ccl.org.ua@gmail.com Київ, вул. Басейна 9Г, офiс 25, 28 Пошук

Права человека

Результаты поиска:

Если с Сенцовым что-то случится, то виноват будет не только Путин, но и Порошенко, — Томак

Май 21, 2018

«Когда мы говорим об ответственности РФ, должны понимать, что в данном случае ответственность за то, что будет происходить с Олегом Сенцовым, лежит в том числе на украинском государстве, на его активной либо неактивной позиции по его защите». В студии поговорили с правозащитницей Марией Томак.

Ирина Ромалийская: Сенцов уже седьмой день голодает. Объявил он об этом через своего адвоката Дмитрия Динзе, который обнародовал письмо Олега. Единственное требование Сенцова – освободить всех. Замечу, что он не просит освободить или обменять себя. Как ты расцениваешь этот шаг Олега?

Мария Томак: Очень драматический поворот, неожиданный. Олег очень принципиальный человек, это констатировали и представители кинематографической сферы в письме к Макрону. Оно было обнародовано несколько дней назад в преддверии встречи Путина и Макрона с просьбой к Макрону каким-то образом повлиять на Путина, чтобы освободить Олега. Об этом знают все, эта принципиальность – наверное, самый большой риск в этой всей ситуации. Второе обстоятельство – требование освободить всех политзаключенных. Россия не признает политзаключенными людей, которых мы считаем политзаключенными. Реалистичность выполнения этого требования под вопросом — речь идет об очень большом количестве людей. И, конечно, позиция Путина, что Сенцов – террорист. Он не раз высказывал ее, ссылаясь на российские правоохранительные органы, на судебную систему, приговор. Это все очень печально. Сейчас даже нет информации о том, в каком состоянии находится Сенцов. Уже седьмой день он голодает. Все это усложнено местом нахождения Олега — Заполярьем. Это очень далеко, холодно, более-менее оперативно туда может добраться только адвокат. Завтра мы услышим и увидим адвоката Дмитрия Динзе в Киеве. Очень важно, что он приезжает. Надеюсь, с ним встретятся не только украинские журналисты, но и представители власти, от которых мы сейчас ожидаем каких-то активных действий.

Ирина Ромалийская: Олег Сенцов содержится в российских тюрьмах уже четыре года. И впервые он заявил о голодовке. Александр Кольченко, который был задержан и осужден с Олегом, передал письмо, в котором говорит, что Олег всегда говорил, что не стоит идти на такие действия. И вот он объявил о голодовке.

Мария Томак: Мне рассказывал один человек, который общался с Олегом на этапе судебных разбирательств, что Олег якобы говорил: нет смысла, потому что они все равно будут применять принудительное кормление. Наверное, сейчас он посчитал, что других методов привлечения внимания к проблеме нет. Но тут мы все замечаем (и об этом многие говорят), что резонанс не такой, которого мы ожидали.

Ирина Ромалийская: Как по мне, о серьезности намерений свидетельствует тот факт, что, по словам адвоката Дмитрия Динзе, Олег готовился к голодовке, полтора месяца уменьшал потребление пищи. Что сейчас должно делать государство Украина?

Мария Томак: Мне кажется, это самый важный сейчас вопрос. Если отталкиваться от термина «политзаключенный», как правило, речь идет о противостоянии конкретного человека и государства – как правило, гражданином которого он является, на его стороне только какие-то международные организации, общественные силы. В случае с Олегом Сенцовым, как мне представляется, у него должна быть поддержка прежде всего в лице украинского государства —  он пострадал и страдает за прогосударственную позицию.

Насколько я понимаю, сейчас никаких проактивных действий нет – ни у кого особенной обеспокоенности голодовка Сенцова не вызывает. Я не говорю о заявлениях в Твиттере президента. Спасибо большое, но у меня вопрос: что дальше? Предпринимаются ли какие-то меры государством? Или соцсети – единственный инструмент государственной политики на сегодняшний день?

Мне кажется, когда мы говорим об ответственности РФ, мы должны понимать, что в данном случае ответственность за то, что будет происходить с Олегом Сенцовым, лежит в том числе на украинском государстве, на его активной либо неактивной позиции по его защите. Поскольку никаких ответственных лиц до сих пор нет, нет людей,  институций, которые бы отвечали за переговорный процесс по узникам Кремля, я считаю, что это будет ответственность лично президента Порошенко. Если с Сенцовым что-то случится, будет виноват не только Путин, но и Порошенко.

Ирина Ромалийская: Что это могут быть за активные действия?

Мария Томак: Например, 24 мая состоится встреча Макрона с Путиным. Уже есть заявления общественных структур, гражданского общества, мы тоже пытались передать какие-то сообщения в администрацию Макрона. Но это совсем не то, как если бы с администрацией Макрона связалась бы администрация президента Украины. Возможно, это происходит, мы об этом не знаем. Но насколько я понимаю, нет.

Я понимаю, что встреча может ничем и не завершиться. Даже если будет какое-то обращение, Путин может его проигнорировать. Но мне кажется, надо использовать все эти возможности. Лучше всего, когда такие обращения и просьбы выступить в качестве переговорщика исходят от государства.

Недавно приходилось слышать и от представителей Европарламента, что украинское государство недостаточно активно поднимает эту тему. Очень часто мне приходится видеть, что наши западные партнеры в лице евродепутатов, сотрудников министерств иностранных дел знают больше о ситуации с политзаключенными, чем люди, которые у нас должны этим заниматься.

Источник, 20/05/2018

В Украине более 20 организаций будут совместно противодействовать атакам на гражданское общество

Апрель 12, 2018

Правозащитники фиксируют увеличение давления со стороны власти на активистов в регионах Украины с начала 2018 года.

Киев. 11 апреля. УНИАН. В Киеве состоялась презентация меморандума о создании Коалиции в защиту гражданского общества в Украине, подписанного рядом общественных организаций, среди которых представительство Freedom House в Украине и Украинский Хельсинский союз по правам человека (УХСПЧ).

Как передает собственный корреспондент, в пресс-конференции в УНИАН приняли участие исполнительный директор УХСПЧ Александр Павличенко, координатор Благотворительного фонда «Восток SOS» Александра Дворецкая, заместитель председателя правления Центр гражданских свобод Александра Романцова.

В частности, по словам исполнительного директора Украинского Хельсинского союза по правам человека Александра Павличенко процесс создания коалиции начался год назад.

Как отмечают активисты, Верховная Рада Украины, несмотря на обещания депутатов разных фракций 3 апреля провалила включения в повестку дня депутатские и президентские законопроекты об отмене е-деклараций для активистов.

«С начала 2018 года общественные организации фиксируют увеличение давления на активистов в регионах. Нападения на мирные собрания и физическое насилие к отдельным общественным деятелям остаются без расследования и соответствующего внимания правоохранительных органов, а в некоторых случаях — приводят к убийству», — отметила координатор Благотворительного фонда «Восток SOS» Александра Дворецкая.

По словам заместителя председателя правления Центр гражданских свобод Александры Романцовой давление на представителей гражданского общества осуществляется через фиктивные уголовные дела и проверки финансовой деятельности организаций.

Поэтому представители неправительственных организаций решили создать Коалицию в защиту гражданского общества.

«Мы, представители неправительственных организаций, правозащитники, общественные активисты, журналисты, юристы и другие неравнодушные граждане, выражаем глубокую обеспокоенность по поводу угрожающих тенденций для гражданского общества в Украине и наступления на свободу объединений и ассоциаций», — говорится в меморандуме.

Отмечается, что гражданское общество играет ключевую роль на пути демократического развития страны, для утверждения верховенства права и соблюдения прав человека и основных свобод.

Активисты убеждены, что работа общественных активистов является важной в борьбе со злоупотреблениями власти, контроле за ее действиями и содействии проведению реформ в Украине.

В меморандуме подчеркивается, что «установление на законодательном уровне финансового контроля за антикоррупционными активистами в сочетании с уголовной ответственностью и попытки введения дальнейших неоправданных и несоразмеримых ограничений для деятельности всех общественных объединений, а также многочисленные случаи преследования неправительственных организаций и отдельных активистов, включительно со сфабрикованными уголовными делам и дискредитационными кампаниями против авторитетных организаций и активистов, угрозами и физическими нападениями на активистов при отсутствии эффективного расследования таких случаев создают препятствия для развития всего гражданского общества и являются угрозой для демократических стремлений Украины как европейского государства».

Представители гражданского общества призывают власти немедленно принять все необходимые меры, чтобы остановить разносторонние притеснения, противоречащие международным обязательствам Украины относительно свободы объединений и ассоциаций, а также по защите правозащитников, журналистов и антикоррупционных активистов.

«Осознавая необходимость совместных действий, солидарности в защите гражданского общества в Украине, мы объявляем о создании коалиции, которая объединит усилия неправительственных организаций, общественных активистов, журналистов, юристов и других заинтересованных лиц для консолидированного противодействия как отдельным угрозам, так и попыткам системного наступления власти на гражданское общество и свободу объединений в Украине», — говорится в меморандуме.

Коалиция в защиту гражданского общества является неполитическим объединением и действует на основе принципов уважения прав человека, ненасилия и недискриминации.

Коалиция ставит перед собой задачу продвигать ценности прав человека и идеи гражданского общества, распространять информацию о важности деятельности правозащитников, журналистов и общественных активистов, действующих в защиту общественных интересов, проводить мониторинг случаев преследования правозащитников, журналистов и активистов, анализировать формы давления на них и угрозы их деятельности, включительно с мониторингом и анализом законодательства, которое ухудшает состояние общественного сектора в Украине и разработать систему неотложных мер реагирования на случаи преследования и угроз в сторону правозащитников, журналистов и общественных активистов, включительно с юридической, информационной и другой помощью и поддержкой в случае преследований.

Также коалиция намерена стимулировать быстрое, эффективное и беспристрастное расследование уголовных дел по фактам нападений на правозащитников, журналистов и общественных активистов, а также привлечение виновных к ответственности и принятие всех необходимых мер для предотвращения новых нападений и продвигать изменения в национальное законодательство таким образом, чтобы оно не мешало и не затрудняло деятельность общественных организаций и отдельных активистов, в частности тех, которые прилагают усилия к борьбе с коррупцией.

Среди подписантов по состоянию на 11 апреля — Центр информации о правах человека, представительство Freedom House в Украине, Центр Гражданских Свобод, Украинский независимый центр политических исследований, Благотворительный фонд «Восток-SOS», Украинский Хельсинский союз по правам человека, Ассоциация украинских мониторов соблюдения прав человека в деятельности правоохранительных органов (Ассоциация УМДПЧ), Экспертный центр по правам человека, ОО «Кризисный медиа-центр «Северский Донец», ОО» Правозащитный ЛГБТ центр «Наш мир», Бюро социальных и политических разработок, БО Другая, ОО «Tru th Hounds» , Донецкий институт информации, Украинский институт по правам человека, Платформа прав человека, ОО «Гражданское общество онлайн», Луганский областной правозащитный центр «Альтернатива», Региональный общественный благотворительный фонд «Право и Демократия», Центр экономической стратегии, Кримскотатарский Ресурсный Центр , ЗОБФ «Гендер Зед», ОО «Терго», The Open Dialog Foundation, Молодежная организация «СТАН», ОО «Театр для диалога», ОО «Центр поддержки общественных и культурных инициатив «Тамариск», Общественная организация «МАРТ».

Видео тут.

Источник, 11/04/2018.

