другие.

«Такие визиты – важная составляющая международной адвокации, что помогает европейским стейкхолдерам (заинтересованным сторонам, – УНИАН) лучше понять ситуацию, которая сложилась в Украине с защитой прав и свобод человека (особенно в отношении граждан, пострадавших вследствие агрессии РФ), и помогает представителям гражданского общества продвигать необходимые для Украины решения», – считает Татьяна Дурнева.

Большинство переселенцев, с которыми общался УНИАН, убеждены: их опыт, и в целом, опыт Украины в этой войне, важен для мира. «Я помню, как в 2014 году, к нам приехала УКПБ ООН и другие ООНовские структуры, мы тогда у них спрашивали, как эвакуировать, как это делать, как – то… А они отвечали: «Мы не знаем, мы работали только, когда были наводнения или извержения вулканов». Мы же сегодня в центре Европы знаем все о военных действиях. Так что тот опыт, который мы аккумулируем в Украине, на самом деле уникален. Сегодня к нам уже приезжают партнеры из других стран изучать «как реагировать в чрезвычайных ситуация», – говорит Дарья Касьянова.

Впрочем, само по себе существование такой категории украинцев как «временно перемещенные лица», дает возможность неслабо спекулировать на этой теме. Чего только стоит недавнее манипулятивное заявление польского премьера Матеуша Моравецкого о том, что Польша-де приняла [как беженцев] более 1,5 млн выходцев из Украины. «При этом значительная часть из них – это люди, которые бежали с территорий, где идут боевые действия – с Донбасса», — заявил он.

Другими словами, премьер-министр Польши, чтобы объяснить нежелание принимать в своей стране беженцев-мусульман, назвал беженцами всех украинцев, которые по разным причинам (кто-то работает, кто-то учится) находятся в Польше.

Квартирный вопрос

Но если и говорить о том, что перемещение жителей Донбасса и Крыма продолжается до сих пор, то происходит оно, скорее, в обратном направлении – те, кто не нашел себя на новом месте, возвращаются домой. И главная причина такого явления – наличие на оккупированных территориях собственного жилья. По словам Руслана Калинина, начиная с 2014 года государство, по сути, так и не запустило ни одной жилищной программы, которая бы предоставляла жилье переселенцам или помогала его приобретать. Попадаются только какие-то отдельные случаи, когда непосредственно городская или районная администрации брались за решение этой проблемы. Но это – единичные примеры.

Единственным положительным сдвигом глава Ассоциации переселенцев называет закон №1954, предусматривающий государственную поддержку переселенцев в покупке жилья в размере 50% от общей суммы – программу «Доступное жилье». Но и здесь не без проблем. Ведь суть этой программы — покупка квартиры в паритете с государством. То есть, воспользоваться ею могут только те, у кого имеются определенные финансовые средства. О незащищенных слоях населения, людях с инвалидностью или матерях- одиночках речь не идет.

Кроме того, для реализации этой программы на 2017-2018 годы выделено всего 130 млн гривен. Этого, по подсчетам Калинина, хватит только для 350 семей – капля в море. «Только по городу Киеву больше пяти тысяч человек стали в очередь на подачу документов, здесь самый большой ажиотаж», – говорит Калинин.

По его словам, «Всеукраинская Ассоциация Переселенцев» совместно с группой народных депутатов и другими общественными организациями уже в первой половине этого года собирается лоббировать внесение изменений в бюджет 2018 года, чтобы увеличить финансирование программы «Доступное жилье», как минимум, до 500 млн гривен.

Еще один проект Ассоциации – предложение приватизировать жилье в местах компактного проживания (общежития, пансионаты), если это жилье сейчас находится в государственной собственности. По предварительным подсчетам, это позволило бы дать крышу над головой 5-7 тыс. человек. «Даже такие показатели – лучше, чем ничего», — считает Калинин.

Также в Ассоциации переселенцев предлагают обратить внимание на недострои и долгострои, которые имеются в каждом городе. «Вести активные переговоры с донорами. Проверять законность этих построек, и, если они законно построены, достраивать и давать возможность переселенцам селиться в таких домах», – объясняет Калинин.

И последнее – в вопросе реализации жилищных программ для переселенцев, по мнению Руслана Калинина, может помочь и непопулярная реформа. Дело в том, что ежегодно на компенсации для аренды жилья переселенцев государство тратит около 120 миллионов долларов. Если пересмотреть систему выплат, временно отменив их для работающих, и оставив только для незащищенных слоев населения, в том числе для детей, то, по расчетам Ассоциации переселенцев, каждый год удастся сэкономить до 40 миллионов долларов. «Мы предлагаем пустить эти деньги именно на реализацию жилищных программ. Половину суммы – на финансирование программы «Доступное жилье», а половину – для решения жилищных вопросов незащищенных слоев населения. То есть, покупать им квартиры в небольших городках, стоимостью от 6 до 12 тысяч долларов. Благодаря этой экономии ежегодно мы сможем обеспечивать жильем около 3-3,5 тысяч переселенцев», – рассуждает Калинин.

Без права голоса

С избирательными правами у переселенцев дела обстоят примерно такие же, как и с жилищным вопросом. По словам Татьяны Дурневой, более 4% избирателей, выехавших из Крыма и Донбасса, четвертый год лишены возможности голосовать на местных выборах и выбирать народного депутата в одномандатных округах по месту своего фактического проживания. А все дело в «неудачной прописке», к которой привязывается избирательный адрес: поскольку практически невозможно изменить свою прописку, переселенцы не могут реализовать свое избирательное право в громадах, куда им пришлось переехать.

«В Украине сейчас постоянно проходят выборы в объединенные территориальные громады, поэтому этот вопрос не сходит с повестки дня, по крайней мере, у переселенцев и правозащитников. В то же время, народные депутаты не спешат рассматривать законопроект №6240 (об обеспечении избирательных прав внутренне перемещенных лиц), который был разработан совместно «Группой влияния», Гражданской сетью «ОПОРА» и Международной фундацией избирательных систем, и получил позитивные выводы нескольких комитетов ВР и международных экспертов», – сетует она.

Дурнева подчеркивает, что сегодня на рассмотрении в Верховной Раде, помимо этого документа, находится еще один, требующий немедленного принятия – №6692 (о пенсионных выплатах внутренне перемещенным лицам и гражданам, оставшимся на неподконтрольных территориях).

Но парламентарии пока сосредоточены на другом – на этой пленарной неделе баталии разворачиваются вокруг принятия во втором чтении законопроекта №7163 о реинтеграции Донбасса, не способного, впрочем, ничем подсобить ни переселенцам с оккупированных территорий, ни тем, кто продолжает жить в оккупации.

Источник, 17/01/2018

 

 

Правозащитники разработали концепции освобождения заложников вооруженного конфликта

15 марта, 2017

Представители украинских правозащитных организаций высказались за выведение переговоров об освобождении заложников, удерживаемых в отдельных районах Донецкой и Луганской областей (ОРДЛО) и в России, из политического формата, которым являются Минские переговоры.

«Вопрос возвращения граждан является вопросом гуманитарным, и поэтому он должен быть выведен из политических переговоров, которыми является Минский формат. Мы предлагаем перевести вопрос освобождения людей в гуманитарно-правовую плоскость. Поэтому мы настаиваем на том, что Украина должна выработать государственную стратегию, концепцию защиты прав человека в условиях конфликта и в постконфликтный период», — сказала юрист Украинского Хельсинкского союза по правам человека Надежда Волкова на брифинге 14 марта в Киеве, сообщает «Интерфакс-Украина».

По ее словам, Минский формат зашел в тупик: у Украины нет государственной стратегии по возвращению ее граждан из РФ и ОРДЛО, обмены заложниками не проходят.

В связи с этим, считает правозащитница, нужно выйти на новый гуманитарный формат, который не должен зависеть от политических переговоров.

В свою очередь координатор Медийной инициативы за права человека Мария Томак отметила, что в Украине нет ответственной институции за «пленников Кремля», нет стратегии государства по этому вопросу. «Важной является идея распределения гуманитарных и политических вопросов, и если Украина это предложит западным партнерам, мне кажется, это может произойти», — подчеркнула М. Томак.

Материал опубликован 14.03.2017: http://ihahr.org/news/ukraina-pravozashchitniki-razrabotali-koncepcii-osvobozhdeniya-zalozhnikov-vooruzhennogo

Правозащитница Александра Матвийчук: Нужно выиграть эту войну, но не превратиться в РФ

26 февраля, 2017

«Пока мы похожи на людей, которые ходят в яме по кругу и раз в десять лет, когда становится совсем плохо и дно оказывается все ближе, революционным способом корректируют траекторию движения и пытаются из нее вылезти».

Правозащитница Александра Матвийчук: Нужно выиграть эту войну, но не превратиться в РФ

Прикрываясь формулой «мы боремся с российской агрессией», украинская власть не всегда обосновано ограничивает права и свободы своих граждан. «Проблема в том, что эта формула приводит к тому, что у людей отключается критическое мышление, начинают возобладать эмоции. Парадоксально, но они готовы отдать власти те права и свободы, за которые проливали кровь на Майдане», – отмечает правозащитница, координатор общественной инициативы Евромайдан-SOS, председатель правления Центра гражданских свобод Александра Матвийчук.

Она добавляет: важно помнить, что необходимо не только бороться за временно оккупированные территории, но и строить демократическую модель общества.

Подробнее о заданиях, которые сейчас стоят перед украинцами, Александра Матвийчук рассказала FaceNews. Также правозащитница поведала о том, почему мы до сих пор не знаем, кто виновен в гибели Небесной сотни.

Александра, уже три года украинцы ждут ответов на вопросы о том, кто стрелял по людям во время Революции достоинства, кто давал эти приказы. Почему, по Вашему мнению, ответов до сих пор нет?

Этому есть объективные и субъективные причины. Во время Евромайдана органы, которые должны были расследовать преступления и проводить первичные следственные действия, этого не делали. Они были заняты тем, что совершали эти преступления. Было уничтожено огромное количество документации, бывшее руководство страны находится в бегах в Российской Федерации и других странах. То есть существует целый ряд объективных вещей, усложняющих следствие.

В чем заключаются субъективные причины? В том, что, к сожалению, расследование и свершение правосудия упало на плечи нереформированной системы правоохранительных органов и тех судей, многие из которых во время Майдана сами выносили заведомо неправосудные решения. Сложно ожидать от них каких-то высоких стандартов правосудия, ведь по-хорошему они понимают, что рано или поздно, если расследование будет эффективно, их тоже привлекут к ответственности.

Кроме того, я не вижу большого внимания руководства страны. Так, на протяжении первого года у нас не было создано даже единого центра расследования, дела были расспрошены по разным следователям и даже структурам.

После того, как этот центр наконец-то появился, он долгое время не получал необходимой поддержки. В конце 2015-м года там работало восемнадцать следователей, они расследовали больше 2 000 эпизодов буквально «на коленке», без помещений и материально-технического обеспечения. Это явно не то, как нужно относиться к делу, которое президент называет наиболее резонансным за всю историю независимой Украины.

Последнее, что нас очень возмутило, когда в октябре прошлого года Юрий Луценко принял решение изменить, а по его мнению, улучшить процесс организации расследования. У него была идея, от которой он, к счастью, отказался, объединить производства в одно и сделать большое дело Януковича.

Самое важное в этом решении – это изменение фокуса расследования. Ведь если мы начнем сразу собирать доказательства только против верхушки, то потеряем среднее звено – людей, которые, условно говоря, стояли между Януковичем и теми, кто совершал преступления своими руками. Вопрос – зачем это делается. Я осмелюсь предположить, что это среднее звено успешно инкорпорировалось в нынешнюю систему власти и спокойно себя чувствует.

Однако в расследовании есть и положительные вещи. Понятно, что не все так однозначно.

Справедливое расследование преступлений во время Евромайдана – это не единственный вызов для власти. Какие еще задачи, по Вашему мнению, сейчас остро стоят перед Украиной?

Во время Евромайдана мы боролись за свой демократический выбор. Получается, самая важная задача сейчас – реализовать этот демократический выбор на практике.

Мы должны провести кардинальные реформы, которые изменят ход истории. Пока мы похожи на людей, которые ходят в яме по кругу и раз в десять лет, когда становится совсем плохо и дно оказывается все ближе, революционным способом корректируют траекторию движения и пытаются из нее вылезти. Но, поскольку строить демократические институты намного тяжелее, мы почему-то возвращается обратно к этому хождению по кругу. То есть наша основная цель – сделать качественный прыжок и выйти из этой зоны турбулентности, транзитного периода, в которых мы находимся последние несколько десятков лет.

После падения авторитарного режима возможность проведения этих демократических преобразований стала настолько реальной, что Российская Федерация, защищая свой авторитарный режим, была вынуждена вмешаться. Она оккупировала Крым, начала гибридную войну на Донбассе. И теперь мы боремся за наше право иметь выбор таковой.

Поэтому в это тяжелое и драматическое время перед нами стоит вторая очень важная задача – не забывать, за что мы боремся. Нам нужно выиграть эту войну, но не превратиться самим в Российскую Федерацию.

Что я имею в виду? В ответ на российскую агрессию власть начинает ограничивать права и свободы, и делает это не всегда обосновано. Важно понимать, что даже во время войны права человека должны быть ограничены пропорционально, а не только потому что власти так захотелось и у нее есть красивая фраза «мы боремся с российской агрессией».

Проблема в том, что эта формула приводит к тому, что у людей отключается критическое мышление, начинают возобладать эмоции. Парадоксально, но они готовы отдать власти те права и свободы, за которые проливали кровь на Майдане. Этого нельзя позволить.

Нам нужно очень четко отдавать себе отчет, что мы боремся не только за территории, а за выбор такой модели общества, где права каждого защищены, где существует справедливая судебная система, где власть подотчетна гражданам.

Материал опубликован 24.02.2017: https://www.facenews.ua/articles/2017/312349/

Яценюк разразился в Facebook о Карпюке и Клихе, а мы горы сворачивали, добиваясь от него помощи

27 октября, 2016

В Украине отсутствует эффективная система реагирования на дела своих политзаключенных в России. Правозащитникам приходилось прилагать максимум усилий, чтобы добиться от того же Арсения Яценюка, когда он был премьер-министром, элементарных шагов по защите Николая Карпюка и Станислава Клиха, заявила «ГОРДОН» правозащитник Мария Томак.

В Верховном суде РФ в Москве проходит рассмотрение апелляции украинских политзаключенных Николая Карпюка и Станислава Клиха. На заседание приехала народный депутат от «Батьківщини» Надежда Савченко. Поездка украинского политика и бывшей заключенной в Москву вызвала массу негатива в украинском сегменте Facebook. Ничего предосудительного в поступке Савеченко нет, заявила «ГОРДОН» украинский правозащитник, координатор «Медийной инициативы за права человека» Мария Томак.

«Ничего предосудительного в поступке Савченко не вижу, хотя вся Facebook-лента забита темой поездки Надежды в Москву. Не знаю, какой эффект будет от ее поездки, но в любом случае она привлекла больше внимания к делу политзаключенных», – рассказала Томак.

Правозащитник подчеркнула, что главная проблема Украины сейчас в отсутствии эффективной системы реагирования на дела своих политзаключенных в России. В качестве примера она привела сегодняшний пост о Карпюке и Клихе бывшего премьер-министра Арсения Яценюка.

«Для меня гораздо больше негатива в том, что только сегодня Арсений Яценюк разразился Facebook-постом по поводу Карпюка и Клиха. Хотя когда нужна была реальная помощь, нам приходилось горы сворачивать, чтобы добиться от тогдашнего премьер-министра Яценюка и Украины в целом элементарных шагов в защиту Карпюка и Клиха. Именно в отсутствии эффективной системы реагирования на дела украинских политзаключенных в России я вижу главную проблему нашего государства», – объяснила Томак.

По словам правозащитника, недостаточно пристальное (по сравнению с делом Олега Сенцова или самой Савченко, когда та была в тюрьме) внимание мировой общественности к делу Карпюка и Клиха связано с тем, что Запад настороженно относится к представителям правой идеологии.

«Президент Порошенко делал много заявлений с требованием освободить Карпюка и Клиха. Но Запад всегда очень настороженно относится к представителям правой идеологии, а Карпюк и Клих, безусловно, носители этой идеологии. Но усилия правозащитников по их освобождению не связаны с тем, что мы поддерживаем или нет ту или иную идеологию. Мы защищаем базовые принципы прав человека. Нельзя незаконно удерживать людей, нельзя применять к ним пытки, как это было в случае с Карпюком и Клихом», – отметила Томак.

Координатор «Медийной инициативы за права человека» не сомневается, что российский суд отклонит апелляцию Карпюка и Клиха на приговор. По словам Томак, после этого останется два пути по освобождению украинских политзаключенных: Европейский суд по правам человека и международные политические переговоры.

«Думаю, никто не сомневается в результатах апелляции. Что делать дальше? Есть два стратегических пути. Во-первых, Европейский суд по правам человека. Этим направлением защиты занимается Украинская Хельсинкская группа. Но это не краткосрочная перспектива, займет годы и годы. Второй путь – политические переговоры. Именно на них больше всего надежды, мы пытаемся всячески подталкивать Украину, чтобы она активнее вела переговоры, тем более что у Клиха серьезные проблемы с психическим здоровьем после пыток», – подытожила Томак.

26 октября 2016 года российский адвокат Илья Новиков, который защищает украинцев, незаконно удерживаемых российскими властями, заявил, что нардеп «Батьківщини» Надежда Савченко приехала в Москву на рассмотрение апелляции политзаключенных Николая Карпюка и Станислава Клиха в Верховном суде РФ.

26 мая чеченский суд приговорил украинских политзаключенных Станислава Клиха к 20 годам лишения свободы, а Николая Карпюка – к 22 с половиной годам. В обвинительном заключении говорилось, что Карпюк руководил отрядом «Викинг», сражавшимся против российской армии в Чечне, и якобы его подчиненный Клих 22 года назад лично убил четырех российских военных.

В обвинении также указано, что бывший премьер-министр Украины Арсений Яценюк, входивший в отряд, стрелял по россиянам из автомата Калашникова порядка десяти раз. Карпюк и Клих обвинения категорически отрицают и настаивают, что никогда не были в Чечне и не участвовали в боевых действиях.

Президент Украины Петр Порошенко заявил, что Украина будет добиваться их освобождения. Адвокат Илья Новиков считает, что после рассмотрения апелляции можно будет говорить об обмене украинцев.

Савченко, которая воевала на Донбассе в составе батальона «Айдар», попала в плен к боевикам «ЛНР» в июне 2014 года в Луганской области, а затем была вывезена в РФ. 22 марта 2016 года Донецкий городской суд Ростовской области признал Надежду Савченко виновной в причастности к убийству российских журналистов в Луганской области, покушении на убийство и незаконном пересечении российской границы, приговорив к 22 годам лишения свободы. В мае 2016 года Савченко помиловали и обменяли на двух российских военных, задержанных на Донбассе.

Источник: gordonua.com, 26.10.2016

Общественники назвали недопустимой реакцию властей на ромские погромы

6 сентября, 2016

Представители ряда общественных организаций Украины осудили бездействие местных властей в Одесской области в связи с погромами, которые произошли 27 августа в селе Лощиновка Измаильского района. Об этом они рассказали в ходе пресс-конференции в Киеве 5 сентября,передает izbirkom.org.ua.

Так, председатель комитета Верховной Рады Украины по вопросам прав человека, национальных меньшинств и межнациональных отношений Григорий Немыря отметил, что ромы остаются наиболее уязвимым сообществом в Украине. По его информации, сейчас около 6000 ромов вынуждены покинуть свои места проживания в зоне АТО и живут в других местах Украины, где не идут боевые действия.

«Напомню, что ЕС одним из требований относительно положительного заключения по завершению плана действий по безвизовому режиму требовал принятия плана мероприятий и стратегии по защите прав ромов. Это было в 2013 году. В прошлом году правительством была создана межведомственная группа по этим вопросам. События, которые происходят в селе на юге Украины, не являются изолированными и не должны так рассматриваться. Это может повториться снова и снова, но никто не знает, с какими последствиями. Наш комитет по правам человека рассмотрит этот вопрос на своем ближайшем заседании. Кроме того, скоро впервые правительство будет отчитываться перед Верховной Радой и украинским народом по выполнению стратегии по соблюдению прав человека, принятой в прошлом году, в том числе и по ситуации с межэтническими отношениями», — рассказал он.

На крайне опасную тенденцию обратила внимание и представитель Офиса Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека, начальник Управления по вопросам соблюдения прав ребенка, недискриминации и гендерного равенства Аксана Филипишина:

«Мы как государство в течение пяти последних лет постоянно заявляем о своей четкой позиции относительно ромов. И ситуация в Лощиновке открыла своеобразный ящик Пандоры. Вчера это была ситуация с сирийскими беженцами в Яготине, сегодня – Лощиновка, а завтра может быть еще одна подобная ситуация. Такие события, по мнению Уполномоченного, являются недопустимыми. Ситуация в Лощиновке не завершена, дети были вынуждены покинуть свои дома и не пошли в школу. Среднее образование в Украине по Конституции является обязательным, и кто ответит за нарушение прав детей, которые не совершили никаких правонарушений? Мы имеем граждан, покинувших все имущество и которым некуда пойти. Вопросов в этой ситуации очень и очень много. Должна быть четкая государственная позиция по недопущению любого притеснения граждан, которые отличаются от подавляющего большинства нашего общества», — отметила она.

Еще более критично высказался о произошедшем член наблюдательного совета Украинского Хельсинкского союза по правам человека Иосиф Зисельс:

«Мы расцениваем случившееся как погром на этнической почве и, к сожалению, реакция была не соответствующая, а антисоответствующая. Действия местной власти нужно оценить. Они привели к дискриминации этнической группы и это граничит с этнической чисткой. Также обращает внимание бездействие правоохранителей, которые наблюдали за этим спокойно и никак не реагировали. Мы уже обратились в полицию с просьбой дать этому оценку. Те, кто призывал к погрому, а это – конкретные лица, и они уже известны, их действия оцениваются по статье 161 УК как разжигание межнациональной розни. Эти события не просто спонтанные, которые возникли случайно. Это не первый случай, когда против ромов проводятся подобные действия. Это надо оценивать на государственном уровне, но до сих пор ни один государственный орган, ни премьер-министр, ни президент не выразил резкое осуждение. Зато губернатор фактически поддержал действия погромщиков и местной власти», — заявил правозащитник.

По его словам, исследования, которые проводятся в Украине каждый год, говорят о том, что за последние 23 года дистанция общества в отношении ромов граничит с ксенофобией:

«Эта тенденция со временем только растет. Два с половиной года назад наша организация инициировала должность уполномоченного по вопросам этнополитики при правительстве, но этот пост забрали, якобы нет никаких межэтнических проблем в Украине А они только нарастают на фоне войны на востоке страны. Необходимо создание межведомственной комиссии на уровне заместителей министров, которые могут принимать решения, а не месяцами обсуждать этот вопрос. Нужно выработать решение. Есть проблемы не только в отношении ромов, есть и другие, и они увеличиваются в нашей стране», — уверен Иосиф Зисельс.

С ним согласился исполнительный директор международного фонда «Видродження» Евгений Быстрицкий:

«Абсолютно неясна неправовая позиция губернатора Одесской области, я его хорошо знаю и был удивлен, что он не выдержал высоты объяснения ситуации и ее прекращения, он фактически переложил вину на ромскую общину. Это недопустимо в демократической стране. Исполнительная власть должна прекратить даже думать о возможности погромов, а ситуация должна быть решена немедленно. Очевидно, что подорван имидж Украины, международная общественность обратила внимание на события гораздо быстрее, чем наша власть. Это ослабляет правовой порядок в Украине и ставит под сомнение эффективность власти», — уверен Е. Быстрицкий.

В свою очередь, директор Центра стратегических дел Украинского Хельсинкского союза по правам человека Михаил Тарахкало сообщил, что УХСПЧ будет оказывать юридическую помощь пострадавшим ромам:

«Эти события получили резко негативную оценку с нашей стороны. Надо разобраться, что именно привело к таким агрессивным действиям. Есть очень серьезные вопросы к полиции. Нам непонятно, каким образом местные жители узнали, кто именно является подозреваемым в преступлении. Следующий момент – полное бездействие полиции. Она не только не выполнила свой долг защищать пострадавших, но и активно участвовала в погромах. Неизвестно, какие на сегодня возбуждены уголовные дела, как идет расследование, мы требуем прозрачных расследований и привлечения к ответственности. Следующее – выплата компенсаций пострадавшим от государства, и этого мы будем добиваться в судах. Эта ситуация является следствием полной бездеятельности власти. Отдельный вопрос к СМИ, которые не соблюдают презумпции невиновности: лицо, чья вина не доказана, в СМИ фигурирует как лицо, совершившее преступление», — обратил внимание М. Торохкало.

Кроме того, председатель Коалиции ромских организаций «Стратегия 2020» Владимир Кондур зачитал заявление от имени коалиции ромских неправительственных организаций и отметил, что организации прилагают все силы, чтобы права семей, которые были грубо нарушены, были защищены.

«Мы должны сделать так, чтобы эти люди услышали, что в стране есть закон, он действует, что они не брошены, и есть поддержка со стороны власти и правозащитников», — отметил он.

Напомним, ранее Одесский Комитет избирателей также сделал заявление, в котором выразил обеспокоенность бездействием властей в связи с ситуацией в Лощиновке.

Крайне необходимо надлежащее расследование совершенных на восточной Украине многочисленных преступлений и наказание преступников

19 июля, 2016

Париж-Харьков, 18 июля 2016

По результатам трехдневной рабочей встречи по вопросам документирования нарушений прав человека, которая была организована с 4 по 6 июля 2016 года в Харькове для украинских юристов и правозащитников, Международная федерация за права человека (FIDH) и Харьковская правозащитная группа выражают обеспокоенность в связи с превалирующей атмосферой безнаказанности за преступления, которые совершались со времени начала вооруженного конфликта на восточной Украине. Пробелы в украинском законодательстве, проблемы с доступом к территориям, которые не контролируются органами власти Украины, а также отсутствие политической воли для настоящего расследования и преследования в судебном порядке за эти преступления создают ситуацию, при которой случаи насилия и безнаказанности должен рассматривать Международный уголовный суд (МУС).

«Лица, ответственные за совершение многочисленных серьезных нарушений прав человека на неподконтрольных украинской власти территориях, продолжают свою преступную деятельность, не будучи привлеченными к ответственности», – заявляют правозащитники, добавляя, что «Украина не признала факт существования военного конфликта, поэтому не было применено надлежащее как национальное, так и международное законодательство. Вместе с тем, такие преступления могут достигать уровня военных преступлений и/или преступлений против человечности в соответствии с Уставом МУС».

Беззаконие, царящее на неподконтрольных правительству Украины территориях, наносит серьезный удар по правам человека в Украине. Местные юристы и правозащитники, документирующие преступления, которые совершались с начала конфликта, обсудили многочисленные проблемы, причиной которых является отсутствие верховенства права.

Глубокую обеспокоенность вызывает обмен захваченными в плен лицами, который происходит между двумя сторонами конфликта. Этот обмен осуществляется в правовом вакууме, что лишь обостряет проблему насильственных исчезновений с обеих сторон конфликта. С начала конфликта в 2014 году примерно 3000 украинских военных и гражданских лиц, которые были лишены свободы и попали в руки так называемых «ДНР/ЛНР», были обменены на пленных сепаратистов, о чем сообщила Служба безопасности Украины (СБУ).

Помимо того, что этот процесс обмена не регулируется ни одним определенным законом, в тайне держатся обстоятельства обмена, в том числе и информация о местах временного содержания, об условиях содержания, а также конечной судьбе тех, кто был передан другой стороне. Такая практика, берущая начало от отдельных случаев, превратилась в системную, является абсолютно непрозрачной и не имеет никакого правового регулирования.

Переговоры с целью проведения обмена захваченными лицами, а также лицами, лишенными свободы, усиленно монополизируются Службой безопасности Украины после принятия соглашения «Минск II» в феврале 2015 года, согласно которому требуется, чтобы обе стороны конфликта обеспечили «освобождение и обмен заложников и всех незаконно удерживаемых лиц на основе принципа «всех на всех»» (п. 6). Проблему усугубляет также нечетко сформулированное в тексте соглашения требование об амнистии, которое не определяет ни круг лиц, подпадающих под амнистию, ни условия и процедуру возможной амнистии.

«Мы подчеркиваем, что амнистия за совершение международных преступлений и серьезных нарушений прав человека противоречит международному праву и международным обязательствам Украины в области прав человека и будет способствовать только распространенности безнаказанности», — заявляют правозащитники.

С самого начала конфликта украинские правозащитные организации сообщали о значительном увеличении количества случаев убийств и насильственных исчезновений, пыток и жестокого обращения, незаконных задержаний и уничтожение имущества. Были также сообщения о случаях половых и гендерно обусловленных преступлений, совершенных как в отношении женщин, так и в отношении мужчин, хотя до настоящего времени такие случаи еще ненадлежащим образом задокументированы. Соответственно, сохраняют свою актуальность выводы, которые были сформулированы в докладе Международной федерации за права человека «Восточная Украина – гражданские попали под перекрестный огонь» относительно системной и распространенной природы преступлений, осуществляемых на неподконтрольной украинскому правительству территории. Эти проблемы требуют безотлагательного решения. Вооруженный конфликт в Донецкой и Луганской областях Украины привел к серьезным нарушениям прав человека, которые могут достигать уровня международных преступлений. По каждому из таких случаев должно быть проведено надлежащее расследование на национальном или международном уровне, виновные в совершении военных преступлений и преступлений против человечности должны быть установлены и привлечены к ответственности.

FIDH – Международная федерация за права человека – была основана в 1922 году, и сегодня объединяет 178 правозащитных организаций в более чем 120 странах на 5 континентах. FIDH работает для уважения всех прав, включенных во Всеобщую декларацию прав человека: гражданских, политических, экономических, социальных и культурных. FIDH осуществляет защиту жертв нарушений прав человека с целью предупреждения таких нарушений в дальнейшем, а также для привлечения к ответственности виновных. FIDH, так же как и организации-члены, не связана ни с какими партиями или религиозными движениями, а также не зависит от всех правительств.

Харьковская правозащитная группа (ХПГ, бывший Харьковский «Мемориал») работает в Украине с 1988 года. Основная проблематика – защита жертв нарушений прав человека в конкретных случаях, распространение информации и знаний о правах человека, анализ законопроектов, законодательства и практики, судебной и административной, в сравнении с международными стандартами прав человека, исследования по истории диссидентского движения. Среди ключевых тем — борьба с пытками в милиции и учреждениях исполнения наказаний, борьба за свободу информации и право на приватность. Адвокаты ХПГ выиграли более 100 дел в Европейском суде.

Источник: Харьковская правозащитная группа, 18.07.2016

Результаты поиска:

Киргизские правозащитники обратились в ООН и ОБСЕ после задержаний 8 марта

22 марта, 2020
Центр Гражданских Свобод — правозащитная организация, которая поддерживает движение в защиту прав человека, и осуждает любое нарушение этих прав. Наша организация работает не только в рамках Украины, но и на территории региона ОБСЕ. Кроме того, в нашем уставе существует направление «Солидарность», в рамках которого мы пытаемся поддерживать правозащитное движение и его инициативы в различных странах региона. Именно поэтому мы публикуем обращение наших коллег из Кыргызстана, связанное с нападением на мирную акцию 8 марта, пострадавшие от которого были в дальнейшем задержаны сотрудниками милиции.
 
 
Кыргызстан, являясь членом ООН и ратифицировав в 1994 году Международный пакт о гражданских и политических правах, в соответствии со ст. 21 обязан признавать и соблюдать право граждан на мирные собрания.
Пользование этим правом не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые налагаются в соответствии с законом.
Право на свободу мирных собраний — неотъемлемое условие реализации других прав человека, таких как свобода выражения мнения. Право на свободу собраний, как одно из истинных основ демократии, закреплено в основных договорах по правам человека, а также в обязательствах в рамках ОБСЕ, которые взяли на себя государства-участники в 1990 году в Копенгагене.
 
Кыргызстан, являясь членом ООН и ОБСЕ, должен отвечать за соблюдение взятых на себя обязательств. В то же время 8 марта 2020 года в Бишкеке произошел беспрецедентно грубый и жесткий разгон мирного женского марша солидарности со стороны около 50 провокаторов в масках и белых калпаках. Они напали на участниц мирного марша, используя силу, разбили весь инвентарь и порвали плакаты. Также они закидывали активисток яйцами и камнями. Некоторые участницы марша и журналисты получили ушибы и другие травмы.
 
Правозащитные организации и активистки-феминистки Кыргызстана ежегодно организуют женские марши, чтобы повысить осведомленность о правах женщин и гендерном равенстве, а также осудить нетерпимость, насилие и другие способы притеснения женщин.
 
Милиция, вместо того чтобы задержать провокаторов и защищать демонстрантов, ловила участниц/ков марша, нарушив их право на свободу мирных собраний.
 
Прокуратура признала незаконным запрет на митинг в центре Бишкека 5
В результате действий милиции около 70 человек были доставлены в УВД Свердловского района. Некоторые участницы/ки марша получили травмы во время задержания. Детская писательница Алтын Капалова получила ушибы и растяжения во время задержания.
 
Более получаса участницы/ки марша находились во дворе здания при температуре +3 градуса по Цельсию. Затем сотрудники милиции стали достаточно жестко загонять задержанных в здание УВД.
 
Одну из участниц марша — гражданку Украины Екатерину Мячину — милиционер ударил по голове в момент, когда она заходила в здание милиции.
 
После этого участниц/ков вынудили в течение более двух часов находиться в актовом зале УВД, нарушив их право на свободу передвижения.
 
Сотрудники милиции не представлялись, не объяснили причину задержания, а также не допустили адвокатов и представителей аппарата омбудсмена в здание УВД.
 
Одной из участниц стало плохо, у нее случилась паническая атака. Однако милиция не вызывала скорую помощь, ее вызвали сами участницы марша. После приезда скорой бригаду не пропускали в течение 20 минут. Кроме того, милиционеры не предоставили воду задержанным. Воду предоставили сторонницы/ки задержанных, которые пришли их поддержать к зданию УВД.
 
Восьмерых организаторов марша допрашивали в отдельных комнатах. Некоторых из них держали в коридоре и не предоставляли стулья. Воду им предоставили не милиционеры, а их сторонницы. Милиционеры задержали и их адвоката Евгению Крапивину.
 
Всем им нормально не зачитали их права, оказывали психологическое давление, угрожали применением силы. Мохире Суяркуловой сотрудник милиции порвал паспорт.
 
Участниц/ков мирного марша отпустили через три часа после задержания, установив личности, составив протоколы о задержании, вменив статью 82 Кодекса о нарушениях «Неповиновение законному требованию сотрудника органов внутренних дел».
 
Жесткий разгон мирной акции происходил на фоне заявлений чиновников о том, что «все усилия власти направлены на то, чтобы женщины были уверены в завтрашнем дне».
 
В данный момент шесть участниц марша находятся под следствием за «неповиновение законному требованию сотрудника органов внутренних дел». Все активистки отказались соглашаться с обвинениями.
 
10 марта 2020 года как минимум девять из задержанных демонстранток подали жалобы на незаконные действия милиции Свердловского района в Государственный комитет национальной безопасности.
 
Вопрос правомерности действий милиции также следует изучить в связи с их бездействием в отношении неизвестных мужчин, которые напали на активисток.
 
 
Милиция заявила, что разыскивает провокаторов с мирного марша за права женщин 17
При разгоне акции ни один из провокаторов не был задержан и доставлен в милицию. Несколько СМИ Кыргызстана сообщили, что действия провокаторов были согласованы с правоохранительными органами и осуществлялись с молчаливого согласия властей.
 
Только 9 марта 2020 Управление внутренних дел Свердловского района сообщило, что пятеро мужчин были оштрафованы за нарушение общественного порядка 8 марта 2020 года (вечером 8 марта. — Прим. Kaktus.media).
 
Ранее суд в Кыргызстане запретил проведение общественных собраний в центре Бишкека до 1 июля 2020 года, чтобы сохранить общественный порядок и противодействовать угрозе коронавируса. Однако 6 марта 2020 года иск из суда о запрете массовых акций в Свердловском районе был отозван, именно в этом районе и проходил женский марш 8 марта 2020 года.
 
Управление внутренних дел Свердловского района публично заявило, что организаторы женского марша не уведомили органы внутренних дел о марше.
 
Заявление МВД о несанкционированности марша из-за запретов районных судов на их проведение, ссылки на то, что не было надлежащего согласования с акимиатом Свердловского района и мэрией, противоречат Конституции.
 
Статья 34 гласит, что каждый имеет право на свободу мирных собраний, а их запрет и ограничения недопустимы, поэтому действия по разгону женского марша являются прямым нарушением конституционных прав граждан. За день до демонстрации организаторы получали онлайн-угрозы, а их групповой чат в Telegram был взломан и удален.
 
 
Мирная акция в Бишкеке в этот раз прошла без провокаций. Хотя попытки были (трансляция) 41
В знак протеста 10 марта 2020 года в Бишкеке была проведена акция в защиту участниц мирного марша, на которой выдвинуто требование отставки руководства Свердловского РУВД Бишкека и тщательного расследования нападения на участниц и участников женского марша.
 
Несмотря на то что протест 10 марта был совершенно мирным, группа женщин попыталась сорвать его, хватая и толкая участниц демонстрации.
 
Кыргызстан, являясь членом ООН, несет международные обязательства в сфере соблюдения прав человека и конкретно гражданских и политических прав.
 
Кыргызстан, как член ОБСЕ, должен четко выполнять все 6 руководящих принципов по мирным собраниям:
 
Презумпция в пользу проведения собраний.
Обязанность государства защищать мирное собрание.
Законность. Любые налагаемые ограничения должны быть основаны на положениях закона.
Соразмерность. Любые ограничения в отношении свободы собраний должны быть соразмерными.
Надлежащая практика административного регулирования.
В процессе достижения властями законных целей предпочтение следует отдавать мерам, предусматривающим наименьший уровень вмешательства.

Недискриминационность. Все люди в равной степени имеют право на реализацию свободы мирных собраний.

 

В связи с этим призываем УВКПЧ ООН и БДИПЧ ОБСЕ:
 
— Срочно отреагировать на случившийся силовой произвол в отношении участников женского марша солидарности.
Призвать власти Кыргызстана остановить насилие в отношении женщин, гарантировать безопасность и защиту для каждой участницы мирного марша.
— Призвать власти Кыргызстана соблюдать право граждан на мирные собрания, предпринять все необходимые действия по недопущению подобных случаев применения силы и срыва мирных собраний в будущем.
— Обратиться к властям Кыргызстана о необходимости проведения всестороннего расследования произошедшего факта нарушений прав граждан на мирные собрания, привлечь к ответственности лиц, принимавших решение об ограничении мирного собрания, сотрудников правоохранительных органов, участвовавших в разгоне.
— Найти и привлечь к ответственности провокаторов, учинивших насилие в отношении женщин и детей на мирной акции.
Обеспечить необходимую юридическую, физическую защиту, медицинскую и психологическую помощь для задержанных и пострадавших участниц/ков женского марша.
— С целью дальнейшего предотвращения нарушений прав женщин, возможности их продвижения и соблюдения гендерного равенства Кыргызстан должен выполнять обязательства по недопущению сужения политического пространства для организаций гражданского общества, гарантировать независимость деятельности профсоюзов, что будет противодействовать радикализации общества и возможным трагическим событиям.

Наследие революции. Что случилось с общественными движениями, зародившимися во время Майдана

14 февраля, 2018

Во время Революции достоинства появилось множество мощных гражданских движений, в которых участвовали тысячи украинцев. Фокус вспомнил самые яркие и важные движения того времени и узнал их дальнейшую судьбу.

Автомайдан

«Наше движение, созданное из активистов и автовладельцев, возникло в ноябре 2013-го с началом протестов. На следующий день после того как избили студентов, мы встретились в пабе и начали обсуждать, что делать дальше. У меня был опыт организации акций «Я ненавижу Укравтодор», когда мы поехали и поломались под Кабмином. Но по масштабу 50–100 человек и 50–100 машин — это две несоизмеримые вещи. Мы тогда поехали к МВД и забросали его стены яйцами», — вспоминает Алексей Гриценко, один из основателей Автомайдана. Его активисты принимали участие в столкновениях с «Беркутом» на Грушевского и на Михайловской. Выставлялись ночные патрули, которые отслеживали перемещение техники силовиков, групп антимайдана. Автомобилисты занимались эвакуацией раненых, логистикой Майдана. После Революции достоинства Автомайдан преобразовали в общественную организацию с представительствами в регионах. Костяк составляет 150 человек по всей стране, но с большим мобилизационным потенциалом. «Мы не способны подменить собой государство и побороть коррупцию, но можем давить на правоохранительные органы и суды, которые должны заниматься борьбой с коррупцией. Входим в Общественный совет при НАБУ, делегировали людей в Громадську раду доброчесности», — рассказывает Гриценко.

Как и в случае с другими известными организациями, бренд «Автомайдан» используют все кому не лень. Многие бывшие активисты движения, которые во время Революции достоинства боролись плечом к плечу с режимом Януковича, впоследствии не выдержали испытания славой и деньгами, потому отделились. Они создали собственные проекты, в названии которых использовали слово «Автомайдан». Таких в стране насчитывается не менее 36. Чтобы отделить их от оригинального Автомайдана, аксакалы движения сформировали чёрный список известных людей, которые имели отношение к организации, но уже не являются её членами. По словам Гриценко, сегодня члены Автомайдана — это типичный средний класс, люди, которые любят свободу, комфортную жизнь, могут позволить себе иметь машину. В определённой степени это и делает их независимыми.

ЖМИ НА ГАЗ. Один из организаторов Автомайдана Алексей Гриценко говорит, что основа движения — типичный средний класс

Открытый университет Майдана

Открытый университет Майдана появился как свободный лекторий, где выпускники и преподаватели бизнес-школ объясняли активистам основы гуманитарных наук и общественного развития. После завершения протестов часть организаторов Открытого университета ушла в другие проекты, например, в «Прозорро». Сегодня это движение трансформировалось в платформу гражданского образования, сосредоточившись на развитии гражданских компетенций.

«Наша цель — дать доступ к знаниям, которые могут менять мысли и поведение гражданина как собственника государства», — говорит Остап Стасив, сооснователь инициативы. На сайте университета представлены 44 курса, среди которых курсы по персональному развитию, предпринимательству, укреплению громад. Здесь почти 600 тыс. посетителей и 20,5 тыс. слушателей.

«Это такой гражданский MBA, где люди не платят, но он помогает получить знания. Например, у нас есть курсы по продвижению энергоэффективности. Они рассказывают о том, что это такое, где найти инвестиции для внедрения энергоэффективных технологий, какие программы финансирования есть, где их отыскать, как организовать ОСМД. Планируем создать курс по управлению общественной собственностью», — делится планами Стасив.

Все курсы на сайте представлены бесплатно, но организаторы платформы думают над созданием бизнес-модели, при которой бизнес сможет получать за деньги онлайн-консалтинг по корпоративному образованию. Средства, вырученные от этого, пойдут на развитие бесплатных онлайн-курсов. Открытый университет также регулярно участвует в проведении всевозможных тренингов и открытых лекций.

«Правый сектор»

Одним из символов Майдана стало объединение «Правый сектор». Собранное преимущественно из футбольных ультрас и националистов, именно оно оказалось наиболее подготовленной частью уличных бойцов. Дмитрий Ярош, лидер объединения, появился на публике только через два месяца после создания организации и стал главным раздражителем и элементом запугивания российской пропаганды. Его непримиримая позиция в отношении действующей в тот момент власти сыграла важную роль в свержении режима Януковича.

После Майдана и с началом бое­вых действий ПС разделился — боевое крыло организации оформилось в Добровольческий украинский корпус, воевавший на самых горячих участках донбасского фронта. Его бойцы принимали участие в битвах за Донецкий аэропорт и в Песках, регулярно использовались военными как разведывательно-диверсионные группы. Вторая часть «Правого сектора» превратилась в политическую партию, созданную на базе УНА-УНСО.

Изначально это было добровольческое движение без чёткой иерархической структуры, и названием «Правый сектор» пользовались все желающие. Так произошло в Мукачеве летом 2015 года, когда бойцы ПС приняли участие в криминальных разборках с использованием тяжёлого пехотного вооружения. Это вызвало общественный резонанс и привело к расколу в «Правом секторе». Организацию покинул её лидер Дмитрий Ярош, основав «Державницьку інициативу Яроша» (ДІЯ), а также собственное военизированное формирование УДА (Украинская добровольческая армия). «Правый сектор» продолжает существовать, но уже практически не выделяется на фоне других правых организаций.

Во время Революции достоинства образовалась Самооборона Майдана. Созданная после силового разгона, неформальная организация подчинялась штабу координационных сил. В разное время в её состав входило от 17 до 42 сотен Майдана. После начала боевых действий многие члены Самообороны вступили в Нацгвардию и стали костяком добровольческих формирований, ушедших на фронт. Немало участников Самообороны Майдана было в рядах ВСУ, в батальонах «Айдар», «Донбасс» и «Азов».

«Евромайдан SOS»

После разгона мирной акции студентов не осталось в стороне и правозащитное сообщество. Уже утром следующего дня появились телефонные горячие линии, на которых сидели активисты, юристы и правозащитники, собиравшие информацию о преступных действиях властей. Они же выясняли, кто из активистов пропал и кому нужна помощь.

«Когда мы увидели количество пострадавших, возникла идея юридической помощи их родственникам. Мы открыли горячую линию и предложили адвокатам нам помочь. Дальше наша инициатива разрослась до масштабов информационного центра всего, что касалось Евромайдана», — говорит координатор Центра гражданских свобод Александра Романцова. До марта, когда Революция достоинства окончательно победила, центр «Евромайдан SOS» принял более 16 тыс. звонков исключительно силами волонтёров. Они занимались розыском пропавших активистов, уточнением списков погибших и пострадавших, неотложной юридической помощью, сопровождением дел в судах, сбором доказательств преступлений режима Януковича и сотрудников милиции. Кроме того, сообщество проверяло слухи наподобие «на нас идут танки» и координировало действия других инициатив Майдана. После Революции достоинства активисты с помощью иностранных партнёров подали в Международный уголовный суд ООН обращение на основе собранных материалов. Сейчас его рассматривает международная прокуратура.

БЕСПЛАТНЫЕ ЗНАНИЯ. На сайте Открытого университета Майдана, сооснователем которого является Остап Стасив, представлено 44 курса. Здесь почти 600 тыс. посетителей и 20,5 тыс. слушателей

Сегодня «Евромайдан SOS» работает как информационная площадка в сфере прав человека, в частности, ведёт кампанию Let my people go по освобождению украинских политзаключённых в России. Также инициатива основала волонтёрскую премию, вручение которой происходит в годовщину избиения студентов. После окончания Евромайдана и начала боевых действий члены инициативы основали ряд общественных организаций, занимающихся помощью пострадавшим от конфликта, — «Восток-SOS», «КрымSOS», «Донбасс SOS».

«Мистецький Барбакан»

Неформальное объединение художников, сопровождавших Революцию достоинства. Меткие карикатуры и художественные принты вдохновляли на дальнейшую борьбу. Идею творческой крепости спроектировал архитектор Дмитрий Жило, он же участвовал в её создании. К группе присоединились украинские художники Иван Семесюк, Андрей Ермоленко, Алекс Заклецкий и другие. Арты, созданные участниками «Барбакана», до сих пор пользуются бешеной популярностью, их часто можно увидеть на футболках и патриотической сувенирной продукции. После окончания Майдана многие творцы стали помогать фронту — кто-то создавал дизайны шевронов, а кто-то пошёл добровольцем.

«Половина из нас ушла воевать, очень много архитекторов в первые дни войны рванули на фронт. Другие подались в социальное искусство. Можно сказать, что с «Мистецького Барбакана» зародился культурный фронт. Мощная лавина, которая началась там, действует до сих пор», — считает украинский художник Андрей Ермоленко.

Кроме художественного наследия участниками «Барбакана» создано издательство «Люта справа», кафе-бар и галерея «Барбакан», где регулярно собирается творческая и социально активная публика.

Канцелярская сотня

После бегства Виктора Януковича и его приспешников в феврале 2014 года в Украине остались горы документов, свидетельствующих о преступлениях «семьи». Многие бумаги были выловлены из пруда в Межигорье или найдены измельчёнными в шредере в офисе олигарха Сергея Курченко, который вёл дела Януковича и Ко. Восстановлением повреждённых документов и их анализом занялась Канцелярская сотня, созданная журналистом-расследователем Денисом Бигусом. Тысячи листов бумаги собирались из небольших фрагментов, сканировались и отправлялись в цифровую базу данных.

Первым проектом Канцелярской сотни стал YanukovychLeaks, рассказывающий о роскошном образе жизни бывшего президента и его подельников. Дальше инициатива создала сайт declarations.com.ua, на котором публиковались декларации чиновников. Заполненные ими вручную декларации волонтёры сканировали, потом перенабирали на компьютере и выкладывали в Сеть для публичного доступа. Работа этого сайта спровоцировала немало скандалов — чиновникам очень не нравилось, что их роскошный образ жизни становился достоянием общественности. Сегодня проект содержит более 1,5 млн деклараций, из которых несколько десятков тысяч были заполнены вручную. С массивом подготовленных Канцелярской сотней данных продолжают работу журналисты, проводя антикоррупционные расследования.