«Люди для России – ресурс». Зачем объединились родные украинских «заложников Кремля»

Апрель 11, 2018

В украинских тюрьмах находятся 23 гражданина России, осужденных или ждущих суда по преступлениям, связанным с вооруженным конфликтом в Донбассе или аннексией Крыма. Среди них есть и несколько российских военнослужащих, которых Москва таковыми не признает. В российских тюрьмах находится намного больше украинцев, на родине считающихся политзаключенными: 66 человек. 40 из них – в Крыму и 24 – на территории России. В начале апреля при украинском Министерстве по делам оккупированных территорий был создан «отдел по вопросам лиц, лишенных личной свободы». Его возглавил Игорь Гриб – отец 19-летнего Павла Гриба, выманенного под предлогом встречи со знакомой в Белоруссию, похищенного сотрудниками ФСБ и обвиненного в подготовке теракта в одной из школ города Сочи.

Во время последнего крупного обмена военнопленными между Украиной и самопровозглашенными республиками Донбасса в конце прошлого года президент Украины Петр Порошенко заявил, что граждане России в подобных обменах фигурировать не будут. Вместо этого их планируют обменять на украинцев, находящихся в тюрьмах в России и в аннексированном Крыму. По словам Порошенко, в первую очередь украинские власти будут добиваться возвращения обвиненного в шпионаже журналиста информагентства «Укринформ» Романа Сущенко, режиссера Олега Сенцова и осужденного с ним в рамках одного дела Александра Кольченко, а также осужденных за участие в боевых действиях во время первой чеченской войны Станислава Клыха и Николая Карпюка (четверо из них, кроме Романа Сущенко, есть в списке политзаключенных «Мемориала»).

4 апреля представитель Украины в гуманитарной подгруппе Трехсторонней контактной группы Ирина Геращенко рассказала, что 23 гражданина России, в основном осужденные за преступления против суверенитета и территориальной целостности Украины, могут быть предложены для обмена. «Теперь мы ожидаем реакции и ответа российской стороны на эти инициативы», – заявила Геращенко.

Значительная диспропорция в количестве узников, чье заключение связано с протестами во время Евромайдана, событиями в Крыму и Донбассе, заметна невооруженным взглядом: у России их больше, у Украины – меньше. Представители Объединения родственников политзаключенных Кремля, сначала возникшего как неформальное объединение, а в конце минувшего года получившего официальную регистрацию, не раз призывали власти создать механизм для переговоров между двумя странами. Один из участников объединения, Игорь Котелянец, чей брат, ветеран боевых действий на востоке Украины Евгений Панов ожидает в Крыму суда по обвинению в подготовке диверсий и незаконном хранении и перевозке боеприпасов, считает, что Украине придется задействовать для обмена другие страны:

– Наша главная проблема заключается в том, что нет специального полномочного, который был бы ответственен за работу по освобождению наших родных. У нас есть переговоры с Россией и с террористами с востока в рамках минского формата. Но там они ведутся по заложникам, которых содержат террористы на востоке страны, в захваченных районах Донецкой и Луганской областях. А наши родные – это заложники из другой категории. Это заложники, которых удерживает непосредственно Российская Федерация либо на территории Крыма, либо на российской территории. Часть из них была задержана на территории Крыма, часть – на территории РФ, кого-то туда вывезли, то есть истории у всех разные. Но никаких переговоров на официальном уровне, к сожалению, пока еще нет. Этот вопрос очень политизирован.

Наша цель – уменьшить политическую составляющую и перевести этот вопрос в плоскость гуманитарную, потому что мы говорим об освобождении людей. А когда мы говорим об освобождении людей, мы в том числе вспоминаем, что есть граждане России, которые были задержаны на территории Украины, кадровые военные или просто наемники, которые приехали воевать к нам на восток, и в освобождении своих граждан Россия могла бы быть заинтересована. Такой формат обмена сейчас очень актуален. Просто у нас на межгосударственном уровне нет достаточной поддержки, чтобы этот вопрос кто-то как-то формализовал, инициировал официальные переговоры, создал какую-то площадку для переговоров. Пока этого нет – это наша главная проблема. Поэтому мы о ней везде говорим, чтобы найти переговорщика. В то же время мы понимаем, что если за год нашей деятельности нам не удалось внутри страны найти такого человека, нам совершенно точно нужна поддержка европейских политиков или государственных лидеров, которые могли бы быть заинтересованы в том, чтобы взять на себя работу по освобождению людей. Прецедент уже есть: политзаключенных Ильми Умерова и Ахтема Чийгоза освободили в конце октября прошлого года благодаря президенту Турции, который договорился с Путиным об обмене. Эрдоган отдал двух российских шпионов, взамен Путин отдал двух крымских политзаключенных. Такой формат сработал. Возможно, лидеры других европейских государств тоже могли бы быть заинтересованы в таких переговорах и в том, чтобы их страна взяла на себя гуманитарную миссию по освобождению украинских заложников.

– Тем не менее, существует официальная позиция России, по крайней мере она была озвучена со слов матери российского военнослужащего Виктора Агеева, который был задержан украинскими силовиками под Луганском. Она написала обращение в МИД России с просьбой содействовать обмену сына и получила ответ, что Россия «не является стороной конфликта и не может никого обменять». Как можно преодолеть такую позицию?

– Эта проблема существует везде. России кто-то должен предложить некий формат переговоров, в котором она должна быть заинтересована. Главная наша проблема в контексте переговоров заключается в том, что Украина заинтересована в своих людях, Украина хочет вернуть своих граждан. И украинское общество очень чувствительно к этой проблеме. В информационном пространстве одна из топовых тем – украинские заложники. В России, напротив, эта тема замалчивается, она непопулярна, она никому не нужна. Российские власти, в принципе, заинтересованы в том, чтобы ее замалчивать. Моя оценка и оценка нашего объединения такова: в России воспринимают людей как материал, как ресурс, схватили одних – пошлют других. Там никто за людей не борется, никто в них не заинтересован. Заинтересованность может быть, если России предложить на обмен ее людей. Такие люди могут содержаться не только в Украине. Как показывает турецкий опыт, они могут содержаться в любых странах мира. Например, в США. Мы точно знаем, что там такие люди есть. Если бы мы смогли найти человека, возможно, лидера какого-то европейского государства, из уст которого прозвучат конкретные предложения Путину, тогда эта проблема может получить шанс на решение.

– Помимо решения главной проблемы, освобождения родных, члены Объединения родственников политзаключенных Кремля сталкиваются и с практическими сложностями: необходимостью ездить в другую страну, чтобы участвовать в судебных заседаниях, оплачивать адвоката. Пытается ли ваше объединение решать и эти проблемы, помогать родственникам?

– Главнейшая проблема – это оплата адвоката, поездки, передачи. Заключенные находятся в ужасных условиях. То, что им предлагается в качестве еды, едой не является. Если не делать передачи узнику, по сути, это медленная смерть. Он там не получает ничего съедобного. Эти вопросы мы тоже пытаемся решать. Нам очень сильно помогают правозащитные организации. У нас по многим узникам есть адвокаты, которых помогают оплачивать международные фонды, направляющие средства на программы по поддержке демократии, поддержке прав человека. Но эти деньги не вечные.

Если взять историю моего брата, Евгения Панова, у нас была такая поддержка, но она закончилась в конце 2017 года. Сейчас у нас средств нет, мы сейчас их ищем. Вместе с тем в прошлом году мы говорили об этой проблеме с властями, говорили, что государство должно помогать в обеспечении потребностей политзаключенных. На данный момент родственники тех узников, которые содержатся на территории России, имеют возможность обратиться в Министерство иностранных дел для получения финансовой поддержки – чтобы сделать передачу или оплатить адвоката. Те политические заключенные, которые содержатся на территории Крыма, находятся в зоне ответственности Министерства по делам оккупированных территорий. Там сейчас разрабатывается порядок использования средств.

Оплата адвоката – это очень дорого, от 1 до 5 тысяч долларов в месяц. Нам нужны адвокаты, которые могут работать в российском правовом поле и которые готовы очень многим рисковать, соглашаясь на работу по защите украинских политических узников. Они вынуждены сталкиваться с определенными сложностями. Например, адвокаты, занимающиеся делом моего брата, сейчас работают в долг, пока я ищу необходимые средства.

– Ваш брат, Евгений Панов, сейчас находится в заключении в Крыму. В каких условиях содержится Евгений? Были сообщения, что он подвергался пыткам.

– Я, к сожалению, не могу с ним видеться. Адвокаты запрещают ездить родственникам мужского пола на территорию Крыма и в Россию, потому что они знают, что группа риска – это те, кого могут взять и сказать: «Вот, приехал еще один террорист, шпион…» Женщин, особенно матерей, они не трогают. В основном, ездят матери и жены. Раз в два-три месяца к брату ездит наша мама, но это разрешили только осенью прошлого года. У нее уже было три свидания: понятное дело, через стекло, очень непродолжительных. Брат в ужасном состоянии, ему не оказывается медицинская помощь. После пыток он хромает, у него очень болят колени и спина, зубы вываливаются. В этом плане ситуация ужасная. Но он стойкий, держится. Пытки были. Самые ужасные пытки были в самом начале, когда только разыгрывалась эта история. Все дело в том, что накануне переговоров в «нормандском формате» России нужны были какие-то причины не участвовать в этих переговорах. Поэтому там придумали, что Украина «послала в Крым своих террористов». История была разыграна на внешнюю аудиторию, на европейскую. Вышел тогда Путин и дал комментарий, что Украина вообще не может быть субъектом переговоров, мол, что с ней разговаривать, если там только террористические методы. Вот такая история была отыграна. Они четыре дня его мучили: содержали в подвале, пытали электрическим током. У него даже кожа полопалась. Все это видно на видео.

После этого его от нас долгое время прятали. Его держали в информационном вакууме, убеждали в том, что он никому не нужен, что о нем никто не знает, что единственный выход остаться в живых – это подписать сделку со следствием и согласиться с позицией России, что он диверсант-террорист и на заказ Украины что-то хотел там подорвать, какие-то заводы, пароходы. Было много психологических пыток. Они, как правило, помещают в какие-то камеры с крысами, с клопами, с невыносимыми условиями. Когда-то подсаживали к нему больного туберкулезом, чтобы он быстрее пошел на все это. Если посмотреть российское законодательство, под арестом человек может содержаться только один год, а они его содержат уже полтора года в нарушение собственных законов. Его предупреждали: «Если пойдешь на сделку со следствием, то дадим 5 лет и где-то недалеко от Украины будешь отбывать так называемое наказание. А если – нет, то 20 лет тебе светит. На север отправим, как Сенцова, и ничего тебя уже не спасет». Но мы верим, что добьемся своего, обменяем и освободим его. Поэтому ни на какой шантаж он не поддается и на их условия не соглашается. Он ждет, надеется, а мы все делаем для того, чтобы освобождение состоялось. На заседаниях суда нам присутствовать не разрешают, только свидания. Мама во время свиданий передает ему хоть какую-то информацию, чтобы он понимал, что о нем знают, за него борются и мы никогда в жизни его не бросим. Человека, который находится в информационном вакууме, очень легко обработать, у него могут опуститься руки, он может начать верить тому, что говорит ФСБ. Но он молодец. Он держится. Он очень сильный человек, поэтому я уверен, что мы это все до конца пройдем, освободим и все будет хорошо.

Источник, 10.04.2018.

Александра Романцова – о преследованиях активистов на территории аннексированного Крыма

Март 31, 2018

Александра Романцова, заместительница главы правления Центра гражданских свобод – о преследованиях российскими властями крымскотатарских и украинских активистов на территории аннексированного Крыма.