Источник, 13/02/2018

Не сидеть сложа руки: почему переселенцам в Украине нужен новый статус

18 января, 2018

С начала войны с Россией вынужденными переселенцами в Украине стали около 2 миллионов человек. Но, вопреки расхожему мнению, что все они поголовно иждивенцы, становящиеся обузой «на новом месте», на деле многие из них — активны в бизнесе и общественной деятельности, делают для Украины немало полезного. Государство же взамен не дает им почти ничего, и даже лишает их права голоса.
Российская агрессия против Украины превратила более 2 миллионов человек в вынужденных переселенцев. Официальная статистика Министерства социальной политики дает несколько иные цифры – около 1,5 миллионов человек – только потому, что в ведомстве ведут учет людей с соответствующей справкой внутренне перемещенного лица. Вместе с тем, часть переселенцев – по разным причинам – не стали обзаводиться таким документом. Мизерная ежемесячная адресная помощь (442 гривны для работающего и 884 гривны для неработающего) – слабый аргумент повесить на себя «ярлык» иждивенца. Ведь именно так многие украинцы из Крыма и Донбасса воспринимают статус переселенца. Вместе с тем, нередки случаи, когда после переезда «из региона АТО» в любую другую область Украины, жители востока страны сталкиваются даже с навязыванием им такого статуса. Причем, такую «услугу» социальные службы пытаются оказывать не только людям, действительно ставшим вынужденными переселенцами, а и тем, кто просто сменил место жительства, например, продав квартиру на подконтрольной Украине территории. Сильный ресурс Как бы там ни было, с оккупированных территорий уехала, по сути, самая активная и образованная часть населения, в том числе молодежь. Поэтому Киев, Харьков, Одесса и другие украинские громады, куда массово уезжали жители Донбасса и Крыма, приобрели в лице этих людей немалый социальный ресурс. К примеру, дончанин, чемпион мира по скалолазанию Даниил Болдырев сегодня живет в Одессе, мечтает закрепить свое имя на родной спортивной арене и верит, что когда-то сможет вернуться в украинский Донецк. Хотя еще в 2015 году из-за своей донецкой прописки не мог даже снять жилье на подконтрольной Украине территории.

«Мы — люди, которых пересадили на другую почву, поэтому мы должны постоянно создавать что-то новое, у нас нет другого варианта. Поэтому и появляются аналитические центры, общественные организации, бизнес-инициативы переселенцев», – убежден дончанин-переселенец, советник Министра информационной политики Украины Дмитрий Ткаченко. По его мнению, именно переселенцы сегодня — настоящие «адвокатами» украинского Донбасса в глазах украинского общества. Так, донецкое информационное агентство «Остров» — проукраинское издание, ориентированное на освещение событий на востоке Украины даже после «переезда» в Киев, читают как те, кто покинул свои дома с началом оккупации, так и те, кто остался жить на Донбассе. Такие новости, иногда, единственная возможность не потерять связь с реальностью людям, которых ежедневно пичкают российской пропагандой. В свою очередь, Донецкий фонд культурных инициатив «Изоляция», который был захвачен боевиками «ДНР» летом 2014 года, а позже перебрался в столицу, реализовывает креативные культурные проекты, в том числе, международного уровня. Пару лет назад «Изоляция» совместно с аналогичной культурной инициативой в США «AS220» провели образовательную программу для детей-переселенцев Украины и детей США, которые столкнулись с насилием и наиболее остро ощущают социальные проблемы. «Если мы помогли хотя бы части этих детей, это уже большой плюс. Этот международный опыт — дополнительное доказательство, что такое нужно и важно реализовывать не только в Украине, но и в Америке, и в Европе», – вспоминает директор фонда Оксана Саржевская-Кравченко.

Дончанка Дарья Касьянова в 2014 году помогала эвакуировать с временно оккупированных территорий детей-сирот, людей с инвалидностью. Сегодня она – национальный директор по развитию программ неправительственной благотворительной организации «SOS Детские городки Украины». А ее дочь, 15-летняя Ангелина Касьянова, в конце ноября прошлого года стала первым представителем Украины в новом Детском Европарламенте.

На помощь надейся, но сам не плошай

На сегодня в Украине хватает организаций, где тем или иным способом помогают украинцам с Донбасса: Всеукраинская Ассоциация Переселенцев (http://bezhenec.org/uk/homepage-politics-3/), Общество Красного креста Украины (http://redcross.org.ua/), Управление ООН по делам беженцев (УВКБ ООН) (http://unhcr.org.ua/uk), Фроловская 9/11 (https://www.facebook.com/frolivska911/), Донбасс SOS (http://donbasssos.org), Восток SOS (http://www.vostok-sos.org), Крым SOS (krymsos.com), Ответственные граждане (responsiblecitizens.org), Восстановление Донбасса (restoring-donbass.com), Социальное Партнерство (socpartnerstvo.org). Но такое многообразие общественных инициатив вовсе не означает, что кто-то что-то сделает за вас. В новой жизни особенно важна готовность людей действовать самостоятельно. И переселенцы действительно крутятся, как могут: не боятся участвовать в различных проектах при поддержке международных фондов, ходят на предпринимательские курсы, кто-то, в итоге, выигрывает гранты и в корне меняет вид деятельности, начинает собственное дело. Так, луганчанин   Михаил Лучкин открыл в Харькове бизнес на съедобных картинах, дончанин Иван Балыкин установил в киевской пиццерии первый аппарат по продаже книг, крымчанин Анатолий Засоба открыл в столице пекарню, Наталья Хныкина из Луганска шьет одежду… Таких историй очень много.

24-летняя Олеся Василец тоже из когорты переселенцев. До войны и оккупации жила и училась в Луганске, мечтала о собственном бизнесе: имея за плечами профессиональные занятия восточными танцами, победы на всеукраинских чемпионатах и диплом хореографа, хотела открыть школу восточных танцев. Но летом 2014 года, с тысячей гривен в кармане, вынуждена была уехать. Выбрала Киев.

Первые несколько недель после переезда жила в семье писателей, приютивших ее «по знакомству», потом перебралась в Дом писателей и искала работу. Параллельно, подала документы в магистратуру Киево-Могилянской академии, ориентируясь на «бюджет» — денег для оплаты обучения не было. Дальше жизнь завертелась – днем Олеся училась, вечером писала статьи в газеты и журналы, подрабатывала репетитором по английскому и даже убирала офисы. Спала по несколько часов. Перебралась из Киева в Ирпень – там снимать жилье было дешевле. В небольшой комнате ютилась не одна – с родственниками, которые чуть позже нее, но тоже уехали из Луганска.

Такой режим повышенной нагрузки Олеся переживала стойко, знала, ради чего это все затеяла: мечта о собственном бизнесе – школе восточных танцев – никуда не пропала.

Стартовый капитал составил всего пять тысяч гривен, которые Василец накопила за несколько месяцев. Деньги пошли на регистрацию ФОП, первую печатную рекламу, аренду первого зала. Абсолютно все Олеся делала самостоятельно: придумывала дизайн рекламных листовок, рисовала их в фотошопе, печатала, расклеивала. «Где-то два дня у меня заняла первая расклейка, я по девять часов без перерыва ходила и расклеивала пять тысяч листовок», – говорит Олеся.

Зал девушка арендовала в одном из зданий Налоговой академии в Ирпене. Уговор с руководством ВУЗа был прост: с них – помещение, с Олеси — тысяча гривен в месяц, бесплатное обучение студентов академии и обязательство выступать на всех мероприятиях как академии, так и города. Так родилась школа восточных танцев «Гюррем».

Семь месяцев Василец работала «в минус», бизнес держался только на ее вечных подработках, на восьмом месяце удалось выйти «в ноль», а десятый закрыть уже с небольшим, но «плюсом». На сегодня школа танцев Олеси Василец состоит из 14 филиалов: четыре в Ирпене, пять в Киеве, есть школа в Коцюбинском Киевской области, в Черкассах и Одессе. В прошлом году танцоры «Гюррем» выиграли Чемпионат Украины по восточным танцам.

Сама Олеся преподает в Ирпене и в одном киевском филиале. А, помимо этого, взялась за профессиональную подготовку хореографов восточных танцев. «Я открыла восьмимесячный курс для хореографов belly dance, разработала соответствующую методичку, которая все восемь месяцев описываются в деталях — от элементарных дыхательных упражнений до постановки танца», – рассказывает она.

Путь, который Олеся Василец прошла к своей мечте не был легким. Ее история действительно мотивирует, а сама она не против поделиться опытом. Еженедельные чаепития с другими переселенцами, на которых девушка рассказывала, как начать свой бизнес и с какими подводными камнями придется столкнуться, постепенно превратились в отдельный благотворительный проект бесплатных тренингов для переселенцев-предпринимателей. «Я назвала этот проект «Кристалл», потому что кристалл у меня ассоциируется с прозрачностью и чистотой. Таким должен быть украинский бизнес», – подчеркивает Василец.

Из прошлых вечных подработок, которые позволили добиться все этого, у Олеси осталось только репетиторство по английскому. Основной состав учеников Василец — депутаты Ирпенского горсовета. «Группа небольшая, семь человек, но мне пока с головой хватает», – отмечает она.

Впрочем, девушка не собирается останавливаться на достигнутом и теперь планирует открыть в Ирпене, ставшем ей уже родным городом, еще и кофейню.

«Я хочу обратить внимание, что все-таки переселенцы – это люди с проукраинской позицией. Они могли уехать в Россию, Польшу, но они приехали и работают здесь, они выбрали Украину», – отмечает глава «Всеукраинской Ассоциации Переселенцев» Руслан Калинин.

По его словам, сложно говорить о том, какой род деятельности пользуется у переселенцев наибольшим спросом – какой-либо статистики, и, соответственно, объективной информации по этому поводу, нет. «Конечно, тем же бывшим шахтерам сложнее устроиться, люди идут или в таксисты, или на рабочие специальности, или в охрану, но, если судить по моим знакомым, то, в основном, все стараются устроиться на работу по специальности, ведь хорошие специалисты всегда востребованы», – рассказывает он.

По словам Калинина, в прошлом году девять компаний, основанных переселенцами, представили свои товары на европейском рынке, продемонстрировали свою конкурентоспособность в Польше. Поэтому и в нынешнем году в Ассоциации делают ставку на развитие темы предпринимательства. Уже ведутся переговоры с разными посольствами по поводу организации поездок по польскому примеру. «Будем показывать, что переселенец предприниматель – это не иждивенец, а человек, который может сам заработать деньги, платит налоги в страну, создает в своей стране новые рабочие места», – говорит он.

Свои. Герои

Вопреки еще одному оскорбительному стереотипу о выходцах с временно оккупированных территорий, мол, «привели в свой дом войну, а сами свалили», украинцы с Донбасса и Крыма не меньше других защищают Украину. Вряд ли можно озвучить подобное в адрес Героя Украины, уроженца прифронтового Покровска Донецкой области, десантника 25-й бригады, майора ВСУ Андрея Ткачука. Или в адрес украинского партизана из города Красный Луч Луганской области, побывавшего в плену и искалеченного боевиками, Владимира Жемчугова.

Можно также вспомнить митинги в поддержку единой Украины в Донецке и Симферополе, так и участие дончан, луганчан и крымчан в столичном Евромайдане. Некоторые из них получили звание Герой Украины. Правда, посмертно. Это донецкий активист Дмитрий Чернявский, погибший от ножевого ранения в Донецке в марте 2014 года.  Это выходец из Ясиноватского района Донецкой области Иван Пантелеев и активист Самообороны Майдана из Добропольского района Донецкой области Владимир Наумов, журналист из Керчи Сергей Кемский, погибшие от пуль снайперов на столичном Майдане. Это депутат Горловского местного совета Владимир Рыбак, убитый боевиками россиянина Игоря Гиркина («Стрелка»), захватившими Горловку, за попытку установить на здании райадминистрации города украинский флаг. Это крымчанин Решат Аметов, призвавший в марте 2014 года пикетировать Совет министров Крыма и вышедший на одиночный протест в Симферополе, убитый «неизвестными» зелеными человечками из «отрядов самообороны Крыма».

Другими словами, как любят говорить военные, вопрос языка или вопрос «откуда родом», появляется только за крайним блокпостом. А в «окопах» это не имеет никакого значения…

Лоббисты Украины в Европе

Отдельно стоит остановится на важной роли переселенцев в качестве «адвокатов Украины» в европейских структурах. «Когда, например, в Брюсселе, в Страсбурге, поднимается вопрос Украины – Россия очень круто «работает» – привозит наших же дончан, чтобы показать, что на Донбассе, мол, гражданская война, продвигает эту тему. И тогда наши переселенцы действительно становятся очень полезными, ведь они являются лоббистами Украины в европейских структурах», – рассказывает Дмитрий Ткаченко.

По мнению исполнительного директора общественной организации «Общественный холдинг «Группа влияния», переселенки Татьяны Дурневой, люди, выехавшие из оккупированных городов, намного острее чувствуют ценность прав человека: «Как говорится, нам оно «больше болит», и мы сами заинтересованы рассказывать правду о нарушении прав человека и лоббировать необходимые решения на всех доступных площадках».

По ее словам, различные программы и проекты Совета Европы, ООН, различных фондов и правозащитных организаций способствуют тому, чтобы голос пострадавших от российской агрессии граждан Украины был услышан на международном уровне. Более того, во время международных визитов, помимо участия в основных заседаниях, переселенцы стараются проводить и дополнительные встречи. Как результат – в статьях иностранных изданий, аналитических отчетах или рекомендациях появляется полноценное упоминание о проблемах, с которыми сталкивается Украина и непосредственно люди, пострадавшие от российской агрессии. Организацией подобных встреч успешно занимаются Центр гражданских свобод, Крым SOS, Центр информации про права человека, Донбасс SOS, Восток SOS, Украинский Хельсинский союз по правам человека и другие.

«Такие визиты – важная составляющая международной адвокации, что помогает европейским стейкхолдерам (заинтересованным сторонам, – УНИАН) лучше понять ситуацию, которая сложилась в Украине с защитой прав и свобод человека (особенно в отношении граждан, пострадавших вследствие агрессии РФ), и помогает представителям гражданского общества продвигать необходимые для Украины решения», – считает Татьяна Дурнева.

Большинство переселенцев, с которыми общался УНИАН, убеждены: их опыт, и в целом, опыт Украины в этой войне, важен для мира. «Я помню, как в 2014 году, к нам приехала УКПБ ООН и другие ООНовские структуры, мы тогда у них спрашивали, как эвакуировать, как это делать, как – то… А они отвечали: «Мы не знаем, мы работали только, когда были наводнения или извержения вулканов». Мы же сегодня в центре Европы знаем все о военных действиях. Так что тот опыт, который мы аккумулируем в Украине, на самом деле уникален. Сегодня к нам уже приезжают партнеры из других стран изучать «как реагировать в чрезвычайных ситуация», – говорит Дарья Касьянова.

Впрочем, само по себе существование такой категории украинцев как «временно перемещенные лица», дает возможность неслабо спекулировать на этой теме. Чего только стоит недавнее манипулятивное заявление польского премьера Матеуша Моравецкого о том, что Польша-де приняла [как беженцев] более 1,5 млн выходцев из Украины. «При этом значительная часть из них – это люди, которые бежали с территорий, где идут боевые действия – с Донбасса», — заявил он.

Другими словами, премьер-министр Польши, чтобы объяснить нежелание принимать в своей стране беженцев-мусульман, назвал беженцами всех украинцев, которые по разным причинам (кто-то работает, кто-то учится) находятся в Польше.

Квартирный вопрос

Но если и говорить о том, что перемещение жителей Донбасса и Крыма продолжается до сих пор, то происходит оно, скорее, в обратном направлении – те, кто не нашел себя на новом месте, возвращаются домой. И главная причина такого явления – наличие на оккупированных территориях собственного жилья. По словам Руслана Калинина, начиная с 2014 года государство, по сути, так и не запустило ни одной жилищной программы, которая бы предоставляла жилье переселенцам или помогала его приобретать. Попадаются только какие-то отдельные случаи, когда непосредственно городская или районная администрации брались за решение этой проблемы. Но это – единичные примеры.

Единственным положительным сдвигом глава Ассоциации переселенцев называет закон №1954, предусматривающий государственную поддержку переселенцев в покупке жилья в размере 50% от общей суммы – программу «Доступное жилье». Но и здесь не без проблем. Ведь суть этой программы — покупка квартиры в паритете с государством. То есть, воспользоваться ею могут только те, у кого имеются определенные финансовые средства. О незащищенных слоях населения, людях с инвалидностью или матерях- одиночках речь не идет.

Кроме того, для реализации этой программы на 2017-2018 годы выделено всего 130 млн гривен. Этого, по подсчетам Калинина, хватит только для 350 семей – капля в море. «Только по городу Киеву больше пяти тысяч человек стали в очередь на подачу документов, здесь самый большой ажиотаж», – говорит Калинин.

По его словам, «Всеукраинская Ассоциация Переселенцев» совместно с группой народных депутатов и другими общественными организациями уже в первой половине этого года собирается лоббировать внесение изменений в бюджет 2018 года, чтобы увеличить финансирование программы «Доступное жилье», как минимум, до 500 млн гривен.

Еще один проект Ассоциации – предложение приватизировать жилье в местах компактного проживания (общежития, пансионаты), если это жилье сейчас находится в государственной собственности. По предварительным подсчетам, это позволило бы дать крышу над головой 5-7 тыс. человек. «Даже такие показатели – лучше, чем ничего», — считает Калинин.

Также в Ассоциации переселенцев предлагают обратить внимание на недострои и долгострои, которые имеются в каждом городе. «Вести активные переговоры с донорами. Проверять законность этих построек, и, если они законно построены, достраивать и давать возможность переселенцам селиться в таких домах», – объясняет Калинин.

И последнее – в вопросе реализации жилищных программ для переселенцев, по мнению Руслана Калинина, может помочь и непопулярная реформа. Дело в том, что ежегодно на компенсации для аренды жилья переселенцев государство тратит около 120 миллионов долларов. Если пересмотреть систему выплат, временно отменив их для работающих, и оставив только для незащищенных слоев населения, в том числе для детей, то, по расчетам Ассоциации переселенцев, каждый год удастся сэкономить до 40 миллионов долларов. «Мы предлагаем пустить эти деньги именно на реализацию жилищных программ. Половину суммы – на финансирование программы «Доступное жилье», а половину – для решения жилищных вопросов незащищенных слоев населения. То есть, покупать им квартиры в небольших городках, стоимостью от 6 до 12 тысяч долларов. Благодаря этой экономии ежегодно мы сможем обеспечивать жильем около 3-3,5 тысяч переселенцев», – рассуждает Калинин.

Без права голоса

С избирательными правами у переселенцев дела обстоят примерно такие же, как и с жилищным вопросом. По словам Татьяны Дурневой, более 4% избирателей, выехавших из Крыма и Донбасса, четвертый год лишены возможности голосовать на местных выборах и выбирать народного депутата в одномандатных округах по месту своего фактического проживания. А все дело в «неудачной прописке», к которой привязывается избирательный адрес: поскольку практически невозможно изменить свою прописку, переселенцы не могут реализовать свое избирательное право в громадах, куда им пришлось переехать.

«В Украине сейчас постоянно проходят выборы в объединенные территориальные громады, поэтому этот вопрос не сходит с повестки дня, по крайней мере, у переселенцев и правозащитников. В то же время, народные депутаты не спешат рассматривать законопроект №6240 (об обеспечении избирательных прав внутренне перемещенных лиц), который был разработан совместно «Группой влияния», Гражданской сетью «ОПОРА» и Международной фундацией избирательных систем, и получил позитивные выводы нескольких комитетов ВР и международных экспертов», – сетует она.

Дурнева подчеркивает, что сегодня на рассмотрении в Верховной Раде, помимо этого документа, находится еще один, требующий немедленного принятия – №6692 (о пенсионных выплатах внутренне перемещенным лицам и гражданам, оставшимся на неподконтрольных территориях).

Но парламентарии пока сосредоточены на другом – на этой пленарной неделе баталии разворачиваются вокруг принятия во втором чтении законопроекта №7163 о реинтеграции Донбасса, не способного, впрочем, ничем подсобить ни переселенцам с оккупированных территорий, ни тем, кто продолжает жить в оккупации.

Источник, 17/01/2018

 

 

Правозащитники разработали концепции освобождения заложников вооруженного конфликта

15 марта, 2017

Представители украинских правозащитных организаций высказались за выведение переговоров об освобождении заложников, удерживаемых в отдельных районах Донецкой и Луганской областей (ОРДЛО) и в России, из политического формата, которым являются Минские переговоры.

«Вопрос возвращения граждан является вопросом гуманитарным, и поэтому он должен быть выведен из политических переговоров, которыми является Минский формат. Мы предлагаем перевести вопрос освобождения людей в гуманитарно-правовую плоскость. Поэтому мы настаиваем на том, что Украина должна выработать государственную стратегию, концепцию защиты прав человека в условиях конфликта и в постконфликтный период», — сказала юрист Украинского Хельсинкского союза по правам человека Надежда Волкова на брифинге 14 марта в Киеве, сообщает «Интерфакс-Украина».

По ее словам, Минский формат зашел в тупик: у Украины нет государственной стратегии по возвращению ее граждан из РФ и ОРДЛО, обмены заложниками не проходят.

В связи с этим, считает правозащитница, нужно выйти на новый гуманитарный формат, который не должен зависеть от политических переговоров.

В свою очередь координатор Медийной инициативы за права человека Мария Томак отметила, что в Украине нет ответственной институции за «пленников Кремля», нет стратегии государства по этому вопросу. «Важной является идея распределения гуманитарных и политических вопросов, и если Украина это предложит западным партнерам, мне кажется, это может произойти», — подчеркнула М. Томак.

Материал опубликован 14.03.2017: http://ihahr.org/news/ukraina-pravozashchitniki-razrabotali-koncepcii-osvobozhdeniya-zalozhnikov-vooruzhennogo

Правозащитница Александра Матвийчук: Нужно выиграть эту войну, но не превратиться в РФ

26 февраля, 2017

«Пока мы похожи на людей, которые ходят в яме по кругу и раз в десять лет, когда становится совсем плохо и дно оказывается все ближе, революционным способом корректируют траекторию движения и пытаются из нее вылезти».

Правозащитница Александра Матвийчук: Нужно выиграть эту войну, но не превратиться в РФ

Прикрываясь формулой «мы боремся с российской агрессией», украинская власть не всегда обосновано ограничивает права и свободы своих граждан. «Проблема в том, что эта формула приводит к тому, что у людей отключается критическое мышление, начинают возобладать эмоции. Парадоксально, но они готовы отдать власти те права и свободы, за которые проливали кровь на Майдане», – отмечает правозащитница, координатор общественной инициативы Евромайдан-SOS, председатель правления Центра гражданских свобод Александра Матвийчук.

Она добавляет: важно помнить, что необходимо не только бороться за временно оккупированные территории, но и строить демократическую модель общества.

Подробнее о заданиях, которые сейчас стоят перед украинцами, Александра Матвийчук рассказала FaceNews. Также правозащитница поведала о том, почему мы до сих пор не знаем, кто виновен в гибели Небесной сотни.

Александра, уже три года украинцы ждут ответов на вопросы о том, кто стрелял по людям во время Революции достоинства, кто давал эти приказы. Почему, по Вашему мнению, ответов до сих пор нет?

Этому есть объективные и субъективные причины. Во время Евромайдана органы, которые должны были расследовать преступления и проводить первичные следственные действия, этого не делали. Они были заняты тем, что совершали эти преступления. Было уничтожено огромное количество документации, бывшее руководство страны находится в бегах в Российской Федерации и других странах. То есть существует целый ряд объективных вещей, усложняющих следствие.

В чем заключаются субъективные причины? В том, что, к сожалению, расследование и свершение правосудия упало на плечи нереформированной системы правоохранительных органов и тех судей, многие из которых во время Майдана сами выносили заведомо неправосудные решения. Сложно ожидать от них каких-то высоких стандартов правосудия, ведь по-хорошему они понимают, что рано или поздно, если расследование будет эффективно, их тоже привлекут к ответственности.

Кроме того, я не вижу большого внимания руководства страны. Так, на протяжении первого года у нас не было создано даже единого центра расследования, дела были расспрошены по разным следователям и даже структурам.

После того, как этот центр наконец-то появился, он долгое время не получал необходимой поддержки. В конце 2015-м года там работало восемнадцать следователей, они расследовали больше 2 000 эпизодов буквально «на коленке», без помещений и материально-технического обеспечения. Это явно не то, как нужно относиться к делу, которое президент называет наиболее резонансным за всю историю независимой Украины.

Последнее, что нас очень возмутило, когда в октябре прошлого года Юрий Луценко принял решение изменить, а по его мнению, улучшить процесс организации расследования. У него была идея, от которой он, к счастью, отказался, объединить производства в одно и сделать большое дело Януковича.

Самое важное в этом решении – это изменение фокуса расследования. Ведь если мы начнем сразу собирать доказательства только против верхушки, то потеряем среднее звено – людей, которые, условно говоря, стояли между Януковичем и теми, кто совершал преступления своими руками. Вопрос – зачем это делается. Я осмелюсь предположить, что это среднее звено успешно инкорпорировалось в нынешнюю систему власти и спокойно себя чувствует.

Однако в расследовании есть и положительные вещи. Понятно, что не все так однозначно.

Справедливое расследование преступлений во время Евромайдана – это не единственный вызов для власти. Какие еще задачи, по Вашему мнению, сейчас остро стоят перед Украиной?

Во время Евромайдана мы боролись за свой демократический выбор. Получается, самая важная задача сейчас – реализовать этот демократический выбор на практике.

Мы должны провести кардинальные реформы, которые изменят ход истории. Пока мы похожи на людей, которые ходят в яме по кругу и раз в десять лет, когда становится совсем плохо и дно оказывается все ближе, революционным способом корректируют траекторию движения и пытаются из нее вылезти. Но, поскольку строить демократические институты намного тяжелее, мы почему-то возвращается обратно к этому хождению по кругу. То есть наша основная цель – сделать качественный прыжок и выйти из этой зоны турбулентности, транзитного периода, в которых мы находимся последние несколько десятков лет.

После падения авторитарного режима возможность проведения этих демократических преобразований стала настолько реальной, что Российская Федерация, защищая свой авторитарный режим, была вынуждена вмешаться. Она оккупировала Крым, начала гибридную войну на Донбассе. И теперь мы боремся за наше право иметь выбор таковой.

Поэтому в это тяжелое и драматическое время перед нами стоит вторая очень важная задача – не забывать, за что мы боремся. Нам нужно выиграть эту войну, но не превратиться самим в Российскую Федерацию.

Что я имею в виду? В ответ на российскую агрессию власть начинает ограничивать права и свободы, и делает это не всегда обосновано. Важно понимать, что даже во время войны права человека должны быть ограничены пропорционально, а не только потому что власти так захотелось и у нее есть красивая фраза «мы боремся с российской агрессией».

Проблема в том, что эта формула приводит к тому, что у людей отключается критическое мышление, начинают возобладать эмоции. Парадоксально, но они готовы отдать власти те права и свободы, за которые проливали кровь на Майдане. Этого нельзя позволить.

Нам нужно очень четко отдавать себе отчет, что мы боремся не только за территории, а за выбор такой модели общества, где права каждого защищены, где существует справедливая судебная система, где власть подотчетна гражданам.

Материал опубликован 24.02.2017: https://www.facenews.ua/articles/2017/312349/

Яценюк разразился в Facebook о Карпюке и Клихе, а мы горы сворачивали, добиваясь от него помощи

27 октября, 2016

В Украине отсутствует эффективная система реагирования на дела своих политзаключенных в России. Правозащитникам приходилось прилагать максимум усилий, чтобы добиться от того же Арсения Яценюка, когда он был премьер-министром, элементарных шагов по защите Николая Карпюка и Станислава Клиха, заявила «ГОРДОН» правозащитник Мария Томак.

В Верховном суде РФ в Москве проходит рассмотрение апелляции украинских политзаключенных Николая Карпюка и Станислава Клиха. На заседание приехала народный депутат от «Батьківщини» Надежда Савченко. Поездка украинского политика и бывшей заключенной в Москву вызвала массу негатива в украинском сегменте Facebook. Ничего предосудительного в поступке Савеченко нет, заявила «ГОРДОН» украинский правозащитник, координатор «Медийной инициативы за права человека» Мария Томак.

«Ничего предосудительного в поступке Савченко не вижу, хотя вся Facebook-лента забита темой поездки Надежды в Москву. Не знаю, какой эффект будет от ее поездки, но в любом случае она привлекла больше внимания к делу политзаключенных», – рассказала Томак.

Правозащитник подчеркнула, что главная проблема Украины сейчас в отсутствии эффективной системы реагирования на дела своих политзаключенных в России. В качестве примера она привела сегодняшний пост о Карпюке и Клихе бывшего премьер-министра Арсения Яценюка.

«Для меня гораздо больше негатива в том, что только сегодня Арсений Яценюк разразился Facebook-постом по поводу Карпюка и Клиха. Хотя когда нужна была реальная помощь, нам приходилось горы сворачивать, чтобы добиться от тогдашнего премьер-министра Яценюка и Украины в целом элементарных шагов в защиту Карпюка и Клиха. Именно в отсутствии эффективной системы реагирования на дела украинских политзаключенных в России я вижу главную проблему нашего государства», – объяснила Томак.

По словам правозащитника, недостаточно пристальное (по сравнению с делом Олега Сенцова или самой Савченко, когда та была в тюрьме) внимание мировой общественности к делу Карпюка и Клиха связано с тем, что Запад настороженно относится к представителям правой идеологии.

«Президент Порошенко делал много заявлений с требованием освободить Карпюка и Клиха. Но Запад всегда очень настороженно относится к представителям правой идеологии, а Карпюк и Клих, безусловно, носители этой идеологии. Но усилия правозащитников по их освобождению не связаны с тем, что мы поддерживаем или нет ту или иную идеологию. Мы защищаем базовые принципы прав человека. Нельзя незаконно удерживать людей, нельзя применять к ним пытки, как это было в случае с Карпюком и Клихом», – отметила Томак.

Координатор «Медийной инициативы за права человека» не сомневается, что российский суд отклонит апелляцию Карпюка и Клиха на приговор. По словам Томак, после этого останется два пути по освобождению украинских политзаключенных: Европейский суд по правам человека и международные политические переговоры.

«Думаю, никто не сомневается в результатах апелляции. Что делать дальше? Есть два стратегических пути. Во-первых, Европейский суд по правам человека. Этим направлением защиты занимается Украинская Хельсинкская группа. Но это не краткосрочная перспектива, займет годы и годы. Второй путь – политические переговоры. Именно на них больше всего надежды, мы пытаемся всячески подталкивать Украину, чтобы она активнее вела переговоры, тем более что у Клиха серьезные проблемы с психическим здоровьем после пыток», – подытожила Томак.

26 октября 2016 года российский адвокат Илья Новиков, который защищает украинцев, незаконно удерживаемых российскими властями, заявил, что нардеп «Батьківщини» Надежда Савченко приехала в Москву на рассмотрение апелляции политзаключенных Николая Карпюка и Станислава Клиха в Верховном суде РФ.

26 мая чеченский суд приговорил украинских политзаключенных Станислава Клиха к 20 годам лишения свободы, а Николая Карпюка – к 22 с половиной годам. В обвинительном заключении говорилось, что Карпюк руководил отрядом «Викинг», сражавшимся против российской армии в Чечне, и якобы его подчиненный Клих 22 года назад лично убил четырех российских военных.

В обвинении также указано, что бывший премьер-министр Украины Арсений Яценюк, входивший в отряд, стрелял по россиянам из автомата Калашникова порядка десяти раз. Карпюк и Клих обвинения категорически отрицают и настаивают, что никогда не были в Чечне и не участвовали в боевых действиях.

Президент Украины Петр Порошенко заявил, что Украина будет добиваться их освобождения. Адвокат Илья Новиков считает, что после рассмотрения апелляции можно будет говорить об обмене украинцев.

Савченко, которая воевала на Донбассе в составе батальона «Айдар», попала в плен к боевикам «ЛНР» в июне 2014 года в Луганской области, а затем была вывезена в РФ. 22 марта 2016 года Донецкий городской суд Ростовской области признал Надежду Савченко виновной в причастности к убийству российских журналистов в Луганской области, покушении на убийство и незаконном пересечении российской границы, приговорив к 22 годам лишения свободы. В мае 2016 года Савченко помиловали и обменяли на двух российских военных, задержанных на Донбассе.

Источник: gordonua.com, 26.10.2016

Общественники назвали недопустимой реакцию властей на ромские погромы

6 сентября, 2016

Представители ряда общественных организаций Украины осудили бездействие местных властей в Одесской области в связи с погромами, которые произошли 27 августа в селе Лощиновка Измаильского района. Об этом они рассказали в ходе пресс-конференции в Киеве 5 сентября,передает izbirkom.org.ua.

Так, председатель комитета Верховной Рады Украины по вопросам прав человека, национальных меньшинств и межнациональных отношений Григорий Немыря отметил, что ромы остаются наиболее уязвимым сообществом в Украине. По его информации, сейчас около 6000 ромов вынуждены покинуть свои места проживания в зоне АТО и живут в других местах Украины, где не идут боевые действия.

«Напомню, что ЕС одним из требований относительно положительного заключения по завершению плана действий по безвизовому режиму требовал принятия плана мероприятий и стратегии по защите прав ромов. Это было в 2013 году. В прошлом году правительством была создана межведомственная группа по этим вопросам. События, которые происходят в селе на юге Украины, не являются изолированными и не должны так рассматриваться. Это может повториться снова и снова, но никто не знает, с какими последствиями. Наш комитет по правам человека рассмотрит этот вопрос на своем ближайшем заседании. Кроме того, скоро впервые правительство будет отчитываться перед Верховной Радой и украинским народом по выполнению стратегии по соблюдению прав человека, принятой в прошлом году, в том числе и по ситуации с межэтническими отношениями», — рассказал он.

На крайне опасную тенденцию обратила внимание и представитель Офиса Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека, начальник Управления по вопросам соблюдения прав ребенка, недискриминации и гендерного равенства Аксана Филипишина:

«Мы как государство в течение пяти последних лет постоянно заявляем о своей четкой позиции относительно ромов. И ситуация в Лощиновке открыла своеобразный ящик Пандоры. Вчера это была ситуация с сирийскими беженцами в Яготине, сегодня – Лощиновка, а завтра может быть еще одна подобная ситуация. Такие события, по мнению Уполномоченного, являются недопустимыми. Ситуация в Лощиновке не завершена, дети были вынуждены покинуть свои дома и не пошли в школу. Среднее образование в Украине по Конституции является обязательным, и кто ответит за нарушение прав детей, которые не совершили никаких правонарушений? Мы имеем граждан, покинувших все имущество и которым некуда пойти. Вопросов в этой ситуации очень и очень много. Должна быть четкая государственная позиция по недопущению любого притеснения граждан, которые отличаются от подавляющего большинства нашего общества», — отметила она.

Еще более критично высказался о произошедшем член наблюдательного совета Украинского Хельсинкского союза по правам человека Иосиф Зисельс:

«Мы расцениваем случившееся как погром на этнической почве и, к сожалению, реакция была не соответствующая, а антисоответствующая. Действия местной власти нужно оценить. Они привели к дискриминации этнической группы и это граничит с этнической чисткой. Также обращает внимание бездействие правоохранителей, которые наблюдали за этим спокойно и никак не реагировали. Мы уже обратились в полицию с просьбой дать этому оценку. Те, кто призывал к погрому, а это – конкретные лица, и они уже известны, их действия оцениваются по статье 161 УК как разжигание межнациональной розни. Эти события не просто спонтанные, которые возникли случайно. Это не первый случай, когда против ромов проводятся подобные действия. Это надо оценивать на государственном уровне, но до сих пор ни один государственный орган, ни премьер-министр, ни президент не выразил резкое осуждение. Зато губернатор фактически поддержал действия погромщиков и местной власти», — заявил правозащитник.

По его словам, исследования, которые проводятся в Украине каждый год, говорят о том, что за последние 23 года дистанция общества в отношении ромов граничит с ксенофобией:

«Эта тенденция со временем только растет. Два с половиной года назад наша организация инициировала должность уполномоченного по вопросам этнополитики при правительстве, но этот пост забрали, якобы нет никаких межэтнических проблем в Украине А они только нарастают на фоне войны на востоке страны. Необходимо создание межведомственной комиссии на уровне заместителей министров, которые могут принимать решения, а не месяцами обсуждать этот вопрос. Нужно выработать решение. Есть проблемы не только в отношении ромов, есть и другие, и они увеличиваются в нашей стране», — уверен Иосиф Зисельс.

С ним согласился исполнительный директор международного фонда «Видродження» Евгений Быстрицкий:

«Абсолютно неясна неправовая позиция губернатора Одесской области, я его хорошо знаю и был удивлен, что он не выдержал высоты объяснения ситуации и ее прекращения, он фактически переложил вину на ромскую общину. Это недопустимо в демократической стране. Исполнительная власть должна прекратить даже думать о возможности погромов, а ситуация должна быть решена немедленно. Очевидно, что подорван имидж Украины, международная общественность обратила внимание на события гораздо быстрее, чем наша власть. Это ослабляет правовой порядок в Украине и ставит под сомнение эффективность власти», — уверен Е. Быстрицкий.

В свою очередь, директор Центра стратегических дел Украинского Хельсинкского союза по правам человека Михаил Тарахкало сообщил, что УХСПЧ будет оказывать юридическую помощь пострадавшим ромам:

«Эти события получили резко негативную оценку с нашей стороны. Надо разобраться, что именно привело к таким агрессивным действиям. Есть очень серьезные вопросы к полиции. Нам непонятно, каким образом местные жители узнали, кто именно является подозреваемым в преступлении. Следующий момент – полное бездействие полиции. Она не только не выполнила свой долг защищать пострадавших, но и активно участвовала в погромах. Неизвестно, какие на сегодня возбуждены уголовные дела, как идет расследование, мы требуем прозрачных расследований и привлечения к ответственности. Следующее – выплата компенсаций пострадавшим от государства, и этого мы будем добиваться в судах. Эта ситуация является следствием полной бездеятельности власти. Отдельный вопрос к СМИ, которые не соблюдают презумпции невиновности: лицо, чья вина не доказана, в СМИ фигурирует как лицо, совершившее преступление», — обратил внимание М. Торохкало.

Кроме того, председатель Коалиции ромских организаций «Стратегия 2020» Владимир Кондур зачитал заявление от имени коалиции ромских неправительственных организаций и отметил, что организации прилагают все силы, чтобы права семей, которые были грубо нарушены, были защищены.

«Мы должны сделать так, чтобы эти люди услышали, что в стране есть закон, он действует, что они не брошены, и есть поддержка со стороны власти и правозащитников», — отметил он.

Напомним, ранее Одесский Комитет избирателей также сделал заявление, в котором выразил обеспокоенность бездействием властей в связи с ситуацией в Лощиновке.

Крайне необходимо надлежащее расследование совершенных на восточной Украине многочисленных преступлений и наказание преступников

19 июля, 2016

Париж-Харьков, 18 июля 2016

По результатам трехдневной рабочей встречи по вопросам документирования нарушений прав человека, которая была организована с 4 по 6 июля 2016 года в Харькове для украинских юристов и правозащитников, Международная федерация за права человека (FIDH) и Харьковская правозащитная группа выражают обеспокоенность в связи с превалирующей атмосферой безнаказанности за преступления, которые совершались со времени начала вооруженного конфликта на восточной Украине. Пробелы в украинском законодательстве, проблемы с доступом к территориям, которые не контролируются органами власти Украины, а также отсутствие политической воли для настоящего расследования и преследования в судебном порядке за эти преступления создают ситуацию, при которой случаи насилия и безнаказанности должен рассматривать Международный уголовный суд (МУС).

«Лица, ответственные за совершение многочисленных серьезных нарушений прав человека на неподконтрольных украинской власти территориях, продолжают свою преступную деятельность, не будучи привлеченными к ответственности», – заявляют правозащитники, добавляя, что «Украина не признала факт существования военного конфликта, поэтому не было применено надлежащее как национальное, так и международное законодательство. Вместе с тем, такие преступления могут достигать уровня военных преступлений и/или преступлений против человечности в соответствии с Уставом МУС».

Беззаконие, царящее на неподконтрольных правительству Украины территориях, наносит серьезный удар по правам человека в Украине. Местные юристы и правозащитники, документирующие преступления, которые совершались с начала конфликта, обсудили многочисленные проблемы, причиной которых является отсутствие верховенства права.

Глубокую обеспокоенность вызывает обмен захваченными в плен лицами, который происходит между двумя сторонами конфликта. Этот обмен осуществляется в правовом вакууме, что лишь обостряет проблему насильственных исчезновений с обеих сторон конфликта. С начала конфликта в 2014 году примерно 3000 украинских военных и гражданских лиц, которые были лишены свободы и попали в руки так называемых «ДНР/ЛНР», были обменены на пленных сепаратистов, о чем сообщила Служба безопасности Украины (СБУ).

Помимо того, что этот процесс обмена не регулируется ни одним определенным законом, в тайне держатся обстоятельства обмена, в том числе и информация о местах временного содержания, об условиях содержания, а также конечной судьбе тех, кто был передан другой стороне. Такая практика, берущая начало от отдельных случаев, превратилась в системную, является абсолютно непрозрачной и не имеет никакого правового регулирования.

Переговоры с целью проведения обмена захваченными лицами, а также лицами, лишенными свободы, усиленно монополизируются Службой безопасности Украины после принятия соглашения «Минск II» в феврале 2015 года, согласно которому требуется, чтобы обе стороны конфликта обеспечили «освобождение и обмен заложников и всех незаконно удерживаемых лиц на основе принципа «всех на всех»» (п. 6). Проблему усугубляет также нечетко сформулированное в тексте соглашения требование об амнистии, которое не определяет ни круг лиц, подпадающих под амнистию, ни условия и процедуру возможной амнистии.

«Мы подчеркиваем, что амнистия за совершение международных преступлений и серьезных нарушений прав человека противоречит международному праву и международным обязательствам Украины в области прав человека и будет способствовать только распространенности безнаказанности», — заявляют правозащитники.

С самого начала конфликта украинские правозащитные организации сообщали о значительном увеличении количества случаев убийств и насильственных исчезновений, пыток и жестокого обращения, незаконных задержаний и уничтожение имущества. Были также сообщения о случаях половых и гендерно обусловленных преступлений, совершенных как в отношении женщин, так и в отношении мужчин, хотя до настоящего времени такие случаи еще ненадлежащим образом задокументированы. Соответственно, сохраняют свою актуальность выводы, которые были сформулированы в докладе Международной федерации за права человека «Восточная Украина – гражданские попали под перекрестный огонь» относительно системной и распространенной природы преступлений, осуществляемых на неподконтрольной украинскому правительству территории. Эти проблемы требуют безотлагательного решения. Вооруженный конфликт в Донецкой и Луганской областях Украины привел к серьезным нарушениям прав человека, которые могут достигать уровня международных преступлений. По каждому из таких случаев должно быть проведено надлежащее расследование на национальном или международном уровне, виновные в совершении военных преступлений и преступлений против человечности должны быть установлены и привлечены к ответственности.

FIDH – Международная федерация за права человека – была основана в 1922 году, и сегодня объединяет 178 правозащитных организаций в более чем 120 странах на 5 континентах. FIDH работает для уважения всех прав, включенных во Всеобщую декларацию прав человека: гражданских, политических, экономических, социальных и культурных. FIDH осуществляет защиту жертв нарушений прав человека с целью предупреждения таких нарушений в дальнейшем, а также для привлечения к ответственности виновных. FIDH, так же как и организации-члены, не связана ни с какими партиями или религиозными движениями, а также не зависит от всех правительств.

Харьковская правозащитная группа (ХПГ, бывший Харьковский «Мемориал») работает в Украине с 1988 года. Основная проблематика – защита жертв нарушений прав человека в конкретных случаях, распространение информации и знаний о правах человека, анализ законопроектов, законодательства и практики, судебной и административной, в сравнении с международными стандартами прав человека, исследования по истории диссидентского движения. Среди ключевых тем — борьба с пытками в милиции и учреждениях исполнения наказаний, борьба за свободу информации и право на приватность. Адвокаты ХПГ выиграли более 100 дел в Европейском суде.

Источник: Харьковская правозащитная группа, 18.07.2016

Результаты поиска:

Киргизские правозащитники обратились в ООН и ОБСЕ после задержаний 8 марта

22 марта, 2020
Центр Гражданских Свобод — правозащитная организация, которая поддерживает движение в защиту прав человека, и осуждает любое нарушение этих прав. Наша организация работает не только в рамках Украины, но и на территории региона ОБСЕ. Кроме того, в нашем уставе существует направление «Солидарность», в рамках которого мы пытаемся поддерживать правозащитное движение и его инициативы в различных странах региона. Именно поэтому мы публикуем обращение наших коллег из Кыргызстана, связанное с нападением на мирную акцию 8 марта, пострадавшие от которого были в дальнейшем задержаны сотрудниками милиции.
 
 
Кыргызстан, являясь членом ООН и ратифицировав в 1994 году Международный пакт о гражданских и политических правах, в соответствии со ст. 21 обязан признавать и соблюдать право граждан на мирные собрания.
Пользование этим правом не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые налагаются в соответствии с законом.
Право на свободу мирных собраний — неотъемлемое условие реализации других прав человека, таких как свобода выражения мнения. Право на свободу собраний, как одно из истинных основ демократии, закреплено в основных договорах по правам человека, а также в обязательствах в рамках ОБСЕ, которые взяли на себя государства-участники в 1990 году в Копенгагене.
 
Кыргызстан, являясь членом ООН и ОБСЕ, должен отвечать за соблюдение взятых на себя обязательств. В то же время 8 марта 2020 года в Бишкеке произошел беспрецедентно грубый и жесткий разгон мирного женского марша солидарности со стороны около 50 провокаторов в масках и белых калпаках. Они напали на участниц мирного марша, используя силу, разбили весь инвентарь и порвали плакаты. Также они закидывали активисток яйцами и камнями. Некоторые участницы марша и журналисты получили ушибы и другие травмы.
 
Правозащитные организации и активистки-феминистки Кыргызстана ежегодно организуют женские марши, чтобы повысить осведомленность о правах женщин и гендерном равенстве, а также осудить нетерпимость, насилие и другие способы притеснения женщин.
 
Милиция, вместо того чтобы задержать провокаторов и защищать демонстрантов, ловила участниц/ков марша, нарушив их право на свободу мирных собраний.
 
Прокуратура признала незаконным запрет на митинг в центре Бишкека 5
В результате действий милиции около 70 человек были доставлены в УВД Свердловского района. Некоторые участницы/ки марша получили травмы во время задержания. Детская писательница Алтын Капалова получила ушибы и растяжения во время задержания.
 
Более получаса участницы/ки марша находились во дворе здания при температуре +3 градуса по Цельсию. Затем сотрудники милиции стали достаточно жестко загонять задержанных в здание УВД.
 
Одну из участниц марша — гражданку Украины Екатерину Мячину — милиционер ударил по голове в момент, когда она заходила в здание милиции.
 
После этого участниц/ков вынудили в течение более двух часов находиться в актовом зале УВД, нарушив их право на свободу передвижения.
 
Сотрудники милиции не представлялись, не объяснили причину задержания, а также не допустили адвокатов и представителей аппарата омбудсмена в здание УВД.
 
Одной из участниц стало плохо, у нее случилась паническая атака. Однако милиция не вызывала скорую помощь, ее вызвали сами участницы марша. После приезда скорой бригаду не пропускали в течение 20 минут. Кроме того, милиционеры не предоставили воду задержанным. Воду предоставили сторонницы/ки задержанных, которые пришли их поддержать к зданию УВД.
 
Восьмерых организаторов марша допрашивали в отдельных комнатах. Некоторых из них держали в коридоре и не предоставляли стулья. Воду им предоставили не милиционеры, а их сторонницы. Милиционеры задержали и их адвоката Евгению Крапивину.
 
Всем им нормально не зачитали их права, оказывали психологическое давление, угрожали применением силы. Мохире Суяркуловой сотрудник милиции порвал паспорт.
 
Участниц/ков мирного марша отпустили через три часа после задержания, установив личности, составив протоколы о задержании, вменив статью 82 Кодекса о нарушениях «Неповиновение законному требованию сотрудника органов внутренних дел».
 
Жесткий разгон мирной акции происходил на фоне заявлений чиновников о том, что «все усилия власти направлены на то, чтобы женщины были уверены в завтрашнем дне».
 
В данный момент шесть участниц марша находятся под следствием за «неповиновение законному требованию сотрудника органов внутренних дел». Все активистки отказались соглашаться с обвинениями.
 
10 марта 2020 года как минимум девять из задержанных демонстранток подали жалобы на незаконные действия милиции Свердловского района в Государственный комитет национальной безопасности.
 
Вопрос правомерности действий милиции также следует изучить в связи с их бездействием в отношении неизвестных мужчин, которые напали на активисток.
 
 
Милиция заявила, что разыскивает провокаторов с мирного марша за права женщин 17
При разгоне акции ни один из провокаторов не был задержан и доставлен в милицию. Несколько СМИ Кыргызстана сообщили, что действия провокаторов были согласованы с правоохранительными органами и осуществлялись с молчаливого согласия властей.
 
Только 9 марта 2020 Управление внутренних дел Свердловского района сообщило, что пятеро мужчин были оштрафованы за нарушение общественного порядка 8 марта 2020 года (вечером 8 марта. — Прим. Kaktus.media).
 
Ранее суд в Кыргызстане запретил проведение общественных собраний в центре Бишкека до 1 июля 2020 года, чтобы сохранить общественный порядок и противодействовать угрозе коронавируса. Однако 6 марта 2020 года иск из суда о запрете массовых акций в Свердловском районе был отозван, именно в этом районе и проходил женский марш 8 марта 2020 года.
 
Управление внутренних дел Свердловского района публично заявило, что организаторы женского марша не уведомили органы внутренних дел о марше.
 
Заявление МВД о несанкционированности марша из-за запретов районных судов на их проведение, ссылки на то, что не было надлежащего согласования с акимиатом Свердловского района и мэрией, противоречат Конституции.
 