Платформа «Гражданская солидарность»: Требуем остановить волну насилия в отношении гражданских активистов в России

Март 13, 2018

Международная Платформа «Гражданская солидарность» выступила с заявлением, в котором выразила обеспокоенность сообщениями о волне пыток, жестокого обращения и насильственных исчезновений в отношении активистов антифашистского движения в России, совершаемых в последние месяцы сотрудниками ФСБ. НКО-члены «Гражданской солидарности» требуют немедленного прекращения этого незаконного обращения с задержанными, тщательного и объективного расследования сообщений о пытках и привлечения виновных к ответственности. Они призывают межправительственные организации обратить самое пристальное внимание на эту ситуацию и вступить в срочный диалог с российскими властями с целью решения этой проблемы.

Платформа «Гражданская Солидарность» – широкая международная сеть гражданских организаций и групп из стран региона ОБСЕ, а также международных НПО, заинтересованных в совместной деятельности по продвижению и защите прав человека в регионе ОБСЕ, готовых координировать свои усилия в этом направлении, продвигать общие позиции и оказывать друг другу взаимную поддержку и помощь. Действует более 6 лет в рамках ОБСЕ и включает в себя более 80 организаций-членов из 30 стран Европы, Азии и Америки (www.civicsolidarity.org).

Текст заявления:

Россия: требуем остановить волну насилия в отношении гражданских активистов

Мы, члены Платформы «Гражданская солидарность», выражаем глубокую обеспокоенность сообщениям[1] о волне пыток, жестокого обращения и насильственных исчезновений в отношении активистов антифашистского движения в России, совершаемых в последние месяцы сотрудниками Федеральной службы безопасности России. Мы требуем немедленного прекращения этого незаконного обращения с задержанными, тщательного и объективного расследования сообщений о пытках и привлечения виновных к ответственности. Мы призываем межправительственные организации обратить самое пристальное внимание на эту ситуацию и вступить в срочный диалог с российскими властями с целью решения этой проблемы.

С октября 2017 г. по январь 2018 г. в разных регионах страны органами Федеральной службы безопасности (ФСБ) России по подозрению в участии в террористическом сообществе были арестованы восемь активистов антифашистского движения. Большинство из них вскоре после задержания дали признательные показания, и всем им были предъявлены обвинения. Однако позже стало известно, что признательные показания были получены сотрудниками ФСБ России под пытками.

Задержание подозреваемых сопровождалось избиениями, пытками и длительной изоляцией от родственников и адвокатов, в некоторых случаях продолжавшейся несколько суток. Очевидно, что целью следственных органов ФСБ было получение признательных показаний в первые часы и дни после задержания. Применение пыток в Санкт-Петербурге зафиксировано личными показаниями задержанных и осмотрами членов Общественной наблюдательной комиссии (ОНК). Кроме того, были собраны медицинские свидетельства, подтверждающие наличие следов пыток. Информации о процедуре задержания и насильственных действиях в отношении обвиняемых из Пензы существенно меньше. Родственники и друзья обвиняемых не смогли привлечь внимания правозащитных организаций в момент задержания в силу практически полного отсутствия последних в регионе. В составе пензенской ОНК на данный момент отсутствуют представители независимых гражданских организаций, которые были бы готовы фиксировать и предавать огласке случаи применения пыток в следственном изоляторе. Сотрудники ФСБ постоянно требовали, угрожая вновь применить пытки, и продолжают требовать от обвиняемых и их родственников не контактировать с журналистами и правозащитниками, не передавать информацию в СМИ в качестве условия безопасности и отказа от дальнейших пыток задержанных. Тем не менее, в феврале 2018 года двое обвиняемых в Пензе все-таки обнародовали информацию о примененных в отношении них пытках. Это привело к тому, что пытки и угрозы со стороны следователей ФСБ возобновились, и активисты отказались от своих показаний под запись видеокамеры.

Практика применения пыток и жестокого обращения в отношении задержанных с целью получения признательных показаний, а также в отношении заключенных как инструмент подавления их воли и наказания за активные действия в свою защиту, к сожалению, сегодня является широко распространенной в России. Правозащитные организации каждый год получают сотни сообщений о случаях пыток и жестокого обращения из разных регионов страны, в которых, как правило, обвиняются либо сотрудники пенитенциарной системы, либо сотрудники органов внутренних дел.  В деле против антифашистов мы наблюдаем две очень тревожные новые тенденции. Во-первых, использование статей Уголовного кодекса РФ, направленных на борьбу с терроризмом, против гражданских активистов. И во-вторых, применение пыток на стадии следствия именно со стороны сотрудников ФСБ — обстоятельство, вызывающее дополнительные опасения в безнаказанности. Правозащитникам до настоящего момента неизвестно ни об одном случае привлечения к ответственности сотрудников спецслужб за применение пыток или жестокого обращения, либо же участия в насильственных исчезновениях.

В указанном деле, людей задерживают по весьма расплывчатым обвинениям в создании террористического сообщества, пытками выбивают из них показания о том, что они якобы готовили теракты в преддверии президентских выборов и Чемпионата мира по футболу, родственников угрозами заставляют молчать. Эти явления вызывают еще большую озабоченность на фоне происходящих репрессий в Турции, где правозащитники и журналисты подвергаются систематическим преследованиям и получают абсурдные обвинения именно под предлогом борьбы с терроризмом. Подобная практика существует и в ряде государств Центральной Азии.»

Учитывая вышесказанное, мы призываем российские власти:

  • немедленно прекратить пытки и жестокое обращение в отношении задержанных в Пензе и Санкт-Петербурге и в целом в российских СИЗО;
  • прекратить практику запугивания родственников и друзей обвиняемых;
  • обеспечить незамедлительное, тщательное, объективное и независимое расследование заявлений о пытках и другом недозволенном обращении в отношении задержанных и привлечь к ответственности всех виновных;
  • направить приглашения на посещение страны спецдокладчику ООН по вопросу о пытках и другим соответствующим тематическим процедурам ООН, Комитету по предотвращению пыток Совета Европы и представителям БДИПЧ ОБСЕ и обеспечить им беспрепятственный доступ к задержанным и заключенным в полном соответствии с мандатами этих органов.

Мы призываем российские средства массовой информации и российских граждан:

  • открыто заявлять об абсолютной нетерпимости к таким методам работы представителей спецслужб и представителей правоохранительных органов, как пытки и унижение человеческого достоинства,
  • держать в фокусе и не ослаблять внимания общества к расследованию уже известных случаев пыток со стороны представителей спецслужб и правоохранительных органов;
  • не поощрять своим безразличием и невниманием к этой теме тотальную безнаказанность и полное развязывание рук спецслужбам, которые пытают людей.

Мы призываем международное сообщество:

  • публично осудить действия представителей российских спецслужб, причастных к применению пыток;
  • потребовать от российских властей тщательного, объективного и независимого расследования случаев пыток с дальнейшим привлечением к ответственности всех виновных;
  • внимательно следить за ситуацией с целью недопущения развития данной тревожной практики использования борьбы с терроризмом для подавления независимых голосов в России и незамедлительно реагировать на новые случаи нарушения фундаментальных прав и свобод и преследования гражданских активистов.

Мы призываем Специального докладчика ООН по вопросу о пытках и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видах обращения и наказания и Специального докладчика ООН по вопросам поощрения и защиты прав человека в условиях борьбы с терроризмом:

  • рассмотреть в приоритетном порядке в рамках процедуры срочных обращений (urgent appeals) сообщения о пытках обвиняемых в терроризме активистов антифашистского движения и по результатам направить письмо в российский МИД с требованием к государству обеспечить физическую и психологическую безопасность обвиняемых;
  • запросить у России приглашение на посещение страны в рамках своего мандата.

Мы призываем Комитет по предотвращению пыток Совета Европы:

  • внимательно изучить сообщения о пытках в отношении активистов антифашистского движения, дать им оценку и рассмотреть вопрос о проведении незапланированного визита (extraordinary visit) в Россию с целью изучения данного дела, посещения обвиняемых в СИЗО и выпуска доклада.

Мы призываем страны-члены ООН:

  • обратить внимание на данное дело, задать соответствующие вопросы делегации Российской Федерации при рассмотрении ситуации в правами человека в России в рамках процедуры Универсального периодического отчёта в мае 2018 года.

Мы призываем страны-члены ОБСЕ:

  • внимательно отслеживать развитие ситуации по данного делу, требовать от России прекращения практики пыток и других нарушений прав человека в отношении обвиняемых, привлечения к ответственности всех виновных в нарушениях прав человека.

Мы призываем директора БДИПЧ ОБСЕ:

  • в рамках процедуры мониторинга судебных процессов рассмотреть вопрос о создании мониторинговой группы по наблюдению за этими судебными процессами и включения представителя программы БДИПЧ по пыткам в состав мониторинговой группы.

Мы призываем Председательство ОБСЕ и Генерального секретаря ОБСЕ:

  • оказать политическую поддержку и обеспечить фасилитацию диалога по вопросу создания мониторинговой группы по наблюдению за этими судебными процессами.

Московская Хельсинкская Группа (Россия)

Фонд «Общественный вердикт» (Россия)

Центр развития демократии и прав человека (Россия)

Freedom files (Польша/Россия)

Информационно-аналитический центр «Сова» (Россия)

Правозащитная группа «Гражданин. Армия. Право» (Россия)

Международное Молодежное Правозащитное Движение (Россия)

Женщины Дона (Россия)

Хельсинкская гражданская ассамблея-Ванадзор (Армения)

Региональный центр стратегических исследований (Азербайджан/Грузия)

Международное партнерство за права человека (Бельгия)

Белорусский дом прав человека им. Бориса Звоскова (Беларусь / Литва)

Ассоциация УМДПЛ (Украина)

Клуб Разнообразие (Австрия)

Австрийская хельсинкская ассоциация (Австрия)

SOLIDARUS e.V (Германия)

Общественная ассоциация “Достоинство” (Казахстан)

Truth Hounds (Украина)

Македонский хельсинкский комитет

Хельсинкский комитет Армении

DRA — Немецко-русский обмен (Германия)

CILD – Итальянская коалиция за гражданские свободы (Италия)

Казахстанское международное бюро по правам человека и верховенству права

OMCT – Всемирная организация против пыток (Швейцария)

Хельсинкский фонд за права человека (Польша)

Хельсинкская ассоциация Армении

Косово реабилитационный центр для жертв пыток

Правозащитное Движение «Бир Дуйно-Кыргызстан»

Центр участия и развития (Грузия)

Crude Accountability (США)

Институт мониторинга прав человека (Литва)

Центр исследований правовой политики (Казахстан)

Центр гражданских свобод (Украина)

Болгарский хельсинкский комитет

Правозащитный центр Азербайджана

Правозащитный центр “Весна” (Беларусь)

Нидерландский Хельсинкский комитет

Хельсинкский комитет за права человека в Сербии

Защита прав без границ (Армения)

ZARA – гражданское мужество и борьба с расизмом (Австрия)

Венгерский хельсинкский комитет

Promo LEX (Молдова)

Гражданский контроль (Россия)

Офис гражданских свобод (Таджикистан))

Центр международной защиты (Франция)

Фонд домов прав человека (Норвегия/Швейцария)

Центр правовой трансформации (Беларусь)

Грамадскае аб’яднанне «Беларуская асацыяцыя журналістаў» (Беларусь)

humanrights.ch  (Швейцария)

Норвежский хельсинкский комитет

Источник, 12/03/2018

Свобода религии и убеждений в Украине: срез актуальных вопросов в Украине

Декабрь 22, 2017

Различные аспекты современной ситуации со свободой религии и убеждений в Украине обсудили эксперты на «Правозащитном клубе», который прошел 14 декабря 2017 года в Киеве. В мероприятии приняли участие преподаватели и студенты учебных заведений, сотрудники и волонтеры гражданских и правозащитных организаций, религиоведы, сотрудники органов власти, а также журналисты.

Евгений Харьковщенко, заведующий Кафедрой религиоведения Киевского национального университета имени Тараса Шевченка, доктор философских наук, профессор, раскрыл вопросы автокефалии в истории Вселенского православия.

Данная тема представляет интерес в связи с современными процессами идентичности, происходящими в Украине (гражданская, языковая, религиозная, иная). При рассмотрении вопроса об автокефалии (в Украине этот вопрос сводится больше всего о принадлежности религиозных объектов и общин к Киевскому и Московском патриархате) профессор рассмотрел исторические события и обстоятельства, которые берутся во внимание для признания автокефалий, их территориальной принадлежности, исчисления сроков создания.

Андрей Ферт, аспирант Национального университета «Киево-Могилянская Академия» выступил по вопросу явления «церковного национализма» (на примерах современной Украины и России), его влиянии на свободу вероисповедания. Затронутые аспекты дополнили выступление профессора Харьковщенко, но с другой перспективы.

Один из аспектов выступления Андрея Ферта — пересечение светского государства, которое дает возможность существования разнообразия взглядов и убеждений (религиозных, атеистических, философских), а также теологических взглядов, присущих определенной религиозной общине.

Ирина Богачевскаязаведующий кафедрой философии и педагогики Национального транспортного университета (Украина), доктор философских наук, профессор, привела примеры социального участия религиозных организаций Украины в контексте актуальных вызовов современного времени. В их числе участие общин в общественной жизни и государственного строительства, оказание помощи обществу в эпоху политических и военных событий, помощь пострадавшим и раненным на востоке Украины.

Максим Васин, Исполнительный директор Института религиозной свободы дал обзор текущего состояния законодательства о религиозных организациях и практике его применения. Он раскрыл имеющиеся проблемы перерегистрации религиозных организаций, сохранения статуса неприбыльности, внедрение военного капеланства, новаций в других смежных сферах правового регулирования деятельности и особого статуса общин (религиозных организаций) в Украине.

В мероприятии приняли участие представители органов власти, отвечающие за вопросы свободы религии и убеждений, а также осуществление государственной политики в сфере религии.

Лариса Владыченко, заместитель директора Департамента по делам религий и национальностей Министерства культуры Украины, рассказала о вопросах, которые ставит перед государством развитие ситуации и определенные события. Отношения между общинами и их взаимодействие с органами власти находится под вниманием данного органа власти.

Аннексия Крыма и временная оккупация территорий на востоке Украины требуют реагирования на них каждого органа в пределах его компетенции. Для Департамента по делам религий и национальностей это, прежде всего, касается обеспечения гарантий свободы религии и убеждений, вытекающих из Конституции и законов Украины, а также международных обязательств. Организации Крыма требуют обеспечения регистрация общин в соответствии с законами Украины. Опыт других регионов и практика соседних государств требуют отслеживания ситуации, так как их развитие оказывают влияние на Украину.

Депутат Верховной Рады Виктор Еленский, работающий над вопросами свободы религии и убеждений, рассказал о проводимой работе в Верховной Раде Украины, стоящими вызовами из-за развития ситуации под влиянием политических, внутренних и внешних процессов. Со стороны депутата были даны уточнения по ряду вопросов, поднятых в ходе дискуссии. Господин Еленский также высказал готовность поддержать работу по гармонизации законодательства, создания рабочих групп по определенным вопросам, требующим правового урегулирования.

Дмитрий Кабак, эксперт, много лет работающий над вопросами свободы религии и убеждений (см. www.FreedomIndex.net/Lib), обратил внимание участников встречи на вопросы в контексте религии и убеждений, которые имеют важное региональное и международное значение. Дмитрий Кабак является одним из членов Экспертного совета Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ, которые вовлечены в осуществление текущей деятельности международной организации, созданной правительствами (например, при разработке руководств, проведении мероприятий, выработке комментариев на проекты законов или действующего законодательства по запросу государств – участниц ОБСЕ).

Эксперт затронул вопросы, которые находятся на стыке отличия практики Украины с другими государствами, организациями или регионами: практика государств – участниц СНГ, ШОС и ОДКБ, принимаемые в рамках региональных организаций решений, касающихся сферы религии и убеждений. Изучение данных вопросов позволяет рассматривать вопросы экстрадиции, предоставления убежища, решения отдельных дел с учетом отдельных стран или регионов. В своем выступлении он привел примеры из практики, которые свидетельствуют о возможности использования недостатков для решения внутриполитических вопросов, а также имеющихся противоречий (например, по запрету деятельности определенных организаций).

В ходе дискуссии смогли выступить гости, прошедшие регистрацию на участие в мероприятии. Выступления экспертов доступны в социальных сетях Facebook (на странице мероприятия, личных страницах экспертов, страницах организаций, работающих по теме религии и убеждений), а также в YouTube.

Правозащитный клуб — ежемесячное мероприятие, организуемое Центром гражданских свобод. Одна из встреч была посвящена актуальным вопросам свободы религии и убеждений в Украине. Обычно правозащитный клуб проводится на базе площадки – хаба, кофейни, конференц-зала, которая обеспечивает участие широкой аудитории. После выступления спикеров с тематическими докладами дается время для открытой дискуссии и вопросов.

Результаты поиска:

Если с Сенцовым что-то случится, то виноват будет не только Путин, но и Порошенко, — Томак

Май 21, 2018

«Когда мы говорим об ответственности РФ, должны понимать, что в данном случае ответственность за то, что будет происходить с Олегом Сенцовым, лежит в том числе на украинском государстве, на его активной либо неактивной позиции по его защите». В студии поговорили с правозащитницей Марией Томак.

Ирина Ромалийская: Сенцов уже седьмой день голодает. Объявил он об этом через своего адвоката Дмитрия Динзе, который обнародовал письмо Олега. Единственное требование Сенцова – освободить всех. Замечу, что он не просит освободить или обменять себя. Как ты расцениваешь этот шаг Олега?

Мария Томак: Очень драматический поворот, неожиданный. Олег очень принципиальный человек, это констатировали и представители кинематографической сферы в письме к Макрону. Оно было обнародовано несколько дней назад в преддверии встречи Путина и Макрона с просьбой к Макрону каким-то образом повлиять на Путина, чтобы освободить Олега. Об этом знают все, эта принципиальность – наверное, самый большой риск в этой всей ситуации. Второе обстоятельство – требование освободить всех политзаключенных. Россия не признает политзаключенными людей, которых мы считаем политзаключенными. Реалистичность выполнения этого требования под вопросом — речь идет об очень большом количестве людей. И, конечно, позиция Путина, что Сенцов – террорист. Он не раз высказывал ее, ссылаясь на российские правоохранительные органы, на судебную систему, приговор. Это все очень печально. Сейчас даже нет информации о том, в каком состоянии находится Сенцов. Уже седьмой день он голодает. Все это усложнено местом нахождения Олега — Заполярьем. Это очень далеко, холодно, более-менее оперативно туда может добраться только адвокат. Завтра мы услышим и увидим адвоката Дмитрия Динзе в Киеве. Очень важно, что он приезжает. Надеюсь, с ним встретятся не только украинские журналисты, но и представители власти, от которых мы сейчас ожидаем каких-то активных действий.

Ирина Ромалийская: Олег Сенцов содержится в российских тюрьмах уже четыре года. И впервые он заявил о голодовке. Александр Кольченко, который был задержан и осужден с Олегом, передал письмо, в котором говорит, что Олег всегда говорил, что не стоит идти на такие действия. И вот он объявил о голодовке.

Мария Томак: Мне рассказывал один человек, который общался с Олегом на этапе судебных разбирательств, что Олег якобы говорил: нет смысла, потому что они все равно будут применять принудительное кормление. Наверное, сейчас он посчитал, что других методов привлечения внимания к проблеме нет. Но тут мы все замечаем (и об этом многие говорят), что резонанс не такой, которого мы ожидали.

Ирина Ромалийская: Как по мне, о серьезности намерений свидетельствует тот факт, что, по словам адвоката Дмитрия Динзе, Олег готовился к голодовке, полтора месяца уменьшал потребление пищи. Что сейчас должно делать государство Украина?

Мария Томак: Мне кажется, это самый важный сейчас вопрос. Если отталкиваться от термина «политзаключенный», как правило, речь идет о противостоянии конкретного человека и государства – как правило, гражданином которого он является, на его стороне только какие-то международные организации, общественные силы. В случае с Олегом Сенцовым, как мне представляется, у него должна быть поддержка прежде всего в лице украинского государства —  он пострадал и страдает за прогосударственную позицию.

Насколько я понимаю, сейчас никаких проактивных действий нет – ни у кого особенной обеспокоенности голодовка Сенцова не вызывает. Я не говорю о заявлениях в Твиттере президента. Спасибо большое, но у меня вопрос: что дальше? Предпринимаются ли какие-то меры государством? Или соцсети – единственный инструмент государственной политики на сегодняшний день?

Мне кажется, когда мы говорим об ответственности РФ, мы должны понимать, что в данном случае ответственность за то, что будет происходить с Олегом Сенцовым, лежит в том числе на украинском государстве, на его активной либо неактивной позиции по его защите. Поскольку никаких ответственных лиц до сих пор нет, нет людей,  институций, которые бы отвечали за переговорный процесс по узникам Кремля, я считаю, что это будет ответственность лично президента Порошенко. Если с Сенцовым что-то случится, будет виноват не только Путин, но и Порошенко.

Ирина Ромалийская: Что это могут быть за активные действия?

Мария Томак: Например, 24 мая состоится встреча Макрона с Путиным. Уже есть заявления общественных структур, гражданского общества, мы тоже пытались передать какие-то сообщения в администрацию Макрона. Но это совсем не то, как если бы с администрацией Макрона связалась бы администрация президента Украины. Возможно, это происходит, мы об этом не знаем. Но насколько я понимаю, нет.

Я понимаю, что встреча может ничем и не завершиться. Даже если будет какое-то обращение, Путин может его проигнорировать. Но мне кажется, надо использовать все эти возможности. Лучше всего, когда такие обращения и просьбы выступить в качестве переговорщика исходят от государства.

Недавно приходилось слышать и от представителей Европарламента, что украинское государство недостаточно активно поднимает эту тему. Очень часто мне приходится видеть, что наши западные партнеры в лице евродепутатов, сотрудников министерств иностранных дел знают больше о ситуации с политзаключенными, чем люди, которые у нас должны этим заниматься.

Источник, 20/05/2018

В Украине более 20 организаций будут совместно противодействовать атакам на гражданское общество

Апрель 12, 2018

Правозащитники фиксируют увеличение давления со стороны власти на активистов в регионах Украины с начала 2018 года.

Киев. 11 апреля. УНИАН. В Киеве состоялась презентация меморандума о создании Коалиции в защиту гражданского общества в Украине, подписанного рядом общественных организаций, среди которых представительство Freedom House в Украине и Украинский Хельсинский союз по правам человека (УХСПЧ).

Как передает собственный корреспондент, в пресс-конференции в УНИАН приняли участие исполнительный директор УХСПЧ Александр Павличенко, координатор Благотворительного фонда «Восток SOS» Александра Дворецкая, заместитель председателя правления Центр гражданских свобод Александра Романцова.