Статья 34 гласит, что каждый имеет право на свободу мирных собраний, а их запрет и ограничения недопустимы, поэтому действия по разгону женского марша являются прямым нарушением конституционных прав граждан. За день до демонстрации организаторы получали онлайн-угрозы, а их групповой чат в Telegram был взломан и удален.
 
 
Мирная акция в Бишкеке в этот раз прошла без провокаций. Хотя попытки были (трансляция) 41
В знак протеста 10 марта 2020 года в Бишкеке была проведена акция в защиту участниц мирного марша, на которой выдвинуто требование отставки руководства Свердловского РУВД Бишкека и тщательного расследования нападения на участниц и участников женского марша.
 
Несмотря на то что протест 10 марта был совершенно мирным, группа женщин попыталась сорвать его, хватая и толкая участниц демонстрации.
 
Кыргызстан, являясь членом ООН, несет международные обязательства в сфере соблюдения прав человека и конкретно гражданских и политических прав.
 
Кыргызстан, как член ОБСЕ, должен четко выполнять все 6 руководящих принципов по мирным собраниям:
 
Презумпция в пользу проведения собраний.
Обязанность государства защищать мирное собрание.
Законность. Любые налагаемые ограничения должны быть основаны на положениях закона.
Соразмерность. Любые ограничения в отношении свободы собраний должны быть соразмерными.
Надлежащая практика административного регулирования.
В процессе достижения властями законных целей предпочтение следует отдавать мерам, предусматривающим наименьший уровень вмешательства.

Недискриминационность. Все люди в равной степени имеют право на реализацию свободы мирных собраний.

 

В связи с этим призываем УВКПЧ ООН и БДИПЧ ОБСЕ:
 
— Срочно отреагировать на случившийся силовой произвол в отношении участников женского марша солидарности.
Призвать власти Кыргызстана остановить насилие в отношении женщин, гарантировать безопасность и защиту для каждой участницы мирного марша.
— Призвать власти Кыргызстана соблюдать право граждан на мирные собрания, предпринять все необходимые действия по недопущению подобных случаев применения силы и срыва мирных собраний в будущем.
— Обратиться к властям Кыргызстана о необходимости проведения всестороннего расследования произошедшего факта нарушений прав граждан на мирные собрания, привлечь к ответственности лиц, принимавших решение об ограничении мирного собрания, сотрудников правоохранительных органов, участвовавших в разгоне.
— Найти и привлечь к ответственности провокаторов, учинивших насилие в отношении женщин и детей на мирной акции.
Обеспечить необходимую юридическую, физическую защиту, медицинскую и психологическую помощь для задержанных и пострадавших участниц/ков женского марша.
— С целью дальнейшего предотвращения нарушений прав женщин, возможности их продвижения и соблюдения гендерного равенства Кыргызстан должен выполнять обязательства по недопущению сужения политического пространства для организаций гражданского общества, гарантировать независимость деятельности профсоюзов, что будет противодействовать радикализации общества и возможным трагическим событиям.

Наследие революции. Что случилось с общественными движениями, зародившимися во время Майдана

14 февраля, 2018

Во время Революции достоинства появилось множество мощных гражданских движений, в которых участвовали тысячи украинцев. Фокус вспомнил самые яркие и важные движения того времени и узнал их дальнейшую судьбу.

Автомайдан

«Наше движение, созданное из активистов и автовладельцев, возникло в ноябре 2013-го с началом протестов. На следующий день после того как избили студентов, мы встретились в пабе и начали обсуждать, что делать дальше. У меня был опыт организации акций «Я ненавижу Укравтодор», когда мы поехали и поломались под Кабмином. Но по масштабу 50–100 человек и 50–100 машин — это две несоизмеримые вещи. Мы тогда поехали к МВД и забросали его стены яйцами», — вспоминает Алексей Гриценко, один из основателей Автомайдана. Его активисты принимали участие в столкновениях с «Беркутом» на Грушевского и на Михайловской. Выставлялись ночные патрули, которые отслеживали перемещение техники силовиков, групп антимайдана. Автомобилисты занимались эвакуацией раненых, логистикой Майдана. После Революции достоинства Автомайдан преобразовали в общественную организацию с представительствами в регионах. Костяк составляет 150 человек по всей стране, но с большим мобилизационным потенциалом. «Мы не способны подменить собой государство и побороть коррупцию, но можем давить на правоохранительные органы и суды, которые должны заниматься борьбой с коррупцией. Входим в Общественный совет при НАБУ, делегировали людей в Громадську раду доброчесности», — рассказывает Гриценко.

Как и в случае с другими известными организациями, бренд «Автомайдан» используют все кому не лень. Многие бывшие активисты движения, которые во время Революции достоинства боролись плечом к плечу с режимом Януковича, впоследствии не выдержали испытания славой и деньгами, потому отделились. Они создали собственные проекты, в названии которых использовали слово «Автомайдан». Таких в стране насчитывается не менее 36. Чтобы отделить их от оригинального Автомайдана, аксакалы движения сформировали чёрный список известных людей, которые имели отношение к организации, но уже не являются её членами. По словам Гриценко, сегодня члены Автомайдана — это типичный средний класс, люди, которые любят свободу, комфортную жизнь, могут позволить себе иметь машину. В определённой степени это и делает их независимыми.

ЖМИ НА ГАЗ. Один из организаторов Автомайдана Алексей Гриценко говорит, что основа движения — типичный средний класс

Открытый университет Майдана

Открытый университет Майдана появился как свободный лекторий, где выпускники и преподаватели бизнес-школ объясняли активистам основы гуманитарных наук и общественного развития. После завершения протестов часть организаторов Открытого университета ушла в другие проекты, например, в «Прозорро». Сегодня это движение трансформировалось в платформу гражданского образования, сосредоточившись на развитии гражданских компетенций.

«Наша цель — дать доступ к знаниям, которые могут менять мысли и поведение гражданина как собственника государства», — говорит Остап Стасив, сооснователь инициативы. На сайте университета представлены 44 курса, среди которых курсы по персональному развитию, предпринимательству, укреплению громад. Здесь почти 600 тыс. посетителей и 20,5 тыс. слушателей.

«Это такой гражданский MBA, где люди не платят, но он помогает получить знания. Например, у нас есть курсы по продвижению энергоэффективности. Они рассказывают о том, что это такое, где найти инвестиции для внедрения энергоэффективных технологий, какие программы финансирования есть, где их отыскать, как организовать ОСМД. Планируем создать курс по управлению общественной собственностью», — делится планами Стасив.

Все курсы на сайте представлены бесплатно, но организаторы платформы думают над созданием бизнес-модели, при которой бизнес сможет получать за деньги онлайн-консалтинг по корпоративному образованию. Средства, вырученные от этого, пойдут на развитие бесплатных онлайн-курсов. Открытый университет также регулярно участвует в проведении всевозможных тренингов и открытых лекций.

«Правый сектор»

Одним из символов Майдана стало объединение «Правый сектор». Собранное преимущественно из футбольных ультрас и националистов, именно оно оказалось наиболее подготовленной частью уличных бойцов. Дмитрий Ярош, лидер объединения, появился на публике только через два месяца после создания организации и стал главным раздражителем и элементом запугивания российской пропаганды. Его непримиримая позиция в отношении действующей в тот момент власти сыграла важную роль в свержении режима Януковича.

После Майдана и с началом бое­вых действий ПС разделился — боевое крыло организации оформилось в Добровольческий украинский корпус, воевавший на самых горячих участках донбасского фронта. Его бойцы принимали участие в битвах за Донецкий аэропорт и в Песках, регулярно использовались военными как разведывательно-диверсионные группы. Вторая часть «Правого сектора» превратилась в политическую партию, созданную на базе УНА-УНСО.

Изначально это было добровольческое движение без чёткой иерархической структуры, и названием «Правый сектор» пользовались все желающие. Так произошло в Мукачеве летом 2015 года, когда бойцы ПС приняли участие в криминальных разборках с использованием тяжёлого пехотного вооружения. Это вызвало общественный резонанс и привело к расколу в «Правом секторе». Организацию покинул её лидер Дмитрий Ярош, основав «Державницьку інициативу Яроша» (ДІЯ), а также собственное военизированное формирование УДА (Украинская добровольческая армия). «Правый сектор» продолжает существовать, но уже практически не выделяется на фоне других правых организаций.

Во время Революции достоинства образовалась Самооборона Майдана. Созданная после силового разгона, неформальная организация подчинялась штабу координационных сил. В разное время в её состав входило от 17 до 42 сотен Майдана. После начала боевых действий многие члены Самообороны вступили в Нацгвардию и стали костяком добровольческих формирований, ушедших на фронт. Немало участников Самообороны Майдана было в рядах ВСУ, в батальонах «Айдар», «Донбасс» и «Азов».

«Евромайдан SOS»

После разгона мирной акции студентов не осталось в стороне и правозащитное сообщество. Уже утром следующего дня появились телефонные горячие линии, на которых сидели активисты, юристы и правозащитники, собиравшие информацию о преступных действиях властей. Они же выясняли, кто из активистов пропал и кому нужна помощь.

«Когда мы увидели количество пострадавших, возникла идея юридической помощи их родственникам. Мы открыли горячую линию и предложили адвокатам нам помочь. Дальше наша инициатива разрослась до масштабов информационного центра всего, что касалось Евромайдана», — говорит координатор Центра гражданских свобод Александра Романцова. До марта, когда Революция достоинства окончательно победила, центр «Евромайдан SOS» принял более 16 тыс. звонков исключительно силами волонтёров. Они занимались розыском пропавших активистов, уточнением списков погибших и пострадавших, неотложной юридической помощью, сопровождением дел в судах, сбором доказательств преступлений режима Януковича и сотрудников милиции. Кроме того, сообщество проверяло слухи наподобие «на нас идут танки» и координировало действия других инициатив Майдана. После Революции достоинства активисты с помощью иностранных партнёров подали в Международный уголовный суд ООН обращение на основе собранных материалов. Сейчас его рассматривает международная прокуратура.

БЕСПЛАТНЫЕ ЗНАНИЯ. На сайте Открытого университета Майдана, сооснователем которого является Остап Стасив, представлено 44 курса. Здесь почти 600 тыс. посетителей и 20,5 тыс. слушателей

Сегодня «Евромайдан SOS» работает как информационная площадка в сфере прав человека, в частности, ведёт кампанию Let my people go по освобождению украинских политзаключённых в России. Также инициатива основала волонтёрскую премию, вручение которой происходит в годовщину избиения студентов. После окончания Евромайдана и начала боевых действий члены инициативы основали ряд общественных организаций, занимающихся помощью пострадавшим от конфликта, — «Восток-SOS», «КрымSOS», «Донбасс SOS».

«Мистецький Барбакан»

Неформальное объединение художников, сопровождавших Революцию достоинства. Меткие карикатуры и художественные принты вдохновляли на дальнейшую борьбу. Идею творческой крепости спроектировал архитектор Дмитрий Жило, он же участвовал в её создании. К группе присоединились украинские художники Иван Семесюк, Андрей Ермоленко, Алекс Заклецкий и другие. Арты, созданные участниками «Барбакана», до сих пор пользуются бешеной популярностью, их часто можно увидеть на футболках и патриотической сувенирной продукции. После окончания Майдана многие творцы стали помогать фронту — кто-то создавал дизайны шевронов, а кто-то пошёл добровольцем.

«Половина из нас ушла воевать, очень много архитекторов в первые дни войны рванули на фронт. Другие подались в социальное искусство. Можно сказать, что с «Мистецького Барбакана» зародился культурный фронт. Мощная лавина, которая началась там, действует до сих пор», — считает украинский художник Андрей Ермоленко.

Кроме художественного наследия участниками «Барбакана» создано издательство «Люта справа», кафе-бар и галерея «Барбакан», где регулярно собирается творческая и социально активная публика.

Канцелярская сотня

После бегства Виктора Януковича и его приспешников в феврале 2014 года в Украине остались горы документов, свидетельствующих о преступлениях «семьи». Многие бумаги были выловлены из пруда в Межигорье или найдены измельчёнными в шредере в офисе олигарха Сергея Курченко, который вёл дела Януковича и Ко. Восстановлением повреждённых документов и их анализом занялась Канцелярская сотня, созданная журналистом-расследователем Денисом Бигусом. Тысячи листов бумаги собирались из небольших фрагментов, сканировались и отправлялись в цифровую базу данных.

Первым проектом Канцелярской сотни стал YanukovychLeaks, рассказывающий о роскошном образе жизни бывшего президента и его подельников. Дальше инициатива создала сайт declarations.com.ua, на котором публиковались декларации чиновников. Заполненные ими вручную декларации волонтёры сканировали, потом перенабирали на компьютере и выкладывали в Сеть для публичного доступа. Работа этого сайта спровоцировала немало скандалов — чиновникам очень не нравилось, что их роскошный образ жизни становился достоянием общественности. Сегодня проект содержит более 1,5 млн деклараций, из которых несколько десятков тысяч были заполнены вручную. С массивом подготовленных Канцелярской сотней данных продолжают работу журналисты, проводя антикоррупционные расследования.

Источник, 13/02/2018

Не сидеть сложа руки: почему переселенцам в Украине нужен новый статус

18 января, 2018

С начала войны с Россией вынужденными переселенцами в Украине стали около 2 миллионов человек. Но, вопреки расхожему мнению, что все они поголовно иждивенцы, становящиеся обузой «на новом месте», на деле многие из них — активны в бизнесе и общественной деятельности, делают для Украины немало полезного. Государство же взамен не дает им почти ничего, и даже лишает их права голоса.
Российская агрессия против Украины превратила более 2 миллионов человек в вынужденных переселенцев. Официальная статистика Министерства социальной политики дает несколько иные цифры – около 1,5 миллионов человек – только потому, что в ведомстве ведут учет людей с соответствующей справкой внутренне перемещенного лица. Вместе с тем, часть переселенцев – по разным причинам – не стали обзаводиться таким документом. Мизерная ежемесячная адресная помощь (442 гривны для работающего и 884 гривны для неработающего) – слабый аргумент повесить на себя «ярлык» иждивенца. Ведь именно так многие украинцы из Крыма и Донбасса воспринимают статус переселенца. Вместе с тем, нередки случаи, когда после переезда «из региона АТО» в любую другую область Украины, жители востока страны сталкиваются даже с навязыванием им такого статуса. Причем, такую «услугу» социальные службы пытаются оказывать не только людям, действительно ставшим вынужденными переселенцами, а и тем, кто просто сменил место жительства, например, продав квартиру на подконтрольной Украине территории. Сильный ресурс Как бы там ни было, с оккупированных территорий уехала, по сути, самая активная и образованная часть населения, в том числе молодежь. Поэтому Киев, Харьков, Одесса и другие украинские громады, куда массово уезжали жители Донбасса и Крыма, приобрели в лице этих людей немалый социальный ресурс. К примеру, дончанин, чемпион мира по скалолазанию Даниил Болдырев сегодня живет в Одессе, мечтает закрепить свое имя на родной спортивной арене и верит, что когда-то сможет вернуться в украинский Донецк. Хотя еще в 2015 году из-за своей донецкой прописки не мог даже снять жилье на подконтрольной Украине территории.

«Мы — люди, которых пересадили на другую почву, поэтому мы должны постоянно создавать что-то новое, у нас нет другого варианта. Поэтому и появляются аналитические центры, общественные организации, бизнес-инициативы переселенцев», – убежден дончанин-переселенец, советник Министра информационной политики Украины Дмитрий Ткаченко. По его мнению, именно переселенцы сегодня — настоящие «адвокатами» украинского Донбасса в глазах украинского общества. Так, донецкое информационное агентство «Остров» — проукраинское издание, ориентированное на освещение событий на востоке Украины даже после «переезда» в Киев, читают как те, кто покинул свои дома с началом оккупации, так и те, кто остался жить на Донбассе. Такие новости, иногда, единственная возможность не потерять связь с реальностью людям, которых ежедневно пичкают российской пропагандой. В свою очередь, Донецкий фонд культурных инициатив «Изоляция», который был захвачен боевиками «ДНР» летом 2014 года, а позже перебрался в столицу, реализовывает креативные культурные проекты, в том числе, международного уровня. Пару лет назад «Изоляция» совместно с аналогичной культурной инициативой в США «AS220» провели образовательную программу для детей-переселенцев Украины и детей США, которые столкнулись с насилием и наиболее остро ощущают социальные проблемы. «Если мы помогли хотя бы части этих детей, это уже большой плюс. Этот международный опыт — дополнительное доказательство, что такое нужно и важно реализовывать не только в Украине, но и в Америке, и в Европе», – вспоминает директор фонда Оксана Саржевская-Кравченко.

Дончанка Дарья Касьянова в 2014 году помогала эвакуировать с временно оккупированных территорий детей-сирот, людей с инвалидностью. Сегодня она – национальный директор по развитию программ неправительственной благотворительной организации «SOS Детские городки Украины». А ее дочь, 15-летняя Ангелина Касьянова, в конце ноября прошлого года стала первым представителем Украины в новом Детском Европарламенте.

На помощь надейся, но сам не плошай

На сегодня в Украине хватает организаций, где тем или иным способом помогают украинцам с Донбасса: Всеукраинская Ассоциация Переселенцев (http://bezhenec.org/uk/homepage-politics-3/), Общество Красного креста Украины (http://redcross.org.ua/), Управление ООН по делам беженцев (УВКБ ООН) (http://unhcr.org.ua/uk), Фроловская 9/11 (https://www.facebook.com/frolivska911/), Донбасс SOS (http://donbasssos.org), Восток SOS (http://www.vostok-sos.org), Крым SOS (krymsos.com), Ответственные граждане (responsiblecitizens.org), Восстановление Донбасса (restoring-donbass.com), Социальное Партнерство (socpartnerstvo.org). Но такое многообразие общественных инициатив вовсе не означает, что кто-то что-то сделает за вас. В новой жизни особенно важна готовность людей действовать самостоятельно. И переселенцы действительно крутятся, как могут: не боятся участвовать в различных проектах при поддержке международных фондов, ходят на предпринимательские курсы, кто-то, в итоге, выигрывает гранты и в корне меняет вид деятельности, начинает собственное дело. Так, луганчанин   Михаил Лучкин открыл в Харькове бизнес на съедобных картинах, дончанин Иван Балыкин установил в киевской пиццерии первый аппарат по продаже книг, крымчанин Анатолий Засоба открыл в столице пекарню, Наталья Хныкина из Луганска шьет одежду… Таких историй очень много.

24-летняя Олеся Василец тоже из когорты переселенцев. До войны и оккупации жила и училась в Луганске, мечтала о собственном бизнесе: имея за плечами профессиональные занятия восточными танцами, победы на всеукраинских чемпионатах и диплом хореографа, хотела открыть школу восточных танцев. Но летом 2014 года, с тысячей гривен в кармане, вынуждена была уехать. Выбрала Киев.

Первые несколько недель после переезда жила в семье писателей, приютивших ее «по знакомству», потом перебралась в Дом писателей и искала работу. Параллельно, подала документы в магистратуру Киево-Могилянской академии, ориентируясь на «бюджет» — денег для оплаты обучения не было. Дальше жизнь завертелась – днем Олеся училась, вечером писала статьи в газеты и журналы, подрабатывала репетитором по английскому и даже убирала офисы. Спала по несколько часов. Перебралась из Киева в Ирпень – там снимать жилье было дешевле. В небольшой комнате ютилась не одна – с родственниками, которые чуть позже нее, но тоже уехали из Луганска.

Такой режим повышенной нагрузки Олеся переживала стойко, знала, ради чего это все затеяла: мечта о собственном бизнесе – школе восточных танцев – никуда не пропала.

Стартовый капитал составил всего пять тысяч гривен, которые Василец накопила за несколько месяцев. Деньги пошли на регистрацию ФОП, первую печатную рекламу, аренду первого зала. Абсолютно все Олеся делала самостоятельно: придумывала дизайн рекламных листовок, рисовала их в фотошопе, печатала, расклеивала. «Где-то два дня у меня заняла первая расклейка, я по девять часов без перерыва ходила и расклеивала пять тысяч листовок», – говорит Олеся.

Зал девушка арендовала в одном из зданий Налоговой академии в Ирпене. Уговор с руководством ВУЗа был прост: с них – помещение, с Олеси — тысяча гривен в месяц, бесплатное обучение студентов академии и обязательство выступать на всех мероприятиях как академии, так и города. Так родилась школа восточных танцев «Гюррем».

Семь месяцев Василец работала «в минус», бизнес держался только на ее вечных подработках, на восьмом месяце удалось выйти «в ноль», а десятый закрыть уже с небольшим, но «плюсом». На сегодня школа танцев Олеси Василец состоит из 14 филиалов: четыре в Ирпене, пять в Киеве, есть школа в Коцюбинском Киевской области, в Черкассах и Одессе. В прошлом году танцоры «Гюррем» выиграли Чемпионат Украины по восточным танцам.

Сама Олеся преподает в Ирпене и в одном киевском филиале. А, помимо этого, взялась за профессиональную подготовку хореографов восточных танцев. «Я открыла восьмимесячный курс для хореографов belly dance, разработала соответствующую методичку, которая все восемь месяцев описываются в деталях — от элементарных дыхательных упражнений до постановки танца», – рассказывает она.

Путь, который Олеся Василец прошла к своей мечте не был легким. Ее история действительно мотивирует, а сама она не против поделиться опытом. Еженедельные чаепития с другими переселенцами, на которых девушка рассказывала, как начать свой бизнес и с какими подводными камнями придется столкнуться, постепенно превратились в отдельный благотворительный проект бесплатных тренингов для переселенцев-предпринимателей. «Я назвала этот проект «Кристалл», потому что кристалл у меня ассоциируется с прозрачностью и чистотой. Таким должен быть украинский бизнес», – подчеркивает Василец.

Из прошлых вечных подработок, которые позволили добиться все этого, у Олеси осталось только репетиторство по английскому. Основной состав учеников Василец — депутаты Ирпенского горсовета. «Группа небольшая, семь человек, но мне пока с головой хватает», – отмечает она.

Впрочем, девушка не собирается останавливаться на достигнутом и теперь планирует открыть в Ирпене, ставшем ей уже родным городом, еще и кофейню.

«Я хочу обратить внимание, что все-таки переселенцы – это люди с проукраинской позицией. Они могли уехать в Россию, Польшу, но они приехали и работают здесь, они выбрали Украину», – отмечает глава «Всеукраинской Ассоциации Переселенцев» Руслан Калинин.

По его словам, сложно говорить о том, какой род деятельности пользуется у переселенцев наибольшим спросом – какой-либо статистики, и, соответственно, объективной информации по этому поводу, нет. «Конечно, тем же бывшим шахтерам сложнее устроиться, люди идут или в таксисты, или на рабочие специальности, или в охрану, но, если судить по моим знакомым, то, в основном, все стараются устроиться на работу по специальности, ведь хорошие специалисты всегда востребованы», – рассказывает он.

По словам Калинина, в прошлом году девять компаний, основанных переселенцами, представили свои товары на европейском рынке, продемонстрировали свою конкурентоспособность в Польше. Поэтому и в нынешнем году в Ассоциации делают ставку на развитие темы предпринимательства. Уже ведутся переговоры с разными посольствами по поводу организации поездок по польскому примеру. «Будем показывать, что переселенец предприниматель – это не иждивенец, а человек, который может сам заработать деньги, платит налоги в страну, создает в своей стране новые рабочие места», – говорит он.

Свои. Герои

Вопреки еще одному оскорбительному стереотипу о выходцах с временно оккупированных территорий, мол, «привели в свой дом войну, а сами свалили», украинцы с Донбасса и Крыма не меньше других защищают Украину. Вряд ли можно озвучить подобное в адрес Героя Украины, уроженца прифронтового Покровска Донецкой области, десантника 25-й бригады, майора ВСУ Андрея Ткачука. Или в адрес украинского партизана из города Красный Луч Луганской области, побывавшего в плену и искалеченного боевиками, Владимира Жемчугова.

Можно также вспомнить митинги в поддержку единой Украины в Донецке и Симферополе, так и участие дончан, луганчан и крымчан в столичном Евромайдане. Некоторые из них получили звание Герой Украины. Правда, посмертно. Это донецкий активист Дмитрий Чернявский, погибший от ножевого ранения в Донецке в марте 2014 года.  Это выходец из Ясиноватского района Донецкой области Иван Пантелеев и активист Самообороны Майдана из Добропольского района Донецкой области Владимир Наумов, журналист из Керчи Сергей Кемский, погибшие от пуль снайперов на столичном Майдане. Это депутат Горловского местного совета Владимир Рыбак, убитый боевиками россиянина Игоря Гиркина («Стрелка»), захватившими Горловку, за попытку установить на здании райадминистрации города украинский флаг. Это крымчанин Решат Аметов, призвавший в марте 2014 года пикетировать Совет министров Крыма и вышедший на одиночный протест в Симферополе, убитый «неизвестными» зелеными человечками из «отрядов самообороны Крыма».

Другими словами, как любят говорить военные, вопрос языка или вопрос «откуда родом», появляется только за крайним блокпостом. А в «окопах» это не имеет никакого значения…

Лоббисты Украины в Европе

Отдельно стоит остановится на важной роли переселенцев в качестве «адвокатов Украины» в европейских структурах. «Когда, например, в Брюсселе, в Страсбурге, поднимается вопрос Украины – Россия очень круто «работает» – привозит наших же дончан, чтобы показать, что на Донбассе, мол, гражданская война, продвигает эту тему. И тогда наши переселенцы действительно становятся очень полезными, ведь они являются лоббистами Украины в европейских структурах», – рассказывает Дмитрий Ткаченко.

По мнению исполнительного директора общественной организации «Общественный холдинг «Группа влияния», переселенки Татьяны Дурневой, люди, выехавшие из оккупированных городов, намного острее чувствуют ценность прав человека: «Как говорится, нам оно «больше болит», и мы сами заинтересованы рассказывать правду о нарушении прав человека и лоббировать необходимые решения на всех доступных площадках».

По ее словам, различные программы и проекты Совета Европы, ООН, различных фондов и правозащитных организаций способствуют тому, чтобы голос пострадавших от российской агрессии граждан Украины был услышан на международном уровне. Более того, во время международных визитов, помимо участия в основных заседаниях, переселенцы стараются проводить и дополнительные встречи. Как результат – в статьях иностранных изданий, аналитических отчетах или рекомендациях появляется полноценное упоминание о проблемах, с которыми сталкивается Украина и непосредственно люди, пострадавшие от российской агрессии. Организацией подобных встреч успешно занимаются Центр гражданских свобод, Крым SOS, Центр информации про права человека, Донбасс SOS, Восток SOS, Украинский Хельсинский союз по правам человека и другие.

«Такие визиты – важная составляющая международной адвокации, что помогает европейским стейкхолдерам (заинтересованным сторонам, – УНИАН) лучше понять ситуацию, которая сложилась в Украине с защитой прав и свобод человека (особенно в отношении граждан, пострадавших вследствие агрессии РФ), и помогает представителям гражданского общества продвигать необходимые для Украины решения», – считает Татьяна Дурнева.

Большинство переселенцев, с которыми общался УНИАН, убеждены: их опыт, и в целом, опыт Украины в этой войне, важен для мира. «Я помню, как в 2014 году, к нам приехала УКПБ ООН и другие ООНовские структуры, мы тогда у них спрашивали, как эвакуировать, как это делать, как – то… А они отвечали: «Мы не знаем, мы работали только, когда были наводнения или извержения вулканов». Мы же сегодня в центре Европы знаем все о военных действиях. Так что тот опыт, который мы аккумулируем в Украине, на самом деле уникален. Сегодня к нам уже приезжают партнеры из других стран изучать «как реагировать в чрезвычайных ситуация», – говорит Дарья Касьянова.

Впрочем, само по себе существование такой категории украинцев как «временно перемещенные лица», дает возможность неслабо спекулировать на этой теме. Чего только стоит недавнее манипулятивное заявление польского премьера Матеуша Моравецкого о том, что Польша-де приняла [как беженцев] более 1,5 млн выходцев из Украины. «При этом значительная часть из них – это люди, которые бежали с территорий, где идут боевые действия – с Донбасса», — заявил он.

Другими словами, премьер-министр Польши, чтобы объяснить нежелание принимать в своей стране беженцев-мусульман, назвал беженцами всех украинцев, которые по разным причинам (кто-то работает, кто-то учится) находятся в Польше.

Квартирный вопрос

Но если и говорить о том, что перемещение жителей Донбасса и Крыма продолжается до сих пор, то происходит оно, скорее, в обратном направлении – те, кто не нашел себя на новом месте, возвращаются домой. И главная причина такого явления – наличие на оккупированных территориях собственного жилья. По словам Руслана Калинина, начиная с 2014 года государство, по сути, так и не запустило ни одной жилищной программы, которая бы предоставляла жилье переселенцам или помогала его приобретать. Попадаются только какие-то отдельные случаи, когда непосредственно городская или районная администрации брались за решение этой проблемы. Но это – единичные примеры.

Единственным положительным сдвигом глава Ассоциации переселенцев называет закон №1954, предусматривающий государственную поддержку переселенцев в покупке жилья в размере 50% от общей суммы – программу «Доступное жилье». Но и здесь не без проблем. Ведь суть этой программы — покупка квартиры в паритете с государством. То есть, воспользоваться ею могут только те, у кого имеются определенные финансовые средства. О незащищенных слоях населения, людях с инвалидностью или матерях- одиночках речь не идет.

Кроме того, для реализации этой программы на 2017-2018 годы выделено всего 130 млн гривен. Этого, по подсчетам Калинина, хватит только для 350 семей – капля в море. «Только по городу Киеву больше пяти тысяч человек стали в очередь на подачу документов, здесь самый большой ажиотаж», – говорит Калинин.

По его словам, «Всеукраинская Ассоциация Переселенцев» совместно с группой народных депутатов и другими общественными организациями уже в первой половине этого года собирается лоббировать внесение изменений в бюджет 2018 года, чтобы увеличить финансирование программы «Доступное жилье», как минимум, до 500 млн гривен.

Еще один проект Ассоциации – предложение приватизировать жилье в местах компактного проживания (общежития, пансионаты), если это жилье сейчас находится в государственной собственности. По предварительным подсчетам, это позволило бы дать крышу над головой 5-7 тыс. человек. «Даже такие показатели – лучше, чем ничего», — считает Калинин.

Также в Ассоциации переселенцев предлагают обратить внимание на недострои и долгострои, которые имеются в каждом городе. «Вести активные переговоры с донорами. Проверять законность этих построек, и, если они законно построены, достраивать и давать возможность переселенцам селиться в таких домах», – объясняет Калинин.

И последнее – в вопросе реализации жилищных программ для переселенцев, по мнению Руслана Калинина, может помочь и непопулярная реформа. Дело в том, что ежегодно на компенсации для аренды жилья переселенцев государство тратит около 120 миллионов долларов. Если пересмотреть систему выплат, временно отменив их для работающих, и оставив только для незащищенных слоев населения, в том числе для детей, то, по расчетам Ассоциации переселенцев, каждый год удастся сэкономить до 40 миллионов долларов. «Мы предлагаем пустить эти деньги именно на реализацию жилищных программ. Половину суммы – на финансирование программы «Доступное жилье», а половину – для решения жилищных вопросов незащищенных слоев населения. То есть, покупать им квартиры в небольших городках, стоимостью от 6 до 12 тысяч долларов. Благодаря этой экономии ежегодно мы сможем обеспечивать жильем около 3-3,5 тысяч переселенцев», – рассуждает Калинин.

Без права голоса

С избирательными правами у переселенцев дела обстоят примерно такие же, как и с жилищным вопросом. По словам Татьяны Дурневой, более 4% избирателей, выехавших из Крыма и Донбасса, четвертый год лишены возможности голосовать на местных выборах и выбирать народного депутата в одномандатных округах по месту своего фактического проживания. А все дело в «неудачной прописке», к которой привязывается избирательный адрес: поскольку практически невозможно изменить свою прописку, переселенцы не могут реализовать свое избирательное право в громадах, куда им пришлось переехать.

«В Украине сейчас постоянно проходят выборы в объединенные территориальные громады, поэтому этот вопрос не сходит с повестки дня, по крайней мере, у переселенцев и правозащитников. В то же время, народные депутаты не спешат рассматривать законопроект №6240 (об обеспечении избирательных прав внутренне перемещенных лиц), который был разработан совместно «Группой влияния», Гражданской сетью «ОПОРА» и Международной фундацией избирательных систем, и получил позитивные выводы нескольких комитетов ВР и международных экспертов», – сетует она.

Дурнева подчеркивает, что сегодня на рассмотрении в Верховной Раде, помимо этого документа, находится еще один, требующий немедленного принятия – №6692 (о пенсионных выплатах внутренне перемещенным лицам и гражданам, оставшимся на неподконтрольных территориях).

Но парламентарии пока сосредоточены на другом – на этой пленарной неделе баталии разворачиваются вокруг принятия во втором чтении законопроекта №7163 о реинтеграции Донбасса, не способного, впрочем, ничем подсобить ни переселенцам с оккупированных территорий, ни тем, кто продолжает жить в оккупации.

Источник, 17/01/2018

 

 

Правозащитники разработали концепции освобождения заложников вооруженного конфликта

15 марта, 2017

Представители украинских правозащитных организаций высказались за выведение переговоров об освобождении заложников, удерживаемых в отдельных районах Донецкой и Луганской областей (ОРДЛО) и в России, из политического формата, которым являются Минские переговоры.

«Вопрос возвращения граждан является вопросом гуманитарным, и поэтому он должен быть выведен из политических переговоров, которыми является Минский формат. Мы предлагаем перевести вопрос освобождения людей в гуманитарно-правовую плоскость. Поэтому мы настаиваем на том, что Украина должна выработать государственную стратегию, концепцию защиты прав человека в условиях конфликта и в постконфликтный период», — сказала юрист Украинского Хельсинкского союза по правам человека Надежда Волкова на брифинге 14 марта в Киеве, сообщает «Интерфакс-Украина».

По ее словам, Минский формат зашел в тупик: у Украины нет государственной стратегии по возвращению ее граждан из РФ и ОРДЛО, обмены заложниками не проходят.

В связи с этим, считает правозащитница, нужно выйти на новый гуманитарный формат, который не должен зависеть от политических переговоров.

В свою очередь координатор Медийной инициативы за права человека Мария Томак отметила, что в Украине нет ответственной институции за «пленников Кремля», нет стратегии государства по этому вопросу. «Важной является идея распределения гуманитарных и политических вопросов, и если Украина это предложит западным партнерам, мне кажется, это может произойти», — подчеркнула М. Томак.

Материал опубликован 14.03.2017: http://ihahr.org/news/ukraina-pravozashchitniki-razrabotali-koncepcii-osvobozhdeniya-zalozhnikov-vooruzhennogo

Правозащитница Александра Матвийчук: Нужно выиграть эту войну, но не превратиться в РФ

26 февраля, 2017

«Пока мы похожи на людей, которые ходят в яме по кругу и раз в десять лет, когда становится совсем плохо и дно оказывается все ближе, революционным способом корректируют траекторию движения и пытаются из нее вылезти».

Правозащитница Александра Матвийчук: Нужно выиграть эту войну, но не превратиться в РФ

Прикрываясь формулой «мы боремся с российской агрессией», украинская власть не всегда обосновано ограничивает права и свободы своих граждан. «Проблема в том, что эта формула приводит к тому, что у людей отключается критическое мышление, начинают возобладать эмоции. Парадоксально, но они готовы отдать власти те права и свободы, за которые проливали кровь на Майдане», – отмечает правозащитница, координатор общественной инициативы Евромайдан-SOS, председатель правления Центра гражданских свобод Александра Матвийчук.

Она добавляет: важно помнить, что необходимо не только бороться за временно оккупированные территории, но и строить демократическую модель общества.

Подробнее о заданиях, которые сейчас стоят перед украинцами, Александра Матвийчук рассказала FaceNews. Также правозащитница поведала о том, почему мы до сих пор не знаем, кто виновен в гибели Небесной сотни.

Александра, уже три года украинцы ждут ответов на вопросы о том, кто стрелял по людям во время Революции достоинства, кто давал эти приказы. Почему, по Вашему мнению, ответов до сих пор нет?

Этому есть объективные и субъективные причины. Во время Евромайдана органы, которые должны были расследовать преступления и проводить первичные следственные действия, этого не делали. Они были заняты тем, что совершали эти преступления. Было уничтожено огромное количество документации, бывшее руководство страны находится в бегах в Российской Федерации и других странах. То есть существует целый ряд объективных вещей, усложняющих следствие.

В чем заключаются субъективные причины? В том, что, к сожалению, расследование и свершение правосудия упало на плечи нереформированной системы правоохранительных органов и тех судей, многие из которых во время Майдана сами выносили заведомо неправосудные решения. Сложно ожидать от них каких-то высоких стандартов правосудия, ведь по-хорошему они понимают, что рано или поздно, если расследование будет эффективно, их тоже привлекут к ответственности.

Кроме того, я не вижу большого внимания руководства страны. Так, на протяжении первого года у нас не было создано даже единого центра расследования, дела были расспрошены по разным следователям и даже структурам.

После того, как этот центр наконец-то появился, он долгое время не получал необходимой поддержки. В конце 2015-м года там работало восемнадцать следователей, они расследовали больше 2 000 эпизодов буквально «на коленке», без помещений и материально-технического обеспечения. Это явно не то, как нужно относиться к делу, которое президент называет наиболее резонансным за всю историю независимой Украины.

Последнее, что нас очень возмутило, когда в октябре прошлого года Юрий Луценко принял решение изменить, а по его мнению, улучшить процесс организации расследования. У него была идея, от которой он, к счастью, отказался, объединить производства в одно и сделать большое дело Януковича.

Самое важное в этом решении – это изменение фокуса расследования. Ведь если мы начнем сразу собирать доказательства только против верхушки, то потеряем среднее звено – людей, которые, условно говоря, стояли между Януковичем и теми, кто совершал преступления своими руками. Вопрос – зачем это делается. Я осмелюсь предположить, что это среднее звено успешно инкорпорировалось в нынешнюю систему власти и спокойно себя чувствует.

Однако в расследовании есть и положительные вещи. Понятно, что не все так однозначно.

Справедливое расследование преступлений во время Евромайдана – это не единственный вызов для власти. Какие еще задачи, по Вашему мнению, сейчас остро стоят перед Украиной?

Во время Евромайдана мы боролись за свой демократический выбор. Получается, самая важная задача сейчас – реализовать этот демократический выбор на практике.

Мы должны провести кардинальные реформы, которые изменят ход истории. Пока мы похожи на людей, которые ходят в яме по кругу и раз в десять лет, когда становится совсем плохо и дно оказывается все ближе, революционным способом корректируют траекторию движения и пытаются из нее вылезти. Но, поскольку строить демократические институты намного тяжелее, мы почему-то возвращается обратно к этому хождению по кругу. То есть наша основная цель – сделать качественный прыжок и выйти из этой зоны турбулентности, транзитного периода, в которых мы находимся последние несколько десятков лет.

После падения авторитарного режима возможность проведения этих демократических преобразований стала настолько реальной, что Российская Федерация, защищая свой авторитарный режим, была вынуждена вмешаться. Она оккупировала Крым, начала гибридную войну на Донбассе. И теперь мы боремся за наше право иметь выбор таковой.

Поэтому в это тяжелое и драматическое время перед нами стоит вторая очень важная задача – не забывать, за что мы боремся. Нам нужно выиграть эту войну, но не превратиться самим в Российскую Федерацию.

Что я имею в виду? В ответ на российскую агрессию власть начинает ограничивать права и свободы, и делает это не всегда обосновано. Важно понимать, что даже во время войны права человека должны быть ограничены пропорционально, а не только потому что власти так захотелось и у нее есть красивая фраза «мы боремся с российской агрессией».

Проблема в том, что эта формула приводит к тому, что у людей отключается критическое мышление, начинают возобладать эмоции. Парадоксально, но они готовы отдать власти те права и свободы, за которые проливали кровь на Майдане. Этого нельзя позволить.

Нам нужно очень четко отдавать себе отчет, что мы боремся не только за территории, а за выбор такой модели общества, где права каждого защищены, где существует справедливая судебная система, где власть подотчетна гражданам.

Материал опубликован 24.02.2017: https://www.facenews.ua/articles/2017/312349/

Яценюк разразился в Facebook о Карпюке и Клихе, а мы горы сворачивали, добиваясь от него помощи

27 октября, 2016

В Украине отсутствует эффективная система реагирования на дела своих политзаключенных в России. Правозащитникам приходилось прилагать максимум усилий, чтобы добиться от того же Арсения Яценюка, когда он был премьер-министром, элементарных шагов по защите Николая Карпюка и Станислава Клиха, заявила «ГОРДОН» правозащитник Мария Томак.

В Верховном суде РФ в Москве проходит рассмотрение апелляции украинских политзаключенных Николая Карпюка и Станислава Клиха. На заседание приехала народный депутат от «Батьківщини» Надежда Савченко. Поездка украинского политика и бывшей заключенной в Москву вызвала массу негатива в украинском сегменте Facebook. Ничего предосудительного в поступке Савеченко нет, заявила «ГОРДОН» украинский правозащитник, координатор «Медийной инициативы за права человека» Мария Томак.

«Ничего предосудительного в поступке Савченко не вижу, хотя вся Facebook-лента забита темой поездки Надежды в Москву. Не знаю, какой эффект будет от ее поездки, но в любом случае она привлекла больше внимания к делу политзаключенных», – рассказала Томак.

Правозащитник подчеркнула, что главная проблема Украины сейчас в отсутствии эффективной системы реагирования на дела своих политзаключенных в России. В качестве примера она привела сегодняшний пост о Карпюке и Клихе бывшего премьер-министра Арсения Яценюка.

«Для меня гораздо больше негатива в том, что только сегодня Арсений Яценюк разразился Facebook-постом по поводу Карпюка и Клиха. Хотя когда нужна была реальная помощь, нам приходилось горы сворачивать, чтобы добиться от тогдашнего премьер-министра Яценюка и Украины в целом элементарных шагов в защиту Карпюка и Клиха. Именно в отсутствии эффективной системы реагирования на дела украинских политзаключенных в России я вижу главную проблему нашего государства», – объяснила Томак.

По словам правозащитника, недостаточно пристальное (по сравнению с делом Олега Сенцова или самой Савченко, когда та была в тюрьме) внимание мировой общественности к делу Карпюка и Клиха связано с тем, что Запад настороженно относится к представителям правой идеологии.

«Президент Порошенко делал много заявлений с требованием освободить Карпюка и Клиха. Но Запад всегда очень настороженно относится к представителям правой идеологии, а Карпюк и Клих, безусловно, носители этой идеологии. Но усилия правозащитников по их освобождению не связаны с тем, что мы поддерживаем или нет ту или иную идеологию. Мы защищаем базовые принципы прав человека. Нельзя незаконно удерживать людей, нельзя применять к ним пытки, как это было в случае с Карпюком и Клихом», – отметила Томак.

Координатор «Медийной инициативы за права человека» не сомневается, что российский суд отклонит апелляцию Карпюка и Клиха на приговор. По словам Томак, после этого останется два пути по освобождению украинских политзаключенных: Европейский суд по правам человека и международные политические переговоры.

«Думаю, никто не сомневается в результатах апелляции. Что делать дальше? Есть два стратегических пути. Во-первых, Европейский суд по правам человека. Этим направлением защиты занимается Украинская Хельсинкская группа. Но это не краткосрочная перспектива, займет годы и годы. Второй путь – политические переговоры. Именно на них больше всего надежды, мы пытаемся всячески подталкивать Украину, чтобы она активнее вела переговоры, тем более что у Клиха серьезные проблемы с психическим здоровьем после пыток», – подытожила Томак.

26 октября 2016 года российский адвокат Илья Новиков, который защищает украинцев, незаконно удерживаемых российскими властями, заявил, что нардеп «Батьківщини» Надежда Савченко приехала в Москву на рассмотрение апелляции политзаключенных Николая Карпюка и Станислава Клиха в Верховном суде РФ.

26 мая чеченский суд приговорил украинских политзаключенных Станислава Клиха к 20 годам лишения свободы, а Николая Карпюка – к 22 с половиной годам. В обвинительном заключении говорилось, что Карпюк руководил отрядом «Викинг», сражавшимся против российской армии в Чечне, и якобы его подчиненный Клих 22 года назад лично убил четырех российских военных.

В обвинении также указано, что бывший премьер-министр Украины Арсений Яценюк, входивший в отряд, стрелял по россиянам из автомата Калашникова порядка десяти раз. Карпюк и Клих обвинения категорически отрицают и настаивают, что никогда не были в Чечне и не участвовали в боевых действиях.

Президент Украины Петр Порошенко заявил, что Украина будет добиваться их освобождения. Адвокат Илья Новиков считает, что после рассмотрения апелляции можно будет говорить об обмене украинцев.

Савченко, которая воевала на Донбассе в составе батальона «Айдар», попала в плен к боевикам «ЛНР» в июне 2014 года в Луганской области, а затем была вывезена в РФ. 22 марта 2016 года Донецкий городской суд Ростовской области признал Надежду Савченко виновной в причастности к убийству российских журналистов в Луганской области, покушении на убийство и незаконном пересечении российской границы, приговорив к 22 годам лишения свободы. В мае 2016 года Савченко помиловали и обменяли на двух российских военных, задержанных на Донбассе.

Источник: gordonua.com, 26.10.2016

Общественники назвали недопустимой реакцию властей на ромские погромы

6 сентября, 2016

Представители ряда общественных организаций Украины осудили бездействие местных властей в Одесской области в связи с погромами, которые произошли 27 августа в селе Лощиновка Измаильского района. Об этом они рассказали в ходе пресс-конференции в Киеве 5 сентября,передает izbirkom.org.ua.

Так, председатель комитета Верховной Рады Украины по вопросам прав человека, национальных меньшинств и межнациональных отношений Григорий Немыря отметил, что ромы остаются наиболее уязвимым сообществом в Украине. По его информации, сейчас около 6000 ромов вынуждены покинуть свои места проживания в зоне АТО и живут в других местах Украины, где не идут боевые действия.

«Напомню, что ЕС одним из требований относительно положительного заключения по завершению плана действий по безвизовому режиму требовал принятия плана мероприятий и стратегии по защите прав ромов. Это было в 2013 году. В прошлом году правительством была создана межведомственная группа по этим вопросам. События, которые происходят в селе на юге Украины, не являются изолированными и не должны так рассматриваться. Это может повториться снова и снова, но никто не знает, с какими последствиями. Наш комитет по правам человека рассмотрит этот вопрос на своем ближайшем заседании. Кроме того, скоро впервые правительство будет отчитываться перед Верховной Радой и украинским народом по выполнению стратегии по соблюдению прав человека, принятой в прошлом году, в том числе и по ситуации с межэтническими отношениями», — рассказал он.

На крайне опасную тенденцию обратила внимание и представитель Офиса Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека, начальник Управления по вопросам соблюдения прав ребенка, недискриминации и гендерного равенства Аксана Филипишина:

«Мы как государство в течение пяти последних лет постоянно заявляем о своей четкой позиции относительно ромов. И ситуация в Лощиновке открыла своеобразный ящик Пандоры. Вчера это была ситуация с сирийскими беженцами в Яготине, сегодня – Лощиновка, а завтра может быть еще одна подобная ситуация. Такие события, по мнению Уполномоченного, являются недопустимыми. Ситуация в Лощиновке не завершена, дети были вынуждены покинуть свои дома и не пошли в школу. Среднее образование в Украине по Конституции является обязательным, и кто ответит за нарушение прав детей, которые не совершили никаких правонарушений? Мы имеем граждан, покинувших все имущество и которым некуда пойти. Вопросов в этой ситуации очень и очень много. Должна быть четкая государственная позиция по недопущению любого притеснения граждан, которые отличаются от подавляющего большинства нашего общества», — отметила она.

Еще более критично высказался о произошедшем член наблюдательного совета Украинского Хельсинкского союза по правам человека Иосиф Зисельс:

«Мы расцениваем случившееся как погром на этнической почве и, к сожалению, реакция была не соответствующая, а антисоответствующая. Действия местной власти нужно оценить. Они привели к дискриминации этнической группы и это граничит с этнической чисткой. Также обращает внимание бездействие правоохранителей, которые наблюдали за этим спокойно и никак не реагировали. Мы уже обратились в полицию с просьбой дать этому оценку. Те, кто призывал к погрому, а это – конкретные лица, и они уже известны, их действия оцениваются по статье 161 УК как разжигание межнациональной розни. Эти события не просто спонтанные, которые возникли случайно. Это не первый случай, когда против ромов проводятся подобные действия. Это надо оценивать на государственном уровне, но до сих пор ни один государственный орган, ни премьер-министр, ни президент не выразил резкое осуждение. Зато губернатор фактически поддержал действия погромщиков и местной власти», — заявил правозащитник.

По его словам, исследования, которые проводятся в Украине каждый год, говорят о том, что за последние 23 года дистанция общества в отношении ромов граничит с ксенофобией:

«Эта тенденция со временем только растет. Два с половиной года назад наша организация инициировала должность уполномоченного по вопросам этнополитики при правительстве, но этот пост забрали, якобы нет никаких межэтнических проблем в Украине А они только нарастают на фоне войны на востоке страны. Необходимо создание межведомственной комиссии на уровне заместителей министров, которые могут принимать решения, а не месяцами обсуждать этот вопрос. Нужно выработать решение. Есть проблемы не только в отношении ромов, есть и другие, и они увеличиваются в нашей стране», — уверен Иосиф Зисельс.