В частности, по словам исполнительного директора Украинского Хельсинского союза по правам человека Александра Павличенко процесс создания коалиции начался год назад.

Как отмечают активисты, Верховная Рада Украины, несмотря на обещания депутатов разных фракций 3 апреля провалила включения в повестку дня депутатские и президентские законопроекты об отмене е-деклараций для активистов.

«С начала 2018 года общественные организации фиксируют увеличение давления на активистов в регионах. Нападения на мирные собрания и физическое насилие к отдельным общественным деятелям остаются без расследования и соответствующего внимания правоохранительных органов, а в некоторых случаях — приводят к убийству», — отметила координатор Благотворительного фонда «Восток SOS» Александра Дворецкая.

По словам заместителя председателя правления Центр гражданских свобод Александры Романцовой давление на представителей гражданского общества осуществляется через фиктивные уголовные дела и проверки финансовой деятельности организаций.

Поэтому представители неправительственных организаций решили создать Коалицию в защиту гражданского общества.

«Мы, представители неправительственных организаций, правозащитники, общественные активисты, журналисты, юристы и другие неравнодушные граждане, выражаем глубокую обеспокоенность по поводу угрожающих тенденций для гражданского общества в Украине и наступления на свободу объединений и ассоциаций», — говорится в меморандуме.

Отмечается, что гражданское общество играет ключевую роль на пути демократического развития страны, для утверждения верховенства права и соблюдения прав человека и основных свобод.

Активисты убеждены, что работа общественных активистов является важной в борьбе со злоупотреблениями власти, контроле за ее действиями и содействии проведению реформ в Украине.

В меморандуме подчеркивается, что «установление на законодательном уровне финансового контроля за антикоррупционными активистами в сочетании с уголовной ответственностью и попытки введения дальнейших неоправданных и несоразмеримых ограничений для деятельности всех общественных объединений, а также многочисленные случаи преследования неправительственных организаций и отдельных активистов, включительно со сфабрикованными уголовными делам и дискредитационными кампаниями против авторитетных организаций и активистов, угрозами и физическими нападениями на активистов при отсутствии эффективного расследования таких случаев создают препятствия для развития всего гражданского общества и являются угрозой для демократических стремлений Украины как европейского государства».

Представители гражданского общества призывают власти немедленно принять все необходимые меры, чтобы остановить разносторонние притеснения, противоречащие международным обязательствам Украины относительно свободы объединений и ассоциаций, а также по защите правозащитников, журналистов и антикоррупционных активистов.

«Осознавая необходимость совместных действий, солидарности в защите гражданского общества в Украине, мы объявляем о создании коалиции, которая объединит усилия неправительственных организаций, общественных активистов, журналистов, юристов и других заинтересованных лиц для консолидированного противодействия как отдельным угрозам, так и попыткам системного наступления власти на гражданское общество и свободу объединений в Украине», — говорится в меморандуме.

Коалиция в защиту гражданского общества является неполитическим объединением и действует на основе принципов уважения прав человека, ненасилия и недискриминации.

Коалиция ставит перед собой задачу продвигать ценности прав человека и идеи гражданского общества, распространять информацию о важности деятельности правозащитников, журналистов и общественных активистов, действующих в защиту общественных интересов, проводить мониторинг случаев преследования правозащитников, журналистов и активистов, анализировать формы давления на них и угрозы их деятельности, включительно с мониторингом и анализом законодательства, которое ухудшает состояние общественного сектора в Украине и разработать систему неотложных мер реагирования на случаи преследования и угроз в сторону правозащитников, журналистов и общественных активистов, включительно с юридической, информационной и другой помощью и поддержкой в случае преследований.

Также коалиция намерена стимулировать быстрое, эффективное и беспристрастное расследование уголовных дел по фактам нападений на правозащитников, журналистов и общественных активистов, а также привлечение виновных к ответственности и принятие всех необходимых мер для предотвращения новых нападений и продвигать изменения в национальное законодательство таким образом, чтобы оно не мешало и не затрудняло деятельность общественных организаций и отдельных активистов, в частности тех, которые прилагают усилия к борьбе с коррупцией.

Среди подписантов по состоянию на 11 апреля — Центр информации о правах человека, представительство Freedom House в Украине, Центр Гражданских Свобод, Украинский независимый центр политических исследований, Благотворительный фонд «Восток-SOS», Украинский Хельсинский союз по правам человека, Ассоциация украинских мониторов соблюдения прав человека в деятельности правоохранительных органов (Ассоциация УМДПЧ), Экспертный центр по правам человека, ОО «Кризисный медиа-центр «Северский Донец», ОО» Правозащитный ЛГБТ центр «Наш мир», Бюро социальных и политических разработок, БО Другая, ОО «Tru th Hounds» , Донецкий институт информации, Украинский институт по правам человека, Платформа прав человека, ОО «Гражданское общество онлайн», Луганский областной правозащитный центр «Альтернатива», Региональный общественный благотворительный фонд «Право и Демократия», Центр экономической стратегии, Кримскотатарский Ресурсный Центр , ЗОБФ «Гендер Зед», ОО «Терго», The Open Dialog Foundation, Молодежная организация «СТАН», ОО «Театр для диалога», ОО «Центр поддержки общественных и культурных инициатив «Тамариск», Общественная организация «МАРТ».

Видео тут.

Источник, 11/04/2018.

«Люди для России – ресурс». Зачем объединились родные украинских «заложников Кремля»

Апрель 11, 2018

В украинских тюрьмах находятся 23 гражданина России, осужденных или ждущих суда по преступлениям, связанным с вооруженным конфликтом в Донбассе или аннексией Крыма. Среди них есть и несколько российских военнослужащих, которых Москва таковыми не признает. В российских тюрьмах находится намного больше украинцев, на родине считающихся политзаключенными: 66 человек. 40 из них – в Крыму и 24 – на территории России. В начале апреля при украинском Министерстве по делам оккупированных территорий был создан «отдел по вопросам лиц, лишенных личной свободы». Его возглавил Игорь Гриб – отец 19-летнего Павла Гриба, выманенного под предлогом встречи со знакомой в Белоруссию, похищенного сотрудниками ФСБ и обвиненного в подготовке теракта в одной из школ города Сочи.

Во время последнего крупного обмена военнопленными между Украиной и самопровозглашенными республиками Донбасса в конце прошлого года президент Украины Петр Порошенко заявил, что граждане России в подобных обменах фигурировать не будут. Вместо этого их планируют обменять на украинцев, находящихся в тюрьмах в России и в аннексированном Крыму. По словам Порошенко, в первую очередь украинские власти будут добиваться возвращения обвиненного в шпионаже журналиста информагентства «Укринформ» Романа Сущенко, режиссера Олега Сенцова и осужденного с ним в рамках одного дела Александра Кольченко, а также осужденных за участие в боевых действиях во время первой чеченской войны Станислава Клыха и Николая Карпюка (четверо из них, кроме Романа Сущенко, есть в списке политзаключенных «Мемориала»).

4 апреля представитель Украины в гуманитарной подгруппе Трехсторонней контактной группы Ирина Геращенко рассказала, что 23 гражданина России, в основном осужденные за преступления против суверенитета и территориальной целостности Украины, могут быть предложены для обмена. «Теперь мы ожидаем реакции и ответа российской стороны на эти инициативы», – заявила Геращенко.

Значительная диспропорция в количестве узников, чье заключение связано с протестами во время Евромайдана, событиями в Крыму и Донбассе, заметна невооруженным взглядом: у России их больше, у Украины – меньше. Представители Объединения родственников политзаключенных Кремля, сначала возникшего как неформальное объединение, а в конце минувшего года получившего официальную регистрацию, не раз призывали власти создать механизм для переговоров между двумя странами. Один из участников объединения, Игорь Котелянец, чей брат, ветеран боевых действий на востоке Украины Евгений Панов ожидает в Крыму суда по обвинению в подготовке диверсий и незаконном хранении и перевозке боеприпасов, считает, что Украине придется задействовать для обмена другие страны:

– Наша главная проблема заключается в том, что нет специального полномочного, который был бы ответственен за работу по освобождению наших родных. У нас есть переговоры с Россией и с террористами с востока в рамках минского формата. Но там они ведутся по заложникам, которых содержат террористы на востоке страны, в захваченных районах Донецкой и Луганской областях. А наши родные – это заложники из другой категории. Это заложники, которых удерживает непосредственно Российская Федерация либо на территории Крыма, либо на российской территории. Часть из них была задержана на территории Крыма, часть – на территории РФ, кого-то туда вывезли, то есть истории у всех разные. Но никаких переговоров на официальном уровне, к сожалению, пока еще нет. Этот вопрос очень политизирован.

Наша цель – уменьшить политическую составляющую и перевести этот вопрос в плоскость гуманитарную, потому что мы говорим об освобождении людей. А когда мы говорим об освобождении людей, мы в том числе вспоминаем, что есть граждане России, которые были задержаны на территории Украины, кадровые военные или просто наемники, которые приехали воевать к нам на восток, и в освобождении своих граждан Россия могла бы быть заинтересована. Такой формат обмена сейчас очень актуален. Просто у нас на межгосударственном уровне нет достаточной поддержки, чтобы этот вопрос кто-то как-то формализовал, инициировал официальные переговоры, создал какую-то площадку для переговоров. Пока этого нет – это наша главная проблема. Поэтому мы о ней везде говорим, чтобы найти переговорщика. В то же время мы понимаем, что если за год нашей деятельности нам не удалось внутри страны найти такого человека, нам совершенно точно нужна поддержка европейских политиков или государственных лидеров, которые могли бы быть заинтересованы в том, чтобы взять на себя работу по освобождению людей. Прецедент уже есть: политзаключенных Ильми Умерова и Ахтема Чийгоза освободили в конце октября прошлого года благодаря президенту Турции, который договорился с Путиным об обмене. Эрдоган отдал двух российских шпионов, взамен Путин отдал двух крымских политзаключенных. Такой формат сработал. Возможно, лидеры других европейских государств тоже могли бы быть заинтересованы в таких переговорах и в том, чтобы их страна взяла на себя гуманитарную миссию по освобождению украинских заложников.

– Тем не менее, существует официальная позиция России, по крайней мере она была озвучена со слов матери российского военнослужащего Виктора Агеева, который был задержан украинскими силовиками под Луганском. Она написала обращение в МИД России с просьбой содействовать обмену сына и получила ответ, что Россия «не является стороной конфликта и не может никого обменять». Как можно преодолеть такую позицию?

– Эта проблема существует везде. России кто-то должен предложить некий формат переговоров, в котором она должна быть заинтересована. Главная наша проблема в контексте переговоров заключается в том, что Украина заинтересована в своих людях, Украина хочет вернуть своих граждан. И украинское общество очень чувствительно к этой проблеме. В информационном пространстве одна из топовых тем – украинские заложники. В России, напротив, эта тема замалчивается, она непопулярна, она никому не нужна. Российские власти, в принципе, заинтересованы в том, чтобы ее замалчивать. Моя оценка и оценка нашего объединения такова: в России воспринимают людей как материал, как ресурс, схватили одних – пошлют других. Там никто за людей не борется, никто в них не заинтересован. Заинтересованность может быть, если России предложить на обмен ее людей. Такие люди могут содержаться не только в Украине. Как показывает турецкий опыт, они могут содержаться в любых странах мира. Например, в США. Мы точно знаем, что там такие люди есть. Если бы мы смогли найти человека, возможно, лидера какого-то европейского государства, из уст которого прозвучат конкретные предложения Путину, тогда эта проблема может получить шанс на решение.