С ним согласился исполнительный директор международного фонда «Видродження» Евгений Быстрицкий:

«Абсолютно неясна неправовая позиция губернатора Одесской области, я его хорошо знаю и был удивлен, что он не выдержал высоты объяснения ситуации и ее прекращения, он фактически переложил вину на ромскую общину. Это недопустимо в демократической стране. Исполнительная власть должна прекратить даже думать о возможности погромов, а ситуация должна быть решена немедленно. Очевидно, что подорван имидж Украины, международная общественность обратила внимание на события гораздо быстрее, чем наша власть. Это ослабляет правовой порядок в Украине и ставит под сомнение эффективность власти», — уверен Е. Быстрицкий.

В свою очередь, директор Центра стратегических дел Украинского Хельсинкского союза по правам человека Михаил Тарахкало сообщил, что УХСПЧ будет оказывать юридическую помощь пострадавшим ромам:

«Эти события получили резко негативную оценку с нашей стороны. Надо разобраться, что именно привело к таким агрессивным действиям. Есть очень серьезные вопросы к полиции. Нам непонятно, каким образом местные жители узнали, кто именно является подозреваемым в преступлении. Следующий момент – полное бездействие полиции. Она не только не выполнила свой долг защищать пострадавших, но и активно участвовала в погромах. Неизвестно, какие на сегодня возбуждены уголовные дела, как идет расследование, мы требуем прозрачных расследований и привлечения к ответственности. Следующее – выплата компенсаций пострадавшим от государства, и этого мы будем добиваться в судах. Эта ситуация является следствием полной бездеятельности власти. Отдельный вопрос к СМИ, которые не соблюдают презумпции невиновности: лицо, чья вина не доказана, в СМИ фигурирует как лицо, совершившее преступление», — обратил внимание М. Торохкало.

Кроме того, председатель Коалиции ромских организаций «Стратегия 2020» Владимир Кондур зачитал заявление от имени коалиции ромских неправительственных организаций и отметил, что организации прилагают все силы, чтобы права семей, которые были грубо нарушены, были защищены.

«Мы должны сделать так, чтобы эти люди услышали, что в стране есть закон, он действует, что они не брошены, и есть поддержка со стороны власти и правозащитников», — отметил он.

Напомним, ранее Одесский Комитет избирателей также сделал заявление, в котором выразил обеспокоенность бездействием властей в связи с ситуацией в Лощиновке.

Крайне необходимо надлежащее расследование совершенных на восточной Украине многочисленных преступлений и наказание преступников

19 июля, 2016

Париж-Харьков, 18 июля 2016

По результатам трехдневной рабочей встречи по вопросам документирования нарушений прав человека, которая была организована с 4 по 6 июля 2016 года в Харькове для украинских юристов и правозащитников, Международная федерация за права человека (FIDH) и Харьковская правозащитная группа выражают обеспокоенность в связи с превалирующей атмосферой безнаказанности за преступления, которые совершались со времени начала вооруженного конфликта на восточной Украине. Пробелы в украинском законодательстве, проблемы с доступом к территориям, которые не контролируются органами власти Украины, а также отсутствие политической воли для настоящего расследования и преследования в судебном порядке за эти преступления создают ситуацию, при которой случаи насилия и безнаказанности должен рассматривать Международный уголовный суд (МУС).

«Лица, ответственные за совершение многочисленных серьезных нарушений прав человека на неподконтрольных украинской власти территориях, продолжают свою преступную деятельность, не будучи привлеченными к ответственности», – заявляют правозащитники, добавляя, что «Украина не признала факт существования военного конфликта, поэтому не было применено надлежащее как национальное, так и международное законодательство. Вместе с тем, такие преступления могут достигать уровня военных преступлений и/или преступлений против человечности в соответствии с Уставом МУС».

Беззаконие, царящее на неподконтрольных правительству Украины территориях, наносит серьезный удар по правам человека в Украине. Местные юристы и правозащитники, документирующие преступления, которые совершались с начала конфликта, обсудили многочисленные проблемы, причиной которых является отсутствие верховенства права.

Глубокую обеспокоенность вызывает обмен захваченными в плен лицами, который происходит между двумя сторонами конфликта. Этот обмен осуществляется в правовом вакууме, что лишь обостряет проблему насильственных исчезновений с обеих сторон конфликта. С начала конфликта в 2014 году примерно 3000 украинских военных и гражданских лиц, которые были лишены свободы и попали в руки так называемых «ДНР/ЛНР», были обменены на пленных сепаратистов, о чем сообщила Служба безопасности Украины (СБУ).

Помимо того, что этот процесс обмена не регулируется ни одним определенным законом, в тайне держатся обстоятельства обмена, в том числе и информация о местах временного содержания, об условиях содержания, а также конечной судьбе тех, кто был передан другой стороне. Такая практика, берущая начало от отдельных случаев, превратилась в системную, является абсолютно непрозрачной и не имеет никакого правового регулирования.

Переговоры с целью проведения обмена захваченными лицами, а также лицами, лишенными свободы, усиленно монополизируются Службой безопасности Украины после принятия соглашения «Минск II» в феврале 2015 года, согласно которому требуется, чтобы обе стороны конфликта обеспечили «освобождение и обмен заложников и всех незаконно удерживаемых лиц на основе принципа «всех на всех»» (п. 6). Проблему усугубляет также нечетко сформулированное в тексте соглашения требование об амнистии, которое не определяет ни круг лиц, подпадающих под амнистию, ни условия и процедуру возможной амнистии.

«Мы подчеркиваем, что амнистия за совершение международных преступлений и серьезных нарушений прав человека противоречит международному праву и международным обязательствам Украины в области прав человека и будет способствовать только распространенности безнаказанности», — заявляют правозащитники.

С самого начала конфликта украинские правозащитные организации сообщали о значительном увеличении количества случаев убийств и насильственных исчезновений, пыток и жестокого обращения, незаконных задержаний и уничтожение имущества. Были также сообщения о случаях половых и гендерно обусловленных преступлений, совершенных как в отношении женщин, так и в отношении мужчин, хотя до настоящего времени такие случаи еще ненадлежащим образом задокументированы. Соответственно, сохраняют свою актуальность выводы, которые были сформулированы в докладе Международной федерации за права человека «Восточная Украина – гражданские попали под перекрестный огонь» относительно системной и распространенной природы преступлений, осуществляемых на неподконтрольной украинскому правительству территории. Эти проблемы требуют безотлагательного решения. Вооруженный конфликт в Донецкой и Луганской областях Украины привел к серьезным нарушениям прав человека, которые могут достигать уровня международных преступлений. По каждому из таких случаев должно быть проведено надлежащее расследование на национальном или международном уровне, виновные в совершении военных преступлений и преступлений против человечности должны быть установлены и привлечены к ответственности.

FIDH – Международная федерация за права человека – была основана в 1922 году, и сегодня объединяет 178 правозащитных организаций в более чем 120 странах на 5 континентах. FIDH работает для уважения всех прав, включенных во Всеобщую декларацию прав человека: гражданских, политических, экономических, социальных и культурных. FIDH осуществляет защиту жертв нарушений прав человека с целью предупреждения таких нарушений в дальнейшем, а также для привлечения к ответственности виновных. FIDH, так же как и организации-члены, не связана ни с какими партиями или религиозными движениями, а также не зависит от всех правительств.

Харьковская правозащитная группа (ХПГ, бывший Харьковский «Мемориал») работает в Украине с 1988 года. Основная проблематика – защита жертв нарушений прав человека в конкретных случаях, распространение информации и знаний о правах человека, анализ законопроектов, законодательства и практики, судебной и административной, в сравнении с международными стандартами прав человека, исследования по истории диссидентского движения. Среди ключевых тем — борьба с пытками в милиции и учреждениях исполнения наказаний, борьба за свободу информации и право на приватность. Адвокаты ХПГ выиграли более 100 дел в Европейском суде.

Источник: Харьковская правозащитная группа, 18.07.2016

Результаты поиска:

Киргизские правозащитники обратились в ООН и ОБСЕ после задержаний 8 марта

22 марта, 2020
Центр Гражданских Свобод — правозащитная организация, которая поддерживает движение в защиту прав человека, и осуждает любое нарушение этих прав. Наша организация работает не только в рамках Украины, но и на территории региона ОБСЕ. Кроме того, в нашем уставе существует направление «Солидарность», в рамках которого мы пытаемся поддерживать правозащитное движение и его инициативы в различных странах региона. Именно поэтому мы публикуем обращение наших коллег из Кыргызстана, связанное с нападением на мирную акцию 8 марта, пострадавшие от которого были в дальнейшем задержаны сотрудниками милиции.
 
 
Кыргызстан, являясь членом ООН и ратифицировав в 1994 году Международный пакт о гражданских и политических правах, в соответствии со ст. 21 обязан признавать и соблюдать право граждан на мирные собрания.
Пользование этим правом не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые налагаются в соответствии с законом.
Право на свободу мирных собраний — неотъемлемое условие реализации других прав человека, таких как свобода выражения мнения. Право на свободу собраний, как одно из истинных основ демократии, закреплено в основных договорах по правам человека, а также в обязательствах в рамках ОБСЕ, которые взяли на себя государства-участники в 1990 году в Копенгагене.
 
Кыргызстан, являясь членом ООН и ОБСЕ, должен отвечать за соблюдение взятых на себя обязательств. В то же время 8 марта 2020 года в Бишкеке произошел беспрецедентно грубый и жесткий разгон мирного женского марша солидарности со стороны около 50 провокаторов в масках и белых калпаках. Они напали на участниц мирного марша, используя силу, разбили весь инвентарь и порвали плакаты. Также они закидывали активисток яйцами и камнями. Некоторые участницы марша и журналисты получили ушибы и другие травмы.
 
Правозащитные организации и активистки-феминистки Кыргызстана ежегодно организуют женские марши, чтобы повысить осведомленность о правах женщин и гендерном равенстве, а также осудить нетерпимость, насилие и другие способы притеснения женщин.
 
Милиция, вместо того чтобы задержать провокаторов и защищать демонстрантов, ловила участниц/ков марша, нарушив их право на свободу мирных собраний.
 
Прокуратура признала незаконным запрет на митинг в центре Бишкека 5
В результате действий милиции около 70 человек были доставлены в УВД Свердловского района. Некоторые участницы/ки марша получили травмы во время задержания. Детская писательница Алтын Капалова получила ушибы и растяжения во время задержания.
 
Более получаса участницы/ки марша находились во дворе здания при температуре +3 градуса по Цельсию. Затем сотрудники милиции стали достаточно жестко загонять задержанных в здание УВД.
 
Одну из участниц марша — гражданку Украины Екатерину Мячину — милиционер ударил по голове в момент, когда она заходила в здание милиции.
 
После этого участниц/ков вынудили в течение более двух часов находиться в актовом зале УВД, нарушив их право на свободу передвижения.
 
Сотрудники милиции не представлялись, не объяснили причину задержания, а также не допустили адвокатов и представителей аппарата омбудсмена в здание УВД.
 
Одной из участниц стало плохо, у нее случилась паническая атака. Однако милиция не вызывала скорую помощь, ее вызвали сами участницы марша. После приезда скорой бригаду не пропускали в течение 20 минут. Кроме того, милиционеры не предоставили воду задержанным. Воду предоставили сторонницы/ки задержанных, которые пришли их поддержать к зданию УВД.
 
Восьмерых организаторов марша допрашивали в отдельных комнатах. Некоторых из них держали в коридоре и не предоставляли стулья. Воду им предоставили не милиционеры, а их сторонницы. Милиционеры задержали и их адвоката Евгению Крапивину.
 
Всем им нормально не зачитали их права, оказывали психологическое давление, угрожали применением силы. Мохире Суяркуловой сотрудник милиции порвал паспорт.
 
Участниц/ков мирного марша отпустили через три часа после задержания, установив личности, составив протоколы о задержании, вменив статью 82 Кодекса о нарушениях «Неповиновение законному требованию сотрудника органов внутренних дел».
 
Жесткий разгон мирной акции происходил на фоне заявлений чиновников о том, что «все усилия власти направлены на то, чтобы женщины были уверены в завтрашнем дне».
 
В данный момент шесть участниц марша находятся под следствием за «неповиновение законному требованию сотрудника органов внутренних дел». Все активистки отказались соглашаться с обвинениями.
 
10 марта 2020 года как минимум девять из задержанных демонстранток подали жалобы на незаконные действия милиции Свердловского района в Государственный комитет национальной безопасности.
 
Вопрос правомерности действий милиции также следует изучить в связи с их бездействием в отношении неизвестных мужчин, которые напали на активисток.
 
 
Милиция заявила, что разыскивает провокаторов с мирного марша за права женщин 17
При разгоне акции ни один из провокаторов не был задержан и доставлен в милицию. Несколько СМИ Кыргызстана сообщили, что действия провокаторов были согласованы с правоохранительными органами и осуществлялись с молчаливого согласия властей.
 
Только 9 марта 2020 Управление внутренних дел Свердловского района сообщило, что пятеро мужчин были оштрафованы за нарушение общественного порядка 8 марта 2020 года (вечером 8 марта. — Прим. Kaktus.media).
 
Ранее суд в Кыргызстане запретил проведение общественных собраний в центре Бишкека до 1 июля 2020 года, чтобы сохранить общественный порядок и противодействовать угрозе коронавируса. Однако 6 марта 2020 года иск из суда о запрете массовых акций в Свердловском районе был отозван, именно в этом районе и проходил женский марш 8 марта 2020 года.
 
Управление внутренних дел Свердловского района публично заявило, что организаторы женского марша не уведомили органы внутренних дел о марше.
 
Заявление МВД о несанкционированности марша из-за запретов районных судов на их проведение, ссылки на то, что не было надлежащего согласования с акимиатом Свердловского района и мэрией, противоречат Конституции.
 
Статья 34 гласит, что каждый имеет право на свободу мирных собраний, а их запрет и ограничения недопустимы, поэтому действия по разгону женского марша являются прямым нарушением конституционных прав граждан. За день до демонстрации организаторы получали онлайн-угрозы, а их групповой чат в Telegram был взломан и удален.
 
 
Мирная акция в Бишкеке в этот раз прошла без провокаций. Хотя попытки были (трансляция) 41
В знак протеста 10 марта 2020 года в Бишкеке была проведена акция в защиту участниц мирного марша, на которой выдвинуто требование отставки руководства Свердловского РУВД Бишкека и тщательного расследования нападения на участниц и участников женского марша.
 
Несмотря на то что протест 10 марта был совершенно мирным, группа женщин попыталась сорвать его, хватая и толкая участниц демонстрации.
 
Кыргызстан, являясь членом ООН, несет международные обязательства в сфере соблюдения прав человека и конкретно гражданских и политических прав.
 
Кыргызстан, как член ОБСЕ, должен четко выполнять все 6 руководящих принципов по мирным собраниям:
 
Презумпция в пользу проведения собраний.
Обязанность государства защищать мирное собрание.
Законность. Любые налагаемые ограничения должны быть основаны на положениях закона.
Соразмерность. Любые ограничения в отношении свободы собраний должны быть соразмерными.
Надлежащая практика административного регулирования.
В процессе достижения властями законных целей предпочтение следует отдавать мерам, предусматривающим наименьший уровень вмешательства.

Недискриминационность. Все люди в равной степени имеют право на реализацию свободы мирных собраний.

 

В связи с этим призываем УВКПЧ ООН и БДИПЧ ОБСЕ:
 
— Срочно отреагировать на случившийся силовой произвол в отношении участников женского марша солидарности.
Призвать власти Кыргызстана остановить насилие в отношении женщин, гарантировать безопасность и защиту для каждой участницы мирного марша.
— Призвать власти Кыргызстана соблюдать право граждан на мирные собрания, предпринять все необходимые действия по недопущению подобных случаев применения силы и срыва мирных собраний в будущем.
— Обратиться к властям Кыргызстана о необходимости проведения всестороннего расследования произошедшего факта нарушений прав граждан на мирные собрания, привлечь к ответственности лиц, принимавших решение об ограничении мирного собрания, сотрудников правоохранительных органов, участвовавших в разгоне.
— Найти и привлечь к ответственности провокаторов, учинивших насилие в отношении женщин и детей на мирной акции.
Обеспечить необходимую юридическую, физическую защиту, медицинскую и психологическую помощь для задержанных и пострадавших участниц/ков женского марша.
— С целью дальнейшего предотвращения нарушений прав женщин, возможности их продвижения и соблюдения гендерного равенства Кыргызстан должен выполнять обязательства по недопущению сужения политического пространства для организаций гражданского общества, гарантировать независимость деятельности профсоюзов, что будет противодействовать радикализации общества и возможным трагическим событиям.

Наследие революции. Что случилось с общественными движениями, зародившимися во время Майдана

14 февраля, 2018

Во время Революции достоинства появилось множество мощных гражданских движений, в которых участвовали тысячи украинцев. Фокус вспомнил самые яркие и важные движения того времени и узнал их дальнейшую судьбу.

Автомайдан

«Наше движение, созданное из активистов и автовладельцев, возникло в ноябре 2013-го с началом протестов. На следующий день после того как избили студентов, мы встретились в пабе и начали обсуждать, что делать дальше. У меня был опыт организации акций «Я ненавижу Укравтодор», когда мы поехали и поломались под Кабмином. Но по масштабу 50–100 человек и 50–100 машин — это две несоизмеримые вещи. Мы тогда поехали к МВД и забросали его стены яйцами», — вспоминает Алексей Гриценко, один из основателей Автомайдана. Его активисты принимали участие в столкновениях с «Беркутом» на Грушевского и на Михайловской. Выставлялись ночные патрули, которые отслеживали перемещение техники силовиков, групп антимайдана. Автомобилисты занимались эвакуацией раненых, логистикой Майдана. После Революции достоинства Автомайдан преобразовали в общественную организацию с представительствами в регионах. Костяк составляет 150 человек по всей стране, но с большим мобилизационным потенциалом. «Мы не способны подменить собой государство и побороть коррупцию, но можем давить на правоохранительные органы и суды, которые должны заниматься борьбой с коррупцией. Входим в Общественный совет при НАБУ, делегировали людей в Громадську раду доброчесности», — рассказывает Гриценко.

Как и в случае с другими известными организациями, бренд «Автомайдан» используют все кому не лень. Многие бывшие активисты движения, которые во время Революции достоинства боролись плечом к плечу с режимом Януковича, впоследствии не выдержали испытания славой и деньгами, потому отделились. Они создали собственные проекты, в названии которых использовали слово «Автомайдан». Таких в стране насчитывается не менее 36. Чтобы отделить их от оригинального Автомайдана, аксакалы движения сформировали чёрный список известных людей, которые имели отношение к организации, но уже не являются её членами. По словам Гриценко, сегодня члены Автомайдана — это типичный средний класс, люди, которые любят свободу, комфортную жизнь, могут позволить себе иметь машину. В определённой степени это и делает их независимыми.

ЖМИ НА ГАЗ. Один из организаторов Автомайдана Алексей Гриценко говорит, что основа движения — типичный средний класс

Открытый университет Майдана

Открытый университет Майдана появился как свободный лекторий, где выпускники и преподаватели бизнес-школ объясняли активистам основы гуманитарных наук и общественного развития. После завершения протестов часть организаторов Открытого университета ушла в другие проекты, например, в «Прозорро». Сегодня это движение трансформировалось в платформу гражданского образования, сосредоточившись на развитии гражданских компетенций.

«Наша цель — дать доступ к знаниям, которые могут менять мысли и поведение гражданина как собственника государства», — говорит Остап Стасив, сооснователь инициативы. На сайте университета представлены 44 курса, среди которых курсы по персональному развитию, предпринимательству, укреплению громад. Здесь почти 600 тыс. посетителей и 20,5 тыс. слушателей.

«Это такой гражданский MBA, где люди не платят, но он помогает получить знания. Например, у нас есть курсы по продвижению энергоэффективности. Они рассказывают о том, что это такое, где найти инвестиции для внедрения энергоэффективных технологий, какие программы финансирования есть, где их отыскать, как организовать ОСМД. Планируем создать курс по управлению общественной собственностью», — делится планами Стасив.

Все курсы на сайте представлены бесплатно, но организаторы платформы думают над созданием бизнес-модели, при которой бизнес сможет получать за деньги онлайн-консалтинг по корпоративному образованию. Средства, вырученные от этого, пойдут на развитие бесплатных онлайн-курсов. Открытый университет также регулярно участвует в проведении всевозможных тренингов и открытых лекций.

«Правый сектор»

Одним из символов Майдана стало объединение «Правый сектор». Собранное преимущественно из футбольных ультрас и националистов, именно оно оказалось наиболее подготовленной частью уличных бойцов. Дмитрий Ярош, лидер объединения, появился на публике только через два месяца после создания организации и стал главным раздражителем и элементом запугивания российской пропаганды. Его непримиримая позиция в отношении действующей в тот момент власти сыграла важную роль в свержении режима Януковича.

После Майдана и с началом бое­вых действий ПС разделился — боевое крыло организации оформилось в Добровольческий украинский корпус, воевавший на самых горячих участках донбасского фронта. Его бойцы принимали участие в битвах за Донецкий аэропорт и в Песках, регулярно использовались военными как разведывательно-диверсионные группы. Вторая часть «Правого сектора» превратилась в политическую партию, созданную на базе УНА-УНСО.

Изначально это было добровольческое движение без чёткой иерархической структуры, и названием «Правый сектор» пользовались все желающие. Так произошло в Мукачеве летом 2015 года, когда бойцы ПС приняли участие в криминальных разборках с использованием тяжёлого пехотного вооружения. Это вызвало общественный резонанс и привело к расколу в «Правом секторе». Организацию покинул её лидер Дмитрий Ярош, основав «Державницьку інициативу Яроша» (ДІЯ), а также собственное военизированное формирование УДА (Украинская добровольческая армия). «Правый сектор» продолжает существовать, но уже практически не выделяется на фоне других правых организаций.

Во время Революции достоинства образовалась Самооборона Майдана. Созданная после силового разгона, неформальная организация подчинялась штабу координационных сил. В разное время в её состав входило от 17 до 42 сотен Майдана. После начала боевых действий многие члены Самообороны вступили в Нацгвардию и стали костяком добровольческих формирований, ушедших на фронт. Немало участников Самообороны Майдана было в рядах ВСУ, в батальонах «Айдар», «Донбасс» и «Азов».

«Евромайдан SOS»

После разгона мирной акции студентов не осталось в стороне и правозащитное сообщество. Уже утром следующего дня появились телефонные горячие линии, на которых сидели активисты, юристы и правозащитники, собиравшие информацию о преступных действиях властей. Они же выясняли, кто из активистов пропал и кому нужна помощь.

«Когда мы увидели количество пострадавших, возникла идея юридической помощи их родственникам. Мы открыли горячую линию и предложили адвокатам нам помочь. Дальше наша инициатива разрослась до масштабов информационного центра всего, что касалось Евромайдана», — говорит координатор Центра гражданских свобод Александра Романцова. До марта, когда Революция достоинства окончательно победила, центр «Евромайдан SOS» принял более 16 тыс. звонков исключительно силами волонтёров. Они занимались розыском пропавших активистов, уточнением списков погибших и пострадавших, неотложной юридической помощью, сопровождением дел в судах, сбором доказательств преступлений режима Януковича и сотрудников милиции. Кроме того, сообщество проверяло слухи наподобие «на нас идут танки» и координировало действия других инициатив Майдана. После Революции достоинства активисты с помощью иностранных партнёров подали в Международный уголовный суд ООН обращение на основе собранных материалов. Сейчас его рассматривает международная прокуратура.

БЕСПЛАТНЫЕ ЗНАНИЯ. На сайте Открытого университета Майдана, сооснователем которого является Остап Стасив, представлено 44 курса. Здесь почти 600 тыс. посетителей и 20,5 тыс. слушателей

Сегодня «Евромайдан SOS» работает как информационная площадка в сфере прав человека, в частности, ведёт кампанию Let my people go по освобождению украинских политзаключённых в России. Также инициатива основала волонтёрскую премию, вручение которой происходит в годовщину избиения студентов. После окончания Евромайдана и начала боевых действий члены инициативы основали ряд общественных организаций, занимающихся помощью пострадавшим от конфликта, — «Восток-SOS», «КрымSOS», «Донбасс SOS».

«Мистецький Барбакан»

Неформальное объединение художников, сопровождавших Революцию достоинства. Меткие карикатуры и художественные принты вдохновляли на дальнейшую борьбу. Идею творческой крепости спроектировал архитектор Дмитрий Жило, он же участвовал в её создании. К группе присоединились украинские художники Иван Семесюк, Андрей Ермоленко, Алекс Заклецкий и другие. Арты, созданные участниками «Барбакана», до сих пор пользуются бешеной популярностью, их часто можно увидеть на футболках и патриотической сувенирной продукции. После окончания Майдана многие творцы стали помогать фронту — кто-то создавал дизайны шевронов, а кто-то пошёл добровольцем.

«Половина из нас ушла воевать, очень много архитекторов в первые дни войны рванули на фронт. Другие подались в социальное искусство. Можно сказать, что с «Мистецького Барбакана» зародился культурный фронт. Мощная лавина, которая началась там, действует до сих пор», — считает украинский художник Андрей Ермоленко.

Кроме художественного наследия участниками «Барбакана» создано издательство «Люта справа», кафе-бар и галерея «Барбакан», где регулярно собирается творческая и социально активная публика.

Канцелярская сотня

После бегства Виктора Януковича и его приспешников в феврале 2014 года в Украине остались горы документов, свидетельствующих о преступлениях «семьи». Многие бумаги были выловлены из пруда в Межигорье или найдены измельчёнными в шредере в офисе олигарха Сергея Курченко, который вёл дела Януковича и Ко. Восстановлением повреждённых документов и их анализом занялась Канцелярская сотня, созданная журналистом-расследователем Денисом Бигусом. Тысячи листов бумаги собирались из небольших фрагментов, сканировались и отправлялись в цифровую базу данных.

Первым проектом Канцелярской сотни стал YanukovychLeaks, рассказывающий о роскошном образе жизни бывшего президента и его подельников. Дальше инициатива создала сайт declarations.com.ua, на котором публиковались декларации чиновников. Заполненные ими вручную декларации волонтёры сканировали, потом перенабирали на компьютере и выкладывали в Сеть для публичного доступа. Работа этого сайта спровоцировала немало скандалов — чиновникам очень не нравилось, что их роскошный образ жизни становился достоянием общественности. Сегодня проект содержит более 1,5 млн деклараций, из которых несколько десятков тысяч были заполнены вручную. С массивом подготовленных Канцелярской сотней данных продолжают работу журналисты, проводя антикоррупционные расследования.

Источник, 13/02/2018

Не сидеть сложа руки: почему переселенцам в Украине нужен новый статус

18 января, 2018

С начала войны с Россией вынужденными переселенцами в Украине стали около 2 миллионов человек. Но, вопреки расхожему мнению, что все они поголовно иждивенцы, становящиеся обузой «на новом месте», на деле многие из них — активны в бизнесе и общественной деятельности, делают для Украины немало полезного. Государство же взамен не дает им почти ничего, и даже лишает их права голоса.
Российская агрессия против Украины превратила более 2 миллионов человек в вынужденных переселенцев. Официальная статистика Министерства социальной политики дает несколько иные цифры – около 1,5 миллионов человек – только потому, что в ведомстве ведут учет людей с соответствующей справкой внутренне перемещенного лица. Вместе с тем, часть переселенцев – по разным причинам – не стали обзаводиться таким документом. Мизерная ежемесячная адресная помощь (442 гривны для работающего и 884 гривны для неработающего) – слабый аргумент повесить на себя «ярлык» иждивенца. Ведь именно так многие украинцы из Крыма и Донбасса воспринимают статус переселенца. Вместе с тем, нередки случаи, когда после переезда «из региона АТО» в любую другую область Украины, жители востока страны сталкиваются даже с навязыванием им такого статуса. Причем, такую «услугу» социальные службы пытаются оказывать не только людям, действительно ставшим вынужденными переселенцами, а и тем, кто просто сменил место жительства, например, продав квартиру на подконтрольной Украине территории. Сильный ресурс Как бы там ни было, с оккупированных территорий уехала, по сути, самая активная и образованная часть населения, в том числе молодежь. Поэтому Киев, Харьков, Одесса и другие украинские громады, куда массово уезжали жители Донбасса и Крыма, приобрели в лице этих людей немалый социальный ресурс. К примеру, дончанин, чемпион мира по скалолазанию Даниил Болдырев сегодня живет в Одессе, мечтает закрепить свое имя на родной спортивной арене и верит, что когда-то сможет вернуться в украинский Донецк. Хотя еще в 2015 году из-за своей донецкой прописки не мог даже снять жилье на подконтрольной Украине территории.

«Мы — люди, которых пересадили на другую почву, поэтому мы должны постоянно создавать что-то новое, у нас нет другого варианта. Поэтому и появляются аналитические центры, общественные организации, бизнес-инициативы переселенцев», – убежден дончанин-переселенец, советник Министра информационной политики Украины Дмитрий Ткаченко. По его мнению, именно переселенцы сегодня — настоящие «адвокатами» украинского Донбасса в глазах украинского общества. Так, донецкое информационное агентство «Остров» — проукраинское издание, ориентированное на освещение событий на востоке Украины даже после «переезда» в Киев, читают как те, кто покинул свои дома с началом оккупации, так и те, кто остался жить на Донбассе. Такие новости, иногда, единственная возможность не потерять связь с реальностью людям, которых ежедневно пичкают российской пропагандой. В свою очередь, Донецкий фонд культурных инициатив «Изоляция», который был захвачен боевиками «ДНР» летом 2014 года, а позже перебрался в столицу, реализовывает креативные культурные проекты, в том числе, международного уровня. Пару лет назад «Изоляция» совместно с аналогичной культурной инициативой в США «AS220» провели образовательную программу для детей-переселенцев Украины и детей США, которые столкнулись с насилием и наиболее остро ощущают социальные проблемы. «Если мы помогли хотя бы части этих детей, это уже большой плюс. Этот международный опыт — дополнительное доказательство, что такое нужно и важно реализовывать не только в Украине, но и в Америке, и в Европе», – вспоминает директор фонда Оксана Саржевская-Кравченко.

Дончанка Дарья Касьянова в 2014 году помогала эвакуировать с временно оккупированных территорий детей-сирот, людей с инвалидностью. Сегодня она – национальный директор по развитию программ неправительственной благотворительной организации «SOS Детские городки Украины». А ее дочь, 15-летняя Ангелина Касьянова, в конце ноября прошлого года стала первым представителем Украины в новом Детском Европарламенте.

На помощь надейся, но сам не плошай

На сегодня в Украине хватает организаций, где тем или иным способом помогают украинцам с Донбасса: Всеукраинская Ассоциация Переселенцев (http://bezhenec.org/uk/homepage-politics-3/), Общество Красного креста Украины (http://redcross.org.ua/), Управление ООН по делам беженцев (УВКБ ООН) (http://unhcr.org.ua/uk), Фроловская 9/11 (https://www.facebook.com/frolivska911/), Донбасс SOS (http://donbasssos.org), Восток SOS (http://www.vostok-sos.org), Крым SOS (krymsos.com), Ответственные граждане (responsiblecitizens.org), Восстановление Донбасса (restoring-donbass.com), Социальное Партнерство (socpartnerstvo.org). Но такое многообразие общественных инициатив вовсе не означает, что кто-то что-то сделает за вас. В новой жизни особенно важна готовность людей действовать самостоятельно. И переселенцы действительно крутятся, как могут: не боятся участвовать в различных проектах при поддержке международных фондов, ходят на предпринимательские курсы, кто-то, в итоге, выигрывает гранты и в корне меняет вид деятельности, начинает собственное дело. Так, луганчанин   Михаил Лучкин открыл в Харькове бизнес на съедобных картинах, дончанин Иван Балыкин установил в киевской пиццерии первый аппарат по продаже книг, крымчанин Анатолий Засоба открыл в столице пекарню, Наталья Хныкина из Луганска шьет одежду… Таких историй очень много.

24-летняя Олеся Василец тоже из когорты переселенцев. До войны и оккупации жила и училась в Луганске, мечтала о собственном бизнесе: имея за плечами профессиональные занятия восточными танцами, победы на всеукраинских чемпионатах и диплом хореографа, хотела открыть школу восточных танцев. Но летом 2014 года, с тысячей гривен в кармане, вынуждена была уехать. Выбрала Киев.

Первые несколько недель после переезда жила в семье писателей, приютивших ее «по знакомству», потом перебралась в Дом писателей и искала работу. Параллельно, подала документы в магистратуру Киево-Могилянской академии, ориентируясь на «бюджет» — денег для оплаты обучения не было. Дальше жизнь завертелась – днем Олеся училась, вечером писала статьи в газеты и журналы, подрабатывала репетитором по английскому и даже убирала офисы. Спала по несколько часов. Перебралась из Киева в Ирпень – там снимать жилье было дешевле. В небольшой комнате ютилась не одна – с родственниками, которые чуть позже нее, но тоже уехали из Луганска.

Такой режим повышенной нагрузки Олеся переживала стойко, знала, ради чего это все затеяла: мечта о собственном бизнесе – школе восточных танцев – никуда не пропала.

Стартовый капитал составил всего пять тысяч гривен, которые Василец накопила за несколько месяцев. Деньги пошли на регистрацию ФОП, первую печатную рекламу, аренду первого зала. Абсолютно все Олеся делала самостоятельно: придумывала дизайн рекламных листовок, рисовала их в фотошопе, печатала, расклеивала. «Где-то два дня у меня заняла первая расклейка, я по девять часов без перерыва ходила и расклеивала пять тысяч листовок», – говорит Олеся.

Зал девушка арендовала в одном из зданий Налоговой академии в Ирпене. Уговор с руководством ВУЗа был прост: с них – помещение, с Олеси — тысяча гривен в месяц, бесплатное обучение студентов академии и обязательство выступать на всех мероприятиях как академии, так и города. Так родилась школа восточных танцев «Гюррем».

Семь месяцев Василец работала «в минус», бизнес держался только на ее вечных подработках, на восьмом месяце удалось выйти «в ноль», а десятый закрыть уже с небольшим, но «плюсом». На сегодня школа танцев Олеси Василец состоит из 14 филиалов: четыре в Ирпене, пять в Киеве, есть школа в Коцюбинском Киевской области, в Черкассах и Одессе. В прошлом году танцоры «Гюррем» выиграли Чемпионат Украины по восточным танцам.

Сама Олеся преподает в Ирпене и в одном киевском филиале. А, помимо этого, взялась за профессиональную подготовку хореографов восточных танцев. «Я открыла восьмимесячный курс для хореографов belly dance, разработала соответствующую методичку, которая все восемь месяцев описываются в деталях — от элементарных дыхательных упражнений до постановки танца», – рассказывает она.

Путь, который Олеся Василец прошла к своей мечте не был легким. Ее история действительно мотивирует, а сама она не против поделиться опытом. Еженедельные чаепития с другими переселенцами, на которых девушка рассказывала, как начать свой бизнес и с какими подводными камнями придется столкнуться, постепенно превратились в отдельный благотворительный проект бесплатных тренингов для переселенцев-предпринимателей. «Я назвала этот проект «Кристалл», потому что кристалл у меня ассоциируется с прозрачностью и чистотой. Таким должен быть украинский бизнес», – подчеркивает Василец.

Из прошлых вечных подработок, которые позволили добиться все этого, у Олеси осталось только репетиторство по английскому. Основной состав учеников Василец — депутаты Ирпенского горсовета. «Группа небольшая, семь человек, но мне пока с головой хватает», – отмечает она.

Впрочем, девушка не собирается останавливаться на достигнутом и теперь планирует открыть в Ирпене, ставшем ей уже родным городом, еще и кофейню.

«Я хочу обратить внимание, что все-таки переселенцы – это люди с проукраинской позицией. Они могли уехать в Россию, Польшу, но они приехали и работают здесь, они выбрали Украину», – отмечает глава «Всеукраинской Ассоциации Переселенцев» Руслан Калинин.

По его словам, сложно говорить о том, какой род деятельности пользуется у переселенцев наибольшим спросом – какой-либо статистики, и, соответственно, объективной информации по этому поводу, нет. «Конечно, тем же бывшим шахтерам сложнее устроиться, люди идут или в таксисты, или на рабочие специальности, или в охрану, но, если судить по моим знакомым, то, в основном, все стараются устроиться на работу по специальности, ведь хорошие специалисты всегда востребованы», – рассказывает он.

По словам Калинина, в прошлом году девять компаний, основанных переселенцами, представили свои товары на европейском рынке, продемонстрировали свою конкурентоспособность в Польше. Поэтому и в нынешнем году в Ассоциации делают ставку на развитие темы предпринимательства. Уже ведутся переговоры с разными посольствами по поводу организации поездок по польскому примеру. «Будем показывать, что переселенец предприниматель – это не иждивенец, а человек, который может сам заработать деньги, платит налоги в страну, создает в своей стране новые рабочие места», – говорит он.

Свои. Герои

Вопреки еще одному оскорбительному стереотипу о выходцах с временно оккупированных территорий, мол, «привели в свой дом войну, а сами свалили», украинцы с Донбасса и Крыма не меньше других защищают Украину. Вряд ли можно озвучить подобное в адрес Героя Украины, уроженца прифронтового Покровска Донецкой области, десантника 25-й бригады, майора ВСУ Андрея Ткачука. Или в адрес украинского партизана из города Красный Луч Луганской области, побывавшего в плену и искалеченного боевиками, Владимира Жемчугова.

Можно также вспомнить митинги в поддержку единой Украины в Донецке и Симферополе, так и участие дончан, луганчан и крымчан в столичном Евромайдане. Некоторые из них получили звание Герой Украины. Правда, посмертно. Это донецкий активист Дмитрий Чернявский, погибший от ножевого ранения в Донецке в марте 2014 года.  Это выходец из Ясиноватского района Донецкой области Иван Пантелеев и активист Самообороны Майдана из Добропольского района Донецкой области Владимир Наумов, журналист из Керчи Сергей Кемский, погибшие от пуль снайперов на столичном Майдане. Это депутат Горловского местного совета Владимир Рыбак, убитый боевиками россиянина Игоря Гиркина («Стрелка»), захватившими Горловку, за попытку установить на здании райадминистрации города украинский флаг. Это крымчанин Решат Аметов, призвавший в марте 2014 года пикетировать Совет министров Крыма и вышедший на одиночный протест в Симферополе, убитый «неизвестными» зелеными человечками из «отрядов самообороны Крыма».

Другими словами, как любят говорить военные, вопрос языка или вопрос «откуда родом», появляется только за крайним блокпостом. А в «окопах» это не имеет никакого значения…

Лоббисты Украины в Европе

Отдельно стоит остановится на важной роли переселенцев в качестве «адвокатов Украины» в европейских структурах. «Когда, например, в Брюсселе, в Страсбурге, поднимается вопрос Украины – Россия очень круто «работает» – привозит наших же дончан, чтобы показать, что на Донбассе, мол, гражданская война, продвигает эту тему. И тогда наши переселенцы действительно становятся очень полезными, ведь они являются лоббистами Украины в европейских структурах», – рассказывает Дмитрий Ткаченко.

По мнению исполнительного директора общественной организации «Общественный холдинг «Группа влияния», переселенки Татьяны Дурневой, люди, выехавшие из оккупированных городов, намного острее чувствуют ценность прав человека: «Как говорится, нам оно «больше болит», и мы сами заинтересованы рассказывать правду о нарушении прав человека и лоббировать необходимые решения на всех доступных площадках».

По ее словам, различные программы и проекты Совета Европы, ООН, различных фондов и правозащитных организаций способствуют тому, чтобы голос пострадавших от российской агрессии граждан Украины был услышан на международном уровне. Более того, во время международных визитов, помимо участия в основных заседаниях, переселенцы стараются проводить и дополнительные встречи. Как результат – в статьях иностранных изданий, аналитических отчетах или рекомендациях появляется полноценное упоминание о проблемах, с которыми сталкивается Украина и непосредственно люди, пострадавшие от российской агрессии. Организацией подобных встреч успешно занимаются Центр гражданских свобод, Крым SOS, Центр информации про права человека, Донбасс SOS, Восток SOS, Украинский Хельсинский союз по правам человека и другие.

«Такие визиты – важная составляющая международной адвокации, что помогает европейским стейкхолдерам (заинтересованным сторонам, – УНИАН) лучше понять ситуацию, которая сложилась в Украине с защитой прав и свобод человека (особенно в отношении граждан, пострадавших вследствие агрессии РФ), и помогает представителям гражданского общества продвигать необходимые для Украины решения», – считает Татьяна Дурнева.

Большинство переселенцев, с которыми общался УНИАН, убеждены: их опыт, и в целом, опыт Украины в этой войне, важен для мира. «Я помню, как в 2014 году, к нам приехала УКПБ ООН и другие ООНовские структуры, мы тогда у них спрашивали, как эвакуировать, как это делать, как – то… А они отвечали: «Мы не знаем, мы работали только, когда были наводнения или извержения вулканов». Мы же сегодня в центре Европы знаем все о военных действиях. Так что тот опыт, который мы аккумулируем в Украине, на самом деле уникален. Сегодня к нам уже приезжают партнеры из других стран изучать «как реагировать в чрезвычайных ситуация», – говорит Дарья Касьянова.

Впрочем, само по себе существование такой категории украинцев как «временно перемещенные лица», дает возможность неслабо спекулировать на этой теме. Чего только стоит недавнее манипулятивное заявление польского премьера Матеуша Моравецкого о том, что Польша-де приняла [как беженцев] более 1,5 млн выходцев из Украины. «При этом значительная часть из них – это люди, которые бежали с территорий, где идут боевые действия – с Донбасса», — заявил он.

Другими словами, премьер-министр Польши, чтобы объяснить нежелание принимать в своей стране беженцев-мусульман, назвал беженцами всех украинцев, которые по разным причинам (кто-то работает, кто-то учится) находятся в Польше.

Квартирный вопрос

Но если и говорить о том, что перемещение жителей Донбасса и Крыма продолжается до сих пор, то происходит оно, скорее, в обратном направлении – те, кто не нашел себя на новом месте, возвращаются домой. И главная причина такого явления – наличие на оккупированных территориях собственного жилья. По словам Руслана Калинина, начиная с 2014 года государство, по сути, так и не запустило ни одной жилищной программы, которая бы предоставляла жилье переселенцам или помогала его приобретать. Попадаются только какие-то отдельные случаи, когда непосредственно городская или районная администрации брались за решение этой проблемы. Но это – единичные примеры.

Единственным положительным сдвигом глава Ассоциации переселенцев называет закон №1954, предусматривающий государственную поддержку переселенцев в покупке жилья в размере 50% от общей суммы – программу «Доступное жилье». Но и здесь не без проблем. Ведь суть этой программы — покупка квартиры в паритете с государством. То есть, воспользоваться ею могут только те, у кого имеются определенные финансовые средства. О незащищенных слоях населения, людях с инвалидностью или матерях- одиночках речь не идет.

Кроме того, для реализации этой программы на 2017-2018 годы выделено всего 130 млн гривен. Этого, по подсчетам Калинина, хватит только для 350 семей – капля в море. «Только по городу Киеву больше пяти тысяч человек стали в очередь на подачу документов, здесь самый большой ажиотаж», – говорит Калинин.

По его словам, «Всеукраинская Ассоциация Переселенцев» совместно с группой народных депутатов и другими общественными организациями уже в первой половине этого года собирается лоббировать внесение изменений в бюджет 2018 года, чтобы увеличить финансирование программы «Доступное жилье», как минимум, до 500 млн гривен.

Еще один проект Ассоциации – предложение приватизировать жилье в местах компактного проживания (общежития, пансионаты), если это жилье сейчас находится в государственной собственности. По предварительным подсчетам, это позволило бы дать крышу над головой 5-7 тыс. человек. «Даже такие показатели – лучше, чем ничего», — считает Калинин.

Также в Ассоциации переселенцев предлагают обратить внимание на недострои и долгострои, которые имеются в каждом городе. «Вести активные переговоры с донорами. Проверять законность этих построек, и, если они законно построены, достраивать и давать возможность переселенцам селиться в таких домах», – объясняет Калинин.

И последнее – в вопросе реализации жилищных программ для переселенцев, по мнению Руслана Калинина, может помочь и непопулярная реформа. Дело в том, что ежегодно на компенсации для аренды жилья переселенцев государство тратит около 120 миллионов долларов. Если пересмотреть систему выплат, временно отменив их для работающих, и оставив только для незащищенных слоев населения, в том числе для детей, то, по расчетам Ассоциации переселенцев, каждый год удастся сэкономить до 40 миллионов долларов. «Мы предлагаем пустить эти деньги именно на реализацию жилищных программ. Половину суммы – на финансирование программы «Доступное жилье», а половину – для решения жилищных вопросов незащищенных слоев населения. То есть, покупать им квартиры в небольших городках, стоимостью от 6 до 12 тысяч долларов. Благодаря этой экономии ежегодно мы сможем обеспечивать жильем около 3-3,5 тысяч переселенцев», – рассуждает Калинин.

Без права голоса

С избирательными правами у переселенцев дела обстоят примерно такие же, как и с жилищным вопросом. По словам Татьяны Дурневой, более 4% избирателей, выехавших из Крыма и Донбасса, четвертый год лишены возможности голосовать на местных выборах и выбирать народного депутата в одномандатных округах по месту своего фактического проживания. А все дело в «неудачной прописке», к которой привязывается избирательный адрес: поскольку практически невозможно изменить свою прописку, переселенцы не могут реализовать свое избирательное право в громадах, куда им пришлось переехать.

«В Украине сейчас постоянно проходят выборы в объединенные территориальные громады, поэтому этот вопрос не сходит с повестки дня, по крайней мере, у переселенцев и правозащитников. В то же время, народные депутаты не спешат рассматривать законопроект №6240 (об обеспечении избирательных прав внутренне перемещенных лиц), который был разработан совместно «Группой влияния», Гражданской сетью «ОПОРА» и Международной фундацией избирательных систем, и получил позитивные выводы нескольких комитетов ВР и международных экспертов», – сетует она.

Дурнева подчеркивает, что сегодня на рассмотрении в Верховной Раде, помимо этого документа, находится еще один, требующий немедленного принятия – №6692 (о пенсионных выплатах внутренне перемещенным лицам и гражданам, оставшимся на неподконтрольных территориях).

Но парламентарии пока сосредоточены на другом – на этой пленарной неделе баталии разворачиваются вокруг принятия во втором чтении законопроекта №7163 о реинтеграции Донбасса, не способного, впрочем, ничем подсобить ни переселенцам с оккупированных территорий, ни тем, кто продолжает жить в оккупации.

Источник, 17/01/2018

 

 

Правозащитники разработали концепции освобождения заложников вооруженного конфликта

15 марта, 2017

Представители украинских правозащитных организаций высказались за выведение переговоров об освобождении заложников, удерживаемых в отдельных районах Донецкой и Луганской областей (ОРДЛО) и в России, из политического формата, которым являются Минские переговоры.

«Вопрос возвращения граждан является вопросом гуманитарным, и поэтому он должен быть выведен из политических переговоров, которыми является Минский формат. Мы предлагаем перевести вопрос освобождения людей в гуманитарно-правовую плоскость. Поэтому мы настаиваем на том, что Украина должна выработать государственную стратегию, концепцию защиты прав человека в условиях конфликта и в постконфликтный период», — сказала юрист Украинского Хельсинкского союза по правам человека Надежда Волкова на брифинге 14 марта в Киеве, сообщает «Интерфакс-Украина».

По ее словам, Минский формат зашел в тупик: у Украины нет государственной стратегии по возвращению ее граждан из РФ и ОРДЛО, обмены заложниками не проходят.

В связи с этим, считает правозащитница, нужно выйти на новый гуманитарный формат, который не должен зависеть от политических переговоров.

В свою очередь координатор Медийной инициативы за права человека Мария Томак отметила, что в Украине нет ответственной институции за «пленников Кремля», нет стратегии государства по этому вопросу. «Важной является идея распределения гуманитарных и политических вопросов, и если Украина это предложит западным партнерам, мне кажется, это может произойти», — подчеркнула М. Томак.

Материал опубликован 14.03.2017: http://ihahr.org/news/ukraina-pravozashchitniki-razrabotali-koncepcii-osvobozhdeniya-zalozhnikov-vooruzhennogo

Правозащитница Александра Матвийчук: Нужно выиграть эту войну, но не превратиться в РФ

26 февраля, 2017

«Пока мы похожи на людей, которые ходят в яме по кругу и раз в десять лет, когда становится совсем плохо и дно оказывается все ближе, революционным способом корректируют траекторию движения и пытаются из нее вылезти».

Правозащитница Александра Матвийчук: Нужно выиграть эту войну, но не превратиться в РФ

Прикрываясь формулой «мы боремся с российской агрессией», украинская власть не всегда обосновано ограничивает права и свободы своих граждан. «Проблема в том, что эта формула приводит к тому, что у людей отключается критическое мышление, начинают возобладать эмоции. Парадоксально, но они готовы отдать власти те права и свободы, за которые проливали кровь на Майдане», – отмечает правозащитница, координатор общественной инициативы Евромайдан-SOS, председатель правления Центра гражданских свобод Александра Матвийчук.

Она добавляет: важно помнить, что необходимо не только бороться за временно оккупированные территории, но и строить демократическую модель общества.

Подробнее о заданиях, которые сейчас стоят перед украинцами, Александра Матвийчук рассказала FaceNews. Также правозащитница поведала о том, почему мы до сих пор не знаем, кто виновен в гибели Небесной сотни.

Александра, уже три года украинцы ждут ответов на вопросы о том, кто стрелял по людям во время Революции достоинства, кто давал эти приказы. Почему, по Вашему мнению, ответов до сих пор нет?

Этому есть объективные и субъективные причины. Во время Евромайдана органы, которые должны были расследовать преступления и проводить первичные следственные действия, этого не делали. Они были заняты тем, что совершали эти преступления. Было уничтожено огромное количество документации, бывшее руководство страны находится в бегах в Российской Федерации и других странах. То есть существует целый ряд объективных вещей, усложняющих следствие.

В чем заключаются субъективные причины? В том, что, к сожалению, расследование и свершение правосудия упало на плечи нереформированной системы правоохранительных органов и тех судей, многие из которых во время Майдана сами выносили заведомо неправосудные решения. Сложно ожидать от них каких-то высоких стандартов правосудия, ведь по-хорошему они понимают, что рано или поздно, если расследование будет эффективно, их тоже привлекут к ответственности.

Кроме того, я не вижу большого внимания руководства страны. Так, на протяжении первого года у нас не было создано даже единого центра расследования, дела были расспрошены по разным следователям и даже структурам.

После того, как этот центр наконец-то появился, он долгое время не получал необходимой поддержки. В конце 2015-м года там работало восемнадцать следователей, они расследовали больше 2 000 эпизодов буквально «на коленке», без помещений и материально-технического обеспечения. Это явно не то, как нужно относиться к делу, которое президент называет наиболее резонансным за всю историю независимой Украины.

Последнее, что нас очень возмутило, когда в октябре прошлого года Юрий Луценко принял решение изменить, а по его мнению, улучшить процесс организации расследования. У него была идея, от которой он, к счастью, отказался, объединить производства в одно и сделать большое дело Януковича.

Самое важное в этом решении – это изменение фокуса расследования. Ведь если мы начнем сразу собирать доказательства только против верхушки, то потеряем среднее звено – людей, которые, условно говоря, стояли между Януковичем и теми, кто совершал преступления своими руками. Вопрос – зачем это делается. Я осмелюсь предположить, что это среднее звено успешно инкорпорировалось в нынешнюю систему власти и спокойно себя чувствует.

Однако в расследовании есть и положительные вещи. Понятно, что не все так однозначно.

Справедливое расследование преступлений во время Евромайдана – это не единственный вызов для власти. Какие еще задачи, по Вашему мнению, сейчас остро стоят перед Украиной?

Во время Евромайдана мы боролись за свой демократический выбор. Получается, самая важная задача сейчас – реализовать этот демократический выбор на практике.

Мы должны провести кардинальные реформы, которые изменят ход истории. Пока мы похожи на людей, которые ходят в яме по кругу и раз в десять лет, когда становится совсем плохо и дно оказывается все ближе, революционным способом корректируют траекторию движения и пытаются из нее вылезти. Но, поскольку строить демократические институты намного тяжелее, мы почему-то возвращается обратно к этому хождению по кругу. То есть наша основная цель – сделать качественный прыжок и выйти из этой зоны турбулентности, транзитного периода, в которых мы находимся последние несколько десятков лет.

После падения авторитарного режима возможность проведения этих демократических преобразований стала настолько реальной, что Российская Федерация, защищая свой авторитарный режим, была вынуждена вмешаться. Она оккупировала Крым, начала гибридную войну на Донбассе. И теперь мы боремся за наше право иметь выбор таковой.

Поэтому в это тяжелое и драматическое время перед нами стоит вторая очень важная задача – не забывать, за что мы боремся. Нам нужно выиграть эту войну, но не превратиться самим в Российскую Федерацию.

Что я имею в виду? В ответ на российскую агрессию власть начинает ограничивать права и свободы, и делает это не всегда обосновано. Важно понимать, что даже во время войны права человека должны быть ограничены пропорционально, а не только потому что власти так захотелось и у нее есть красивая фраза «мы боремся с российской агрессией».

Проблема в том, что эта формула приводит к тому, что у людей отключается критическое мышление, начинают возобладать эмоции. Парадоксально, но они готовы отдать власти те права и свободы, за которые проливали кровь на Майдане. Этого нельзя позволить.

Нам нужно очень четко отдавать себе отчет, что мы боремся не только за территории, а за выбор такой модели общества, где права каждого защищены, где существует справедливая судебная система, где власть подотчетна гражданам.

Материал опубликован 24.02.2017: https://www.facenews.ua/articles/2017/312349/

Яценюк разразился в Facebook о Карпюке и Клихе, а мы горы сворачивали, добиваясь от него помощи

27 октября, 2016

В Украине отсутствует эффективная система реагирования на дела своих политзаключенных в России. Правозащитникам приходилось прилагать максимум усилий, чтобы добиться от того же Арсения Яценюка, когда он был премьер-министром, элементарных шагов по защите Николая Карпюка и Станислава Клиха, заявила «ГОРДОН» правозащитник Мария Томак.

В Верховном суде РФ в Москве проходит рассмотрение апелляции украинских политзаключенных Николая Карпюка и Станислава Клиха. На заседание приехала народный депутат от «Батьківщини» Надежда Савченко. Поездка украинского политика и бывшей заключенной в Москву вызвала массу негатива в украинском сегменте Facebook. Ничего предосудительного в поступке Савеченко нет, заявила «ГОРДОН» украинский правозащитник, координатор «Медийной инициативы за права человека» Мария Томак.

«Ничего предосудительного в поступке Савченко не вижу, хотя вся Facebook-лента забита темой поездки Надежды в Москву. Не знаю, какой эффект будет от ее поездки, но в любом случае она привлекла больше внимания к делу политзаключенных», – рассказала Томак.

Правозащитник подчеркнула, что главная проблема Украины сейчас в отсутствии эффективной системы реагирования на дела своих политзаключенных в России. В качестве примера она привела сегодняшний пост о Карпюке и Клихе бывшего премьер-министра Арсения Яценюка.

«Для меня гораздо больше негатива в том, что только сегодня Арсений Яценюк разразился Facebook-постом по поводу Карпюка и Клиха. Хотя когда нужна была реальная помощь, нам приходилось горы сворачивать, чтобы добиться от тогдашнего премьер-министра Яценюка и Украины в целом элементарных шагов в защиту Карпюка и Клиха. Именно в отсутствии эффективной системы реагирования на дела украинских политзаключенных в России я вижу главную проблему нашего государства», – объяснила Томак.

По словам правозащитника, недостаточно пристальное (по сравнению с делом Олега Сенцова или самой Савченко, когда та была в тюрьме) внимание мировой общественности к делу Карпюка и Клиха связано с тем, что Запад настороженно относится к представителям правой идеологии.

«Президент Порошенко делал много заявлений с требованием освободить Карпюка и Клиха. Но Запад всегда очень настороженно относится к представителям правой идеологии, а Карпюк и Клих, безусловно, носители этой идеологии. Но усилия правозащитников по их освобождению не связаны с тем, что мы поддерживаем или нет ту или иную идеологию. Мы защищаем базовые принципы прав человека. Нельзя незаконно удерживать людей, нельзя применять к ним пытки, как это было в случае с Карпюком и Клихом», – отметила Томак.

Координатор «Медийной инициативы за права человека» не сомневается, что российский суд отклонит апелляцию Карпюка и Клиха на приговор. По словам Томак, после этого останется два пути по освобождению украинских политзаключенных: Европейский суд по правам человека и международные политические переговоры.

«Думаю, никто не сомневается в результатах апелляции. Что делать дальше? Есть два стратегических пути. Во-первых, Европейский суд по правам человека. Этим направлением защиты занимается Украинская Хельсинкская группа. Но это не краткосрочная перспектива, займет годы и годы. Второй путь – политические переговоры. Именно на них больше всего надежды, мы пытаемся всячески подталкивать Украину, чтобы она активнее вела переговоры, тем более что у Клиха серьезные проблемы с психическим здоровьем после пыток», – подытожила Томак.

26 октября 2016 года российский адвокат Илья Новиков, который защищает украинцев, незаконно удерживаемых российскими властями, заявил, что нардеп «Батьківщини» Надежда Савченко приехала в Москву на рассмотрение апелляции политзаключенных Николая Карпюка и Станислава Клиха в Верховном суде РФ.

26 мая чеченский суд приговорил украинских политзаключенных Станислава Клиха к 20 годам лишения свободы, а Николая Карпюка – к 22 с половиной годам. В обвинительном заключении говорилось, что Карпюк руководил отрядом «Викинг», сражавшимся против российской армии в Чечне, и якобы его подчиненный Клих 22 года назад лично убил четырех российских военных.

В обвинении также указано, что бывший премьер-министр Украины Арсений Яценюк, входивший в отряд, стрелял по россиянам из автомата Калашникова порядка десяти раз. Карпюк и Клих обвинения категорически отрицают и настаивают, что никогда не были в Чечне и не участвовали в боевых действиях.

Президент Украины Петр Порошенко заявил, что Украина будет добиваться их освобождения. Адвокат Илья Новиков считает, что после рассмотрения апелляции можно будет говорить об обмене украинцев.

Савченко, которая воевала на Донбассе в составе батальона «Айдар», попала в плен к боевикам «ЛНР» в июне 2014 года в Луганской области, а затем была вывезена в РФ. 22 марта 2016 года Донецкий городской суд Ростовской области признал Надежду Савченко виновной в причастности к убийству российских журналистов в Луганской области, покушении на убийство и незаконном пересечении российской границы, приговорив к 22 годам лишения свободы. В мае 2016 года Савченко помиловали и обменяли на двух российских военных, задержанных на Донбассе.

Источник: gordonua.com, 26.10.2016

Общественники назвали недопустимой реакцию властей на ромские погромы

6 сентября, 2016

Представители ряда общественных организаций Украины осудили бездействие местных властей в Одесской области в связи с погромами, которые произошли 27 августа в селе Лощиновка Измаильского района. Об этом они рассказали в ходе пресс-конференции в Киеве 5 сентября,передает izbirkom.org.ua.

Так, председатель комитета Верховной Рады Украины по вопросам прав человека, национальных меньшинств и межнациональных отношений Григорий Немыря отметил, что ромы остаются наиболее уязвимым сообществом в Украине. По его информации, сейчас около 6000 ромов вынуждены покинуть свои места проживания в зоне АТО и живут в других местах Украины, где не идут боевые действия.

«Напомню, что ЕС одним из требований относительно положительного заключения по завершению плана действий по безвизовому режиму требовал принятия плана мероприятий и стратегии по защите прав ромов. Это было в 2013 году. В прошлом году правительством была создана межведомственная группа по этим вопросам. События, которые происходят в селе на юге Украины, не являются изолированными и не должны так рассматриваться. Это может повториться снова и снова, но никто не знает, с какими последствиями. Наш комитет по правам человека рассмотрит этот вопрос на своем ближайшем заседании. Кроме того, скоро впервые правительство будет отчитываться перед Верховной Радой и украинским народом по выполнению стратегии по соблюдению прав человека, принятой в прошлом году, в том числе и по ситуации с межэтническими отношениями», — рассказал он.

На крайне опасную тенденцию обратила внимание и представитель Офиса Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека, начальник Управления по вопросам соблюдения прав ребенка, недискриминации и гендерного равенства Аксана Филипишина:

«Мы как государство в течение пяти последних лет постоянно заявляем о своей четкой позиции относительно ромов. И ситуация в Лощиновке открыла своеобразный ящик Пандоры. Вчера это была ситуация с сирийскими беженцами в Яготине, сегодня – Лощиновка, а завтра может быть еще одна подобная ситуация. Такие события, по мнению Уполномоченного, являются недопустимыми. Ситуация в Лощиновке не завершена, дети были вынуждены покинуть свои дома и не пошли в школу. Среднее образование в Украине по Конституции является обязательным, и кто ответит за нарушение прав детей, которые не совершили никаких правонарушений? Мы имеем граждан, покинувших все имущество и которым некуда пойти. Вопросов в этой ситуации очень и очень много. Должна быть четкая государственная позиция по недопущению любого притеснения граждан, которые отличаются от подавляющего большинства нашего общества», — отметила она.

Еще более критично высказался о произошедшем член наблюдательного совета Украинского Хельсинкского союза по правам человека Иосиф Зисельс:

«Мы расцениваем случившееся как погром на этнической почве и, к сожалению, реакция была не соответствующая, а антисоответствующая. Действия местной власти нужно оценить. Они привели к дискриминации этнической группы и это граничит с этнической чисткой. Также обращает внимание бездействие правоохранителей, которые наблюдали за этим спокойно и никак не реагировали. Мы уже обратились в полицию с просьбой дать этому оценку. Те, кто призывал к погрому, а это – конкретные лица, и они уже известны, их действия оцениваются по статье 161 УК как разжигание межнациональной розни. Эти события не просто спонтанные, которые возникли случайно. Это не первый случай, когда против ромов проводятся подобные действия. Это надо оценивать на государственном уровне, но до сих пор ни один государственный орган, ни премьер-министр, ни президент не выразил резкое осуждение. Зато губернатор фактически поддержал действия погромщиков и местной власти», — заявил правозащитник.

По его словам, исследования, которые проводятся в Украине каждый год, говорят о том, что за последние 23 года дистанция общества в отношении ромов граничит с ксенофобией:

«Эта тенденция со временем только растет. Два с половиной года назад наша организация инициировала должность уполномоченного по вопросам этнополитики при правительстве, но этот пост забрали, якобы нет никаких межэтнических проблем в Украине А они только нарастают на фоне войны на востоке страны. Необходимо создание межведомственной комиссии на уровне заместителей министров, которые могут принимать решения, а не месяцами обсуждать этот вопрос. Нужно выработать решение. Есть проблемы не только в отношении ромов, есть и другие, и они увеличиваются в нашей стране», — уверен Иосиф Зисельс.

С ним согласился исполнительный директор международного фонда «Видродження» Евгений Быстрицкий:

«Абсолютно неясна неправовая позиция губернатора Одесской области, я его хорошо знаю и был удивлен, что он не выдержал высоты объяснения ситуации и ее прекращения, он фактически переложил вину на ромскую общину. Это недопустимо в демократической стране. Исполнительная власть должна прекратить даже думать о возможности погромов, а ситуация должна быть решена немедленно. Очевидно, что подорван имидж Украины, международная общественность обратила внимание на события гораздо быстрее, чем наша власть. Это ослабляет правовой порядок в Украине и ставит под сомнение эффективность власти», — уверен Е. Быстрицкий.

В свою очередь, директор Центра стратегических дел Украинского Хельсинкского союза по правам человека Михаил Тарахкало сообщил, что УХСПЧ будет оказывать юридическую помощь пострадавшим ромам:

«Эти события получили резко негативную оценку с нашей стороны. Надо разобраться, что именно привело к таким агрессивным действиям. Есть очень серьезные вопросы к полиции. Нам непонятно, каким образом местные жители узнали, кто именно является подозреваемым в преступлении. Следующий момент – полное бездействие полиции. Она не только не выполнила свой долг защищать пострадавших, но и активно участвовала в погромах. Неизвестно, какие на сегодня возбуждены уголовные дела, как идет расследование, мы требуем прозрачных расследований и привлечения к ответственности. Следующее – выплата компенсаций пострадавшим от государства, и этого мы будем добиваться в судах. Эта ситуация является следствием полной бездеятельности власти. Отдельный вопрос к СМИ, которые не соблюдают презумпции невиновности: лицо, чья вина не доказана, в СМИ фигурирует как лицо, совершившее преступление», — обратил внимание М. Торохкало.

Кроме того, председатель Коалиции ромских организаций «Стратегия 2020» Владимир Кондур зачитал заявление от имени коалиции ромских неправительственных организаций и отметил, что организации прилагают все силы, чтобы права семей, которые были грубо нарушены, были защищены.

«Мы должны сделать так, чтобы эти люди услышали, что в стране есть закон, он действует, что они не брошены, и есть поддержка со стороны власти и правозащитников», — отметил он.

Напомним, ранее Одесский Комитет избирателей также сделал заявление, в котором выразил обеспокоенность бездействием властей в связи с ситуацией в Лощиновке.

Крайне необходимо надлежащее расследование совершенных на восточной Украине многочисленных преступлений и наказание преступников

19 июля, 2016

Париж-Харьков, 18 июля 2016

По результатам трехдневной рабочей встречи по вопросам документирования нарушений прав человека, которая была организована с 4 по 6 июля 2016 года в Харькове для украинских юристов и правозащитников, Международная федерация за права человека (FIDH) и Харьковская правозащитная группа выражают обеспокоенность в связи с превалирующей атмосферой безнаказанности за преступления, которые совершались со времени начала вооруженного конфликта на восточной Украине. Пробелы в украинском законодательстве, проблемы с доступом к территориям, которые не контролируются органами власти Украины, а также отсутствие политической воли для настоящего расследования и преследования в судебном порядке за эти преступления создают ситуацию, при которой случаи насилия и безнаказанности должен рассматривать Международный уголовный суд (МУС).

«Лица, ответственные за совершение многочисленных серьезных нарушений прав человека на неподконтрольных украинской власти территориях, продолжают свою преступную деятельность, не будучи привлеченными к ответственности», – заявляют правозащитники, добавляя, что «Украина не признала факт существования военного конфликта, поэтому не было применено надлежащее как национальное, так и международное законодательство. Вместе с тем, такие преступления могут достигать уровня военных преступлений и/или преступлений против человечности в соответствии с Уставом МУС».

Беззаконие, царящее на неподконтрольных правительству Украины территориях, наносит серьезный удар по правам человека в Украине. Местные юристы и правозащитники, документирующие преступления, которые совершались с начала конфликта, обсудили многочисленные проблемы, причиной которых является отсутствие верховенства права.

Глубокую обеспокоенность вызывает обмен захваченными в плен лицами, который происходит между двумя сторонами конфликта. Этот обмен осуществляется в правовом вакууме, что лишь обостряет проблему насильственных исчезновений с обеих сторон конфликта. С начала конфликта в 2014 году примерно 3000 украинских военных и гражданских лиц, которые были лишены свободы и попали в руки так называемых «ДНР/ЛНР», были обменены на пленных сепаратистов, о чем сообщила Служба безопасности Украины (СБУ).

Помимо того, что этот процесс обмена не регулируется ни одним определенным законом, в тайне держатся обстоятельства обмена, в том числе и информация о местах временного содержания, об условиях содержания, а также конечной судьбе тех, кто был передан другой стороне. Такая практика, берущая начало от отдельных случаев, превратилась в системную, является абсолютно непрозрачной и не имеет никакого правового регулирования.

Переговоры с целью проведения обмена захваченными лицами, а также лицами, лишенными свободы, усиленно монополизируются Службой безопасности Украины после принятия соглашения «Минск II» в феврале 2015 года, согласно которому требуется, чтобы обе стороны конфликта обеспечили «освобождение и обмен заложников и всех незаконно удерживаемых лиц на основе принципа «всех на всех»» (п. 6). Проблему усугубляет также нечетко сформулированное в тексте соглашения требование об амнистии, которое не определяет ни круг лиц, подпадающих под амнистию, ни условия и процедуру возможной амнистии.

«Мы подчеркиваем, что амнистия за совершение международных преступлений и серьезных нарушений прав человека противоречит международному праву и международным обязательствам Украины в области прав человека и будет способствовать только распространенности безнаказанности», — заявляют правозащитники.

С самого начала конфликта украинские правозащитные организации сообщали о значительном увеличении количества случаев убийств и насильственных исчезновений, пыток и жестокого обращения, незаконных задержаний и уничтожение имущества. Были также сообщения о случаях половых и гендерно обусловленных преступлений, совершенных как в отношении женщин, так и в отношении мужчин, хотя до настоящего времени такие случаи еще ненадлежащим образом задокументированы. Соответственно, сохраняют свою актуальность выводы, которые были сформулированы в докладе Международной федерации за права человека «Восточная Украина – гражданские попали под перекрестный огонь» относительно системной и распространенной природы преступлений, осуществляемых на неподконтрольной украинскому правительству территории. Эти проблемы требуют безотлагательного решения. Вооруженный конфликт в Донецкой и Луганской областях Украины привел к серьезным нарушениям прав человека, которые могут достигать уровня международных преступлений. По каждому из таких случаев должно быть проведено надлежащее расследование на национальном или международном уровне, виновные в совершении военных преступлений и преступлений против человечности должны быть установлены и привлечены к ответственности.

FIDH – Международная федерация за права человека – была основана в 1922 году, и сегодня объединяет 178 правозащитных организаций в более чем 120 странах на 5 континентах. FIDH работает для уважения всех прав, включенных во Всеобщую декларацию прав человека: гражданских, политических, экономических, социальных и культурных. FIDH осуществляет защиту жертв нарушений прав человека с целью предупреждения таких нарушений в дальнейшем, а также для привлечения к ответственности виновных. FIDH, так же как и организации-члены, не связана ни с какими партиями или религиозными движениями, а также не зависит от всех правительств.

Харьковская правозащитная группа (ХПГ, бывший Харьковский «Мемориал») работает в Украине с 1988 года. Основная проблематика – защита жертв нарушений прав человека в конкретных случаях, распространение информации и знаний о правах человека, анализ законопроектов, законодательства и практики, судебной и административной, в сравнении с международными стандартами прав человека, исследования по истории диссидентского движения. Среди ключевых тем — борьба с пытками в милиции и учреждениях исполнения наказаний, борьба за свободу информации и право на приватность. Адвокаты ХПГ выиграли более 100 дел в Европейском суде.

Источник: Харьковская правозащитная группа, 18.07.2016

Результаты поиска:

Киргизские правозащитники обратились в ООН и ОБСЕ после задержаний 8 марта

22 марта, 2020
Центр Гражданских Свобод — правозащитная организация, которая поддерживает движение в защиту прав человека, и осуждает любое нарушение этих прав. Наша организация работает не только в рамках Украины, но и на территории региона ОБСЕ. Кроме того, в нашем уставе существует направление «Солидарность», в рамках которого мы пытаемся поддерживать правозащитное движение и его инициативы в различных странах региона. Именно поэтому мы публикуем обращение наших коллег из Кыргызстана, связанное с нападением на мирную акцию 8 марта, пострадавшие от которого были в дальнейшем задержаны сотрудниками милиции.
 
 
Кыргызстан, являясь членом ООН и ратифицировав в 1994 году Международный пакт о гражданских и политических правах, в соответствии со ст. 21 обязан признавать и соблюдать право граждан на мирные собрания.
Пользование этим правом не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые налагаются в соответствии с законом.
Право на свободу мирных собраний — неотъемлемое условие реализации других прав человека, таких как свобода выражения мнения. Право на свободу собраний, как одно из истинных основ демократии, закреплено в основных договорах по правам человека, а также в обязательствах в рамках ОБСЕ, которые взяли на себя государства-участники в 1990 году в Копенгагене.
 
Кыргызстан, являясь членом ООН и ОБСЕ, должен отвечать за соблюдение взятых на себя обязательств. В то же время 8 марта 2020 года в Бишкеке произошел беспрецедентно грубый и жесткий разгон мирного женского марша солидарности со стороны около 50 провокаторов в масках и белых калпаках. Они напали на участниц мирного марша, используя силу, разбили весь инвентарь и порвали плакаты. Также они закидывали активисток яйцами и камнями. Некоторые участницы марша и журналисты получили ушибы и другие травмы.
 
Правозащитные организации и активистки-феминистки Кыргызстана ежегодно организуют женские марши, чтобы повысить осведомленность о правах женщин и гендерном равенстве, а также осудить нетерпимость, насилие и другие способы притеснения женщин.
 
Милиция, вместо того чтобы задержать провокаторов и защищать демонстрантов, ловила участниц/ков марша, нарушив их право на свободу мирных собраний.
 
Прокуратура признала незаконным запрет на митинг в центре Бишкека 5
В результате действий милиции около 70 человек были доставлены в УВД Свердловского района. Некоторые участницы/ки марша получили травмы во время задержания. Детская писательница Алтын Капалова получила ушибы и растяжения во время задержания.
 
Более получаса участницы/ки марша находились во дворе здания при температуре +3 градуса по Цельсию. Затем сотрудники милиции стали достаточно жестко загонять задержанных в здание УВД.
 
Одну из участниц марша — гражданку Украины Екатерину Мячину — милиционер ударил по голове в момент, когда она заходила в здание милиции.
 
После этого участниц/ков вынудили в течение более двух часов находиться в актовом зале УВД, нарушив их право на свободу передвижения.
 
Сотрудники милиции не представлялись, не объяснили причину задержания, а также не допустили адвокатов и представителей аппарата омбудсмена в здание УВД.
 
Одной из участниц стало плохо, у нее случилась паническая атака. Однако милиция не вызывала скорую помощь, ее вызвали сами участницы марша. После приезда скорой бригаду не пропускали в течение 20 минут. Кроме того, милиционеры не предоставили воду задержанным. Воду предоставили сторонницы/ки задержанных, которые пришли их поддержать к зданию УВД.
 
Восьмерых организаторов марша допрашивали в отдельных комнатах. Некоторых из них держали в коридоре и не предоставляли стулья. Воду им предоставили не милиционеры, а их сторонницы. Милиционеры задержали и их адвоката Евгению Крапивину.
 
Всем им нормально не зачитали их права, оказывали психологическое давление, угрожали применением силы. Мохире Суяркуловой сотрудник милиции порвал паспорт.
 
Участниц/ков мирного марша отпустили через три часа после задержания, установив личности, составив протоколы о задержании, вменив статью 82 Кодекса о нарушениях «Неповиновение законному требованию сотрудника органов внутренних дел».
 
Жесткий разгон мирной акции происходил на фоне заявлений чиновников о том, что «все усилия власти направлены на то, чтобы женщины были уверены в завтрашнем дне».
 
В данный момент шесть участниц марша находятся под следствием за «неповиновение законному требованию сотрудника органов внутренних дел». Все активистки отказались соглашаться с обвинениями.
 
10 марта 2020 года как минимум девять из задержанных демонстранток подали жалобы на незаконные действия милиции Свердловского района в Государственный комитет национальной безопасности.
 
Вопрос правомерности действий милиции также следует изучить в связи с их бездействием в отношении неизвестных мужчин, которые напали на активисток.
 
 
Милиция заявила, что разыскивает провокаторов с мирного марша за права женщин 17
При разгоне акции ни один из провокаторов не был задержан и доставлен в милицию. Несколько СМИ Кыргызстана сообщили, что действия провокаторов были согласованы с правоохранительными органами и осуществлялись с молчаливого согласия властей.
 
Только 9 марта 2020 Управление внутренних дел Свердловского района сообщило, что пятеро мужчин были оштрафованы за нарушение общественного порядка 8 марта 2020 года (вечером 8 марта. — Прим. Kaktus.media).
 
Ранее суд в Кыргызстане запретил проведение общественных собраний в центре Бишкека до 1 июля 2020 года, чтобы сохранить общественный порядок и противодействовать угрозе коронавируса. Однако 6 марта 2020 года иск из суда о запрете массовых акций в Свердловском районе был отозван, именно в этом районе и проходил женский марш 8 марта 2020 года.
 
Управление внутренних дел Свердловского района публично заявило, что организаторы женского марша не уведомили органы внутренних дел о марше.
 
Заявление МВД о несанкционированности марша из-за запретов районных судов на их проведение, ссылки на то, что не было надлежащего согласования с акимиатом Свердловского района и мэрией, противоречат Конституции.
 
Статья 34 гласит, что каждый имеет право на свободу мирных собраний, а их запрет и ограничения недопустимы, поэтому действия по разгону женского марша являются прямым нарушением конституционных прав граждан. За день до демонстрации организаторы получали онлайн-угрозы, а их групповой чат в Telegram был взломан и удален.
 
 
Мирная акция в Бишкеке в этот раз прошла без провокаций. Хотя попытки были (трансляция) 41
В знак протеста 10 марта 2020 года в Бишкеке была проведена акция в защиту участниц мирного марша, на которой выдвинуто требование отставки руководства Свердловского РУВД Бишкека и тщательного расследования нападения на участниц и участников женского марша.
 
Несмотря на то что протест 10 марта был совершенно мирным, группа женщин попыталась сорвать его, хватая и толкая участниц демонстрации.
 
Кыргызстан, являясь членом ООН, несет международные обязательства в сфере соблюдения прав человека и конкретно гражданских и политических прав.
 
Кыргызстан, как член ОБСЕ, должен четко выполнять все 6 руководящих принципов по мирным собраниям:
 
Презумпция в пользу проведения собраний.
Обязанность государства защищать мирное собрание.
Законность. Любые налагаемые ограничения должны быть основаны на положениях закона.
Соразмерность. Любые ограничения в отношении свободы собраний должны быть соразмерными.
Надлежащая практика административного регулирования.
В процессе достижения властями законных целей предпочтение следует отдавать мерам, предусматривающим наименьший уровень вмешательства.

Недискриминационность. Все люди в равной степени имеют право на реализацию свободы мирных собраний.

 

В связи с этим призываем УВКПЧ ООН и БДИПЧ ОБСЕ:
 
— Срочно отреагировать на случившийся силовой произвол в отношении участников женского марша солидарности.
Призвать власти Кыргызстана остановить насилие в отношении женщин, гарантировать безопасность и защиту для каждой участницы мирного марша.
— Призвать власти Кыргызстана соблюдать право граждан на мирные собрания, предпринять все необходимые действия по недопущению подобных случаев применения силы и срыва мирных собраний в будущем.
— Обратиться к властям Кыргызстана о необходимости проведения всестороннего расследования произошедшего факта нарушений прав граждан на мирные собрания, привлечь к ответственности лиц, принимавших решение об ограничении мирного собрания, сотрудников правоохранительных органов, участвовавших в разгоне.
— Найти и привлечь к ответственности провокаторов, учинивших насилие в отношении женщин и детей на мирной акции.
Обеспечить необходимую юридическую, физическую защиту, медицинскую и психологическую помощь для задержанных и пострадавших участниц/ков женского марша.
— С целью дальнейшего предотвращения нарушений прав женщин, возможности их продвижения и соблюдения гендерного равенства Кыргызстан должен выполнять обязательства по недопущению сужения политического пространства для организаций гражданского общества, гарантировать независимость деятельности профсоюзов, что будет противодействовать радикализации общества и возможным трагическим событиям.

Наследие революции. Что случилось с общественными движениями, зародившимися во время Майдана

14 февраля, 2018

Во время Революции достоинства появилось множество мощных гражданских движений, в которых участвовали тысячи украинцев. Фокус вспомнил самые яркие и важные движения того времени и узнал их дальнейшую судьбу.

Автомайдан

«Наше движение, созданное из активистов и автовладельцев, возникло в ноябре 2013-го с началом протестов. На следующий день после того как избили студентов, мы встретились в пабе и начали обсуждать, что делать дальше. У меня был опыт организации акций «Я ненавижу Укравтодор», когда мы поехали и поломались под Кабмином. Но по масштабу 50–100 человек и 50–100 машин — это две несоизмеримые вещи. Мы тогда поехали к МВД и забросали его стены яйцами», — вспоминает Алексей Гриценко, один из основателей Автомайдана. Его активисты принимали участие в столкновениях с «Беркутом» на Грушевского и на Михайловской. Выставлялись ночные патрули, которые отслеживали перемещение техники силовиков, групп антимайдана. Автомобилисты занимались эвакуацией раненых, логистикой Майдана. После Революции достоинства Автомайдан преобразовали в общественную организацию с представительствами в регионах. Костяк составляет 150 человек по всей стране, но с большим мобилизационным потенциалом. «Мы не способны подменить собой государство и побороть коррупцию, но можем давить на правоохранительные органы и суды, которые должны заниматься борьбой с коррупцией. Входим в Общественный совет при НАБУ, делегировали людей в Громадську раду доброчесности», — рассказывает Гриценко.

Как и в случае с другими известными организациями, бренд «Автомайдан» используют все кому не лень. Многие бывшие активисты движения, которые во время Революции достоинства боролись плечом к плечу с режимом Януковича, впоследствии не выдержали испытания славой и деньгами, потому отделились. Они создали собственные проекты, в названии которых использовали слово «Автомайдан». Таких в стране насчитывается не менее 36. Чтобы отделить их от оригинального Автомайдана, аксакалы движения сформировали чёрный список известных людей, которые имели отношение к организации, но уже не являются её членами. По словам Гриценко, сегодня члены Автомайдана — это типичный средний класс, люди, которые любят свободу, комфортную жизнь, могут позволить себе иметь машину. В определённой степени это и делает их независимыми.

ЖМИ НА ГАЗ. Один из организаторов Автомайдана Алексей Гриценко говорит, что основа движения — типичный средний класс

Открытый университет Майдана

Открытый университет Майдана появился как свободный лекторий, где выпускники и преподаватели бизнес-школ объясняли активистам основы гуманитарных наук и общественного развития. После завершения протестов часть организаторов Открытого университета ушла в другие проекты, например, в «Прозорро». Сегодня это движение трансформировалось в платформу гражданского образования, сосредоточившись на развитии гражданских компетенций.

«Наша цель — дать доступ к знаниям, которые могут менять мысли и поведение гражданина как собственника государства», — говорит Остап Стасив, сооснователь инициативы. На сайте университета представлены 44 курса, среди которых курсы по персональному развитию, предпринимательству, укреплению громад. Здесь почти 600 тыс. посетителей и 20,5 тыс. слушателей.

«Это такой гражданский MBA, где люди не платят, но он помогает получить знания. Например, у нас есть курсы по продвижению энергоэффективности. Они рассказывают о том, что это такое, где найти инвестиции для внедрения энергоэффективных технологий, какие программы финансирования есть, где их отыскать, как организовать ОСМД. Планируем создать курс по управлению общественной собственностью», — делится планами Стасив.

Все курсы на сайте представлены бесплатно, но организаторы платформы думают над созданием бизнес-модели, при которой бизнес сможет получать за деньги онлайн-консалтинг по корпоративному образованию. Средства, вырученные от этого, пойдут на развитие бесплатных онлайн-курсов. Открытый университет также регулярно участвует в проведении всевозможных тренингов и открытых лекций.

«Правый сектор»

Одним из символов Майдана стало объединение «Правый сектор». Собранное преимущественно из футбольных ультрас и националистов, именно оно оказалось наиболее подготовленной частью уличных бойцов. Дмитрий Ярош, лидер объединения, появился на публике только через два месяца после создания организации и стал главным раздражителем и элементом запугивания российской пропаганды. Его непримиримая позиция в отношении действующей в тот момент власти сыграла важную роль в свержении режима Януковича.

После Майдана и с началом бое­вых действий ПС разделился — боевое крыло организации оформилось в Добровольческий украинский корпус, воевавший на самых горячих участках донбасского фронта. Его бойцы принимали участие в битвах за Донецкий аэропорт и в Песках, регулярно использовались военными как разведывательно-диверсионные группы. Вторая часть «Правого сектора» превратилась в политическую партию, созданную на базе УНА-УНСО.

Изначально это было добровольческое движение без чёткой иерархической структуры, и названием «Правый сектор» пользовались все желающие. Так произошло в Мукачеве летом 2015 года, когда бойцы ПС приняли участие в криминальных разборках с использованием тяжёлого пехотного вооружения. Это вызвало общественный резонанс и привело к расколу в «Правом секторе». Организацию покинул её лидер Дмитрий Ярош, основав «Державницьку інициативу Яроша» (ДІЯ), а также собственное военизированное формирование УДА (Украинская добровольческая армия). «Правый сектор» продолжает существовать, но уже практически не выделяется на фоне других правых организаций.

Во время Революции достоинства образовалась Самооборона Майдана. Созданная после силового разгона, неформальная организация подчинялась штабу координационных сил. В разное время в её состав входило от 17 до 42 сотен Майдана. После начала боевых действий многие члены Самообороны вступили в Нацгвардию и стали костяком добровольческих формирований, ушедших на фронт. Немало участников Самообороны Майдана было в рядах ВСУ, в батальонах «Айдар», «Донбасс» и «Азов».

«Евромайдан SOS»

После разгона мирной акции студентов не осталось в стороне и правозащитное сообщество. Уже утром следующего дня появились телефонные горячие линии, на которых сидели активисты, юристы и правозащитники, собиравшие информацию о преступных действиях властей. Они же выясняли, кто из активистов пропал и кому нужна помощь.

«Когда мы увидели количество пострадавших, возникла идея юридической помощи их родственникам. Мы открыли горячую линию и предложили адвокатам нам помочь. Дальше наша инициатива разрослась до масштабов информационного центра всего, что касалось Евромайдана», — говорит координатор Центра гражданских свобод Александра Романцова. До марта, когда Революция достоинства окончательно победила, центр «Евромайдан SOS» принял более 16 тыс. звонков исключительно силами волонтёров. Они занимались розыском пропавших активистов, уточнением списков погибших и пострадавших, неотложной юридической помощью, сопровождением дел в судах, сбором доказательств преступлений режима Януковича и сотрудников милиции. Кроме того, сообщество проверяло слухи наподобие «на нас идут танки» и координировало действия других инициатив Майдана. После Революции достоинства активисты с помощью иностранных партнёров подали в Международный уголовный суд ООН обращение на основе собранных материалов. Сейчас его рассматривает международная прокуратура.

БЕСПЛАТНЫЕ ЗНАНИЯ. На сайте Открытого университета Майдана, сооснователем которого является Остап Стасив, представлено 44 курса. Здесь почти 600 тыс. посетителей и 20,5 тыс. слушателей

Сегодня «Евромайдан SOS» работает как информационная площадка в сфере прав человека, в частности, ведёт кампанию Let my people go по освобождению украинских политзаключённых в России. Также инициатива основала волонтёрскую премию, вручение которой происходит в годовщину избиения студентов. После окончания Евромайдана и начала боевых действий члены инициативы основали ряд общественных организаций, занимающихся помощью пострадавшим от конфликта, — «Восток-SOS», «КрымSOS», «Донбасс SOS».

«Мистецький Барбакан»

Неформальное объединение художников, сопровождавших Революцию достоинства. Меткие карикатуры и художественные принты вдохновляли на дальнейшую борьбу. Идею творческой крепости спроектировал архитектор Дмитрий Жило, он же участвовал в её создании. К группе присоединились украинские художники Иван Семесюк, Андрей Ермоленко, Алекс Заклецкий и другие. Арты, созданные участниками «Барбакана», до сих пор пользуются бешеной популярностью, их часто можно увидеть на футболках и патриотической сувенирной продукции. После окончания Майдана многие творцы стали помогать фронту — кто-то создавал дизайны шевронов, а кто-то пошёл добровольцем.

«Половина из нас ушла воевать, очень много архитекторов в первые дни войны рванули на фронт. Другие подались в социальное искусство. Можно сказать, что с «Мистецького Барбакана» зародился культурный фронт. Мощная лавина, которая началась там, действует до сих пор», — считает украинский художник Андрей Ермоленко.

Кроме художественного наследия участниками «Барбакана» создано издательство «Люта справа», кафе-бар и галерея «Барбакан», где регулярно собирается творческая и социально активная публика.

Канцелярская сотня

После бегства Виктора Януковича и его приспешников в феврале 2014 года в Украине остались горы документов, свидетельствующих о преступлениях «семьи». Многие бумаги были выловлены из пруда в Межигорье или найдены измельчёнными в шредере в офисе олигарха Сергея Курченко, который вёл дела Януковича и Ко. Восстановлением повреждённых документов и их анализом занялась Канцелярская сотня, созданная журналистом-расследователем Денисом Бигусом. Тысячи листов бумаги собирались из небольших фрагментов, сканировались и отправлялись в цифровую базу данных.

Первым проектом Канцелярской сотни стал YanukovychLeaks, рассказывающий о роскошном образе жизни бывшего президента и его подельников. Дальше инициатива создала сайт declarations.com.ua, на котором публиковались декларации чиновников. Заполненные ими вручную декларации волонтёры сканировали, потом перенабирали на компьютере и выкладывали в Сеть для публичного доступа. Работа этого сайта спровоцировала немало скандалов — чиновникам очень не нравилось, что их роскошный образ жизни становился достоянием общественности. Сегодня проект содержит более 1,5 млн деклараций, из которых несколько десятков тысяч были заполнены вручную. С массивом подготовленных Канцелярской сотней данных продолжают работу журналисты, проводя антикоррупционные расследования.

Источник, 13/02/2018

Не сидеть сложа руки: почему переселенцам в Украине нужен новый статус

18 января, 2018

С начала войны с Россией вынужденными переселенцами в Украине стали около 2 миллионов человек. Но, вопреки расхожему мнению, что все они поголовно иждивенцы, становящиеся обузой «на новом месте», на деле многие из них — активны в бизнесе и общественной деятельности, делают для Украины немало полезного. Государство же взамен не дает им почти ничего, и даже лишает их права голоса.
Российская агрессия против Украины превратила более 2 миллионов человек в вынужденных переселенцев. Официальная статистика Министерства социальной политики дает несколько иные цифры – около 1,5 миллионов человек – только потому, что в ведомстве ведут учет людей с соответствующей справкой внутренне перемещенного лица. Вместе с тем, часть переселенцев – по разным причинам – не стали обзаводиться таким документом. Мизерная ежемесячная адресная помощь (442 гривны для работающего и 884 гривны для неработающего) – слабый аргумент повесить на себя «ярлык» иждивенца. Ведь именно так многие украинцы из Крыма и Донбасса воспринимают статус переселенца. Вместе с тем, нередки случаи, когда после переезда «из региона АТО» в любую другую область Украины, жители востока страны сталкиваются даже с навязыванием им такого статуса. Причем, такую «услугу» социальные службы пытаются оказывать не только людям, действительно ставшим вынужденными переселенцами, а и тем, кто просто сменил место жительства, например, продав квартиру на подконтрольной Украине территории. Сильный ресурс Как бы там ни было, с оккупированных территорий уехала, по сути, самая активная и образованная часть населения, в том числе молодежь. Поэтому Киев, Харьков, Одесса и другие украинские громады, куда массово уезжали жители Донбасса и Крыма, приобрели в лице этих людей немалый социальный ресурс. К примеру, дончанин, чемпион мира по скалолазанию Даниил Болдырев сегодня живет в Одессе, мечтает закрепить свое имя на родной спортивной арене и верит, что когда-то сможет вернуться в украинский Донецк. Хотя еще в 2015 году из-за своей донецкой прописки не мог даже снять жилье на подконтрольной Украине территории.

«Мы — люди, которых пересадили на другую почву, поэтому мы должны постоянно создавать что-то новое, у нас нет другого варианта. Поэтому и появляются аналитические центры, общественные организации, бизнес-инициативы переселенцев», – убежден дончанин-переселенец, советник Министра информационной политики Украины Дмитрий Ткаченко. По его мнению, именно переселенцы сегодня — настоящие «адвокатами» украинского Донбасса в глазах украинского общества. Так, донецкое информационное агентство «Остров» — проукраинское издание, ориентированное на освещение событий на востоке Украины даже после «переезда» в Киев, читают как те, кто покинул свои дома с началом оккупации, так и те, кто остался жить на Донбассе. Такие новости, иногда, единственная возможность не потерять связь с реальностью людям, которых ежедневно пичкают российской пропагандой. В свою очередь, Донецкий фонд культурных инициатив «Изоляция», который был захвачен боевиками «ДНР» летом 2014 года, а позже перебрался в столицу, реализовывает креативные культурные проекты, в том числе, международного уровня. Пару лет назад «Изоляция» совместно с аналогичной культурной инициативой в США «AS220» провели образовательную программу для детей-переселенцев Украины и детей США, которые столкнулись с насилием и наиболее остро ощущают социальные проблемы. «Если мы помогли хотя бы части этих детей, это уже большой плюс. Этот международный опыт — дополнительное доказательство, что такое нужно и важно реализовывать не только в Украине, но и в Америке, и в Европе», – вспоминает директор фонда Оксана Саржевская-Кравченко.

Дончанка Дарья Касьянова в 2014 году помогала эвакуировать с временно оккупированных территорий детей-сирот, людей с инвалидностью. Сегодня она – национальный директор по развитию программ неправительственной благотворительной организации «SOS Детские городки Украины». А ее дочь, 15-летняя Ангелина Касьянова, в конце ноября прошлого года стала первым представителем Украины в новом Детском Европарламенте.

На помощь надейся, но сам не плошай

На сегодня в Украине хватает организаций, где тем или иным способом помогают украинцам с Донбасса: Всеукраинская Ассоциация Переселенцев (http://bezhenec.org/uk/homepage-politics-3/), Общество Красного креста Украины (http://redcross.org.ua/), Управление ООН по делам беженцев (УВКБ ООН) (http://unhcr.org.ua/uk), Фроловская 9/11 (https://www.facebook.com/frolivska911/), Донбасс SOS (http://donbasssos.org), Восток SOS (http://www.vostok-sos.org), Крым SOS (krymsos.com), Ответственные граждане (responsiblecitizens.org), Восстановление Донбасса (restoring-donbass.com), Социальное Партнерство (socpartnerstvo.org). Но такое многообразие общественных инициатив вовсе не означает, что кто-то что-то сделает за вас. В новой жизни особенно важна готовность людей действовать самостоятельно. И переселенцы действительно крутятся, как могут: не боятся участвовать в различных проектах при поддержке международных фондов, ходят на предпринимательские курсы, кто-то, в итоге, выигрывает гранты и в корне меняет вид деятельности, начинает собственное дело. Так, луганчанин   Михаил Лучкин открыл в Харькове бизнес на съедобных картинах, дончанин Иван Балыкин установил в киевской пиццерии первый аппарат по продаже книг, крымчанин Анатолий Засоба открыл в столице пекарню, Наталья Хныкина из Луганска шьет одежду… Таких историй очень много.

24-летняя Олеся Василец тоже из когорты переселенцев. До войны и оккупации жила и училась в Луганске, мечтала о собственном бизнесе: имея за плечами профессиональные занятия восточными танцами, победы на всеукраинских чемпионатах и диплом хореографа, хотела открыть школу восточных танцев. Но летом 2014 года, с тысячей гривен в кармане, вынуждена была уехать. Выбрала Киев.

Первые несколько недель после переезда жила в семье писателей, приютивших ее «по знакомству», потом перебралась в Дом писателей и искала работу. Параллельно, подала документы в магистратуру Киево-Могилянской академии, ориентируясь на «бюджет» — денег для оплаты обучения не было. Дальше жизнь завертелась – днем Олеся училась, вечером писала статьи в газеты и журналы, подрабатывала репетитором по английскому и даже убирала офисы. Спала по несколько часов. Перебралась из Киева в Ирпень – там снимать жилье было дешевле. В небольшой комнате ютилась не одна – с родственниками, которые чуть позже нее, но тоже уехали из Луганска.

Такой режим повышенной нагрузки Олеся переживала стойко, знала, ради чего это все затеяла: мечта о собственном бизнесе – школе восточных танцев – никуда не пропала.

Стартовый капитал составил всего пять тысяч гривен, которые Василец накопила за несколько месяцев. Деньги пошли на регистрацию ФОП, первую печатную рекламу, аренду первого зала. Абсолютно все Олеся делала самостоятельно: придумывала дизайн рекламных листовок, рисовала их в фотошопе, печатала, расклеивала. «Где-то два дня у меня заняла первая расклейка, я по девять часов без перерыва ходила и расклеивала пять тысяч листовок», – говорит Олеся.

Зал девушка арендовала в одном из зданий Налоговой академии в Ирпене. Уговор с руководством ВУЗа был прост: с них – помещение, с Олеси — тысяча гривен в месяц, бесплатное обучение студентов академии и обязательство выступать на всех мероприятиях как академии, так и города. Так родилась школа восточных танцев «Гюррем».

Семь месяцев Василец работала «в минус», бизнес держался только на ее вечных подработках, на восьмом месяце удалось выйти «в ноль», а десятый закрыть уже с небольшим, но «плюсом». На сегодня школа танцев Олеси Василец состоит из 14 филиалов: четыре в Ирпене, пять в Киеве, есть школа в Коцюбинском Киевской области, в Черкассах и Одессе. В прошлом году танцоры «Гюррем» выиграли Чемпионат Украины по восточным танцам.

Сама Олеся преподает в Ирпене и в одном киевском филиале. А, помимо этого, взялась за профессиональную подготовку хореографов восточных танцев. «Я открыла восьмимесячный курс для хореографов belly dance, разработала соответствующую методичку, которая все восемь месяцев описываются в деталях — от элементарных дыхательных упражнений до постановки танца», – рассказывает она.

Путь, который Олеся Василец прошла к своей мечте не был легким. Ее история действительно мотивирует, а сама она не против поделиться опытом. Еженедельные чаепития с другими переселенцами, на которых девушка рассказывала, как начать свой бизнес и с какими подводными камнями придется столкнуться, постепенно превратились в отдельный благотворительный проект бесплатных тренингов для переселенцев-предпринимателей. «Я назвала этот проект «Кристалл», потому что кристалл у меня ассоциируется с прозрачностью и чистотой. Таким должен быть украинский бизнес», – подчеркивает Василец.

Из прошлых вечных подработок, которые позволили добиться все этого, у Олеси осталось только репетиторство по английскому. Основной состав учеников Василец — депутаты Ирпенского горсовета. «Группа небольшая, семь человек, но мне пока с головой хватает», – отмечает она.

Впрочем, девушка не собирается останавливаться на достигнутом и теперь планирует открыть в Ирпене, ставшем ей уже родным городом, еще и кофейню.

«Я хочу обратить внимание, что все-таки переселенцы – это люди с проукраинской позицией. Они могли уехать в Россию, Польшу, но они приехали и работают здесь, они выбрали Украину», – отмечает глава «Всеукраинской Ассоциации Переселенцев» Руслан Калинин.

По его словам, сложно говорить о том, какой род деятельности пользуется у переселенцев наибольшим спросом – какой-либо статистики, и, соответственно, объективной информации по этому поводу, нет. «Конечно, тем же бывшим шахтерам сложнее устроиться, люди идут или в таксисты, или на рабочие специальности, или в охрану, но, если судить по моим знакомым, то, в основном, все стараются устроиться на работу по специальности, ведь хорошие специалисты всегда востребованы», – рассказывает он.

По словам Калинина, в прошлом году девять компаний, основанных переселенцами, представили свои товары на европейском рынке, продемонстрировали свою конкурентоспособность в Польше. Поэтому и в нынешнем году в Ассоциации делают ставку на развитие темы предпринимательства. Уже ведутся переговоры с разными посольствами по поводу организации поездок по польскому примеру. «Будем показывать, что переселенец предприниматель – это не иждивенец, а человек, который может сам заработать деньги, платит налоги в страну, создает в своей стране новые рабочие места», – говорит он.