– Помимо решения главной проблемы, освобождения родных, члены Объединения родственников политзаключенных Кремля сталкиваются и с практическими сложностями: необходимостью ездить в другую страну, чтобы участвовать в судебных заседаниях, оплачивать адвоката. Пытается ли ваше объединение решать и эти проблемы, помогать родственникам?

– Главнейшая проблема – это оплата адвоката, поездки, передачи. Заключенные находятся в ужасных условиях. То, что им предлагается в качестве еды, едой не является. Если не делать передачи узнику, по сути, это медленная смерть. Он там не получает ничего съедобного. Эти вопросы мы тоже пытаемся решать. Нам очень сильно помогают правозащитные организации. У нас по многим узникам есть адвокаты, которых помогают оплачивать международные фонды, направляющие средства на программы по поддержке демократии, поддержке прав человека. Но эти деньги не вечные.

Если взять историю моего брата, Евгения Панова, у нас была такая поддержка, но она закончилась в конце 2017 года. Сейчас у нас средств нет, мы сейчас их ищем. Вместе с тем в прошлом году мы говорили об этой проблеме с властями, говорили, что государство должно помогать в обеспечении потребностей политзаключенных. На данный момент родственники тех узников, которые содержатся на территории России, имеют возможность обратиться в Министерство иностранных дел для получения финансовой поддержки – чтобы сделать передачу или оплатить адвоката. Те политические заключенные, которые содержатся на территории Крыма, находятся в зоне ответственности Министерства по делам оккупированных территорий. Там сейчас разрабатывается порядок использования средств.

Оплата адвоката – это очень дорого, от 1 до 5 тысяч долларов в месяц. Нам нужны адвокаты, которые могут работать в российском правовом поле и которые готовы очень многим рисковать, соглашаясь на работу по защите украинских политических узников. Они вынуждены сталкиваться с определенными сложностями. Например, адвокаты, занимающиеся делом моего брата, сейчас работают в долг, пока я ищу необходимые средства.

– Ваш брат, Евгений Панов, сейчас находится в заключении в Крыму. В каких условиях содержится Евгений? Были сообщения, что он подвергался пыткам.

– Я, к сожалению, не могу с ним видеться. Адвокаты запрещают ездить родственникам мужского пола на территорию Крыма и в Россию, потому что они знают, что группа риска – это те, кого могут взять и сказать: «Вот, приехал еще один террорист, шпион…» Женщин, особенно матерей, они не трогают. В основном, ездят матери и жены. Раз в два-три месяца к брату ездит наша мама, но это разрешили только осенью прошлого года. У нее уже было три свидания: понятное дело, через стекло, очень непродолжительных. Брат в ужасном состоянии, ему не оказывается медицинская помощь. После пыток он хромает, у него очень болят колени и спина, зубы вываливаются. В этом плане ситуация ужасная. Но он стойкий, держится. Пытки были. Самые ужасные пытки были в самом начале, когда только разыгрывалась эта история. Все дело в том, что накануне переговоров в «нормандском формате» России нужны были какие-то причины не участвовать в этих переговорах. Поэтому там придумали, что Украина «послала в Крым своих террористов». История была разыграна на внешнюю аудиторию, на европейскую. Вышел тогда Путин и дал комментарий, что Украина вообще не может быть субъектом переговоров, мол, что с ней разговаривать, если там только террористические методы. Вот такая история была отыграна. Они четыре дня его мучили: содержали в подвале, пытали электрическим током. У него даже кожа полопалась. Все это видно на видео.

После этого его от нас долгое время прятали. Его держали в информационном вакууме, убеждали в том, что он никому не нужен, что о нем никто не знает, что единственный выход остаться в живых – это подписать сделку со следствием и согласиться с позицией России, что он диверсант-террорист и на заказ Украины что-то хотел там подорвать, какие-то заводы, пароходы. Было много психологических пыток. Они, как правило, помещают в какие-то камеры с крысами, с клопами, с невыносимыми условиями. Когда-то подсаживали к нему больного туберкулезом, чтобы он быстрее пошел на все это. Если посмотреть российское законодательство, под арестом человек может содержаться только один год, а они его содержат уже полтора года в нарушение собственных законов. Его предупреждали: «Если пойдешь на сделку со следствием, то дадим 5 лет и где-то недалеко от Украины будешь отбывать так называемое наказание. А если – нет, то 20 лет тебе светит. На север отправим, как Сенцова, и ничего тебя уже не спасет». Но мы верим, что добьемся своего, обменяем и освободим его. Поэтому ни на какой шантаж он не поддается и на их условия не соглашается. Он ждет, надеется, а мы все делаем для того, чтобы освобождение состоялось. На заседаниях суда нам присутствовать не разрешают, только свидания. Мама во время свиданий передает ему хоть какую-то информацию, чтобы он понимал, что о нем знают, за него борются и мы никогда в жизни его не бросим. Человека, который находится в информационном вакууме, очень легко обработать, у него могут опуститься руки, он может начать верить тому, что говорит ФСБ. Но он молодец. Он держится. Он очень сильный человек, поэтому я уверен, что мы это все до конца пройдем, освободим и все будет хорошо.

Источник, 10.04.2018.

Александра Романцова – о преследованиях активистов на территории аннексированного Крыма

Март 31, 2018

Александра Романцова, заместительница главы правления Центра гражданских свобод – о преследованиях российскими властями крымскотатарских и украинских активистов на территории аннексированного Крыма.

Платформа «Гражданская солидарность»: Требуем остановить волну насилия в отношении гражданских активистов в России

Март 13, 2018

Международная Платформа «Гражданская солидарность» выступила с заявлением, в котором выразила обеспокоенность сообщениями о волне пыток, жестокого обращения и насильственных исчезновений в отношении активистов антифашистского движения в России, совершаемых в последние месяцы сотрудниками ФСБ. НКО-члены «Гражданской солидарности» требуют немедленного прекращения этого незаконного обращения с задержанными, тщательного и объективного расследования сообщений о пытках и привлечения виновных к ответственности. Они призывают межправительственные организации обратить самое пристальное внимание на эту ситуацию и вступить в срочный диалог с российскими властями с целью решения этой проблемы.

Платформа «Гражданская Солидарность» – широкая международная сеть гражданских организаций и групп из стран региона ОБСЕ, а также международных НПО, заинтересованных в совместной деятельности по продвижению и защите прав человека в регионе ОБСЕ, готовых координировать свои усилия в этом направлении, продвигать общие позиции и оказывать друг другу взаимную поддержку и помощь. Действует более 6 лет в рамках ОБСЕ и включает в себя более 80 организаций-членов из 30 стран Европы, Азии и Америки (www.civicsolidarity.org).

Текст заявления:

Россия: требуем остановить волну насилия в отношении гражданских активистов

Мы, члены Платформы «Гражданская солидарность», выражаем глубокую обеспокоенность сообщениям[1] о волне пыток, жестокого обращения и насильственных исчезновений в отношении активистов антифашистского движения в России, совершаемых в последние месяцы сотрудниками Федеральной службы безопасности России. Мы требуем немедленного прекращения этого незаконного обращения с задержанными, тщательного и объективного расследования сообщений о пытках и привлечения виновных к ответственности. Мы призываем межправительственные организации обратить самое пристальное внимание на эту ситуацию и вступить в срочный диалог с российскими властями с целью решения этой проблемы.

С октября 2017 г. по январь 2018 г. в разных регионах страны органами Федеральной службы безопасности (ФСБ) России по подозрению в участии в террористическом сообществе были арестованы восемь активистов антифашистского движения. Большинство из них вскоре после задержания дали признательные показания, и всем им были предъявлены обвинения. Однако позже стало известно, что признательные показания были получены сотрудниками ФСБ России под пытками.

Задержание подозреваемых сопровождалось избиениями, пытками и длительной изоляцией от родственников и адвокатов, в некоторых случаях продолжавшейся несколько суток. Очевидно, что целью следственных органов ФСБ было получение признательных показаний в первые часы и дни после задержания. Применение пыток в Санкт-Петербурге зафиксировано личными показаниями задержанных и осмотрами членов Общественной наблюдательной комиссии (ОНК). Кроме того, были собраны медицинские свидетельства, подтверждающие наличие следов пыток. Информации о процедуре задержания и насильственных действиях в отношении обвиняемых из Пензы существенно меньше. Родственники и друзья обвиняемых не смогли привлечь внимания правозащитных организаций в момент задержания в силу практически полного отсутствия последних в регионе. В составе пензенской ОНК на данный момент отсутствуют представители независимых гражданских организаций, которые были бы готовы фиксировать и предавать огласке случаи применения пыток в следственном изоляторе. Сотрудники ФСБ постоянно требовали, угрожая вновь применить пытки, и продолжают требовать от обвиняемых и их родственников не контактировать с журналистами и правозащитниками, не передавать информацию в СМИ в качестве условия безопасности и отказа от дальнейших пыток задержанных. Тем не менее, в феврале 2018 года двое обвиняемых в Пензе все-таки обнародовали информацию о примененных в отношении них пытках. Это привело к тому, что пытки и угрозы со стороны следователей ФСБ возобновились, и активисты отказались от своих показаний под запись видеокамеры.

Практика применения пыток и жестокого обращения в отношении задержанных с целью получения признательных показаний, а также в отношении заключенных как инструмент подавления их воли и наказания за активные действия в свою защиту, к сожалению, сегодня является широко распространенной в России. Правозащитные организации каждый год получают сотни сообщений о случаях пыток и жестокого обращения из разных регионов страны, в которых, как правило, обвиняются либо сотрудники пенитенциарной системы, либо сотрудники органов внутренних дел.  В деле против антифашистов мы наблюдаем две очень тревожные новые тенденции. Во-первых, использование статей Уголовного кодекса РФ, направленных на борьбу с терроризмом, против гражданских активистов. И во-вторых, применение пыток на стадии следствия именно со стороны сотрудников ФСБ — обстоятельство, вызывающее дополнительные опасения в безнаказанности. Правозащитникам до настоящего момента неизвестно ни об одном случае привлечения к ответственности сотрудников спецслужб за применение пыток или жестокого обращения, либо же участия в насильственных исчезновениях.

В указанном деле, людей задерживают по весьма расплывчатым обвинениям в создании террористического сообщества, пытками выбивают из них показания о том, что они якобы готовили теракты в преддверии президентских выборов и Чемпионата мира по футболу, родственников угрозами заставляют молчать. Эти явления вызывают еще большую озабоченность на фоне происходящих репрессий в Турции, где правозащитники и журналисты подвергаются систематическим преследованиям и получают абсурдные обвинения именно под предлогом борьбы с терроризмом. Подобная практика существует и в ряде государств Центральной Азии.»

Учитывая вышесказанное, мы призываем российские власти:

  • немедленно прекратить пытки и жестокое обращение в отношении задержанных в Пензе и Санкт-Петербурге и в целом в российских СИЗО;
  • прекратить практику запугивания родственников и друзей обвиняемых;
  • обеспечить незамедлительное, тщательное, объективное и независимое расследование заявлений о пытках и другом недозволенном обращении в отношении задержанных и привлечь к ответственности всех виновных;
  • направить приглашения на посещение страны спецдокладчику ООН по вопросу о пытках и другим соответствующим тематическим процедурам ООН, Комитету по предотвращению пыток Совета Европы и представителям БДИПЧ ОБСЕ и обеспечить им беспрепятственный доступ к задержанным и заключенным в полном соответствии с мандатами этих органов.