Свои. Герои

Вопреки еще одному оскорбительному стереотипу о выходцах с временно оккупированных территорий, мол, «привели в свой дом войну, а сами свалили», украинцы с Донбасса и Крыма не меньше других защищают Украину. Вряд ли можно озвучить подобное в адрес Героя Украины, уроженца прифронтового Покровска Донецкой области, десантника 25-й бригады, майора ВСУ Андрея Ткачука. Или в адрес украинского партизана из города Красный Луч Луганской области, побывавшего в плену и искалеченного боевиками, Владимира Жемчугова.

Можно также вспомнить митинги в поддержку единой Украины в Донецке и Симферополе, так и участие дончан, луганчан и крымчан в столичном Евромайдане. Некоторые из них получили звание Герой Украины. Правда, посмертно. Это донецкий активист Дмитрий Чернявский, погибший от ножевого ранения в Донецке в марте 2014 года.  Это выходец из Ясиноватского района Донецкой области Иван Пантелеев и активист Самообороны Майдана из Добропольского района Донецкой области Владимир Наумов, журналист из Керчи Сергей Кемский, погибшие от пуль снайперов на столичном Майдане. Это депутат Горловского местного совета Владимир Рыбак, убитый боевиками россиянина Игоря Гиркина («Стрелка»), захватившими Горловку, за попытку установить на здании райадминистрации города украинский флаг. Это крымчанин Решат Аметов, призвавший в марте 2014 года пикетировать Совет министров Крыма и вышедший на одиночный протест в Симферополе, убитый «неизвестными» зелеными человечками из «отрядов самообороны Крыма».

Другими словами, как любят говорить военные, вопрос языка или вопрос «откуда родом», появляется только за крайним блокпостом. А в «окопах» это не имеет никакого значения…

Лоббисты Украины в Европе

Отдельно стоит остановится на важной роли переселенцев в качестве «адвокатов Украины» в европейских структурах. «Когда, например, в Брюсселе, в Страсбурге, поднимается вопрос Украины – Россия очень круто «работает» – привозит наших же дончан, чтобы показать, что на Донбассе, мол, гражданская война, продвигает эту тему. И тогда наши переселенцы действительно становятся очень полезными, ведь они являются лоббистами Украины в европейских структурах», – рассказывает Дмитрий Ткаченко.

По мнению исполнительного директора общественной организации «Общественный холдинг «Группа влияния», переселенки Татьяны Дурневой, люди, выехавшие из оккупированных городов, намного острее чувствуют ценность прав человека: «Как говорится, нам оно «больше болит», и мы сами заинтересованы рассказывать правду о нарушении прав человека и лоббировать необходимые решения на всех доступных площадках».

По ее словам, различные программы и проекты Совета Европы, ООН, различных фондов и правозащитных организаций способствуют тому, чтобы голос пострадавших от российской агрессии граждан Украины был услышан на международном уровне. Более того, во время международных визитов, помимо участия в основных заседаниях, переселенцы стараются проводить и дополнительные встречи. Как результат – в статьях иностранных изданий, аналитических отчетах или рекомендациях появляется полноценное упоминание о проблемах, с которыми сталкивается Украина и непосредственно люди, пострадавшие от российской агрессии. Организацией подобных встреч успешно занимаются Центр гражданских свобод, Крым SOS, Центр информации про права человека, Донбасс SOS, Восток SOS, Украинский Хельсинский союз по правам человека и другие.

«Такие визиты – важная составляющая международной адвокации, что помогает европейским стейкхолдерам (заинтересованным сторонам, – УНИАН) лучше понять ситуацию, которая сложилась в Украине с защитой прав и свобод человека (особенно в отношении граждан, пострадавших вследствие агрессии РФ), и помогает представителям гражданского общества продвигать необходимые для Украины решения», – считает Татьяна Дурнева.

Большинство переселенцев, с которыми общался УНИАН, убеждены: их опыт, и в целом, опыт Украины в этой войне, важен для мира. «Я помню, как в 2014 году, к нам приехала УКПБ ООН и другие ООНовские структуры, мы тогда у них спрашивали, как эвакуировать, как это делать, как – то… А они отвечали: «Мы не знаем, мы работали только, когда были наводнения или извержения вулканов». Мы же сегодня в центре Европы знаем все о военных действиях. Так что тот опыт, который мы аккумулируем в Украине, на самом деле уникален. Сегодня к нам уже приезжают партнеры из других стран изучать «как реагировать в чрезвычайных ситуация», – говорит Дарья Касьянова.

Впрочем, само по себе существование такой категории украинцев как «временно перемещенные лица», дает возможность неслабо спекулировать на этой теме. Чего только стоит недавнее манипулятивное заявление польского премьера Матеуша Моравецкого о том, что Польша-де приняла [как беженцев] более 1,5 млн выходцев из Украины. «При этом значительная часть из них – это люди, которые бежали с территорий, где идут боевые действия – с Донбасса», — заявил он.

Другими словами, премьер-министр Польши, чтобы объяснить нежелание принимать в своей стране беженцев-мусульман, назвал беженцами всех украинцев, которые по разным причинам (кто-то работает, кто-то учится) находятся в Польше.

Квартирный вопрос

Но если и говорить о том, что перемещение жителей Донбасса и Крыма продолжается до сих пор, то происходит оно, скорее, в обратном направлении – те, кто не нашел себя на новом месте, возвращаются домой. И главная причина такого явления – наличие на оккупированных территориях собственного жилья. По словам Руслана Калинина, начиная с 2014 года государство, по сути, так и не запустило ни одной жилищной программы, которая бы предоставляла жилье переселенцам или помогала его приобретать. Попадаются только какие-то отдельные случаи, когда непосредственно городская или районная администрации брались за решение этой проблемы. Но это – единичные примеры.

Единственным положительным сдвигом глава Ассоциации переселенцев называет закон №1954, предусматривающий государственную поддержку переселенцев в покупке жилья в размере 50% от общей суммы – программу «Доступное жилье». Но и здесь не без проблем. Ведь суть этой программы — покупка квартиры в паритете с государством. То есть, воспользоваться ею могут только те, у кого имеются определенные финансовые средства. О незащищенных слоях населения, людях с инвалидностью или матерях- одиночках речь не идет.

Кроме того, для реализации этой программы на 2017-2018 годы выделено всего 130 млн гривен. Этого, по подсчетам Калинина, хватит только для 350 семей – капля в море. «Только по городу Киеву больше пяти тысяч человек стали в очередь на подачу документов, здесь самый большой ажиотаж», – говорит Калинин.

По его словам, «Всеукраинская Ассоциация Переселенцев» совместно с группой народных депутатов и другими общественными организациями уже в первой половине этого года собирается лоббировать внесение изменений в бюджет 2018 года, чтобы увеличить финансирование программы «Доступное жилье», как минимум, до 500 млн гривен.

Еще один проект Ассоциации – предложение приватизировать жилье в местах компактного проживания (общежития, пансионаты), если это жилье сейчас находится в государственной собственности. По предварительным подсчетам, это позволило бы дать крышу над головой 5-7 тыс. человек. «Даже такие показатели – лучше, чем ничего», — считает Калинин.

Также в Ассоциации переселенцев предлагают обратить внимание на недострои и долгострои, которые имеются в каждом городе. «Вести активные переговоры с донорами. Проверять законность этих построек, и, если они законно построены, достраивать и давать возможность переселенцам селиться в таких домах», – объясняет Калинин.

И последнее – в вопросе реализации жилищных программ для переселенцев, по мнению Руслана Калинина, может помочь и непопулярная реформа. Дело в том, что ежегодно на компенсации для аренды жилья переселенцев государство тратит около 120 миллионов долларов. Если пересмотреть систему выплат, временно отменив их для работающих, и оставив только для незащищенных слоев населения, в том числе для детей, то, по расчетам Ассоциации переселенцев, каждый год удастся сэкономить до 40 миллионов долларов. «Мы предлагаем пустить эти деньги именно на реализацию жилищных программ. Половину суммы – на финансирование программы «Доступное жилье», а половину – для решения жилищных вопросов незащищенных слоев населения. То есть, покупать им квартиры в небольших городках, стоимостью от 6 до 12 тысяч долларов. Благодаря этой экономии ежегодно мы сможем обеспечивать жильем около 3-3,5 тысяч переселенцев», – рассуждает Калинин.

Без права голоса

С избирательными правами у переселенцев дела обстоят примерно такие же, как и с жилищным вопросом. По словам Татьяны Дурневой, более 4% избирателей, выехавших из Крыма и Донбасса, четвертый год лишены возможности голосовать на местных выборах и выбирать народного депутата в одномандатных округах по месту своего фактического проживания. А все дело в «неудачной прописке», к которой привязывается избирательный адрес: поскольку практически невозможно изменить свою прописку, переселенцы не могут реализовать свое избирательное право в громадах, куда им пришлось переехать.

«В Украине сейчас постоянно проходят выборы в объединенные территориальные громады, поэтому этот вопрос не сходит с повестки дня, по крайней мере, у переселенцев и правозащитников. В то же время, народные депутаты не спешат рассматривать законопроект №6240 (об обеспечении избирательных прав внутренне перемещенных лиц), который был разработан совместно «Группой влияния», Гражданской сетью «ОПОРА» и Международной фундацией избирательных систем, и получил позитивные выводы нескольких комитетов ВР и международных экспертов», – сетует она.

Дурнева подчеркивает, что сегодня на рассмотрении в Верховной Раде, помимо этого документа, находится еще один, требующий немедленного принятия – №6692 (о пенсионных выплатах внутренне перемещенным лицам и гражданам, оставшимся на неподконтрольных территориях).

Но парламентарии пока сосредоточены на другом – на этой пленарной неделе баталии разворачиваются вокруг принятия во втором чтении законопроекта №7163 о реинтеграции Донбасса, не способного, впрочем, ничем подсобить ни переселенцам с оккупированных территорий, ни тем, кто продолжает жить в оккупации.

Источник, 17/01/2018

 

 

Правозащитники разработали концепции освобождения заложников вооруженного конфликта

15 марта, 2017

Представители украинских правозащитных организаций высказались за выведение переговоров об освобождении заложников, удерживаемых в отдельных районах Донецкой и Луганской областей (ОРДЛО) и в России, из политического формата, которым являются Минские переговоры.

«Вопрос возвращения граждан является вопросом гуманитарным, и поэтому он должен быть выведен из политических переговоров, которыми является Минский формат. Мы предлагаем перевести вопрос освобождения людей в гуманитарно-правовую плоскость. Поэтому мы настаиваем на том, что Украина должна выработать государственную стратегию, концепцию защиты прав человека в условиях конфликта и в постконфликтный период», — сказала юрист Украинского Хельсинкского союза по правам человека Надежда Волкова на брифинге 14 марта в Киеве, сообщает «Интерфакс-Украина».

По ее словам, Минский формат зашел в тупик: у Украины нет государственной стратегии по возвращению ее граждан из РФ и ОРДЛО, обмены заложниками не проходят.

В связи с этим, считает правозащитница, нужно выйти на новый гуманитарный формат, который не должен зависеть от политических переговоров.

В свою очередь координатор Медийной инициативы за права человека Мария Томак отметила, что в Украине нет ответственной институции за «пленников Кремля», нет стратегии государства по этому вопросу. «Важной является идея распределения гуманитарных и политических вопросов, и если Украина это предложит западным партнерам, мне кажется, это может произойти», — подчеркнула М. Томак.

Материал опубликован 14.03.2017: http://ihahr.org/news/ukraina-pravozashchitniki-razrabotali-koncepcii-osvobozhdeniya-zalozhnikov-vooruzhennogo

Правозащитница Александра Матвийчук: Нужно выиграть эту войну, но не превратиться в РФ

26 февраля, 2017

«Пока мы похожи на людей, которые ходят в яме по кругу и раз в десять лет, когда становится совсем плохо и дно оказывается все ближе, революционным способом корректируют траекторию движения и пытаются из нее вылезти».

Правозащитница Александра Матвийчук: Нужно выиграть эту войну, но не превратиться в РФ

Прикрываясь формулой «мы боремся с российской агрессией», украинская власть не всегда обосновано ограничивает права и свободы своих граждан. «Проблема в том, что эта формула приводит к тому, что у людей отключается критическое мышление, начинают возобладать эмоции. Парадоксально, но они готовы отдать власти те права и свободы, за которые проливали кровь на Майдане», – отмечает правозащитница, координатор общественной инициативы Евромайдан-SOS, председатель правления Центра гражданских свобод Александра Матвийчук.

Она добавляет: важно помнить, что необходимо не только бороться за временно оккупированные территории, но и строить демократическую модель общества.

Подробнее о заданиях, которые сейчас стоят перед украинцами, Александра Матвийчук рассказала FaceNews. Также правозащитница поведала о том, почему мы до сих пор не знаем, кто виновен в гибели Небесной сотни.

Александра, уже три года украинцы ждут ответов на вопросы о том, кто стрелял по людям во время Революции достоинства, кто давал эти приказы. Почему, по Вашему мнению, ответов до сих пор нет?

Этому есть объективные и субъективные причины. Во время Евромайдана органы, которые должны были расследовать преступления и проводить первичные следственные действия, этого не делали. Они были заняты тем, что совершали эти преступления. Было уничтожено огромное количество документации, бывшее руководство страны находится в бегах в Российской Федерации и других странах. То есть существует целый ряд объективных вещей, усложняющих следствие.

В чем заключаются субъективные причины? В том, что, к сожалению, расследование и свершение правосудия упало на плечи нереформированной системы правоохранительных органов и тех судей, многие из которых во время Майдана сами выносили заведомо неправосудные решения. Сложно ожидать от них каких-то высоких стандартов правосудия, ведь по-хорошему они понимают, что рано или поздно, если расследование будет эффективно, их тоже привлекут к ответственности.

Кроме того, я не вижу большого внимания руководства страны. Так, на протяжении первого года у нас не было создано даже единого центра расследования, дела были расспрошены по разным следователям и даже структурам.

После того, как этот центр наконец-то появился, он долгое время не получал необходимой поддержки. В конце 2015-м года там работало восемнадцать следователей, они расследовали больше 2 000 эпизодов буквально «на коленке», без помещений и материально-технического обеспечения. Это явно не то, как нужно относиться к делу, которое президент называет наиболее резонансным за всю историю независимой Украины.

Последнее, что нас очень возмутило, когда в октябре прошлого года Юрий Луценко принял решение изменить, а по его мнению, улучшить процесс организации расследования. У него была идея, от которой он, к счастью, отказался, объединить производства в одно и сделать большое дело Януковича.

Самое важное в этом решении – это изменение фокуса расследования. Ведь если мы начнем сразу собирать доказательства только против верхушки, то потеряем среднее звено – людей, которые, условно говоря, стояли между Януковичем и теми, кто совершал преступления своими руками. Вопрос – зачем это делается. Я осмелюсь предположить, что это среднее звено успешно инкорпорировалось в нынешнюю систему власти и спокойно себя чувствует.

Однако в расследовании есть и положительные вещи. Понятно, что не все так однозначно.

Справедливое расследование преступлений во время Евромайдана – это не единственный вызов для власти. Какие еще задачи, по Вашему мнению, сейчас остро стоят перед Украиной?

Во время Евромайдана мы боролись за свой демократический выбор. Получается, самая важная задача сейчас – реализовать этот демократический выбор на практике.

Мы должны провести кардинальные реформы, которые изменят ход истории. Пока мы похожи на людей, которые ходят в яме по кругу и раз в десять лет, когда становится совсем плохо и дно оказывается все ближе, революционным способом корректируют траекторию движения и пытаются из нее вылезти. Но, поскольку строить демократические институты намного тяжелее, мы почему-то возвращается обратно к этому хождению по кругу. То есть наша основная цель – сделать качественный прыжок и выйти из этой зоны турбулентности, транзитного периода, в которых мы находимся последние несколько десятков лет.

После падения авторитарного режима возможность проведения этих демократических преобразований стала настолько реальной, что Российская Федерация, защищая свой авторитарный режим, была вынуждена вмешаться. Она оккупировала Крым, начала гибридную войну на Донбассе. И теперь мы боремся за наше право иметь выбор таковой.

Поэтому в это тяжелое и драматическое время перед нами стоит вторая очень важная задача – не забывать, за что мы боремся. Нам нужно выиграть эту войну, но не превратиться самим в Российскую Федерацию.

Что я имею в виду? В ответ на российскую агрессию власть начинает ограничивать права и свободы, и делает это не всегда обосновано. Важно понимать, что даже во время войны права человека должны быть ограничены пропорционально, а не только потому что власти так захотелось и у нее есть красивая фраза «мы боремся с российской агрессией».

Проблема в том, что эта формула приводит к тому, что у людей отключается критическое мышление, начинают возобладать эмоции. Парадоксально, но они готовы отдать власти те права и свободы, за которые проливали кровь на Майдане. Этого нельзя позволить.

Нам нужно очень четко отдавать себе отчет, что мы боремся не только за территории, а за выбор такой модели общества, где права каждого защищены, где существует справедливая судебная система, где власть подотчетна гражданам.

Материал опубликован 24.02.2017: https://www.facenews.ua/articles/2017/312349/

Яценюк разразился в Facebook о Карпюке и Клихе, а мы горы сворачивали, добиваясь от него помощи

27 октября, 2016

В Украине отсутствует эффективная система реагирования на дела своих политзаключенных в России. Правозащитникам приходилось прилагать максимум усилий, чтобы добиться от того же Арсения Яценюка, когда он был премьер-министром, элементарных шагов по защите Николая Карпюка и Станислава Клиха, заявила «ГОРДОН» правозащитник Мария Томак.

В Верховном суде РФ в Москве проходит рассмотрение апелляции украинских политзаключенных Николая Карпюка и Станислава Клиха. На заседание приехала народный депутат от «Батьківщини» Надежда Савченко. Поездка украинского политика и бывшей заключенной в Москву вызвала массу негатива в украинском сегменте Facebook. Ничего предосудительного в поступке Савеченко нет, заявила «ГОРДОН» украинский правозащитник, координатор «Медийной инициативы за права человека» Мария Томак.

«Ничего предосудительного в поступке Савченко не вижу, хотя вся Facebook-лента забита темой поездки Надежды в Москву. Не знаю, какой эффект будет от ее поездки, но в любом случае она привлекла больше внимания к делу политзаключенных», – рассказала Томак.

Правозащитник подчеркнула, что главная проблема Украины сейчас в отсутствии эффективной системы реагирования на дела своих политзаключенных в России. В качестве примера она привела сегодняшний пост о Карпюке и Клихе бывшего премьер-министра Арсения Яценюка.

«Для меня гораздо больше негатива в том, что только сегодня Арсений Яценюк разразился Facebook-постом по поводу Карпюка и Клиха. Хотя когда нужна была реальная помощь, нам приходилось горы сворачивать, чтобы добиться от тогдашнего премьер-министра Яценюка и Украины в целом элементарных шагов в защиту Карпюка и Клиха. Именно в отсутствии эффективной системы реагирования на дела украинских политзаключенных в России я вижу главную проблему нашего государства», – объяснила Томак.

По словам правозащитника, недостаточно пристальное (по сравнению с делом Олега Сенцова или самой Савченко, когда та была в тюрьме) внимание мировой общественности к делу Карпюка и Клиха связано с тем, что Запад настороженно относится к представителям правой идеологии.

«Президент Порошенко делал много заявлений с требованием освободить Карпюка и Клиха. Но Запад всегда очень настороженно относится к представителям правой идеологии, а Карпюк и Клих, безусловно, носители этой идеологии. Но усилия правозащитников по их освобождению не связаны с тем, что мы поддерживаем или нет ту или иную идеологию. Мы защищаем базовые принципы прав человека. Нельзя незаконно удерживать людей, нельзя применять к ним пытки, как это было в случае с Карпюком и Клихом», – отметила Томак.

Координатор «Медийной инициативы за права человека» не сомневается, что российский суд отклонит апелляцию Карпюка и Клиха на приговор. По словам Томак, после этого останется два пути по освобождению украинских политзаключенных: Европейский суд по правам человека и международные политические переговоры.

«Думаю, никто не сомневается в результатах апелляции. Что делать дальше? Есть два стратегических пути. Во-первых, Европейский суд по правам человека. Этим направлением защиты занимается Украинская Хельсинкская группа. Но это не краткосрочная перспектива, займет годы и годы. Второй путь – политические переговоры. Именно на них больше всего надежды, мы пытаемся всячески подталкивать Украину, чтобы она активнее вела переговоры, тем более что у Клиха серьезные проблемы с психическим здоровьем после пыток», – подытожила Томак.

26 октября 2016 года российский адвокат Илья Новиков, который защищает украинцев, незаконно удерживаемых российскими властями, заявил, что нардеп «Батьківщини» Надежда Савченко приехала в Москву на рассмотрение апелляции политзаключенных Николая Карпюка и Станислава Клиха в Верховном суде РФ.

26 мая чеченский суд приговорил украинских политзаключенных Станислава Клиха к 20 годам лишения свободы, а Николая Карпюка – к 22 с половиной годам. В обвинительном заключении говорилось, что Карпюк руководил отрядом «Викинг», сражавшимся против российской армии в Чечне, и якобы его подчиненный Клих 22 года назад лично убил четырех российских военных.

В обвинении также указано, что бывший премьер-министр Украины Арсений Яценюк, входивший в отряд, стрелял по россиянам из автомата Калашникова порядка десяти раз. Карпюк и Клих обвинения категорически отрицают и настаивают, что никогда не были в Чечне и не участвовали в боевых действиях.

Президент Украины Петр Порошенко заявил, что Украина будет добиваться их освобождения. Адвокат Илья Новиков считает, что после рассмотрения апелляции можно будет говорить об обмене украинцев.

Савченко, которая воевала на Донбассе в составе батальона «Айдар», попала в плен к боевикам «ЛНР» в июне 2014 года в Луганской области, а затем была вывезена в РФ. 22 марта 2016 года Донецкий городской суд Ростовской области признал Надежду Савченко виновной в причастности к убийству российских журналистов в Луганской области, покушении на убийство и незаконном пересечении российской границы, приговорив к 22 годам лишения свободы. В мае 2016 года Савченко помиловали и обменяли на двух российских военных, задержанных на Донбассе.

Источник: gordonua.com, 26.10.2016

Общественники назвали недопустимой реакцию властей на ромские погромы

6 сентября, 2016

Представители ряда общественных организаций Украины осудили бездействие местных властей в Одесской области в связи с погромами, которые произошли 27 августа в селе Лощиновка Измаильского района. Об этом они рассказали в ходе пресс-конференции в Киеве 5 сентября,передает izbirkom.org.ua.

Так, председатель комитета Верховной Рады Украины по вопросам прав человека, национальных меньшинств и межнациональных отношений Григорий Немыря отметил, что ромы остаются наиболее уязвимым сообществом в Украине. По его информации, сейчас около 6000 ромов вынуждены покинуть свои места проживания в зоне АТО и живут в других местах Украины, где не идут боевые действия.

«Напомню, что ЕС одним из требований относительно положительного заключения по завершению плана действий по безвизовому режиму требовал принятия плана мероприятий и стратегии по защите прав ромов. Это было в 2013 году. В прошлом году правительством была создана межведомственная группа по этим вопросам. События, которые происходят в селе на юге Украины, не являются изолированными и не должны так рассматриваться. Это может повториться снова и снова, но никто не знает, с какими последствиями. Наш комитет по правам человека рассмотрит этот вопрос на своем ближайшем заседании. Кроме того, скоро впервые правительство будет отчитываться перед Верховной Радой и украинским народом по выполнению стратегии по соблюдению прав человека, принятой в прошлом году, в том числе и по ситуации с межэтническими отношениями», — рассказал он.

На крайне опасную тенденцию обратила внимание и представитель Офиса Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека, начальник Управления по вопросам соблюдения прав ребенка, недискриминации и гендерного равенства Аксана Филипишина:

«Мы как государство в течение пяти последних лет постоянно заявляем о своей четкой позиции относительно ромов. И ситуация в Лощиновке открыла своеобразный ящик Пандоры. Вчера это была ситуация с сирийскими беженцами в Яготине, сегодня – Лощиновка, а завтра может быть еще одна подобная ситуация. Такие события, по мнению Уполномоченного, являются недопустимыми. Ситуация в Лощиновке не завершена, дети были вынуждены покинуть свои дома и не пошли в школу. Среднее образование в Украине по Конституции является обязательным, и кто ответит за нарушение прав детей, которые не совершили никаких правонарушений? Мы имеем граждан, покинувших все имущество и которым некуда пойти. Вопросов в этой ситуации очень и очень много. Должна быть четкая государственная позиция по недопущению любого притеснения граждан, которые отличаются от подавляющего большинства нашего общества», — отметила она.

Еще более критично высказался о произошедшем член наблюдательного совета Украинского Хельсинкского союза по правам человека Иосиф Зисельс:

«Мы расцениваем случившееся как погром на этнической почве и, к сожалению, реакция была не соответствующая, а антисоответствующая. Действия местной власти нужно оценить. Они привели к дискриминации этнической группы и это граничит с этнической чисткой. Также обращает внимание бездействие правоохранителей, которые наблюдали за этим спокойно и никак не реагировали. Мы уже обратились в полицию с просьбой дать этому оценку. Те, кто призывал к погрому, а это – конкретные лица, и они уже известны, их действия оцениваются по статье 161 УК как разжигание межнациональной розни. Эти события не просто спонтанные, которые возникли случайно. Это не первый случай, когда против ромов проводятся подобные действия. Это надо оценивать на государственном уровне, но до сих пор ни один государственный орган, ни премьер-министр, ни президент не выразил резкое осуждение. Зато губернатор фактически поддержал действия погромщиков и местной власти», — заявил правозащитник.

По его словам, исследования, которые проводятся в Украине каждый год, говорят о том, что за последние 23 года дистанция общества в отношении ромов граничит с ксенофобией:

«Эта тенденция со временем только растет. Два с половиной года назад наша организация инициировала должность уполномоченного по вопросам этнополитики при правительстве, но этот пост забрали, якобы нет никаких межэтнических проблем в Украине А они только нарастают на фоне войны на востоке страны. Необходимо создание межведомственной комиссии на уровне заместителей министров, которые могут принимать решения, а не месяцами обсуждать этот вопрос. Нужно выработать решение. Есть проблемы не только в отношении ромов, есть и другие, и они увеличиваются в нашей стране», — уверен Иосиф Зисельс.

С ним согласился исполнительный директор международного фонда «Видродження» Евгений Быстрицкий:

«Абсолютно неясна неправовая позиция губернатора Одесской области, я его хорошо знаю и был удивлен, что он не выдержал высоты объяснения ситуации и ее прекращения, он фактически переложил вину на ромскую общину. Это недопустимо в демократической стране. Исполнительная власть должна прекратить даже думать о возможности погромов, а ситуация должна быть решена немедленно. Очевидно, что подорван имидж Украины, международная общественность обратила внимание на события гораздо быстрее, чем наша власть. Это ослабляет правовой порядок в Украине и ставит под сомнение эффективность власти», — уверен Е. Быстрицкий.

В свою очередь, директор Центра стратегических дел Украинского Хельсинкского союза по правам человека Михаил Тарахкало сообщил, что УХСПЧ будет оказывать юридическую помощь пострадавшим ромам:

«Эти события получили резко негативную оценку с нашей стороны. Надо разобраться, что именно привело к таким агрессивным действиям. Есть очень серьезные вопросы к полиции. Нам непонятно, каким образом местные жители узнали, кто именно является подозреваемым в преступлении. Следующий момент – полное бездействие полиции. Она не только не выполнила свой долг защищать пострадавших, но и активно участвовала в погромах. Неизвестно, какие на сегодня возбуждены уголовные дела, как идет расследование, мы требуем прозрачных расследований и привлечения к ответственности. Следующее – выплата компенсаций пострадавшим от государства, и этого мы будем добиваться в судах. Эта ситуация является следствием полной бездеятельности власти. Отдельный вопрос к СМИ, которые не соблюдают презумпции невиновности: лицо, чья вина не доказана, в СМИ фигурирует как лицо, совершившее преступление», — обратил внимание М. Торохкало.

Кроме того, председатель Коалиции ромских организаций «Стратегия 2020» Владимир Кондур зачитал заявление от имени коалиции ромских неправительственных организаций и отметил, что организации прилагают все силы, чтобы права семей, которые были грубо нарушены, были защищены.

«Мы должны сделать так, чтобы эти люди услышали, что в стране есть закон, он действует, что они не брошены, и есть поддержка со стороны власти и правозащитников», — отметил он.

Напомним, ранее Одесский Комитет избирателей также сделал заявление, в котором выразил обеспокоенность бездействием властей в связи с ситуацией в Лощиновке.

Крайне необходимо надлежащее расследование совершенных на восточной Украине многочисленных преступлений и наказание преступников

19 июля, 2016

Париж-Харьков, 18 июля 2016

По результатам трехдневной рабочей встречи по вопросам документирования нарушений прав человека, которая была организована с 4 по 6 июля 2016 года в Харькове для украинских юристов и правозащитников, Международная федерация за права человека (FIDH) и Харьковская правозащитная группа выражают обеспокоенность в связи с превалирующей атмосферой безнаказанности за преступления, которые совершались со времени начала вооруженного конфликта на восточной Украине. Пробелы в украинском законодательстве, проблемы с доступом к территориям, которые не контролируются органами власти Украины, а также отсутствие политической воли для настоящего расследования и преследования в судебном порядке за эти преступления создают ситуацию, при которой случаи насилия и безнаказанности должен рассматривать Международный уголовный суд (МУС).

«Лица, ответственные за совершение многочисленных серьезных нарушений прав человека на неподконтрольных украинской власти территориях, продолжают свою преступную деятельность, не будучи привлеченными к ответственности», – заявляют правозащитники, добавляя, что «Украина не признала факт существования военного конфликта, поэтому не было применено надлежащее как национальное, так и международное законодательство. Вместе с тем, такие преступления могут достигать уровня военных преступлений и/или преступлений против человечности в соответствии с Уставом МУС».

Беззаконие, царящее на неподконтрольных правительству Украины территориях, наносит серьезный удар по правам человека в Украине. Местные юристы и правозащитники, документирующие преступления, которые совершались с начала конфликта, обсудили многочисленные проблемы, причиной которых является отсутствие верховенства права.

Глубокую обеспокоенность вызывает обмен захваченными в плен лицами, который происходит между двумя сторонами конфликта. Этот обмен осуществляется в правовом вакууме, что лишь обостряет проблему насильственных исчезновений с обеих сторон конфликта. С начала конфликта в 2014 году примерно 3000 украинских военных и гражданских лиц, которые были лишены свободы и попали в руки так называемых «ДНР/ЛНР», были обменены на пленных сепаратистов, о чем сообщила Служба безопасности Украины (СБУ).

Помимо того, что этот процесс обмена не регулируется ни одним определенным законом, в тайне держатся обстоятельства обмена, в том числе и информация о местах временного содержания, об условиях содержания, а также конечной судьбе тех, кто был передан другой стороне. Такая практика, берущая начало от отдельных случаев, превратилась в системную, является абсолютно непрозрачной и не имеет никакого правового регулирования.

Переговоры с целью проведения обмена захваченными лицами, а также лицами, лишенными свободы, усиленно монополизируются Службой безопасности Украины после принятия соглашения «Минск II» в феврале 2015 года, согласно которому требуется, чтобы обе стороны конфликта обеспечили «освобождение и обмен заложников и всех незаконно удерживаемых лиц на основе принципа «всех на всех»» (п. 6). Проблему усугубляет также нечетко сформулированное в тексте соглашения требование об амнистии, которое не определяет ни круг лиц, подпадающих под амнистию, ни условия и процедуру возможной амнистии.

«Мы подчеркиваем, что амнистия за совершение международных преступлений и серьезных нарушений прав человека противоречит международному праву и международным обязательствам Украины в области прав человека и будет способствовать только распространенности безнаказанности», — заявляют правозащитники.

С самого начала конфликта украинские правозащитные организации сообщали о значительном увеличении количества случаев убийств и насильственных исчезновений, пыток и жестокого обращения, незаконных задержаний и уничтожение имущества. Были также сообщения о случаях половых и гендерно обусловленных преступлений, совершенных как в отношении женщин, так и в отношении мужчин, хотя до настоящего времени такие случаи еще ненадлежащим образом задокументированы. Соответственно, сохраняют свою актуальность выводы, которые были сформулированы в докладе Международной федерации за права человека «Восточная Украина – гражданские попали под перекрестный огонь» относительно системной и распространенной природы преступлений, осуществляемых на неподконтрольной украинскому правительству территории. Эти проблемы требуют безотлагательного решения. Вооруженный конфликт в Донецкой и Луганской областях Украины привел к серьезным нарушениям прав человека, которые могут достигать уровня международных преступлений. По каждому из таких случаев должно быть проведено надлежащее расследование на национальном или международном уровне, виновные в совершении военных преступлений и преступлений против человечности должны быть установлены и привлечены к ответственности.

FIDH – Международная федерация за права человека – была основана в 1922 году, и сегодня объединяет 178 правозащитных организаций в более чем 120 странах на 5 континентах. FIDH работает для уважения всех прав, включенных во Всеобщую декларацию прав человека: гражданских, политических, экономических, социальных и культурных. FIDH осуществляет защиту жертв нарушений прав человека с целью предупреждения таких нарушений в дальнейшем, а также для привлечения к ответственности виновных. FIDH, так же как и организации-члены, не связана ни с какими партиями или религиозными движениями, а также не зависит от всех правительств.

Харьковская правозащитная группа (ХПГ, бывший Харьковский «Мемориал») работает в Украине с 1988 года. Основная проблематика – защита жертв нарушений прав человека в конкретных случаях, распространение информации и знаний о правах человека, анализ законопроектов, законодательства и практики, судебной и административной, в сравнении с международными стандартами прав человека, исследования по истории диссидентского движения. Среди ключевых тем — борьба с пытками в милиции и учреждениях исполнения наказаний, борьба за свободу информации и право на приватность. Адвокаты ХПГ выиграли более 100 дел в Европейском суде.

Источник: Харьковская правозащитная группа, 18.07.2016

Результаты поиска:

Киргизские правозащитники обратились в ООН и ОБСЕ после задержаний 8 марта

22 марта, 2020
Центр Гражданских Свобод — правозащитная организация, которая поддерживает движение в защиту прав человека, и осуждает любое нарушение этих прав. Наша организация работает не только в рамках Украины, но и на территории региона ОБСЕ. Кроме того, в нашем уставе существует направление «Солидарность», в рамках которого мы пытаемся поддерживать правозащитное движение и его инициативы в различных странах региона. Именно поэтому мы публикуем обращение наших коллег из Кыргызстана, связанное с нападением на мирную акцию 8 марта, пострадавшие от которого были в дальнейшем задержаны сотрудниками милиции.
 
 
Кыргызстан, являясь членом ООН и ратифицировав в 1994 году Международный пакт о гражданских и политических правах, в соответствии со ст. 21 обязан признавать и соблюдать право граждан на мирные собрания.
Пользование этим правом не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые налагаются в соответствии с законом.
Право на свободу мирных собраний — неотъемлемое условие реализации других прав человека, таких как свобода выражения мнения. Право на свободу собраний, как одно из истинных основ демократии, закреплено в основных договорах по правам человека, а также в обязательствах в рамках ОБСЕ, которые взяли на себя государства-участники в 1990 году в Копенгагене.
 
Кыргызстан, являясь членом ООН и ОБСЕ, должен отвечать за соблюдение взятых на себя обязательств. В то же время 8 марта 2020 года в Бишкеке произошел беспрецедентно грубый и жесткий разгон мирного женского марша солидарности со стороны около 50 провокаторов в масках и белых калпаках. Они напали на участниц мирного марша, используя силу, разбили весь инвентарь и порвали плакаты. Также они закидывали активисток яйцами и камнями. Некоторые участницы марша и журналисты получили ушибы и другие травмы.
 
Правозащитные организации и активистки-феминистки Кыргызстана ежегодно организуют женские марши, чтобы повысить осведомленность о правах женщин и гендерном равенстве, а также осудить нетерпимость, насилие и другие способы притеснения женщин.
 
Милиция, вместо того чтобы задержать провокаторов и защищать демонстрантов, ловила участниц/ков марша, нарушив их право на свободу мирных собраний.
 
Прокуратура признала незаконным запрет на митинг в центре Бишкека 5
В результате действий милиции около 70 человек были доставлены в УВД Свердловского района. Некоторые участницы/ки марша получили травмы во время задержания. Детская писательница Алтын Капалова получила ушибы и растяжения во время задержания.
 
Более получаса участницы/ки марша находились во дворе здания при температуре +3 градуса по Цельсию. Затем сотрудники милиции стали достаточно жестко загонять задержанных в здание УВД.
 
Одну из участниц марша — гражданку Украины Екатерину Мячину — милиционер ударил по голове в момент, когда она заходила в здание милиции.
 
После этого участниц/ков вынудили в течение более двух часов находиться в актовом зале УВД, нарушив их право на свободу передвижения.
 
Сотрудники милиции не представлялись, не объяснили причину задержания, а также не допустили адвокатов и представителей аппарата омбудсмена в здание УВД.
 
Одной из участниц стало плохо, у нее случилась паническая атака. Однако милиция не вызывала скорую помощь, ее вызвали сами участницы марша. После приезда скорой бригаду не пропускали в течение 20 минут. Кроме того, милиционеры не предоставили воду задержанным. Воду предоставили сторонницы/ки задержанных, которые пришли их поддержать к зданию УВД.
 
Восьмерых организаторов марша допрашивали в отдельных комнатах. Некоторых из них держали в коридоре и не предоставляли стулья. Воду им предоставили не милиционеры, а их сторонницы. Милиционеры задержали и их адвоката Евгению Крапивину.
 
Всем им нормально не зачитали их права, оказывали психологическое давление, угрожали применением силы. Мохире Суяркуловой сотрудник милиции порвал паспорт.
 
Участниц/ков мирного марша отпустили через три часа после задержания, установив личности, составив протоколы о задержании, вменив статью 82 Кодекса о нарушениях «Неповиновение законному требованию сотрудника органов внутренних дел».
 
Жесткий разгон мирной акции происходил на фоне заявлений чиновников о том, что «все усилия власти направлены на то, чтобы женщины были уверены в завтрашнем дне».
 
В данный момент шесть участниц марша находятся под следствием за «неповиновение законному требованию сотрудника органов внутренних дел». Все активистки отказались соглашаться с обвинениями.
 
10 марта 2020 года как минимум девять из задержанных демонстранток подали жалобы на незаконные действия милиции Свердловского района в Государственный комитет национальной безопасности.
 
Вопрос правомерности действий милиции также следует изучить в связи с их бездействием в отношении неизвестных мужчин, которые напали на активисток.
 
 
Милиция заявила, что разыскивает провокаторов с мирного марша за права женщин 17
При разгоне акции ни один из провокаторов не был задержан и доставлен в милицию. Несколько СМИ Кыргызстана сообщили, что действия провокаторов были согласованы с правоохранительными органами и осуществлялись с молчаливого согласия властей.
 
Только 9 марта 2020 Управление внутренних дел Свердловского района сообщило, что пятеро мужчин были оштрафованы за нарушение общественного порядка 8 марта 2020 года (вечером 8 марта. — Прим. Kaktus.media).
 
Ранее суд в Кыргызстане запретил проведение общественных собраний в центре Бишкека до 1 июля 2020 года, чтобы сохранить общественный порядок и противодействовать угрозе коронавируса. Однако 6 марта 2020 года иск из суда о запрете массовых акций в Свердловском районе был отозван, именно в этом районе и проходил женский марш 8 марта 2020 года.
 
Управление внутренних дел Свердловского района публично заявило, что организаторы женского марша не уведомили органы внутренних дел о марше.
 
Заявление МВД о несанкционированности марша из-за запретов районных судов на их проведение, ссылки на то, что не было надлежащего согласования с акимиатом Свердловского района и мэрией, противоречат Конституции.
 
Статья 34 гласит, что каждый имеет право на свободу мирных собраний, а их запрет и ограничения недопустимы, поэтому действия по разгону женского марша являются прямым нарушением конституционных прав граждан. За день до демонстрации организаторы получали онлайн-угрозы, а их групповой чат в Telegram был взломан и удален.
 
 
Мирная акция в Бишкеке в этот раз прошла без провокаций. Хотя попытки были (трансляция) 41
В знак протеста 10 марта 2020 года в Бишкеке была проведена акция в защиту участниц мирного марша, на которой выдвинуто требование отставки руководства Свердловского РУВД Бишкека и тщательного расследования нападения на участниц и участников женского марша.
 
Несмотря на то что протест 10 марта был совершенно мирным, группа женщин попыталась сорвать его, хватая и толкая участниц демонстрации.
 
Кыргызстан, являясь членом ООН, несет международные обязательства в сфере соблюдения прав человека и конкретно гражданских и политических прав.
 
Кыргызстан, как член ОБСЕ, должен четко выполнять все 6 руководящих принципов по мирным собраниям:
 
Презумпция в пользу проведения собраний.
Обязанность государства защищать мирное собрание.
Законность. Любые налагаемые ограничения должны быть основаны на положениях закона.
Соразмерность. Любые ограничения в отношении свободы собраний должны быть соразмерными.
Надлежащая практика административного регулирования.
В процессе достижения властями законных целей предпочтение следует отдавать мерам, предусматривающим наименьший уровень вмешательства.

Недискриминационность. Все люди в равной степени имеют право на реализацию свободы мирных собраний.

 

В связи с этим призываем УВКПЧ ООН и БДИПЧ ОБСЕ:
 
— Срочно отреагировать на случившийся силовой произвол в отношении участников женского марша солидарности.
Призвать власти Кыргызстана остановить насилие в отношении женщин, гарантировать безопасность и защиту для каждой участницы мирного марша.
— Призвать власти Кыргызстана соблюдать право граждан на мирные собрания, предпринять все необходимые действия по недопущению подобных случаев применения силы и срыва мирных собраний в будущем.
— Обратиться к властям Кыргызстана о необходимости проведения всестороннего расследования произошедшего факта нарушений прав граждан на мирные собрания, привлечь к ответственности лиц, принимавших решение об ограничении мирного собрания, сотрудников правоохранительных органов, участвовавших в разгоне.
— Найти и привлечь к ответственности провокаторов, учинивших насилие в отношении женщин и детей на мирной акции.
Обеспечить необходимую юридическую, физическую защиту, медицинскую и психологическую помощь для задержанных и пострадавших участниц/ков женского марша.
— С целью дальнейшего предотвращения нарушений прав женщин, возможности их продвижения и соблюдения гендерного равенства Кыргызстан должен выполнять обязательства по недопущению сужения политического пространства для организаций гражданского общества, гарантировать независимость деятельности профсоюзов, что будет противодействовать радикализации общества и возможным трагическим событиям.

Наследие революции. Что случилось с общественными движениями, зародившимися во время Майдана

14 февраля, 2018

Во время Революции достоинства появилось множество мощных гражданских движений, в которых участвовали тысячи украинцев. Фокус вспомнил самые яркие и важные движения того времени и узнал их дальнейшую судьбу.

Автомайдан

«Наше движение, созданное из активистов и автовладельцев, возникло в ноябре 2013-го с началом протестов. На следующий день после того как избили студентов, мы встретились в пабе и начали обсуждать, что делать дальше. У меня был опыт организации акций «Я ненавижу Укравтодор», когда мы поехали и поломались под Кабмином. Но по масштабу 50–100 человек и 50–100 машин — это две несоизмеримые вещи. Мы тогда поехали к МВД и забросали его стены яйцами», — вспоминает Алексей Гриценко, один из основателей Автомайдана. Его активисты принимали участие в столкновениях с «Беркутом» на Грушевского и на Михайловской. Выставлялись ночные патрули, которые отслеживали перемещение техники силовиков, групп антимайдана. Автомобилисты занимались эвакуацией раненых, логистикой Майдана. После Революции достоинства Автомайдан преобразовали в общественную организацию с представительствами в регионах. Костяк составляет 150 человек по всей стране, но с большим мобилизационным потенциалом. «Мы не способны подменить собой государство и побороть коррупцию, но можем давить на правоохранительные органы и суды, которые должны заниматься борьбой с коррупцией. Входим в Общественный совет при НАБУ, делегировали людей в Громадську раду доброчесности», — рассказывает Гриценко.

Как и в случае с другими известными организациями, бренд «Автомайдан» используют все кому не лень. Многие бывшие активисты движения, которые во время Революции достоинства боролись плечом к плечу с режимом Януковича, впоследствии не выдержали испытания славой и деньгами, потому отделились. Они создали собственные проекты, в названии которых использовали слово «Автомайдан». Таких в стране насчитывается не менее 36. Чтобы отделить их от оригинального Автомайдана, аксакалы движения сформировали чёрный список известных людей, которые имели отношение к организации, но уже не являются её членами. По словам Гриценко, сегодня члены Автомайдана — это типичный средний класс, люди, которые любят свободу, комфортную жизнь, могут позволить себе иметь машину. В определённой степени это и делает их независимыми.

ЖМИ НА ГАЗ. Один из организаторов Автомайдана Алексей Гриценко говорит, что основа движения — типичный средний класс

Открытый университет Майдана

Открытый университет Майдана появился как свободный лекторий, где выпускники и преподаватели бизнес-школ объясняли активистам основы гуманитарных наук и общественного развития. После завершения протестов часть организаторов Открытого университета ушла в другие проекты, например, в «Прозорро». Сегодня это движение трансформировалось в платформу гражданского образования, сосредоточившись на развитии гражданских компетенций.

«Наша цель — дать доступ к знаниям, которые могут менять мысли и поведение гражданина как собственника государства», — говорит Остап Стасив, сооснователь инициативы. На сайте университета представлены 44 курса, среди которых курсы по персональному развитию, предпринимательству, укреплению громад. Здесь почти 600 тыс. посетителей и 20,5 тыс. слушателей.

«Это такой гражданский MBA, где люди не платят, но он помогает получить знания. Например, у нас есть курсы по продвижению энергоэффективности. Они рассказывают о том, что это такое, где найти инвестиции для внедрения энергоэффективных технологий, какие программы финансирования есть, где их отыскать, как организовать ОСМД. Планируем создать курс по управлению общественной собственностью», — делится планами Стасив.

Все курсы на сайте представлены бесплатно, но организаторы платформы думают над созданием бизнес-модели, при которой бизнес сможет получать за деньги онлайн-консалтинг по корпоративному образованию. Средства, вырученные от этого, пойдут на развитие бесплатных онлайн-курсов. Открытый университет также регулярно участвует в проведении всевозможных тренингов и открытых лекций.

«Правый сектор»

Одним из символов Майдана стало объединение «Правый сектор». Собранное преимущественно из футбольных ультрас и националистов, именно оно оказалось наиболее подготовленной частью уличных бойцов. Дмитрий Ярош, лидер объединения, появился на публике только через два месяца после создания организации и стал главным раздражителем и элементом запугивания российской пропаганды. Его непримиримая позиция в отношении действующей в тот момент власти сыграла важную роль в свержении режима Януковича.

После Майдана и с началом бое­вых действий ПС разделился — боевое крыло организации оформилось в Добровольческий украинский корпус, воевавший на самых горячих участках донбасского фронта. Его бойцы принимали участие в битвах за Донецкий аэропорт и в Песках, регулярно использовались военными как разведывательно-диверсионные группы. Вторая часть «Правого сектора» превратилась в политическую партию, созданную на базе УНА-УНСО.

Изначально это было добровольческое движение без чёткой иерархической структуры, и названием «Правый сектор» пользовались все желающие. Так произошло в Мукачеве летом 2015 года, когда бойцы ПС приняли участие в криминальных разборках с использованием тяжёлого пехотного вооружения. Это вызвало общественный резонанс и привело к расколу в «Правом секторе». Организацию покинул её лидер Дмитрий Ярош, основав «Державницьку інициативу Яроша» (ДІЯ), а также собственное военизированное формирование УДА (Украинская добровольческая армия). «Правый сектор» продолжает существовать, но уже практически не выделяется на фоне других правых организаций.

Во время Революции достоинства образовалась Самооборона Майдана. Созданная после силового разгона, неформальная организация подчинялась штабу координационных сил. В разное время в её состав входило от 17 до 42 сотен Майдана. После начала боевых действий многие члены Самообороны вступили в Нацгвардию и стали костяком добровольческих формирований, ушедших на фронт. Немало участников Самообороны Майдана было в рядах ВСУ, в батальонах «Айдар», «Донбасс» и «Азов».

«Евромайдан SOS»

После разгона мирной акции студентов не осталось в стороне и правозащитное сообщество. Уже утром следующего дня появились телефонные горячие линии, на которых сидели активисты, юристы и правозащитники, собиравшие информацию о преступных действиях властей. Они же выясняли, кто из активистов пропал и кому нужна помощь.

«Когда мы увидели количество пострадавших, возникла идея юридической помощи их родственникам. Мы открыли горячую линию и предложили адвокатам нам помочь. Дальше наша инициатива разрослась до масштабов информационного центра всего, что касалось Евромайдана», — говорит координатор Центра гражданских свобод Александра Романцова. До марта, когда Революция достоинства окончательно победила, центр «Евромайдан SOS» принял более 16 тыс. звонков исключительно силами волонтёров. Они занимались розыском пропавших активистов, уточнением списков погибших и пострадавших, неотложной юридической помощью, сопровождением дел в судах, сбором доказательств преступлений режима Януковича и сотрудников милиции. Кроме того, сообщество проверяло слухи наподобие «на нас идут танки» и координировало действия других инициатив Майдана. После Революции достоинства активисты с помощью иностранных партнёров подали в Международный уголовный суд ООН обращение на основе собранных материалов. Сейчас его рассматривает международная прокуратура.

БЕСПЛАТНЫЕ ЗНАНИЯ. На сайте Открытого университета Майдана, сооснователем которого является Остап Стасив, представлено 44 курса. Здесь почти 600 тыс. посетителей и 20,5 тыс. слушателей

Сегодня «Евромайдан SOS» работает как информационная площадка в сфере прав человека, в частности, ведёт кампанию Let my people go по освобождению украинских политзаключённых в России. Также инициатива основала волонтёрскую премию, вручение которой происходит в годовщину избиения студентов. После окончания Евромайдана и начала боевых действий члены инициативы основали ряд общественных организаций, занимающихся помощью пострадавшим от конфликта, — «Восток-SOS», «КрымSOS», «Донбасс SOS».

«Мистецький Барбакан»

Неформальное объединение художников, сопровождавших Революцию достоинства. Меткие карикатуры и художественные принты вдохновляли на дальнейшую борьбу. Идею творческой крепости спроектировал архитектор Дмитрий Жило, он же участвовал в её создании. К группе присоединились украинские художники Иван Семесюк, Андрей Ермоленко, Алекс Заклецкий и другие. Арты, созданные участниками «Барбакана», до сих пор пользуются бешеной популярностью, их часто можно увидеть на футболках и патриотической сувенирной продукции. После окончания Майдана многие творцы стали помогать фронту — кто-то создавал дизайны шевронов, а кто-то пошёл добровольцем.

«Половина из нас ушла воевать, очень много архитекторов в первые дни войны рванули на фронт. Другие подались в социальное искусство. Можно сказать, что с «Мистецького Барбакана» зародился культурный фронт. Мощная лавина, которая началась там, действует до сих пор», — считает украинский художник Андрей Ермоленко.

Кроме художественного наследия участниками «Барбакана» создано издательство «Люта справа», кафе-бар и галерея «Барбакан», где регулярно собирается творческая и социально активная публика.

Канцелярская сотня

После бегства Виктора Януковича и его приспешников в феврале 2014 года в Украине остались горы документов, свидетельствующих о преступлениях «семьи». Многие бумаги были выловлены из пруда в Межигорье или найдены измельчёнными в шредере в офисе олигарха Сергея Курченко, который вёл дела Януковича и Ко. Восстановлением повреждённых документов и их анализом занялась Канцелярская сотня, созданная журналистом-расследователем Денисом Бигусом. Тысячи листов бумаги собирались из небольших фрагментов, сканировались и отправлялись в цифровую базу данных.

Первым проектом Канцелярской сотни стал YanukovychLeaks, рассказывающий о роскошном образе жизни бывшего президента и его подельников. Дальше инициатива создала сайт declarations.com.ua, на котором публиковались декларации чиновников. Заполненные ими вручную декларации волонтёры сканировали, потом перенабирали на компьютере и выкладывали в Сеть для публичного доступа. Работа этого сайта спровоцировала немало скандалов — чиновникам очень не нравилось, что их роскошный образ жизни становился достоянием общественности. Сегодня проект содержит более 1,5 млн деклараций, из которых несколько десятков тысяч были заполнены вручную. С массивом подготовленных Канцелярской сотней данных продолжают работу журналисты, проводя антикоррупционные расследования.

Источник, 13/02/2018

Не сидеть сложа руки: почему переселенцам в Украине нужен новый статус

18 января, 2018

С начала войны с Россией вынужденными переселенцами в Украине стали около 2 миллионов человек. Но, вопреки расхожему мнению, что все они поголовно иждивенцы, становящиеся обузой «на новом месте», на деле многие из них — активны в бизнесе и общественной деятельности, делают для Украины немало полезного. Государство же взамен не дает им почти ничего, и даже лишает их права голоса.
Российская агрессия против Украины превратила более 2 миллионов человек в вынужденных переселенцев. Официальная статистика Министерства социальной политики дает несколько иные цифры – около 1,5 миллионов человек – только потому, что в ведомстве ведут учет людей с соответствующей справкой внутренне перемещенного лица. Вместе с тем, часть переселенцев – по разным причинам – не стали обзаводиться таким документом. Мизерная ежемесячная адресная помощь (442 гривны для работающего и 884 гривны для неработающего) – слабый аргумент повесить на себя «ярлык» иждивенца. Ведь именно так многие украинцы из Крыма и Донбасса воспринимают статус переселенца. Вместе с тем, нередки случаи, когда после переезда «из региона АТО» в любую другую область Украины, жители востока страны сталкиваются даже с навязыванием им такого статуса. Причем, такую «услугу» социальные службы пытаются оказывать не только людям, действительно ставшим вынужденными переселенцами, а и тем, кто просто сменил место жительства, например, продав квартиру на подконтрольной Украине территории. Сильный ресурс Как бы там ни было, с оккупированных территорий уехала, по сути, самая активная и образованная часть населения, в том числе молодежь. Поэтому Киев, Харьков, Одесса и другие украинские громады, куда массово уезжали жители Донбасса и Крыма, приобрели в лице этих людей немалый социальный ресурс. К примеру, дончанин, чемпион мира по скалолазанию Даниил Болдырев сегодня живет в Одессе, мечтает закрепить свое имя на родной спортивной арене и верит, что когда-то сможет вернуться в украинский Донецк. Хотя еще в 2015 году из-за своей донецкой прописки не мог даже снять жилье на подконтрольной Украине территории.

«Мы — люди, которых пересадили на другую почву, поэтому мы должны постоянно создавать что-то новое, у нас нет другого варианта. Поэтому и появляются аналитические центры, общественные организации, бизнес-инициативы переселенцев», – убежден дончанин-переселенец, советник Министра информационной политики Украины Дмитрий Ткаченко. По его мнению, именно переселенцы сегодня — настоящие «адвокатами» украинского Донбасса в глазах украинского общества. Так, донецкое информационное агентство «Остров» — проукраинское издание, ориентированное на освещение событий на востоке Украины даже после «переезда» в Киев, читают как те, кто покинул свои дома с началом оккупации, так и те, кто остался жить на Донбассе. Такие новости, иногда, единственная возможность не потерять связь с реальностью людям, которых ежедневно пичкают российской пропагандой. В свою очередь, Донецкий фонд культурных инициатив «Изоляция», который был захвачен боевиками «ДНР» летом 2014 года, а позже перебрался в столицу, реализовывает креативные культурные проекты, в том числе, международного уровня. Пару лет назад «Изоляция» совместно с аналогичной культурной инициативой в США «AS220» провели образовательную программу для детей-переселенцев Украины и детей США, которые столкнулись с насилием и наиболее остро ощущают социальные проблемы. «Если мы помогли хотя бы части этих детей, это уже большой плюс. Этот международный опыт — дополнительное доказательство, что такое нужно и важно реализовывать не только в Украине, но и в Америке, и в Европе», – вспоминает директор фонда Оксана Саржевская-Кравченко.

Дончанка Дарья Касьянова в 2014 году помогала эвакуировать с временно оккупированных территорий детей-сирот, людей с инвалидностью. Сегодня она – национальный директор по развитию программ неправительственной благотворительной организации «SOS Детские городки Украины». А ее дочь, 15-летняя Ангелина Касьянова, в конце ноября прошлого года стала первым представителем Украины в новом Детском Европарламенте.

На помощь надейся, но сам не плошай

На сегодня в Украине хватает организаций, где тем или иным способом помогают украинцам с Донбасса: Всеукраинская Ассоциация Переселенцев (http://bezhenec.org/uk/homepage-politics-3/), Общество Красного креста Украины (http://redcross.org.ua/), Управление ООН по делам беженцев (УВКБ ООН) (http://unhcr.org.ua/uk), Фроловская 9/11 (https://www.facebook.com/frolivska911/), Донбасс SOS (http://donbasssos.org), Восток SOS (http://www.vostok-sos.org), Крым SOS (krymsos.com), Ответственные граждане (responsiblecitizens.org), Восстановление Донбасса (restoring-donbass.com), Социальное Партнерство (socpartnerstvo.org). Но такое многообразие общественных инициатив вовсе не означает, что кто-то что-то сделает за вас. В новой жизни особенно важна готовность людей действовать самостоятельно. И переселенцы действительно крутятся, как могут: не боятся участвовать в различных проектах при поддержке международных фондов, ходят на предпринимательские курсы, кто-то, в итоге, выигрывает гранты и в корне меняет вид деятельности, начинает собственное дело. Так, луганчанин   Михаил Лучкин открыл в Харькове бизнес на съедобных картинах, дончанин Иван Балыкин установил в киевской пиццерии первый аппарат по продаже книг, крымчанин Анатолий Засоба открыл в столице пекарню, Наталья Хныкина из Луганска шьет одежду… Таких историй очень много.

24-летняя Олеся Василец тоже из когорты переселенцев. До войны и оккупации жила и училась в Луганске, мечтала о собственном бизнесе: имея за плечами профессиональные занятия восточными танцами, победы на всеукраинских чемпионатах и диплом хореографа, хотела открыть школу восточных танцев. Но летом 2014 года, с тысячей гривен в кармане, вынуждена была уехать. Выбрала Киев.

Первые несколько недель после переезда жила в семье писателей, приютивших ее «по знакомству», потом перебралась в Дом писателей и искала работу. Параллельно, подала документы в магистратуру Киево-Могилянской академии, ориентируясь на «бюджет» — денег для оплаты обучения не было. Дальше жизнь завертелась – днем Олеся училась, вечером писала статьи в газеты и журналы, подрабатывала репетитором по английскому и даже убирала офисы. Спала по несколько часов. Перебралась из Киева в Ирпень – там снимать жилье было дешевле. В небольшой комнате ютилась не одна – с родственниками, которые чуть позже нее, но тоже уехали из Луганска.

Такой режим повышенной нагрузки Олеся переживала стойко, знала, ради чего это все затеяла: мечта о собственном бизнесе – школе восточных танцев – никуда не пропала.

Стартовый капитал составил всего пять тысяч гривен, которые Василец накопила за несколько месяцев. Деньги пошли на регистрацию ФОП, первую печатную рекламу, аренду первого зала. Абсолютно все Олеся делала самостоятельно: придумывала дизайн рекламных листовок, рисовала их в фотошопе, печатала, расклеивала. «Где-то два дня у меня заняла первая расклейка, я по девять часов без перерыва ходила и расклеивала пять тысяч листовок», – говорит Олеся.

Зал девушка арендовала в одном из зданий Налоговой академии в Ирпене. Уговор с руководством ВУЗа был прост: с них – помещение, с Олеси — тысяча гривен в месяц, бесплатное обучение студентов академии и обязательство выступать на всех мероприятиях как академии, так и города. Так родилась школа восточных танцев «Гюррем».

Семь месяцев Василец работала «в минус», бизнес держался только на ее вечных подработках, на восьмом месяце удалось выйти «в ноль», а десятый закрыть уже с небольшим, но «плюсом». На сегодня школа танцев Олеси Василец состоит из 14 филиалов: четыре в Ирпене, пять в Киеве, есть школа в Коцюбинском Киевской области, в Черкассах и Одессе. В прошлом году танцоры «Гюррем» выиграли Чемпионат Украины по восточным танцам.

Сама Олеся преподает в Ирпене и в одном киевском филиале. А, помимо этого, взялась за профессиональную подготовку хореографов восточных танцев. «Я открыла восьмимесячный курс для хореографов belly dance, разработала соответствующую методичку, которая все восемь месяцев описываются в деталях — от элементарных дыхательных упражнений до постановки танца», – рассказывает она.

Путь, который Олеся Василец прошла к своей мечте не был легким. Ее история действительно мотивирует, а сама она не против поделиться опытом. Еженедельные чаепития с другими переселенцами, на которых девушка рассказывала, как начать свой бизнес и с какими подводными камнями придется столкнуться, постепенно превратились в отдельный благотворительный проект бесплатных тренингов для переселенцев-предпринимателей. «Я назвала этот проект «Кристалл», потому что кристалл у меня ассоциируется с прозрачностью и чистотой. Таким должен быть украинский бизнес», – подчеркивает Василец.

Из прошлых вечных подработок, которые позволили добиться все этого, у Олеси осталось только репетиторство по английскому. Основной состав учеников Василец — депутаты Ирпенского горсовета. «Группа небольшая, семь человек, но мне пока с головой хватает», – отмечает она.

Впрочем, девушка не собирается останавливаться на достигнутом и теперь планирует открыть в Ирпене, ставшем ей уже родным городом, еще и кофейню.

«Я хочу обратить внимание, что все-таки переселенцы – это люди с проукраинской позицией. Они могли уехать в Россию, Польшу, но они приехали и работают здесь, они выбрали Украину», – отмечает глава «Всеукраинской Ассоциации Переселенцев» Руслан Калинин.

По его словам, сложно говорить о том, какой род деятельности пользуется у переселенцев наибольшим спросом – какой-либо статистики, и, соответственно, объективной информации по этому поводу, нет. «Конечно, тем же бывшим шахтерам сложнее устроиться, люди идут или в таксисты, или на рабочие специальности, или в охрану, но, если судить по моим знакомым, то, в основном, все стараются устроиться на работу по специальности, ведь хорошие специалисты всегда востребованы», – рассказывает он.

По словам Калинина, в прошлом году девять компаний, основанных переселенцами, представили свои товары на европейском рынке, продемонстрировали свою конкурентоспособность в Польше. Поэтому и в нынешнем году в Ассоциации делают ставку на развитие темы предпринимательства. Уже ведутся переговоры с разными посольствами по поводу организации поездок по польскому примеру. «Будем показывать, что переселенец предприниматель – это не иждивенец, а человек, который может сам заработать деньги, платит налоги в страну, создает в своей стране новые рабочие места», – говорит он.

Свои. Герои

Вопреки еще одному оскорбительному стереотипу о выходцах с временно оккупированных территорий, мол, «привели в свой дом войну, а сами свалили», украинцы с Донбасса и Крыма не меньше других защищают Украину. Вряд ли можно озвучить подобное в адрес Героя Украины, уроженца прифронтового Покровска Донецкой области, десантника 25-й бригады, майора ВСУ Андрея Ткачука. Или в адрес украинского партизана из города Красный Луч Луганской области, побывавшего в плену и искалеченного боевиками, Владимира Жемчугова.

Можно также вспомнить митинги в поддержку единой Украины в Донецке и Симферополе, так и участие дончан, луганчан и крымчан в столичном Евромайдане. Некоторые из них получили звание Герой Украины. Правда, посмертно. Это донецкий активист Дмитрий Чернявский, погибший от ножевого ранения в Донецке в марте 2014 года.  Это выходец из Ясиноватского района Донецкой области Иван Пантелеев и активист Самообороны Майдана из Добропольского района Донецкой области Владимир Наумов, журналист из Керчи Сергей Кемский, погибшие от пуль снайперов на столичном Майдане. Это депутат Горловского местного совета Владимир Рыбак, убитый боевиками россиянина Игоря Гиркина («Стрелка»), захватившими Горловку, за попытку установить на здании райадминистрации города украинский флаг. Это крымчанин Решат Аметов, призвавший в марте 2014 года пикетировать Совет министров Крыма и вышедший на одиночный протест в Симферополе, убитый «неизвестными» зелеными человечками из «отрядов самообороны Крыма».

Другими словами, как любят говорить военные, вопрос языка или вопрос «откуда родом», появляется только за крайним блокпостом. А в «окопах» это не имеет никакого значения…

Лоббисты Украины в Европе

Отдельно стоит остановится на важной роли переселенцев в качестве «адвокатов Украины» в европейских структурах. «Когда, например, в Брюсселе, в Страсбурге, поднимается вопрос Украины – Россия очень круто «работает» – привозит наших же дончан, чтобы показать, что на Донбассе, мол, гражданская война, продвигает эту тему. И тогда наши переселенцы действительно становятся очень полезными, ведь они являются лоббистами Украины в европейских структурах», – рассказывает Дмитрий Ткаченко.

По мнению исполнительного директора общественной организации «Общественный холдинг «Группа влияния», переселенки Татьяны Дурневой, люди, выехавшие из оккупированных городов, намного острее чувствуют ценность прав человека: «Как говорится, нам оно «больше болит», и мы сами заинтересованы рассказывать правду о нарушении прав человека и лоббировать необходимые решения на всех доступных площадках».

По ее словам, различные программы и проекты Совета Европы, ООН, различных фондов и правозащитных организаций способствуют тому, чтобы голос пострадавших от российской агрессии граждан Украины был услышан на международном уровне. Более того, во время международных визитов, помимо участия в основных заседаниях, переселенцы стараются проводить и дополнительные встречи. Как результат – в статьях иностранных изданий, аналитических отчетах или рекомендациях появляется полноценное упоминание о проблемах, с которыми сталкивается Украина и непосредственно люди, пострадавшие от российской агрессии. Организацией подобных встреч успешно занимаются Центр гражданских свобод, Крым SOS, Центр информации про права человека, Донбасс SOS, Восток SOS, Украинский Хельсинский союз по правам человека и другие.

«Такие визиты – важная составляющая международной адвокации, что помогает европейским стейкхолдерам (заинтересованным сторонам, – УНИАН) лучше понять ситуацию, которая сложилась в Украине с защитой прав и свобод человека (особенно в отношении граждан, пострадавших вследствие агрессии РФ), и помогает представителям гражданского общества продвигать необходимые для Украины решения», – считает Татьяна Дурнева.

Большинство переселенцев, с которыми общался УНИАН, убеждены: их опыт, и в целом, опыт Украины в этой войне, важен для мира. «Я помню, как в 2014 году, к нам приехала УКПБ ООН и другие ООНовские структуры, мы тогда у них спрашивали, как эвакуировать, как это делать, как – то… А они отвечали: «Мы не знаем, мы работали только, когда были наводнения или извержения вулканов». Мы же сегодня в центре Европы знаем все о военных действиях. Так что тот опыт, который мы аккумулируем в Украине, на самом деле уникален. Сегодня к нам уже приезжают партнеры из других стран изучать «как реагировать в чрезвычайных ситуация», – говорит Дарья Касьянова.

Впрочем, само по себе существование такой категории украинцев как «временно перемещенные лица», дает возможность неслабо спекулировать на этой теме. Чего только стоит недавнее манипулятивное заявление польского премьера Матеуша Моравецкого о том, что Польша-де приняла [как беженцев] более 1,5 млн выходцев из Украины. «При этом значительная часть из них – это люди, которые бежали с территорий, где идут боевые действия – с Донбасса», — заявил он.

Другими словами, премьер-министр Польши, чтобы объяснить нежелание принимать в своей стране беженцев-мусульман, назвал беженцами всех украинцев, которые по разным причинам (кто-то работает, кто-то учится) находятся в Польше.

Квартирный вопрос

Но если и говорить о том, что перемещение жителей Донбасса и Крыма продолжается до сих пор, то происходит оно, скорее, в обратном направлении – те, кто не нашел себя на новом месте, возвращаются домой. И главная причина такого явления – наличие на оккупированных территориях собственного жилья. По словам Руслана Калинина, начиная с 2014 года государство, по сути, так и не запустило ни одной жилищной программы, которая бы предоставляла жилье переселенцам или помогала его приобретать. Попадаются только какие-то отдельные случаи, когда непосредственно городская или районная администрации брались за решение этой проблемы. Но это – единичные примеры.

Единственным положительным сдвигом глава Ассоциации переселенцев называет закон №1954, предусматривающий государственную поддержку переселенцев в покупке жилья в размере 50% от общей суммы – программу «Доступное жилье». Но и здесь не без проблем. Ведь суть этой программы — покупка квартиры в паритете с государством. То есть, воспользоваться ею могут только те, у кого имеются определенные финансовые средства. О незащищенных слоях населения, людях с инвалидностью или матерях- одиночках речь не идет.

Кроме того, для реализации этой программы на 2017-2018 годы выделено всего 130 млн гривен. Этого, по подсчетам Калинина, хватит только для 350 семей – капля в море. «Только по городу Киеву больше пяти тысяч человек стали в очередь на подачу документов, здесь самый большой ажиотаж», – говорит Калинин.

По его словам, «Всеукраинская Ассоциация Переселенцев» совместно с группой народных депутатов и другими общественными организациями уже в первой половине этого года собирается лоббировать внесение изменений в бюджет 2018 года, чтобы увеличить финансирование программы «Доступное жилье», как минимум, до 500 млн гривен.

Еще один проект Ассоциации – предложение приватизировать жилье в местах компактного проживания (общежития, пансионаты), если это жилье сейчас находится в государственной собственности. По предварительным подсчетам, это позволило бы дать крышу над головой 5-7 тыс. человек. «Даже такие показатели – лучше, чем ничего», — считает Калинин.

Также в Ассоциации переселенцев предлагают обратить внимание на недострои и долгострои, которые имеются в каждом городе. «Вести активные переговоры с донорами. Проверять законность этих построек, и, если они законно построены, достраивать и давать возможность переселенцам селиться в таких домах», – объясняет Калинин.

И последнее – в вопросе реализации жилищных программ для переселенцев, по мнению Руслана Калинина, может помочь и непопулярная реформа. Дело в том, что ежегодно на компенсации для аренды жилья переселенцев государство тратит около 120 миллионов долларов. Если пересмотреть систему выплат, временно отменив их для работающих, и оставив только для незащищенных слоев населения, в том числе для детей, то, по расчетам Ассоциации переселенцев, каждый год удастся сэкономить до 40 миллионов долларов. «Мы предлагаем пустить эти деньги именно на реализацию жилищных программ. Половину суммы – на финансирование программы «Доступное жилье», а половину – для решения жилищных вопросов незащищенных слоев населения. То есть, покупать им квартиры в небольших городках, стоимостью от 6 до 12 тысяч долларов. Благодаря этой экономии ежегодно мы сможем обеспечивать жильем около 3-3,5 тысяч переселенцев», – рассуждает Калинин.

Без права голоса

С избирательными правами у переселенцев дела обстоят примерно такие же, как и с жилищным вопросом. По словам Татьяны Дурневой, более 4% избирателей, выехавших из Крыма и Донбасса, четвертый год лишены возможности голосовать на местных выборах и выбирать народного депутата в одномандатных округах по месту своего фактического проживания. А все дело в «неудачной прописке», к которой привязывается избирательный адрес: поскольку практически невозможно изменить свою прописку, переселенцы не могут реализовать свое избирательное право в громадах, куда им пришлось переехать.

«В Украине сейчас постоянно проходят выборы в объединенные территориальные громады, поэтому этот вопрос не сходит с повестки дня, по крайней мере, у переселенцев и правозащитников. В то же время, народные депутаты не спешат рассматривать законопроект №6240 (об обеспечении избирательных прав внутренне перемещенных лиц), который был разработан совместно «Группой влияния», Гражданской сетью «ОПОРА» и Международной фундацией избирательных систем, и получил позитивные выводы нескольких комитетов ВР и международных экспертов», – сетует она.

Дурнева подчеркивает, что сегодня на рассмотрении в Верховной Раде, помимо этого документа, находится еще один, требующий немедленного принятия – №6692 (о пенсионных выплатах внутренне перемещенным лицам и гражданам, оставшимся на неподконтрольных территориях).

Но парламентарии пока сосредоточены на другом – на этой пленарной неделе баталии разворачиваются вокруг принятия во втором чтении законопроекта №7163 о реинтеграции Донбасса, не способного, впрочем, ничем подсобить ни переселенцам с оккупированных территорий, ни тем, кто продолжает жить в оккупации.

Источник, 17/01/2018

 

 

Правозащитники разработали концепции освобождения заложников вооруженного конфликта

15 марта, 2017

Представители украинских правозащитных организаций высказались за выведение переговоров об освобождении заложников, удерживаемых в отдельных районах Донецкой и Луганской областей (ОРДЛО) и в России, из политического формата, которым являются Минские переговоры.

«Вопрос возвращения граждан является вопросом гуманитарным, и поэтому он должен быть выведен из политических переговоров, которыми является Минский формат. Мы предлагаем перевести вопрос освобождения людей в гуманитарно-правовую плоскость. Поэтому мы настаиваем на том, что Украина должна выработать государственную стратегию, концепцию защиты прав человека в условиях конфликта и в постконфликтный период», — сказала юрист Украинского Хельсинкского союза по правам человека Надежда Волкова на брифинге 14 марта в Киеве, сообщает «Интерфакс-Украина».

По ее словам, Минский формат зашел в тупик: у Украины нет государственной стратегии по возвращению ее граждан из РФ и ОРДЛО, обмены заложниками не проходят.

В связи с этим, считает правозащитница, нужно выйти на новый гуманитарный формат, который не должен зависеть от политических переговоров.

В свою очередь координатор Медийной инициативы за права человека Мария Томак отметила, что в Украине нет ответственной институции за «пленников Кремля», нет стратегии государства по этому вопросу. «Важной является идея распределения гуманитарных и политических вопросов, и если Украина это предложит западным партнерам, мне кажется, это может произойти», — подчеркнула М. Томак.

Материал опубликован 14.03.2017: http://ihahr.org/news/ukraina-pravozashchitniki-razrabotali-koncepcii-osvobozhdeniya-zalozhnikov-vooruzhennogo

Правозащитница Александра Матвийчук: Нужно выиграть эту войну, но не превратиться в РФ

26 февраля, 2017

«Пока мы похожи на людей, которые ходят в яме по кругу и раз в десять лет, когда становится совсем плохо и дно оказывается все ближе, революционным способом корректируют траекторию движения и пытаются из нее вылезти».

Правозащитница Александра Матвийчук: Нужно выиграть эту войну, но не превратиться в РФ

Прикрываясь формулой «мы боремся с российской агрессией», украинская власть не всегда обосновано ограничивает права и свободы своих граждан. «Проблема в том, что эта формула приводит к тому, что у людей отключается критическое мышление, начинают возобладать эмоции. Парадоксально, но они готовы отдать власти те права и свободы, за которые проливали кровь на Майдане», – отмечает правозащитница, координатор общественной инициативы Евромайдан-SOS, председатель правления Центра гражданских свобод Александра Матвийчук.

Она добавляет: важно помнить, что необходимо не только бороться за временно оккупированные территории, но и строить демократическую модель общества.

Подробнее о заданиях, которые сейчас стоят перед украинцами, Александра Матвийчук рассказала FaceNews. Также правозащитница поведала о том, почему мы до сих пор не знаем, кто виновен в гибели Небесной сотни.

Александра, уже три года украинцы ждут ответов на вопросы о том, кто стрелял по людям во время Революции достоинства, кто давал эти приказы. Почему, по Вашему мнению, ответов до сих пор нет?

Этому есть объективные и субъективные причины. Во время Евромайдана органы, которые должны были расследовать преступления и проводить первичные следственные действия, этого не делали. Они были заняты тем, что совершали эти преступления. Было уничтожено огромное количество документации, бывшее руководство страны находится в бегах в Российской Федерации и других странах. То есть существует целый ряд объективных вещей, усложняющих следствие.

В чем заключаются субъективные причины? В том, что, к сожалению, расследование и свершение правосудия упало на плечи нереформированной системы правоохранительных органов и тех судей, многие из которых во время Майдана сами выносили заведомо неправосудные решения. Сложно ожидать от них каких-то высоких стандартов правосудия, ведь по-хорошему они понимают, что рано или поздно, если расследование будет эффективно, их тоже привлекут к ответственности.

Кроме того, я не вижу большого внимания руководства страны. Так, на протяжении первого года у нас не было создано даже единого центра расследования, дела были расспрошены по разным следователям и даже структурам.

После того, как этот центр наконец-то появился, он долгое время не получал необходимой поддержки. В конце 2015-м года там работало восемнадцать следователей, они расследовали больше 2 000 эпизодов буквально «на коленке», без помещений и материально-технического обеспечения. Это явно не то, как нужно относиться к делу, которое президент называет наиболее резонансным за всю историю независимой Украины.

Последнее, что нас очень возмутило, когда в октябре прошлого года Юрий Луценко принял решение изменить, а по его мнению, улучшить процесс организации расследования. У него была идея, от которой он, к счастью, отказался, объединить производства в одно и сделать большое дело Януковича.

Самое важное в этом решении – это изменение фокуса расследования. Ведь если мы начнем сразу собирать доказательства только против верхушки, то потеряем среднее звено – людей, которые, условно говоря, стояли между Януковичем и теми, кто совершал преступления своими руками. Вопрос – зачем это делается. Я осмелюсь предположить, что это среднее звено успешно инкорпорировалось в нынешнюю систему власти и спокойно себя чувствует.

Однако в расследовании есть и положительные вещи. Понятно, что не все так однозначно.

Справедливое расследование преступлений во время Евромайдана – это не единственный вызов для власти. Какие еще задачи, по Вашему мнению, сейчас остро стоят перед Украиной?

Во время Евромайдана мы боролись за свой демократический выбор. Получается, самая важная задача сейчас – реализовать этот демократический выбор на практике.

Мы должны провести кардинальные реформы, которые изменят ход истории. Пока мы похожи на людей, которые ходят в яме по кругу и раз в десять лет, когда становится совсем плохо и дно оказывается все ближе, революционным способом корректируют траекторию движения и пытаются из нее вылезти. Но, поскольку строить демократические институты намного тяжелее, мы почему-то возвращается обратно к этому хождению по кругу. То есть наша основная цель – сделать качественный прыжок и выйти из этой зоны турбулентности, транзитного периода, в которых мы находимся последние несколько десятков лет.

После падения авторитарного режима возможность проведения этих демократических преобразований стала настолько реальной, что Российская Федерация, защищая свой авторитарный режим, была вынуждена вмешаться. Она оккупировала Крым, начала гибридную войну на Донбассе. И теперь мы боремся за наше право иметь выбор таковой.

Поэтому в это тяжелое и драматическое время перед нами стоит вторая очень важная задача – не забывать, за что мы боремся. Нам нужно выиграть эту войну, но не превратиться самим в Российскую Федерацию.

Что я имею в виду? В ответ на российскую агрессию власть начинает ограничивать права и свободы, и делает это не всегда обосновано. Важно понимать, что даже во время войны права человека должны быть ограничены пропорционально, а не только потому что власти так захотелось и у нее есть красивая фраза «мы боремся с российской агрессией».

Проблема в том, что эта формула приводит к тому, что у людей отключается критическое мышление, начинают возобладать эмоции. Парадоксально, но они готовы отдать власти те права и свободы, за которые проливали кровь на Майдане. Этого нельзя позволить.

Нам нужно очень четко отдавать себе отчет, что мы боремся не только за территории, а за выбор такой модели общества, где права каждого защищены, где существует справедливая судебная система, где власть подотчетна гражданам.

Материал опубликован 24.02.2017: https://www.facenews.ua/articles/2017/312349/

Яценюк разразился в Facebook о Карпюке и Клихе, а мы горы сворачивали, добиваясь от него помощи

27 октября, 2016

В Украине отсутствует эффективная система реагирования на дела своих политзаключенных в России. Правозащитникам приходилось прилагать максимум усилий, чтобы добиться от того же Арсения Яценюка, когда он был премьер-министром, элементарных шагов по защите Николая Карпюка и Станислава Клиха, заявила «ГОРДОН» правозащитник Мария Томак.

В Верховном суде РФ в Москве проходит рассмотрение апелляции украинских политзаключенных Николая Карпюка и Станислава Клиха. На заседание приехала народный депутат от «Батьківщини» Надежда Савченко. Поездка украинского политика и бывшей заключенной в Москву вызвала массу негатива в украинском сегменте Facebook. Ничего предосудительного в поступке Савеченко нет, заявила «ГОРДОН» украинский правозащитник, координатор «Медийной инициативы за права человека» Мария Томак.

«Ничего предосудительного в поступке Савченко не вижу, хотя вся Facebook-лента забита темой поездки Надежды в Москву. Не знаю, какой эффект будет от ее поездки, но в любом случае она привлекла больше внимания к делу политзаключенных», – рассказала Томак.

Правозащитник подчеркнула, что главная проблема Украины сейчас в отсутствии эффективной системы реагирования на дела своих политзаключенных в России. В качестве примера она привела сегодняшний пост о Карпюке и Клихе бывшего премьер-министра Арсения Яценюка.

«Для меня гораздо больше негатива в том, что только сегодня Арсений Яценюк разразился Facebook-постом по поводу Карпюка и Клиха. Хотя когда нужна была реальная помощь, нам приходилось горы сворачивать, чтобы добиться от тогдашнего премьер-министра Яценюка и Украины в целом элементарных шагов в защиту Карпюка и Клиха. Именно в отсутствии эффективной системы реагирования на дела украинских политзаключенных в России я вижу главную проблему нашего государства», – объяснила Томак.

По словам правозащитника, недостаточно пристальное (по сравнению с делом Олега Сенцова или самой Савченко, когда та была в тюрьме) внимание мировой общественности к делу Карпюка и Клиха связано с тем, что Запад настороженно относится к представителям правой идеологии.

«Президент Порошенко делал много заявлений с требованием освободить Карпюка и Клиха. Но Запад всегда очень настороженно относится к представителям правой идеологии, а Карпюк и Клих, безусловно, носители этой идеологии. Но усилия правозащитников по их освобождению не связаны с тем, что мы поддерживаем или нет ту или иную идеологию. Мы защищаем базовые принципы прав человека. Нельзя незаконно удерживать людей, нельзя применять к ним пытки, как это было в случае с Карпюком и Клихом», – отметила Томак.

Координатор «Медийной инициативы за права человека» не сомневается, что российский суд отклонит апелляцию Карпюка и Клиха на приговор. По словам Томак, после этого останется два пути по освобождению украинских политзаключенных: Европейский суд по правам человека и международные политические переговоры.

«Думаю, никто не сомневается в результатах апелляции. Что делать дальше? Есть два стратегических пути. Во-первых, Европейский суд по правам человека. Этим направлением защиты занимается Украинская Хельсинкская группа. Но это не краткосрочная перспектива, займет годы и годы. Второй путь – политические переговоры. Именно на них больше всего надежды, мы пытаемся всячески подталкивать Украину, чтобы она активнее вела переговоры, тем более что у Клиха серьезные проблемы с психическим здоровьем после пыток», – подытожила Томак.

26 октября 2016 года российский адвокат Илья Новиков, который защищает украинцев, незаконно удерживаемых российскими властями, заявил, что нардеп «Батьківщини» Надежда Савченко приехала в Москву на рассмотрение апелляции политзаключенных Николая Карпюка и Станислава Клиха в Верховном суде РФ.

26 мая чеченский суд приговорил украинских политзаключенных Станислава Клиха к 20 годам лишения свободы, а Николая Карпюка – к 22 с половиной годам. В обвинительном заключении говорилось, что Карпюк руководил отрядом «Викинг», сражавшимся против российской армии в Чечне, и якобы его подчиненный Клих 22 года назад лично убил четырех российских военных.

В обвинении также указано, что бывший премьер-министр Украины Арсений Яценюк, входивший в отряд, стрелял по россиянам из автомата Калашникова порядка десяти раз. Карпюк и Клих обвинения категорически отрицают и настаивают, что никогда не были в Чечне и не участвовали в боевых действиях.

Президент Украины Петр Порошенко заявил, что Украина будет добиваться их освобождения. Адвокат Илья Новиков считает, что после рассмотрения апелляции можно будет говорить об обмене украинцев.

Савченко, которая воевала на Донбассе в составе батальона «Айдар», попала в плен к боевикам «ЛНР» в июне 2014 года в Луганской области, а затем была вывезена в РФ. 22 марта 2016 года Донецкий городской суд Ростовской области признал Надежду Савченко виновной в причастности к убийству российских журналистов в Луганской области, покушении на убийство и незаконном пересечении российской границы, приговорив к 22 годам лишения свободы. В мае 2016 года Савченко помиловали и обменяли на двух российских военных, задержанных на Донбассе.

Источник: gordonua.com, 26.10.2016

Общественники назвали недопустимой реакцию властей на ромские погромы

6 сентября, 2016

Представители ряда общественных организаций Украины осудили бездействие местных властей в Одесской области в связи с погромами, которые произошли 27 августа в селе Лощиновка Измаильского района. Об этом они рассказали в ходе пресс-конференции в Киеве 5 сентября,передает izbirkom.org.ua.

Так, председатель комитета Верховной Рады Украины по вопросам прав человека, национальных меньшинств и межнациональных отношений Григорий Немыря отметил, что ромы остаются наиболее уязвимым сообществом в Украине. По его информации, сейчас около 6000 ромов вынуждены покинуть свои места проживания в зоне АТО и живут в других местах Украины, где не идут боевые действия.

«Напомню, что ЕС одним из требований относительно положительного заключения по завершению плана действий по безвизовому режиму требовал принятия плана мероприятий и стратегии по защите прав ромов. Это было в 2013 году. В прошлом году правительством была создана межведомственная группа по этим вопросам. События, которые происходят в селе на юге Украины, не являются изолированными и не должны так рассматриваться. Это может повториться снова и снова, но никто не знает, с какими последствиями. Наш комитет по правам человека рассмотрит этот вопрос на своем ближайшем заседании. Кроме того, скоро впервые правительство будет отчитываться перед Верховной Радой и украинским народом по выполнению стратегии по соблюдению прав человека, принятой в прошлом году, в том числе и по ситуации с межэтническими отношениями», — рассказал он.

На крайне опасную тенденцию обратила внимание и представитель Офиса Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека, начальник Управления по вопросам соблюдения прав ребенка, недискриминации и гендерного равенства Аксана Филипишина:

«Мы как государство в течение пяти последних лет постоянно заявляем о своей четкой позиции относительно ромов. И ситуация в Лощиновке открыла своеобразный ящик Пандоры. Вчера это была ситуация с сирийскими беженцами в Яготине, сегодня – Лощиновка, а завтра может быть еще одна подобная ситуация. Такие события, по мнению Уполномоченного, являются недопустимыми. Ситуация в Лощиновке не завершена, дети были вынуждены покинуть свои дома и не пошли в школу. Среднее образование в Украине по Конституции является обязательным, и кто ответит за нарушение прав детей, которые не совершили никаких правонарушений? Мы имеем граждан, покинувших все имущество и которым некуда пойти. Вопросов в этой ситуации очень и очень много. Должна быть четкая государственная позиция по недопущению любого притеснения граждан, которые отличаются от подавляющего большинства нашего общества», — отметила она.

Еще более критично высказался о произошедшем член наблюдательного совета Украинского Хельсинкского союза по правам человека Иосиф Зисельс:

«Мы расцениваем случившееся как погром на этнической почве и, к сожалению, реакция была не соответствующая, а антисоответствующая. Действия местной власти нужно оценить. Они привели к дискриминации этнической группы и это граничит с этнической чисткой. Также обращает внимание бездействие правоохранителей, которые наблюдали за этим спокойно и никак не реагировали. Мы уже обратились в полицию с просьбой дать этому оценку. Те, кто призывал к погрому, а это – конкретные лица, и они уже известны, их действия оцениваются по статье 161 УК как разжигание межнациональной розни. Эти события не просто спонтанные, которые возникли случайно. Это не первый случай, когда против ромов проводятся подобные действия. Это надо оценивать на государственном уровне, но до сих пор ни один государственный орган, ни премьер-министр, ни президент не выразил резкое осуждение. Зато губернатор фактически поддержал действия погромщиков и местной власти», — заявил правозащитник.

По его словам, исследования, которые проводятся в Украине каждый год, говорят о том, что за последние 23 года дистанция общества в отношении ромов граничит с ксенофобией:

«Эта тенденция со временем только растет. Два с половиной года назад наша организация инициировала должность уполномоченного по вопросам этнополитики при правительстве, но этот пост забрали, якобы нет никаких межэтнических проблем в Украине А они только нарастают на фоне войны на востоке страны. Необходимо создание межведомственной комиссии на уровне заместителей министров, которые могут принимать решения, а не месяцами обсуждать этот вопрос. Нужно выработать решение. Есть проблемы не только в отношении ромов, есть и другие, и они увеличиваются в нашей стране», — уверен Иосиф Зисельс.

С ним согласился исполнительный директор международного фонда «Видродження» Евгений Быстрицкий:

«Абсолютно неясна неправовая позиция губернатора Одесской области, я его хорошо знаю и был удивлен, что он не выдержал высоты объяснения ситуации и ее прекращения, он фактически переложил вину на ромскую общину. Это недопустимо в демократической стране. Исполнительная власть должна прекратить даже думать о возможности погромов, а ситуация должна быть решена немедленно. Очевидно, что подорван имидж Украины, международная общественность обратила внимание на события гораздо быстрее, чем наша власть. Это ослабляет правовой порядок в Украине и ставит под сомнение эффективность власти», — уверен Е. Быстрицкий.

В свою очередь, директор Центра стратегических дел Украинского Хельсинкского союза по правам человека Михаил Тарахкало сообщил, что УХСПЧ будет оказывать юридическую помощь пострадавшим ромам:

«Эти события получили резко негативную оценку с нашей стороны. Надо разобраться, что именно привело к таким агрессивным действиям. Есть очень серьезные вопросы к полиции. Нам непонятно, каким образом местные жители узнали, кто именно является подозреваемым в преступлении. Следующий момент – полное бездействие полиции. Она не только не выполнила свой долг защищать пострадавших, но и активно участвовала в погромах. Неизвестно, какие на сегодня возбуждены уголовные дела, как идет расследование, мы требуем прозрачных расследований и привлечения к ответственности. Следующее – выплата компенсаций пострадавшим от государства, и этого мы будем добиваться в судах. Эта ситуация является следствием полной бездеятельности власти. Отдельный вопрос к СМИ, которые не соблюдают презумпции невиновности: лицо, чья вина не доказана, в СМИ фигурирует как лицо, совершившее преступление», — обратил внимание М. Торохкало.

Кроме того, председатель Коалиции ромских организаций «Стратегия 2020» Владимир Кондур зачитал заявление от имени коалиции ромских неправительственных организаций и отметил, что организации прилагают все силы, чтобы права семей, которые были грубо нарушены, были защищены.

«Мы должны сделать так, чтобы эти люди услышали, что в стране есть закон, он действует, что они не брошены, и есть поддержка со стороны власти и правозащитников», — отметил он.

Напомним, ранее Одесский Комитет избирателей также сделал заявление, в котором выразил обеспокоенность бездействием властей в связи с ситуацией в Лощиновке.

Крайне необходимо надлежащее расследование совершенных на восточной Украине многочисленных преступлений и наказание преступников

19 июля, 2016

Париж-Харьков, 18 июля 2016

По результатам трехдневной рабочей встречи по вопросам документирования нарушений прав человека, которая была организована с 4 по 6 июля 2016 года в Харькове для украинских юристов и правозащитников, Международная федерация за права человека (FIDH) и Харьковская правозащитная группа выражают обеспокоенность в связи с превалирующей атмосферой безнаказанности за преступления, которые совершались со времени начала вооруженного конфликта на восточной Украине. Пробелы в украинском законодательстве, проблемы с доступом к территориям, которые не контролируются органами власти Украины, а также отсутствие политической воли для настоящего расследования и преследования в судебном порядке за эти преступления создают ситуацию, при которой случаи насилия и безнаказанности должен рассматривать Международный уголовный суд (МУС).

«Лица, ответственные за совершение многочисленных серьезных нарушений прав человека на неподконтрольных украинской власти территориях, продолжают свою преступную деятельность, не будучи привлеченными к ответственности», – заявляют правозащитники, добавляя, что «Украина не признала факт существования военного конфликта, поэтому не было применено надлежащее как национальное, так и международное законодательство. Вместе с тем, такие преступления могут достигать уровня военных преступлений и/или преступлений против человечности в соответствии с Уставом МУС».

Беззаконие, царящее на неподконтрольных правительству Украины территориях, наносит серьезный удар по правам человека в Украине. Местные юристы и правозащитники, документирующие преступления, которые совершались с начала конфликта, обсудили многочисленные проблемы, причиной которых является отсутствие верховенства права.

Глубокую обеспокоенность вызывает обмен захваченными в плен лицами, который происходит между двумя сторонами конфликта. Этот обмен осуществляется в правовом вакууме, что лишь обостряет проблему насильственных исчезновений с обеих сторон конфликта. С начала конфликта в 2014 году примерно 3000 украинских военных и гражданских лиц, которые были лишены свободы и попали в руки так называемых «ДНР/ЛНР», были обменены на пленных сепаратистов, о чем сообщила Служба безопасности Украины (СБУ).

Помимо того, что этот процесс обмена не регулируется ни одним определенным законом, в тайне держатся обстоятельства обмена, в том числе и информация о местах временного содержания, об условиях содержания, а также конечной судьбе тех, кто был передан другой стороне. Такая практика, берущая начало от отдельных случаев, превратилась в системную, является абсолютно непрозрачной и не имеет никакого правового регулирования.

Переговоры с целью проведения обмена захваченными лицами, а также лицами, лишенными свободы, усиленно монополизируются Службой безопасности Украины после принятия соглашения «Минск II» в феврале 2015 года, согласно которому требуется, чтобы обе стороны конфликта обеспечили «освобождение и обмен заложников и всех незаконно удерживаемых лиц на основе принципа «всех на всех»» (п. 6). Проблему усугубляет также нечетко сформулированное в тексте соглашения требование об амнистии, которое не определяет ни круг лиц, подпадающих под амнистию, ни условия и процедуру возможной амнистии.

«Мы подчеркиваем, что амнистия за совершение международных преступлений и серьезных нарушений прав человека противоречит международному праву и международным обязательствам Украины в области прав человека и будет способствовать только распространенности безнаказанности», — заявляют правозащитники.

С самого начала конфликта украинские правозащитные организации сообщали о значительном увеличении количества случаев убийств и насильственных исчезновений, пыток и жестокого обращения, незаконных задержаний и уничтожение имущества. Были также сообщения о случаях половых и гендерно обусловленных преступлений, совершенных как в отношении женщин, так и в отношении мужчин, хотя до настоящего времени такие случаи еще ненадлежащим образом задокументированы. Соответственно, сохраняют свою актуальность выводы, которые были сформулированы в докладе Международной федерации за права человека «Восточная Украина – гражданские попали под перекрестный огонь» относительно системной и распространенной природы преступлений, осуществляемых на неподконтрольной украинскому правительству территории. Эти проблемы требуют безотлагательного решения. Вооруженный конфликт в Донецкой и Луганской областях Украины привел к серьезным нарушениям прав человека, которые могут достигать уровня международных преступлений. По каждому из таких случаев должно быть проведено надлежащее расследование на национальном или международном уровне, виновные в совершении военных преступлений и преступлений против человечности должны быть установлены и привлечены к ответственности.

FIDH – Международная федерация за права человека – была основана в 1922 году, и сегодня объединяет 178 правозащитных организаций в более чем 120 странах на 5 континентах. FIDH работает для уважения всех прав, включенных во Всеобщую декларацию прав человека: гражданских, политических, экономических, социальных и культурных. FIDH осуществляет защиту жертв нарушений прав человека с целью предупреждения таких нарушений в дальнейшем, а также для привлечения к ответственности виновных. FIDH, так же как и организации-члены, не связана ни с какими партиями или религиозными движениями, а также не зависит от всех правительств.

Харьковская правозащитная группа (ХПГ, бывший Харьковский «Мемориал») работает в Украине с 1988 года. Основная проблематика – защита жертв нарушений прав человека в конкретных случаях, распространение информации и знаний о правах человека, анализ законопроектов, законодательства и практики, судебной и административной, в сравнении с международными стандартами прав человека, исследования по истории диссидентского движения. Среди ключевых тем — борьба с пытками в милиции и учреждениях исполнения наказаний, борьба за свободу информации и право на приватность. Адвокаты ХПГ выиграли более 100 дел в Европейском суде.

Источник: Харьковская правозащитная группа, 18.07.2016

Результаты поиска:

Киргизские правозащитники обратились в ООН и ОБСЕ после задержаний 8 марта

22 марта, 2020
Центр Гражданских Свобод — правозащитная организация, которая поддерживает движение в защиту прав человека, и осуждает любое нарушение этих прав. Наша организация работает не только в рамках Украины, но и на территории региона ОБСЕ. Кроме того, в нашем уставе существует направление «Солидарность», в рамках которого мы пытаемся поддерживать правозащитное движение и его инициативы в различных странах региона. Именно поэтому мы публикуем обращение наших коллег из Кыргызстана, связанное с нападением на мирную акцию 8 марта, пострадавшие от которого были в дальнейшем задержаны сотрудниками милиции.
 
 
Кыргызстан, являясь членом ООН и ратифицировав в 1994 году Международный пакт о гражданских и политических правах, в соответствии со ст. 21 обязан признавать и соблюдать право граждан на мирные собрания.
Пользование этим правом не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые налагаются в соответствии с законом.
Право на свободу мирных собраний — неотъемлемое условие реализации других прав человека, таких как свобода выражения мнения. Право на свободу собраний, как одно из истинных основ демократии, закреплено в основных договорах по правам человека, а также в обязательствах в рамках ОБСЕ, которые взяли на себя государства-участники в 1990 году в Копенгагене.
 
Кыргызстан, являясь членом ООН и ОБСЕ, должен отвечать за соблюдение взятых на себя обязательств. В то же время 8 марта 2020 года в Бишкеке произошел беспрецедентно грубый и жесткий разгон мирного женского марша солидарности со стороны около 50 провокаторов в масках и белых калпаках. Они напали на участниц мирного марша, используя силу, разбили весь инвентарь и порвали плакаты. Также они закидывали активисток яйцами и камнями. Некоторые участницы марша и журналисты получили ушибы и другие травмы.
 
Правозащитные организации и активистки-феминистки Кыргызстана ежегодно организуют женские марши, чтобы повысить осведомленность о правах женщин и гендерном равенстве, а также осудить нетерпимость, насилие и другие способы притеснения женщин.
 
Милиция, вместо того чтобы задержать провокаторов и защищать демонстрантов, ловила участниц/ков марша, нарушив их право на свободу мирных собраний.
 
Прокуратура признала незаконным запрет на митинг в центре Бишкека 5
В результате действий милиции около 70 человек были доставлены в УВД Свердловского района. Некоторые участницы/ки марша получили травмы во время задержания. Детская писательница Алтын Капалова получила ушибы и растяжения во время задержания.
 