Мы призываем российские средства массовой информации и российских граждан:

  • открыто заявлять об абсолютной нетерпимости к таким методам работы представителей спецслужб и представителей правоохранительных органов, как пытки и унижение человеческого достоинства,
  • держать в фокусе и не ослаблять внимания общества к расследованию уже известных случаев пыток со стороны представителей спецслужб и правоохранительных органов;
  • не поощрять своим безразличием и невниманием к этой теме тотальную безнаказанность и полное развязывание рук спецслужбам, которые пытают людей.

Мы призываем международное сообщество:

  • публично осудить действия представителей российских спецслужб, причастных к применению пыток;
  • потребовать от российских властей тщательного, объективного и независимого расследования случаев пыток с дальнейшим привлечением к ответственности всех виновных;
  • внимательно следить за ситуацией с целью недопущения развития данной тревожной практики использования борьбы с терроризмом для подавления независимых голосов в России и незамедлительно реагировать на новые случаи нарушения фундаментальных прав и свобод и преследования гражданских активистов.

Мы призываем Специального докладчика ООН по вопросу о пытках и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видах обращения и наказания и Специального докладчика ООН по вопросам поощрения и защиты прав человека в условиях борьбы с терроризмом:

  • рассмотреть в приоритетном порядке в рамках процедуры срочных обращений (urgent appeals) сообщения о пытках обвиняемых в терроризме активистов антифашистского движения и по результатам направить письмо в российский МИД с требованием к государству обеспечить физическую и психологическую безопасность обвиняемых;
  • запросить у России приглашение на посещение страны в рамках своего мандата.

Мы призываем Комитет по предотвращению пыток Совета Европы:

  • внимательно изучить сообщения о пытках в отношении активистов антифашистского движения, дать им оценку и рассмотреть вопрос о проведении незапланированного визита (extraordinary visit) в Россию с целью изучения данного дела, посещения обвиняемых в СИЗО и выпуска доклада.

Мы призываем страны-члены ООН:

  • обратить внимание на данное дело, задать соответствующие вопросы делегации Российской Федерации при рассмотрении ситуации в правами человека в России в рамках процедуры Универсального периодического отчёта в мае 2018 года.

Мы призываем страны-члены ОБСЕ:

  • внимательно отслеживать развитие ситуации по данного делу, требовать от России прекращения практики пыток и других нарушений прав человека в отношении обвиняемых, привлечения к ответственности всех виновных в нарушениях прав человека.

Мы призываем директора БДИПЧ ОБСЕ:

  • в рамках процедуры мониторинга судебных процессов рассмотреть вопрос о создании мониторинговой группы по наблюдению за этими судебными процессами и включения представителя программы БДИПЧ по пыткам в состав мониторинговой группы.

Мы призываем Председательство ОБСЕ и Генерального секретаря ОБСЕ:

  • оказать политическую поддержку и обеспечить фасилитацию диалога по вопросу создания мониторинговой группы по наблюдению за этими судебными процессами.

Московская Хельсинкская Группа (Россия)

Фонд «Общественный вердикт» (Россия)

Центр развития демократии и прав человека (Россия)

Freedom files (Польша/Россия)

Информационно-аналитический центр «Сова» (Россия)

Правозащитная группа «Гражданин. Армия. Право» (Россия)

Международное Молодежное Правозащитное Движение (Россия)

Женщины Дона (Россия)

Хельсинкская гражданская ассамблея-Ванадзор (Армения)

Региональный центр стратегических исследований (Азербайджан/Грузия)

Международное партнерство за права человека (Бельгия)

Белорусский дом прав человека им. Бориса Звоскова (Беларусь / Литва)

Ассоциация УМДПЛ (Украина)

Клуб Разнообразие (Австрия)

Австрийская хельсинкская ассоциация (Австрия)

SOLIDARUS e.V (Германия)

Общественная ассоциация “Достоинство” (Казахстан)

Truth Hounds (Украина)

Македонский хельсинкский комитет

Хельсинкский комитет Армении

DRA — Немецко-русский обмен (Германия)

CILD – Итальянская коалиция за гражданские свободы (Италия)

Казахстанское международное бюро по правам человека и верховенству права

OMCT – Всемирная организация против пыток (Швейцария)

Хельсинкский фонд за права человека (Польша)

Хельсинкская ассоциация Армении

Косово реабилитационный центр для жертв пыток

Правозащитное Движение «Бир Дуйно-Кыргызстан»

Центр участия и развития (Грузия)

Crude Accountability (США)

Институт мониторинга прав человека (Литва)

Центр исследований правовой политики (Казахстан)

Центр гражданских свобод (Украина)

Болгарский хельсинкский комитет

Правозащитный центр Азербайджана

Правозащитный центр “Весна” (Беларусь)

Нидерландский Хельсинкский комитет

Хельсинкский комитет за права человека в Сербии

Защита прав без границ (Армения)

ZARA – гражданское мужество и борьба с расизмом (Австрия)

Венгерский хельсинкский комитет

Promo LEX (Молдова)

Гражданский контроль (Россия)

Офис гражданских свобод (Таджикистан))

Центр международной защиты (Франция)

Фонд домов прав человека (Норвегия/Швейцария)

Центр правовой трансформации (Беларусь)

Грамадскае аб’яднанне «Беларуская асацыяцыя журналістаў» (Беларусь)

humanrights.ch  (Швейцария)

Норвежский хельсинкский комитет

Источник, 12/03/2018

Свобода религии и убеждений в Украине: срез актуальных вопросов в Украине

Декабрь 22, 2017

Различные аспекты современной ситуации со свободой религии и убеждений в Украине обсудили эксперты на «Правозащитном клубе», который прошел 14 декабря 2017 года в Киеве. В мероприятии приняли участие преподаватели и студенты учебных заведений, сотрудники и волонтеры гражданских и правозащитных организаций, религиоведы, сотрудники органов власти, а также журналисты.

Евгений Харьковщенко, заведующий Кафедрой религиоведения Киевского национального университета имени Тараса Шевченка, доктор философских наук, профессор, раскрыл вопросы автокефалии в истории Вселенского православия.

Данная тема представляет интерес в связи с современными процессами идентичности, происходящими в Украине (гражданская, языковая, религиозная, иная). При рассмотрении вопроса об автокефалии (в Украине этот вопрос сводится больше всего о принадлежности религиозных объектов и общин к Киевскому и Московском патриархате) профессор рассмотрел исторические события и обстоятельства, которые берутся во внимание для признания автокефалий, их территориальной принадлежности, исчисления сроков создания.

Андрей Ферт, аспирант Национального университета «Киево-Могилянская Академия» выступил по вопросу явления «церковного национализма» (на примерах современной Украины и России), его влиянии на свободу вероисповедания. Затронутые аспекты дополнили выступление профессора Харьковщенко, но с другой перспективы.

Один из аспектов выступления Андрея Ферта — пересечение светского государства, которое дает возможность существования разнообразия взглядов и убеждений (религиозных, атеистических, философских), а также теологических взглядов, присущих определенной религиозной общине.

Ирина Богачевскаязаведующий кафедрой философии и педагогики Национального транспортного университета (Украина), доктор философских наук, профессор, привела примеры социального участия религиозных организаций Украины в контексте актуальных вызовов современного времени. В их числе участие общин в общественной жизни и государственного строительства, оказание помощи обществу в эпоху политических и военных событий, помощь пострадавшим и раненным на востоке Украины.

Максим Васин, Исполнительный директор Института религиозной свободы дал обзор текущего состояния законодательства о религиозных организациях и практике его применения. Он раскрыл имеющиеся проблемы перерегистрации религиозных организаций, сохранения статуса неприбыльности, внедрение военного капеланства, новаций в других смежных сферах правового регулирования деятельности и особого статуса общин (религиозных организаций) в Украине.

В мероприятии приняли участие представители органов власти, отвечающие за вопросы свободы религии и убеждений, а также осуществление государственной политики в сфере религии.

Лариса Владыченко, заместитель директора Департамента по делам религий и национальностей Министерства культуры Украины, рассказала о вопросах, которые ставит перед государством развитие ситуации и определенные события. Отношения между общинами и их взаимодействие с органами власти находится под вниманием данного органа власти.

Аннексия Крыма и временная оккупация территорий на востоке Украины требуют реагирования на них каждого органа в пределах его компетенции. Для Департамента по делам религий и национальностей это, прежде всего, касается обеспечения гарантий свободы религии и убеждений, вытекающих из Конституции и законов Украины, а также международных обязательств. Организации Крыма требуют обеспечения регистрация общин в соответствии с законами Украины. Опыт других регионов и практика соседних государств требуют отслеживания ситуации, так как их развитие оказывают влияние на Украину.

Депутат Верховной Рады Виктор Еленский, работающий над вопросами свободы религии и убеждений, рассказал о проводимой работе в Верховной Раде Украины, стоящими вызовами из-за развития ситуации под влиянием политических, внутренних и внешних процессов. Со стороны депутата были даны уточнения по ряду вопросов, поднятых в ходе дискуссии. Господин Еленский также высказал готовность поддержать работу по гармонизации законодательства, создания рабочих групп по определенным вопросам, требующим правового урегулирования.

Дмитрий Кабак, эксперт, много лет работающий над вопросами свободы религии и убеждений (см. www.FreedomIndex.net/Lib), обратил внимание участников встречи на вопросы в контексте религии и убеждений, которые имеют важное региональное и международное значение. Дмитрий Кабак является одним из членов Экспертного совета Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ, которые вовлечены в осуществление текущей деятельности международной организации, созданной правительствами (например, при разработке руководств, проведении мероприятий, выработке комментариев на проекты законов или действующего законодательства по запросу государств – участниц ОБСЕ).

Эксперт затронул вопросы, которые находятся на стыке отличия практики Украины с другими государствами, организациями или регионами: практика государств – участниц СНГ, ШОС и ОДКБ, принимаемые в рамках региональных организаций решений, касающихся сферы религии и убеждений. Изучение данных вопросов позволяет рассматривать вопросы экстрадиции, предоставления убежища, решения отдельных дел с учетом отдельных стран или регионов. В своем выступлении он привел примеры из практики, которые свидетельствуют о возможности использования недостатков для решения внутриполитических вопросов, а также имеющихся противоречий (например, по запрету деятельности определенных организаций).

В ходе дискуссии смогли выступить гости, прошедшие регистрацию на участие в мероприятии. Выступления экспертов доступны в социальных сетях Facebook (на странице мероприятия, личных страницах экспертов, страницах организаций, работающих по теме религии и убеждений), а также в YouTube.

Правозащитный клуб — ежемесячное мероприятие, организуемое Центром гражданских свобод. Одна из встреч была посвящена актуальным вопросам свободы религии и убеждений в Украине. Обычно правозащитный клуб проводится на базе площадки – хаба, кофейни, конференц-зала, которая обеспечивает участие широкой аудитории. После выступления спикеров с тематическими докладами дается время для открытой дискуссии и вопросов.

Результаты поиска:

Если с Сенцовым что-то случится, то виноват будет не только Путин, но и Порошенко, — Томак

Май 21, 2018

«Когда мы говорим об ответственности РФ, должны понимать, что в данном случае ответственность за то, что будет происходить с Олегом Сенцовым, лежит в том числе на украинском государстве, на его активной либо неактивной позиции по его защите». В студии поговорили с правозащитницей Марией Томак.

Ирина Ромалийская: Сенцов уже седьмой день голодает. Объявил он об этом через своего адвоката Дмитрия Динзе, который обнародовал письмо Олега. Единственное требование Сенцова – освободить всех. Замечу, что он не просит освободить или обменять себя. Как ты расцениваешь этот шаг Олега?