Более получаса участницы/ки марша находились во дворе здания при температуре +3 градуса по Цельсию. Затем сотрудники милиции стали достаточно жестко загонять задержанных в здание УВД.
 
Одну из участниц марша — гражданку Украины Екатерину Мячину — милиционер ударил по голове в момент, когда она заходила в здание милиции.
 
После этого участниц/ков вынудили в течение более двух часов находиться в актовом зале УВД, нарушив их право на свободу передвижения.
 
Сотрудники милиции не представлялись, не объяснили причину задержания, а также не допустили адвокатов и представителей аппарата омбудсмена в здание УВД.
 
Одной из участниц стало плохо, у нее случилась паническая атака. Однако милиция не вызывала скорую помощь, ее вызвали сами участницы марша. После приезда скорой бригаду не пропускали в течение 20 минут. Кроме того, милиционеры не предоставили воду задержанным. Воду предоставили сторонницы/ки задержанных, которые пришли их поддержать к зданию УВД.
 
Восьмерых организаторов марша допрашивали в отдельных комнатах. Некоторых из них держали в коридоре и не предоставляли стулья. Воду им предоставили не милиционеры, а их сторонницы. Милиционеры задержали и их адвоката Евгению Крапивину.
 
Всем им нормально не зачитали их права, оказывали психологическое давление, угрожали применением силы. Мохире Суяркуловой сотрудник милиции порвал паспорт.
 
Участниц/ков мирного марша отпустили через три часа после задержания, установив личности, составив протоколы о задержании, вменив статью 82 Кодекса о нарушениях «Неповиновение законному требованию сотрудника органов внутренних дел».
 
Жесткий разгон мирной акции происходил на фоне заявлений чиновников о том, что «все усилия власти направлены на то, чтобы женщины были уверены в завтрашнем дне».
 
В данный момент шесть участниц марша находятся под следствием за «неповиновение законному требованию сотрудника органов внутренних дел». Все активистки отказались соглашаться с обвинениями.
 
10 марта 2020 года как минимум девять из задержанных демонстранток подали жалобы на незаконные действия милиции Свердловского района в Государственный комитет национальной безопасности.
 
Вопрос правомерности действий милиции также следует изучить в связи с их бездействием в отношении неизвестных мужчин, которые напали на активисток.
 
 
Милиция заявила, что разыскивает провокаторов с мирного марша за права женщин 17
При разгоне акции ни один из провокаторов не был задержан и доставлен в милицию. Несколько СМИ Кыргызстана сообщили, что действия провокаторов были согласованы с правоохранительными органами и осуществлялись с молчаливого согласия властей.
 
Только 9 марта 2020 Управление внутренних дел Свердловского района сообщило, что пятеро мужчин были оштрафованы за нарушение общественного порядка 8 марта 2020 года (вечером 8 марта. — Прим. Kaktus.media).
 
Ранее суд в Кыргызстане запретил проведение общественных собраний в центре Бишкека до 1 июля 2020 года, чтобы сохранить общественный порядок и противодействовать угрозе коронавируса. Однако 6 марта 2020 года иск из суда о запрете массовых акций в Свердловском районе был отозван, именно в этом районе и проходил женский марш 8 марта 2020 года.
 
Управление внутренних дел Свердловского района публично заявило, что организаторы женского марша не уведомили органы внутренних дел о марше.
 
Заявление МВД о несанкционированности марша из-за запретов районных судов на их проведение, ссылки на то, что не было надлежащего согласования с акимиатом Свердловского района и мэрией, противоречат Конституции.
 
Статья 34 гласит, что каждый имеет право на свободу мирных собраний, а их запрет и ограничения недопустимы, поэтому действия по разгону женского марша являются прямым нарушением конституционных прав граждан. За день до демонстрации организаторы получали онлайн-угрозы, а их групповой чат в Telegram был взломан и удален.
 
 
Мирная акция в Бишкеке в этот раз прошла без провокаций. Хотя попытки были (трансляция) 41
В знак протеста 10 марта 2020 года в Бишкеке была проведена акция в защиту участниц мирного марша, на которой выдвинуто требование отставки руководства Свердловского РУВД Бишкека и тщательного расследования нападения на участниц и участников женского марша.
 
Несмотря на то что протест 10 марта был совершенно мирным, группа женщин попыталась сорвать его, хватая и толкая участниц демонстрации.
 
Кыргызстан, являясь членом ООН, несет международные обязательства в сфере соблюдения прав человека и конкретно гражданских и политических прав.
 
Кыргызстан, как член ОБСЕ, должен четко выполнять все 6 руководящих принципов по мирным собраниям:
 
Презумпция в пользу проведения собраний.
Обязанность государства защищать мирное собрание.
Законность. Любые налагаемые ограничения должны быть основаны на положениях закона.
Соразмерность. Любые ограничения в отношении свободы собраний должны быть соразмерными.
Надлежащая практика административного регулирования.
В процессе достижения властями законных целей предпочтение следует отдавать мерам, предусматривающим наименьший уровень вмешательства.

Недискриминационность. Все люди в равной степени имеют право на реализацию свободы мирных собраний.

 

В связи с этим призываем УВКПЧ ООН и БДИПЧ ОБСЕ:
 
— Срочно отреагировать на случившийся силовой произвол в отношении участников женского марша солидарности.
Призвать власти Кыргызстана остановить насилие в отношении женщин, гарантировать безопасность и защиту для каждой участницы мирного марша.
— Призвать власти Кыргызстана соблюдать право граждан на мирные собрания, предпринять все необходимые действия по недопущению подобных случаев применения силы и срыва мирных собраний в будущем.
— Обратиться к властям Кыргызстана о необходимости проведения всестороннего расследования произошедшего факта нарушений прав граждан на мирные собрания, привлечь к ответственности лиц, принимавших решение об ограничении мирного собрания, сотрудников правоохранительных органов, участвовавших в разгоне.
— Найти и привлечь к ответственности провокаторов, учинивших насилие в отношении женщин и детей на мирной акции.
Обеспечить необходимую юридическую, физическую защиту, медицинскую и психологическую помощь для задержанных и пострадавших участниц/ков женского марша.
— С целью дальнейшего предотвращения нарушений прав женщин, возможности их продвижения и соблюдения гендерного равенства Кыргызстан должен выполнять обязательства по недопущению сужения политического пространства для организаций гражданского общества, гарантировать независимость деятельности профсоюзов, что будет противодействовать радикализации общества и возможным трагическим событиям.

Наследие революции. Что случилось с общественными движениями, зародившимися во время Майдана

14 февраля, 2018

Во время Революции достоинства появилось множество мощных гражданских движений, в которых участвовали тысячи украинцев. Фокус вспомнил самые яркие и важные движения того времени и узнал их дальнейшую судьбу.

Автомайдан

«Наше движение, созданное из активистов и автовладельцев, возникло в ноябре 2013-го с началом протестов. На следующий день после того как избили студентов, мы встретились в пабе и начали обсуждать, что делать дальше. У меня был опыт организации акций «Я ненавижу Укравтодор», когда мы поехали и поломались под Кабмином. Но по масштабу 50–100 человек и 50–100 машин — это две несоизмеримые вещи. Мы тогда поехали к МВД и забросали его стены яйцами», — вспоминает Алексей Гриценко, один из основателей Автомайдана. Его активисты принимали участие в столкновениях с «Беркутом» на Грушевского и на Михайловской. Выставлялись ночные патрули, которые отслеживали перемещение техники силовиков, групп антимайдана. Автомобилисты занимались эвакуацией раненых, логистикой Майдана. После Революции достоинства Автомайдан преобразовали в общественную организацию с представительствами в регионах. Костяк составляет 150 человек по всей стране, но с большим мобилизационным потенциалом. «Мы не способны подменить собой государство и побороть коррупцию, но можем давить на правоохранительные органы и суды, которые должны заниматься борьбой с коррупцией. Входим в Общественный совет при НАБУ, делегировали людей в Громадську раду доброчесности», — рассказывает Гриценко.

Как и в случае с другими известными организациями, бренд «Автомайдан» используют все кому не лень. Многие бывшие активисты движения, которые во время Революции достоинства боролись плечом к плечу с режимом Януковича, впоследствии не выдержали испытания славой и деньгами, потому отделились. Они создали собственные проекты, в названии которых использовали слово «Автомайдан». Таких в стране насчитывается не менее 36. Чтобы отделить их от оригинального Автомайдана, аксакалы движения сформировали чёрный список известных людей, которые имели отношение к организации, но уже не являются её членами. По словам Гриценко, сегодня члены Автомайдана — это типичный средний класс, люди, которые любят свободу, комфортную жизнь, могут позволить себе иметь машину. В определённой степени это и делает их независимыми.

ЖМИ НА ГАЗ. Один из организаторов Автомайдана Алексей Гриценко говорит, что основа движения — типичный средний класс

Открытый университет Майдана

Открытый университет Майдана появился как свободный лекторий, где выпускники и преподаватели бизнес-школ объясняли активистам основы гуманитарных наук и общественного развития. После завершения протестов часть организаторов Открытого университета ушла в другие проекты, например, в «Прозорро». Сегодня это движение трансформировалось в платформу гражданского образования, сосредоточившись на развитии гражданских компетенций.

«Наша цель — дать доступ к знаниям, которые могут менять мысли и поведение гражданина как собственника государства», — говорит Остап Стасив, сооснователь инициативы. На сайте университета представлены 44 курса, среди которых курсы по персональному развитию, предпринимательству, укреплению громад. Здесь почти 600 тыс. посетителей и 20,5 тыс. слушателей.

«Это такой гражданский MBA, где люди не платят, но он помогает получить знания. Например, у нас есть курсы по продвижению энергоэффективности. Они рассказывают о том, что это такое, где найти инвестиции для внедрения энергоэффективных технологий, какие программы финансирования есть, где их отыскать, как организовать ОСМД. Планируем создать курс по управлению общественной собственностью», — делится планами Стасив.

Все курсы на сайте представлены бесплатно, но организаторы платформы думают над созданием бизнес-модели, при которой бизнес сможет получать за деньги онлайн-консалтинг по корпоративному образованию. Средства, вырученные от этого, пойдут на развитие бесплатных онлайн-курсов. Открытый университет также регулярно участвует в проведении всевозможных тренингов и открытых лекций.

«Правый сектор»

Одним из символов Майдана стало объединение «Правый сектор». Собранное преимущественно из футбольных ультрас и националистов, именно оно оказалось наиболее подготовленной частью уличных бойцов. Дмитрий Ярош, лидер объединения, появился на публике только через два месяца после создания организации и стал главным раздражителем и элементом запугивания российской пропаганды. Его непримиримая позиция в отношении действующей в тот момент власти сыграла важную роль в свержении режима Януковича.

После Майдана и с началом бое­вых действий ПС разделился — боевое крыло организации оформилось в Добровольческий украинский корпус, воевавший на самых горячих участках донбасского фронта. Его бойцы принимали участие в битвах за Донецкий аэропорт и в Песках, регулярно использовались военными как разведывательно-диверсионные группы. Вторая часть «Правого сектора» превратилась в политическую партию, созданную на базе УНА-УНСО.

Изначально это было добровольческое движение без чёткой иерархической структуры, и названием «Правый сектор» пользовались все желающие. Так произошло в Мукачеве летом 2015 года, когда бойцы ПС приняли участие в криминальных разборках с использованием тяжёлого пехотного вооружения. Это вызвало общественный резонанс и привело к расколу в «Правом секторе». Организацию покинул её лидер Дмитрий Ярош, основав «Державницьку інициативу Яроша» (ДІЯ), а также собственное военизированное формирование УДА (Украинская добровольческая армия). «Правый сектор» продолжает существовать, но уже практически не выделяется на фоне других правых организаций.

Во время Революции достоинства образовалась Самооборона Майдана. Созданная после силового разгона, неформальная организация подчинялась штабу координационных сил. В разное время в её состав входило от 17 до 42 сотен Майдана. После начала боевых действий многие члены Самообороны вступили в Нацгвардию и стали костяком добровольческих формирований, ушедших на фронт. Немало участников Самообороны Майдана было в рядах ВСУ, в батальонах «Айдар», «Донбасс» и «Азов».

«Евромайдан SOS»

После разгона мирной акции студентов не осталось в стороне и правозащитное сообщество. Уже утром следующего дня появились телефонные горячие линии, на которых сидели активисты, юристы и правозащитники, собиравшие информацию о преступных действиях властей. Они же выясняли, кто из активистов пропал и кому нужна помощь.

«Когда мы увидели количество пострадавших, возникла идея юридической помощи их родственникам. Мы открыли горячую линию и предложили адвокатам нам помочь. Дальше наша инициатива разрослась до масштабов информационного центра всего, что касалось Евромайдана», — говорит координатор Центра гражданских свобод Александра Романцова. До марта, когда Революция достоинства окончательно победила, центр «Евромайдан SOS» принял более 16 тыс. звонков исключительно силами волонтёров. Они занимались розыском пропавших активистов, уточнением списков погибших и пострадавших, неотложной юридической помощью, сопровождением дел в судах, сбором доказательств преступлений режима Януковича и сотрудников милиции. Кроме того, сообщество проверяло слухи наподобие «на нас идут танки» и координировало действия других инициатив Майдана. После Революции достоинства активисты с помощью иностранных партнёров подали в Международный уголовный суд ООН обращение на основе собранных материалов. Сейчас его рассматривает международная прокуратура.

БЕСПЛАТНЫЕ ЗНАНИЯ. На сайте Открытого университета Майдана, сооснователем которого является Остап Стасив, представлено 44 курса. Здесь почти 600 тыс. посетителей и 20,5 тыс. слушателей

Сегодня «Евромайдан SOS» работает как информационная площадка в сфере прав человека, в частности, ведёт кампанию Let my people go по освобождению украинских политзаключённых в России. Также инициатива основала волонтёрскую премию, вручение которой происходит в годовщину избиения студентов. После окончания Евромайдана и начала боевых действий члены инициативы основали ряд общественных организаций, занимающихся помощью пострадавшим от конфликта, — «Восток-SOS», «КрымSOS», «Донбасс SOS».

«Мистецький Барбакан»

Неформальное объединение художников, сопровождавших Революцию достоинства. Меткие карикатуры и художественные принты вдохновляли на дальнейшую борьбу. Идею творческой крепости спроектировал архитектор Дмитрий Жило, он же участвовал в её создании. К группе присоединились украинские художники Иван Семесюк, Андрей Ермоленко, Алекс Заклецкий и другие. Арты, созданные участниками «Барбакана», до сих пор пользуются бешеной популярностью, их часто можно увидеть на футболках и патриотической сувенирной продукции. После окончания Майдана многие творцы стали помогать фронту — кто-то создавал дизайны шевронов, а кто-то пошёл добровольцем.

«Половина из нас ушла воевать, очень много архитекторов в первые дни войны рванули на фронт. Другие подались в социальное искусство. Можно сказать, что с «Мистецького Барбакана» зародился культурный фронт. Мощная лавина, которая началась там, действует до сих пор», — считает украинский художник Андрей Ермоленко.

Кроме художественного наследия участниками «Барбакана» создано издательство «Люта справа», кафе-бар и галерея «Барбакан», где регулярно собирается творческая и социально активная публика.

Канцелярская сотня

После бегства Виктора Януковича и его приспешников в феврале 2014 года в Украине остались горы документов, свидетельствующих о преступлениях «семьи». Многие бумаги были выловлены из пруда в Межигорье или найдены измельчёнными в шредере в офисе олигарха Сергея Курченко, который вёл дела Януковича и Ко. Восстановлением повреждённых документов и их анализом занялась Канцелярская сотня, созданная журналистом-расследователем Денисом Бигусом. Тысячи листов бумаги собирались из небольших фрагментов, сканировались и отправлялись в цифровую базу данных.

Первым проектом Канцелярской сотни стал YanukovychLeaks, рассказывающий о роскошном образе жизни бывшего президента и его подельников. Дальше инициатива создала сайт declarations.com.ua, на котором публиковались декларации чиновников. Заполненные ими вручную декларации волонтёры сканировали, потом перенабирали на компьютере и выкладывали в Сеть для публичного доступа. Работа этого сайта спровоцировала немало скандалов — чиновникам очень не нравилось, что их роскошный образ жизни становился достоянием общественности. Сегодня проект содержит более 1,5 млн деклараций, из которых несколько десятков тысяч были заполнены вручную. С массивом подготовленных Канцелярской сотней данных продолжают работу журналисты, проводя антикоррупционные расследования.

Источник, 13/02/2018

Не сидеть сложа руки: почему переселенцам в Украине нужен новый статус

18 января, 2018

С начала войны с Россией вынужденными переселенцами в Украине стали около 2 миллионов человек. Но, вопреки расхожему мнению, что все они поголовно иждивенцы, становящиеся обузой «на новом месте», на деле многие из них — активны в бизнесе и общественной деятельности, делают для Украины немало полезного. Государство же взамен не дает им почти ничего, и даже лишает их права голоса.
Российская агрессия против Украины превратила более 2 миллионов человек в вынужденных переселенцев. Официальная статистика Министерства социальной политики дает несколько иные цифры – около 1,5 миллионов человек – только потому, что в ведомстве ведут учет людей с соответствующей справкой внутренне перемещенного лица. Вместе с тем, часть переселенцев – по разным причинам – не стали обзаводиться таким документом. Мизерная ежемесячная адресная помощь (442 гривны для работающего и 884 гривны для неработающего) – слабый аргумент повесить на себя «ярлык» иждивенца. Ведь именно так многие украинцы из Крыма и Донбасса воспринимают статус переселенца. Вместе с тем, нередки случаи, когда после переезда «из региона АТО» в любую другую область Украины, жители востока страны сталкиваются даже с навязыванием им такого статуса. Причем, такую «услугу» социальные службы пытаются оказывать не только людям, действительно ставшим вынужденными переселенцами, а и тем, кто просто сменил место жительства, например, продав квартиру на подконтрольной Украине территории. Сильный ресурс Как бы там ни было, с оккупированных территорий уехала, по сути, самая активная и образованная часть населения, в том числе молодежь. Поэтому Киев, Харьков, Одесса и другие украинские громады, куда массово уезжали жители Донбасса и Крыма, приобрели в лице этих людей немалый социальный ресурс. К примеру, дончанин, чемпион мира по скалолазанию Даниил Болдырев сегодня живет в Одессе, мечтает закрепить свое имя на родной спортивной арене и верит, что когда-то сможет вернуться в украинский Донецк. Хотя еще в 2015 году из-за своей донецкой прописки не мог даже снять жилье на подконтрольной Украине территории.

«Мы — люди, которых пересадили на другую почву, поэтому мы должны постоянно создавать что-то новое, у нас нет другого варианта. Поэтому и появляются аналитические центры, общественные организации, бизнес-инициативы переселенцев», – убежден дончанин-переселенец, советник Министра информационной политики Украины Дмитрий Ткаченко. По его мнению, именно переселенцы сегодня — настоящие «адвокатами» украинского Донбасса в глазах украинского общества. Так, донецкое информационное агентство «Остров» — проукраинское издание, ориентированное на освещение событий на востоке Украины даже после «переезда» в Киев, читают как те, кто покинул свои дома с началом оккупации, так и те, кто остался жить на Донбассе. Такие новости, иногда, единственная возможность не потерять связь с реальностью людям, которых ежедневно пичкают российской пропагандой. В свою очередь, Донецкий фонд культурных инициатив «Изоляция», который был захвачен боевиками «ДНР» летом 2014 года, а позже перебрался в столицу, реализовывает креативные культурные проекты, в том числе, международного уровня. Пару лет назад «Изоляция» совместно с аналогичной культурной инициативой в США «AS220» провели образовательную программу для детей-переселенцев Украины и детей США, которые столкнулись с насилием и наиболее остро ощущают социальные проблемы. «Если мы помогли хотя бы части этих детей, это уже большой плюс. Этот международный опыт — дополнительное доказательство, что такое нужно и важно реализовывать не только в Украине, но и в Америке, и в Европе», – вспоминает директор фонда Оксана Саржевская-Кравченко.

Дончанка Дарья Касьянова в 2014 году помогала эвакуировать с временно оккупированных территорий детей-сирот, людей с инвалидностью. Сегодня она – национальный директор по развитию программ неправительственной благотворительной организации «SOS Детские городки Украины». А ее дочь, 15-летняя Ангелина Касьянова, в конце ноября прошлого года стала первым представителем Украины в новом Детском Европарламенте.

На помощь надейся, но сам не плошай

На сегодня в Украине хватает организаций, где тем или иным способом помогают украинцам с Донбасса: Всеукраинская Ассоциация Переселенцев (http://bezhenec.org/uk/homepage-politics-3/), Общество Красного креста Украины (http://redcross.org.ua/), Управление ООН по делам беженцев (УВКБ ООН) (http://unhcr.org.ua/uk), Фроловская 9/11 (https://www.facebook.com/frolivska911/), Донбасс SOS (http://donbasssos.org), Восток SOS (http://www.vostok-sos.org), Крым SOS (krymsos.com), Ответственные граждане (responsiblecitizens.org), Восстановление Донбасса (restoring-donbass.com), Социальное Партнерство (socpartnerstvo.org). Но такое многообразие общественных инициатив вовсе не означает, что кто-то что-то сделает за вас. В новой жизни особенно важна готовность людей действовать самостоятельно. И переселенцы действительно крутятся, как могут: не боятся участвовать в различных проектах при поддержке международных фондов, ходят на предпринимательские курсы, кто-то, в итоге, выигрывает гранты и в корне меняет вид деятельности, начинает собственное дело. Так, луганчанин   Михаил Лучкин открыл в Харькове бизнес на съедобных картинах, дончанин Иван Балыкин установил в киевской пиццерии первый аппарат по продаже книг, крымчанин Анатолий Засоба открыл в столице пекарню, Наталья Хныкина из Луганска шьет одежду… Таких историй очень много.

24-летняя Олеся Василец тоже из когорты переселенцев. До войны и оккупации жила и училась в Луганске, мечтала о собственном бизнесе: имея за плечами профессиональные занятия восточными танцами, победы на всеукраинских чемпионатах и диплом хореографа, хотела открыть школу восточных танцев. Но летом 2014 года, с тысячей гривен в кармане, вынуждена была уехать. Выбрала Киев.

Первые несколько недель после переезда жила в семье писателей, приютивших ее «по знакомству», потом перебралась в Дом писателей и искала работу. Параллельно, подала документы в магистратуру Киево-Могилянской академии, ориентируясь на «бюджет» — денег для оплаты обучения не было. Дальше жизнь завертелась – днем Олеся училась, вечером писала статьи в газеты и журналы, подрабатывала репетитором по английскому и даже убирала офисы. Спала по несколько часов. Перебралась из Киева в Ирпень – там снимать жилье было дешевле. В небольшой комнате ютилась не одна – с родственниками, которые чуть позже нее, но тоже уехали из Луганска.

Такой режим повышенной нагрузки Олеся переживала стойко, знала, ради чего это все затеяла: мечта о собственном бизнесе – школе восточных танцев – никуда не пропала.

Стартовый капитал составил всего пять тысяч гривен, которые Василец накопила за несколько месяцев. Деньги пошли на регистрацию ФОП, первую печатную рекламу, аренду первого зала. Абсолютно все Олеся делала самостоятельно: придумывала дизайн рекламных листовок, рисовала их в фотошопе, печатала, расклеивала. «Где-то два дня у меня заняла первая расклейка, я по девять часов без перерыва ходила и расклеивала пять тысяч листовок», – говорит Олеся.

Зал девушка арендовала в одном из зданий Налоговой академии в Ирпене. Уговор с руководством ВУЗа был прост: с них – помещение, с Олеси — тысяча гривен в месяц, бесплатное обучение студентов академии и обязательство выступать на всех мероприятиях как академии, так и города. Так родилась школа восточных танцев «Гюррем».

Семь месяцев Василец работала «в минус», бизнес держался только на ее вечных подработках, на восьмом месяце удалось выйти «в ноль», а десятый закрыть уже с небольшим, но «плюсом». На сегодня школа танцев Олеси Василец состоит из 14 филиалов: четыре в Ирпене, пять в Киеве, есть школа в Коцюбинском Киевской области, в Черкассах и Одессе. В прошлом году танцоры «Гюррем» выиграли Чемпионат Украины по восточным танцам.

Сама Олеся преподает в Ирпене и в одном киевском филиале. А, помимо этого, взялась за профессиональную подготовку хореографов восточных танцев. «Я открыла восьмимесячный курс для хореографов belly dance, разработала соответствующую методичку, которая все восемь месяцев описываются в деталях — от элементарных дыхательных упражнений до постановки танца», – рассказывает она.

Путь, который Олеся Василец прошла к своей мечте не был легким. Ее история действительно мотивирует, а сама она не против поделиться опытом. Еженедельные чаепития с другими переселенцами, на которых девушка рассказывала, как начать свой бизнес и с какими подводными камнями придется столкнуться, постепенно превратились в отдельный благотворительный проект бесплатных тренингов для переселенцев-предпринимателей. «Я назвала этот проект «Кристалл», потому что кристалл у меня ассоциируется с прозрачностью и чистотой. Таким должен быть украинский бизнес», – подчеркивает Василец.

Из прошлых вечных подработок, которые позволили добиться все этого, у Олеси осталось только репетиторство по английскому. Основной состав учеников Василец — депутаты Ирпенского горсовета. «Группа небольшая, семь человек, но мне пока с головой хватает», – отмечает она.

Впрочем, девушка не собирается останавливаться на достигнутом и теперь планирует открыть в Ирпене, ставшем ей уже родным городом, еще и кофейню.

«Я хочу обратить внимание, что все-таки переселенцы – это люди с проукраинской позицией. Они могли уехать в Россию, Польшу, но они приехали и работают здесь, они выбрали Украину», – отмечает глава «Всеукраинской Ассоциации Переселенцев» Руслан Калинин.

По его словам, сложно говорить о том, какой род деятельности пользуется у переселенцев наибольшим спросом – какой-либо статистики, и, соответственно, объективной информации по этому поводу, нет. «Конечно, тем же бывшим шахтерам сложнее устроиться, люди идут или в таксисты, или на рабочие специальности, или в охрану, но, если судить по моим знакомым, то, в основном, все стараются устроиться на работу по специальности, ведь хорошие специалисты всегда востребованы», – рассказывает он.

По словам Калинина, в прошлом году девять компаний, основанных переселенцами, представили свои товары на европейском рынке, продемонстрировали свою конкурентоспособность в Польше. Поэтому и в нынешнем году в Ассоциации делают ставку на развитие темы предпринимательства. Уже ведутся переговоры с разными посольствами по поводу организации поездок по польскому примеру. «Будем показывать, что переселенец предприниматель – это не иждивенец, а человек, который может сам заработать деньги, платит налоги в страну, создает в своей стране новые рабочие места», – говорит он.

Свои. Герои

Вопреки еще одному оскорбительному стереотипу о выходцах с временно оккупированных территорий, мол, «привели в свой дом войну, а сами свалили», украинцы с Донбасса и Крыма не меньше других защищают Украину. Вряд ли можно озвучить подобное в адрес Героя Украины, уроженца прифронтового Покровска Донецкой области, десантника 25-й бригады, майора ВСУ Андрея Ткачука. Или в адрес украинского партизана из города Красный Луч Луганской области, побывавшего в плену и искалеченного боевиками, Владимира Жемчугова.

Можно также вспомнить митинги в поддержку единой Украины в Донецке и Симферополе, так и участие дончан, луганчан и крымчан в столичном Евромайдане. Некоторые из них получили звание Герой Украины. Правда, посмертно. Это донецкий активист Дмитрий Чернявский, погибший от ножевого ранения в Донецке в марте 2014 года.  Это выходец из Ясиноватского района Донецкой области Иван Пантелеев и активист Самообороны Майдана из Добропольского района Донецкой области Владимир Наумов, журналист из Керчи Сергей Кемский, погибшие от пуль снайперов на столичном Майдане. Это депутат Горловского местного совета Владимир Рыбак, убитый боевиками россиянина Игоря Гиркина («Стрелка»), захватившими Горловку, за попытку установить на здании райадминистрации города украинский флаг. Это крымчанин Решат Аметов, призвавший в марте 2014 года пикетировать Совет министров Крыма и вышедший на одиночный протест в Симферополе, убитый «неизвестными» зелеными человечками из «отрядов самообороны Крыма».

Другими словами, как любят говорить военные, вопрос языка или вопрос «откуда родом», появляется только за крайним блокпостом. А в «окопах» это не имеет никакого значения…

Лоббисты Украины в Европе

Отдельно стоит остановится на важной роли переселенцев в качестве «адвокатов Украины» в европейских структурах. «Когда, например, в Брюсселе, в Страсбурге, поднимается вопрос Украины – Россия очень круто «работает» – привозит наших же дончан, чтобы показать, что на Донбассе, мол, гражданская война, продвигает эту тему. И тогда наши переселенцы действительно становятся очень полезными, ведь они являются лоббистами Украины в европейских структурах», – рассказывает Дмитрий Ткаченко.

По мнению исполнительного директора общественной организации «Общественный холдинг «Группа влияния», переселенки Татьяны Дурневой, люди, выехавшие из оккупированных городов, намного острее чувствуют ценность прав человека: «Как говорится, нам оно «больше болит», и мы сами заинтересованы рассказывать правду о нарушении прав человека и лоббировать необходимые решения на всех доступных площадках».

По ее словам, различные программы и проекты Совета Европы, ООН, различных фондов и правозащитных организаций способствуют тому, чтобы голос пострадавших от российской агрессии граждан Украины был услышан на международном уровне. Более того, во время международных визитов, помимо участия в основных заседаниях, переселенцы стараются проводить и дополнительные встречи. Как результат – в статьях иностранных изданий, аналитических отчетах или рекомендациях появляется полноценное упоминание о проблемах, с которыми сталкивается Украина и непосредственно люди, пострадавшие от российской агрессии. Организацией подобных встреч успешно занимаются Центр гражданских свобод, Крым SOS, Центр информации про права человека, Донбасс SOS, Восток SOS, Украинский Хельсинский союз по правам человека и другие.

«Такие визиты – важная составляющая международной адвокации, что помогает европейским стейкхолдерам (заинтересованным сторонам, – УНИАН) лучше понять ситуацию, которая сложилась в Украине с защитой прав и свобод человека (особенно в отношении граждан, пострадавших вследствие агрессии РФ), и помогает представителям гражданского общества продвигать необходимые для Украины решения», – считает Татьяна Дурнева.

Большинство переселенцев, с которыми общался УНИАН, убеждены: их опыт, и в целом, опыт Украины в этой войне, важен для мира. «Я помню, как в 2014 году, к нам приехала УКПБ ООН и другие ООНовские структуры, мы тогда у них спрашивали, как эвакуировать, как это делать, как – то… А они отвечали: «Мы не знаем, мы работали только, когда были наводнения или извержения вулканов». Мы же сегодня в центре Европы знаем все о военных действиях. Так что тот опыт, который мы аккумулируем в Украине, на самом деле уникален. Сегодня к нам уже приезжают партнеры из других стран изучать «как реагировать в чрезвычайных ситуация», – говорит Дарья Касьянова.

Впрочем, само по себе существование такой категории украинцев как «временно перемещенные лица», дает возможность неслабо спекулировать на этой теме. Чего только стоит недавнее манипулятивное заявление польского премьера Матеуша Моравецкого о том, что Польша-де приняла [как беженцев] более 1,5 млн выходцев из Украины. «При этом значительная часть из них – это люди, которые бежали с территорий, где идут боевые действия – с Донбасса», — заявил он.

Другими словами, премьер-министр Польши, чтобы объяснить нежелание принимать в своей стране беженцев-мусульман, назвал беженцами всех украинцев, которые по разным причинам (кто-то работает, кто-то учится) находятся в Польше.

Квартирный вопрос

Но если и говорить о том, что перемещение жителей Донбасса и Крыма продолжается до сих пор, то происходит оно, скорее, в обратном направлении – те, кто не нашел себя на новом месте, возвращаются домой. И главная причина такого явления – наличие на оккупированных территориях собственного жилья. По словам Руслана Калинина, начиная с 2014 года государство, по сути, так и не запустило ни одной жилищной программы, которая бы предоставляла жилье переселенцам или помогала его приобретать. Попадаются только какие-то отдельные случаи, когда непосредственно городская или районная администрации брались за решение этой проблемы. Но это – единичные примеры.

Единственным положительным сдвигом глава Ассоциации переселенцев называет закон №1954, предусматривающий государственную поддержку переселенцев в покупке жилья в размере 50% от общей суммы – программу «Доступное жилье». Но и здесь не без проблем. Ведь суть этой программы — покупка квартиры в паритете с государством. То есть, воспользоваться ею могут только те, у кого имеются определенные финансовые средства. О незащищенных слоях населения, людях с инвалидностью или матерях- одиночках речь не идет.

Кроме того, для реализации этой программы на 2017-2018 годы выделено всего 130 млн гривен. Этого, по подсчетам Калинина, хватит только для 350 семей – капля в море. «Только по городу Киеву больше пяти тысяч человек стали в очередь на подачу документов, здесь самый большой ажиотаж», – говорит Калинин.

По его словам, «Всеукраинская Ассоциация Переселенцев» совместно с группой народных депутатов и другими общественными организациями уже в первой половине этого года собирается лоббировать внесение изменений в бюджет 2018 года, чтобы увеличить финансирование программы «Доступное жилье», как минимум, до 500 млн гривен.

Еще один проект Ассоциации – предложение приватизировать жилье в местах компактного проживания (общежития, пансионаты), если это жилье сейчас находится в государственной собственности. По предварительным подсчетам, это позволило бы дать крышу над головой 5-7 тыс. человек. «Даже такие показатели – лучше, чем ничего», — считает Калинин.

Также в Ассоциации переселенцев предлагают обратить внимание на недострои и долгострои, которые имеются в каждом городе. «Вести активные переговоры с донорами. Проверять законность этих построек, и, если они законно построены, достраивать и давать возможность переселенцам селиться в таких домах», – объясняет Калинин.

И последнее – в вопросе реализации жилищных программ для переселенцев, по мнению Руслана Калинина, может помочь и непопулярная реформа. Дело в том, что ежегодно на компенсации для аренды жилья переселенцев государство тратит около 120 миллионов долларов. Если пересмотреть систему выплат, временно отменив их для работающих, и оставив только для незащищенных слоев населения, в том числе для детей, то, по расчетам Ассоциации переселенцев, каждый год удастся сэкономить до 40 миллионов долларов. «Мы предлагаем пустить эти деньги именно на реализацию жилищных программ. Половину суммы – на финансирование программы «Доступное жилье», а половину – для решения жилищных вопросов незащищенных слоев населения. То есть, покупать им квартиры в небольших городках, стоимостью от 6 до 12 тысяч долларов. Благодаря этой экономии ежегодно мы сможем обеспечивать жильем около 3-3,5 тысяч переселенцев», – рассуждает Калинин.

Без права голоса

С избирательными правами у переселенцев дела обстоят примерно такие же, как и с жилищным вопросом. По словам Татьяны Дурневой, более 4% избирателей, выехавших из Крыма и Донбасса, четвертый год лишены возможности голосовать на местных выборах и выбирать народного депутата в одномандатных округах по месту своего фактического проживания. А все дело в «неудачной прописке», к которой привязывается избирательный адрес: поскольку практически невозможно изменить свою прописку, переселенцы не могут реализовать свое избирательное право в громадах, куда им пришлось переехать.

«В Украине сейчас постоянно проходят выборы в объединенные территориальные громады, поэтому этот вопрос не сходит с повестки дня, по крайней мере, у переселенцев и правозащитников. В то же время, народные депутаты не спешат рассматривать законопроект №6240 (об обеспечении избирательных прав внутренне перемещенных лиц), который был разработан совместно «Группой влияния», Гражданской сетью «ОПОРА» и Международной фундацией избирательных систем, и получил позитивные выводы нескольких комитетов ВР и международных экспертов», – сетует она.

Дурнева подчеркивает, что сегодня на рассмотрении в Верховной Раде, помимо этого документа, находится еще один, требующий немедленного принятия – №6692 (о пенсионных выплатах внутренне перемещенным лицам и гражданам, оставшимся на неподконтрольных территориях).

Но парламентарии пока сосредоточены на другом – на этой пленарной неделе баталии разворачиваются вокруг принятия во втором чтении законопроекта №7163 о реинтеграции Донбасса, не способного, впрочем, ничем подсобить ни переселенцам с оккупированных территорий, ни тем, кто продолжает жить в оккупации.

Источник, 17/01/2018

 

 

Правозащитники разработали концепции освобождения заложников вооруженного конфликта

15 марта, 2017

Представители украинских правозащитных организаций высказались за выведение переговоров об освобождении заложников, удерживаемых в отдельных районах Донецкой и Луганской областей (ОРДЛО) и в России, из политического формата, которым являются Минские переговоры.

«Вопрос возвращения граждан является вопросом гуманитарным, и поэтому он должен быть выведен из политических переговоров, которыми является Минский формат. Мы предлагаем перевести вопрос освобождения людей в гуманитарно-правовую плоскость. Поэтому мы настаиваем на том, что Украина должна выработать государственную стратегию, концепцию защиты прав человека в условиях конфликта и в постконфликтный период», — сказала юрист Украинского Хельсинкского союза по правам человека Надежда Волкова на брифинге 14 марта в Киеве, сообщает «Интерфакс-Украина».

По ее словам, Минский формат зашел в тупик: у Украины нет государственной стратегии по возвращению ее граждан из РФ и ОРДЛО, обмены заложниками не проходят.

В связи с этим, считает правозащитница, нужно выйти на новый гуманитарный формат, который не должен зависеть от политических переговоров.

В свою очередь координатор Медийной инициативы за права человека Мария Томак отметила, что в Украине нет ответственной институции за «пленников Кремля», нет стратегии государства по этому вопросу. «Важной является идея распределения гуманитарных и политических вопросов, и если Украина это предложит западным партнерам, мне кажется, это может произойти», — подчеркнула М. Томак.

Материал опубликован 14.03.2017: http://ihahr.org/news/ukraina-pravozashchitniki-razrabotali-koncepcii-osvobozhdeniya-zalozhnikov-vooruzhennogo

Правозащитница Александра Матвийчук: Нужно выиграть эту войну, но не превратиться в РФ

26 февраля, 2017

«Пока мы похожи на людей, которые ходят в яме по кругу и раз в десять лет, когда становится совсем плохо и дно оказывается все ближе, революционным способом корректируют траекторию движения и пытаются из нее вылезти».

Правозащитница Александра Матвийчук: Нужно выиграть эту войну, но не превратиться в РФ

Прикрываясь формулой «мы боремся с российской агрессией», украинская власть не всегда обосновано ограничивает права и свободы своих граждан. «Проблема в том, что эта формула приводит к тому, что у людей отключается критическое мышление, начинают возобладать эмоции. Парадоксально, но они готовы отдать власти те права и свободы, за которые проливали кровь на Майдане», – отмечает правозащитница, координатор общественной инициативы Евромайдан-SOS, председатель правления Центра гражданских свобод Александра Матвийчук.

Она добавляет: важно помнить, что необходимо не только бороться за временно оккупированные территории, но и строить демократическую модель общества.

Подробнее о заданиях, которые сейчас стоят перед украинцами, Александра Матвийчук рассказала FaceNews. Также правозащитница поведала о том, почему мы до сих пор не знаем, кто виновен в гибели Небесной сотни.

Александра, уже три года украинцы ждут ответов на вопросы о том, кто стрелял по людям во время Революции достоинства, кто давал эти приказы. Почему, по Вашему мнению, ответов до сих пор нет?

Этому есть объективные и субъективные причины. Во время Евромайдана органы, которые должны были расследовать преступления и проводить первичные следственные действия, этого не делали. Они были заняты тем, что совершали эти преступления. Было уничтожено огромное количество документации, бывшее руководство страны находится в бегах в Российской Федерации и других странах. То есть существует целый ряд объективных вещей, усложняющих следствие.

В чем заключаются субъективные причины? В том, что, к сожалению, расследование и свершение правосудия упало на плечи нереформированной системы правоохранительных органов и тех судей, многие из которых во время Майдана сами выносили заведомо неправосудные решения. Сложно ожидать от них каких-то высоких стандартов правосудия, ведь по-хорошему они понимают, что рано или поздно, если расследование будет эффективно, их тоже привлекут к ответственности.

Кроме того, я не вижу большого внимания руководства страны. Так, на протяжении первого года у нас не было создано даже единого центра расследования, дела были расспрошены по разным следователям и даже структурам.

После того, как этот центр наконец-то появился, он долгое время не получал необходимой поддержки. В конце 2015-м года там работало восемнадцать следователей, они расследовали больше 2 000 эпизодов буквально «на коленке», без помещений и материально-технического обеспечения. Это явно не то, как нужно относиться к делу, которое президент называет наиболее резонансным за всю историю независимой Украины.

Последнее, что нас очень возмутило, когда в октябре прошлого года Юрий Луценко принял решение изменить, а по его мнению, улучшить процесс организации расследования. У него была идея, от которой он, к счастью, отказался, объединить производства в одно и сделать большое дело Януковича.

Самое важное в этом решении – это изменение фокуса расследования. Ведь если мы начнем сразу собирать доказательства только против верхушки, то потеряем среднее звено – людей, которые, условно говоря, стояли между Януковичем и теми, кто совершал преступления своими руками. Вопрос – зачем это делается. Я осмелюсь предположить, что это среднее звено успешно инкорпорировалось в нынешнюю систему власти и спокойно себя чувствует.

Однако в расследовании есть и положительные вещи. Понятно, что не все так однозначно.

Справедливое расследование преступлений во время Евромайдана – это не единственный вызов для власти. Какие еще задачи, по Вашему мнению, сейчас остро стоят перед Украиной?

Во время Евромайдана мы боролись за свой демократический выбор. Получается, самая важная задача сейчас – реализовать этот демократический выбор на практике.

Мы должны провести кардинальные реформы, которые изменят ход истории. Пока мы похожи на людей, которые ходят в яме по кругу и раз в десять лет, когда становится совсем плохо и дно оказывается все ближе, революционным способом корректируют траекторию движения и пытаются из нее вылезти. Но, поскольку строить демократические институты намного тяжелее, мы почему-то возвращается обратно к этому хождению по кругу. То есть наша основная цель – сделать качественный прыжок и выйти из этой зоны турбулентности, транзитного периода, в которых мы находимся последние несколько десятков лет.

После падения авторитарного режима возможность проведения этих демократических преобразований стала настолько реальной, что Российская Федерация, защищая свой авторитарный режим, была вынуждена вмешаться. Она оккупировала Крым, начала гибридную войну на Донбассе. И теперь мы боремся за наше право иметь выбор таковой.

Поэтому в это тяжелое и драматическое время перед нами стоит вторая очень важная задача – не забывать, за что мы боремся. Нам нужно выиграть эту войну, но не превратиться самим в Российскую Федерацию.

Что я имею в виду? В ответ на российскую агрессию власть начинает ограничивать права и свободы, и делает это не всегда обосновано. Важно понимать, что даже во время войны права человека должны быть ограничены пропорционально, а не только потому что власти так захотелось и у нее есть красивая фраза «мы боремся с российской агрессией».

Проблема в том, что эта формула приводит к тому, что у людей отключается критическое мышление, начинают возобладать эмоции. Парадоксально, но они готовы отдать власти те права и свободы, за которые проливали кровь на Майдане. Этого нельзя позволить.

Нам нужно очень четко отдавать себе отчет, что мы боремся не только за территории, а за выбор такой модели общества, где права каждого защищены, где существует справедливая судебная система, где власть подотчетна гражданам.

Материал опубликован 24.02.2017: https://www.facenews.ua/articles/2017/312349/

Яценюк разразился в Facebook о Карпюке и Клихе, а мы горы сворачивали, добиваясь от него помощи

27 октября, 2016

В Украине отсутствует эффективная система реагирования на дела своих политзаключенных в России. Правозащитникам приходилось прилагать максимум усилий, чтобы добиться от того же Арсения Яценюка, когда он был премьер-министром, элементарных шагов по защите Николая Карпюка и Станислава Клиха, заявила «ГОРДОН» правозащитник Мария Томак.

В Верховном суде РФ в Москве проходит рассмотрение апелляции украинских политзаключенных Николая Карпюка и Станислава Клиха. На заседание приехала народный депутат от «Батьківщини» Надежда Савченко. Поездка украинского политика и бывшей заключенной в Москву вызвала массу негатива в украинском сегменте Facebook. Ничего предосудительного в поступке Савеченко нет, заявила «ГОРДОН» украинский правозащитник, координатор «Медийной инициативы за права человека» Мария Томак.

«Ничего предосудительного в поступке Савченко не вижу, хотя вся Facebook-лента забита темой поездки Надежды в Москву. Не знаю, какой эффект будет от ее поездки, но в любом случае она привлекла больше внимания к делу политзаключенных», – рассказала Томак.

Правозащитник подчеркнула, что главная проблема Украины сейчас в отсутствии эффективной системы реагирования на дела своих политзаключенных в России. В качестве примера она привела сегодняшний пост о Карпюке и Клихе бывшего премьер-министра Арсения Яценюка.

«Для меня гораздо больше негатива в том, что только сегодня Арсений Яценюк разразился Facebook-постом по поводу Карпюка и Клиха. Хотя когда нужна была реальная помощь, нам приходилось горы сворачивать, чтобы добиться от тогдашнего премьер-министра Яценюка и Украины в целом элементарных шагов в защиту Карпюка и Клиха. Именно в отсутствии эффективной системы реагирования на дела украинских политзаключенных в России я вижу главную проблему нашего государства», – объяснила Томак.

По словам правозащитника, недостаточно пристальное (по сравнению с делом Олега Сенцова или самой Савченко, когда та была в тюрьме) внимание мировой общественности к делу Карпюка и Клиха связано с тем, что Запад настороженно относится к представителям правой идеологии.

«Президент Порошенко делал много заявлений с требованием освободить Карпюка и Клиха. Но Запад всегда очень настороженно относится к представителям правой идеологии, а Карпюк и Клих, безусловно, носители этой идеологии. Но усилия правозащитников по их освобождению не связаны с тем, что мы поддерживаем или нет ту или иную идеологию. Мы защищаем базовые принципы прав человека. Нельзя незаконно удерживать людей, нельзя применять к ним пытки, как это было в случае с Карпюком и Клихом», – отметила Томак.

Координатор «Медийной инициативы за права человека» не сомневается, что российский суд отклонит апелляцию Карпюка и Клиха на приговор. По словам Томак, после этого останется два пути по освобождению украинских политзаключенных: Европейский суд по правам человека и международные политические переговоры.

«Думаю, никто не сомневается в результатах апелляции. Что делать дальше? Есть два стратегических пути. Во-первых, Европейский суд по правам человека. Этим направлением защиты занимается Украинская Хельсинкская группа. Но это не краткосрочная перспектива, займет годы и годы. Второй путь – политические переговоры. Именно на них больше всего надежды, мы пытаемся всячески подталкивать Украину, чтобы она активнее вела переговоры, тем более что у Клиха серьезные проблемы с психическим здоровьем после пыток», – подытожила Томак.

26 октября 2016 года российский адвокат Илья Новиков, который защищает украинцев, незаконно удерживаемых российскими властями, заявил, что нардеп «Батьківщини» Надежда Савченко приехала в Москву на рассмотрение апелляции политзаключенных Николая Карпюка и Станислава Клиха в Верховном суде РФ.

26 мая чеченский суд приговорил украинских политзаключенных Станислава Клиха к 20 годам лишения свободы, а Николая Карпюка – к 22 с половиной годам. В обвинительном заключении говорилось, что Карпюк руководил отрядом «Викинг», сражавшимся против российской армии в Чечне, и якобы его подчиненный Клих 22 года назад лично убил четырех российских военных.

В обвинении также указано, что бывший премьер-министр Украины Арсений Яценюк, входивший в отряд, стрелял по россиянам из автомата Калашникова порядка десяти раз. Карпюк и Клих обвинения категорически отрицают и настаивают, что никогда не были в Чечне и не участвовали в боевых действиях.

Президент Украины Петр Порошенко заявил, что Украина будет добиваться их освобождения. Адвокат Илья Новиков считает, что после рассмотрения апелляции можно будет говорить об обмене украинцев.

Савченко, которая воевала на Донбассе в составе батальона «Айдар», попала в плен к боевикам «ЛНР» в июне 2014 года в Луганской области, а затем была вывезена в РФ. 22 марта 2016 года Донецкий городской суд Ростовской области признал Надежду Савченко виновной в причастности к убийству российских журналистов в Луганской области, покушении на убийство и незаконном пересечении российской границы, приговорив к 22 годам лишения свободы. В мае 2016 года Савченко помиловали и обменяли на двух российских военных, задержанных на Донбассе.

Источник: gordonua.com, 26.10.2016

Общественники назвали недопустимой реакцию властей на ромские погромы

6 сентября, 2016

Представители ряда общественных организаций Украины осудили бездействие местных властей в Одесской области в связи с погромами, которые произошли 27 августа в селе Лощиновка Измаильского района. Об этом они рассказали в ходе пресс-конференции в Киеве 5 сентября,передает izbirkom.org.ua.

Так, председатель комитета Верховной Рады Украины по вопросам прав человека, национальных меньшинств и межнациональных отношений Григорий Немыря отметил, что ромы остаются наиболее уязвимым сообществом в Украине. По его информации, сейчас около 6000 ромов вынуждены покинуть свои места проживания в зоне АТО и живут в других местах Украины, где не идут боевые действия.

«Напомню, что ЕС одним из требований относительно положительного заключения по завершению плана действий по безвизовому режиму требовал принятия плана мероприятий и стратегии по защите прав ромов. Это было в 2013 году. В прошлом году правительством была создана межведомственная группа по этим вопросам. События, которые происходят в селе на юге Украины, не являются изолированными и не должны так рассматриваться. Это может повториться снова и снова, но никто не знает, с какими последствиями. Наш комитет по правам че