Мария Томак: Очень драматический поворот, неожиданный. Олег очень принципиальный человек, это констатировали и представители кинематографической сферы в письме к Макрону. Оно было обнародовано несколько дней назад в преддверии встречи Путина и Макрона с просьбой к Макрону каким-то образом повлиять на Путина, чтобы освободить Олега. Об этом знают все, эта принципиальность – наверное, самый большой риск в этой всей ситуации. Второе обстоятельство – требование освободить всех политзаключенных. Россия не признает политзаключенными людей, которых мы считаем политзаключенными. Реалистичность выполнения этого требования под вопросом — речь идет об очень большом количестве людей. И, конечно, позиция Путина, что Сенцов – террорист. Он не раз высказывал ее, ссылаясь на российские правоохранительные органы, на судебную систему, приговор. Это все очень печально. Сейчас даже нет информации о том, в каком состоянии находится Сенцов. Уже седьмой день он голодает. Все это усложнено местом нахождения Олега — Заполярьем. Это очень далеко, холодно, более-менее оперативно туда может добраться только адвокат. Завтра мы услышим и увидим адвоката Дмитрия Динзе в Киеве. Очень важно, что он приезжает. Надеюсь, с ним встретятся не только украинские журналисты, но и представители власти, от которых мы сейчас ожидаем каких-то активных действий.

Ирина Ромалийская: Олег Сенцов содержится в российских тюрьмах уже четыре года. И впервые он заявил о голодовке. Александр Кольченко, который был задержан и осужден с Олегом, передал письмо, в котором говорит, что Олег всегда говорил, что не стоит идти на такие действия. И вот он объявил о голодовке.

Мария Томак: Мне рассказывал один человек, который общался с Олегом на этапе судебных разбирательств, что Олег якобы говорил: нет смысла, потому что они все равно будут применять принудительное кормление. Наверное, сейчас он посчитал, что других методов привлечения внимания к проблеме нет. Но тут мы все замечаем (и об этом многие говорят), что резонанс не такой, которого мы ожидали.

Ирина Ромалийская: Как по мне, о серьезности намерений свидетельствует тот факт, что, по словам адвоката Дмитрия Динзе, Олег готовился к голодовке, полтора месяца уменьшал потребление пищи. Что сейчас должно делать государство Украина?

Мария Томак: Мне кажется, это самый важный сейчас вопрос. Если отталкиваться от термина «политзаключенный», как правило, речь идет о противостоянии конкретного человека и государства – как правило, гражданином которого он является, на его стороне только какие-то международные организации, общественные силы. В случае с Олегом Сенцовым, как мне представляется, у него должна быть поддержка прежде всего в лице украинского государства —  он пострадал и страдает за прогосударственную позицию.

Насколько я понимаю, сейчас никаких проактивных действий нет – ни у кого особенной обеспокоенности голодовка Сенцова не вызывает. Я не говорю о заявлениях в Твиттере президента. Спасибо большое, но у меня вопрос: что дальше? Предпринимаются ли какие-то меры государством? Или соцсети – единственный инструмент государственной политики на сегодняшний день?

Мне кажется, когда мы говорим об ответственности РФ, мы должны понимать, что в данном случае ответственность за то, что будет происходить с Олегом Сенцовым, лежит в том числе на украинском государстве, на его активной либо неактивной позиции по его защите. Поскольку никаких ответственных лиц до сих пор нет, нет людей,  институций, которые бы отвечали за переговорный процесс по узникам Кремля, я считаю, что это будет ответственность лично президента Порошенко. Если с Сенцовым что-то случится, будет виноват не только Путин, но и Порошенко.

Ирина Ромалийская: Что это могут быть за активные действия?

Мария Томак: Например, 24 мая состоится встреча Макрона с Путиным. Уже есть заявления общественных структур, гражданского общества, мы тоже пытались передать какие-то сообщения в администрацию Макрона. Но это совсем не то, как если бы с администрацией Макрона связалась бы администрация президента Украины. Возможно, это происходит, мы об этом не знаем. Но насколько я понимаю, нет.

Я понимаю, что встреча может ничем и не завершиться. Даже если будет какое-то обращение, Путин может его проигнорировать. Но мне кажется, надо использовать все эти возможности. Лучше всего, когда такие обращения и просьбы выступить в качестве переговорщика исходят от государства.

Недавно приходилось слышать и от представителей Европарламента, что украинское государство недостаточно активно поднимает эту тему. Очень часто мне приходится видеть, что наши западные партнеры в лице евродепутатов, сотрудников министерств иностранных дел знают больше о ситуации с политзаключенными, чем люди, которые у нас должны этим заниматься.

Источник, 20/05/2018

В Украине более 20 организаций будут совместно противодействовать атакам на гражданское общество

Апрель 12, 2018

Правозащитники фиксируют увеличение давления со стороны власти на активистов в регионах Украины с начала 2018 года.

Киев. 11 апреля. УНИАН. В Киеве состоялась презентация меморандума о создании Коалиции в защиту гражданского общества в Украине, подписанного рядом общественных организаций, среди которых представительство Freedom House в Украине и Украинский Хельсинский союз по правам человека (УХСПЧ).

Как передает собственный корреспондент, в пресс-конференции в УНИАН приняли участие исполнительный директор УХСПЧ Александр Павличенко, координатор Благотворительного фонда «Восток SOS» Александра Дворецкая, заместитель председателя правления Центр гражданских свобод Александра Романцова.

В частности, по словам исполнительного директора Украинского Хельсинского союза по правам человека Александра Павличенко процесс создания коалиции начался год назад.

Как отмечают активисты, Верховная Рада Украины, несмотря на обещания депутатов разных фракций 3 апреля провалила включения в повестку дня депутатские и президентские законопроекты об отмене е-деклараций для активистов.

«С начала 2018 года общественные организации фиксируют увеличение давления на активистов в регионах. Нападения на мирные собрания и физическое насилие к отдельным общественным деятелям остаются без расследования и соответствующего внимания правоохранительных органов, а в некоторых случаях — приводят к убийству», — отметила координатор Благотворительного фонда «Восток SOS» Александра Дворецкая.

По словам заместителя председателя правления Центр гражданских свобод Александры Романцовой давление на представителей гражданского общества осуществляется через фиктивные уголовные дела и проверки финансовой деятельности организаций.

Поэтому представители неправительственных организаций решили создать Коалицию в защиту гражданского общества.

«Мы, представители неправительственных организаций, правозащитники, общественные активисты, журналисты, юристы и другие неравнодушные граждане, выражаем глубокую обеспокоенность по поводу угрожающих тенденций для гражданского общества в Украине и наступления на свободу объединений и ассоциаций», — говорится в меморандуме.

Отмечается, что гражданское общество играет ключевую роль на пути демократического развития страны, для утверждения верховенства права и соблюдения прав человека и основных свобод.

Активисты убеждены, что работа общественных активистов является важной в борьбе со злоупотреблениями власти, контроле за ее действиями и содействии проведению реформ в Украине.

В меморандуме подчеркивается, что «установление на законодательном уровне финансового контроля за антикоррупционными активистами в сочетании с уголовной ответственностью и попытки введения дальнейших неоправданных и несоразмеримых ограничений для деятельности всех общественных объединений, а также многочисленные случаи преследования неправительственных организаций и отдельных активистов, включительно со сфабрикованными уголовными делам и дискредитационными кампаниями против авторитетных организаций и активистов, угрозами и физическими нападениями на активистов при отсутствии эффективного расследования таких случаев создают препятствия для развития всего гражданского общества и являются угрозой для демократических стремлений Украины как европейского государства».

Представители гражданского общества призывают власти немедленно принять все необходимые меры, чтобы остановить разносторонние притеснения, противоречащие международным обязательствам Украины относительно свободы объединений и ассоциаций, а также по защите правозащитников, журналистов и антикоррупционных активистов.

«Осознавая необходимость совместных действий, солидарности в защите гражданского общества в Украине, мы объявляем о создании коалиции, которая объединит усилия неправительственных организаций, общественных активистов, журналистов, юристов и других заинтересованных лиц для консолидированного противодействия как отдельным угрозам, так и попыткам системного наступления власти на гражданское общество и свободу объединений в Украине», — говорится в меморандуме.

Коалиция в защиту гражданского общества является неполитическим объединением и действует на основе принципов уважения прав человека, ненасилия и недискриминации.

Коалиция ставит перед собой задачу продвигать ценности прав человека и идеи гражданского общества, распространять информацию о важности деятельности правозащитников, журналистов и общественных активистов, действующих в защиту общественных интересов, проводить мониторинг случаев преследования правозащитников, журналистов и активистов, анализировать формы давления на них и угрозы их деятельности, включительно с мониторингом и анализом законодательства, которое ухудшает состояние общественного сектора в Украине и разработать систему неотложных мер реагирования на случаи преследования и угроз в сторону правозащитников, журналистов и общественных активистов, включительно с юридической, информационной и другой помощью и поддержкой в случае преследований.

Также коалиция намерена стимулировать быстрое, эффективное и беспристрастное расследование уголовных дел по фактам нападений на правозащитников, журналистов и общественных активистов, а также привлечение виновных к ответственности и принятие всех необходимых мер для предотвращения новых нападений и продвигать изменения в национальное законодательство таким образом, чтобы оно не мешало и не затрудняло деятельность общественных организаций и отдельных активистов, в частности тех, которые прилагают усилия к борьбе с коррупцией.

Среди подписантов по состоянию на 11 апреля — Центр информации о правах человека, представительство Freedom House в Украине, Центр Гражданских Свобод, Украинский независимый центр политических исследований, Благотворительный фонд «Восток-SOS», Украинский Хельсинский союз по правам человека, Ассоциация украинских мониторов соблюдения прав человека в деятельности правоохранительных органов (Ассоциация УМДПЧ), Экспертный центр по правам человека, ОО «Кризисный медиа-центр «Северский Донец», ОО» Правозащитный ЛГБТ центр «Наш мир», Бюро социальных и политических разработок, БО Другая, ОО «Tru th Hounds» , Донецкий институт информации, Украинский институт по правам человека, Платформа прав человека, ОО «Гражданское общество онлайн», Луганский областной правозащитный центр «Альтернатива», Региональный общественный благотворительный фонд «Право и Демократия», Центр экономической стратегии, Кримскотатарский Ресурсный Центр , ЗОБФ «Гендер Зед», ОО «Терго», The Open Dialog Foundation, Молодежная организация «СТАН», ОО «Театр для диалога», ОО «Центр поддержки общественных и культурных инициатив «Тамариск», Общественная организация «МАРТ».

Видео тут.

Источник, 11/04/2018.

«Люди для России – ресурс». Зачем объединились родные украинских «заложников Кремля»

Апрель 11, 2018

В украинских тюрьмах находятся 23 гражданина России, осужденных или ждущих суда по преступлениям, связанным с вооруженным конфликтом в Донбассе или аннексией Крыма. Среди них есть и несколько российских военнослужащих, которых Москва таковыми не признает. В российских тюрьмах находится намного больше украинцев, на родине считающихся политзаключенными: 66 человек. 40 из них – в Крыму и 24 – на территории России. В начале апреля при украинском Министерстве по делам оккупированных территорий был создан «отдел по вопросам лиц, лишенных личной свободы». Его возглавил Игорь Гриб – отец 19-летнего Павла Гриба, выманенного под предлогом встречи со знакомой в Белоруссию, похищенного сотрудниками ФСБ и обвиненного в подготовке теракта в одной из школ города Сочи.

Во время последнего крупного обмена военнопленными между Украиной и самопровозглашенными республиками Донбасса в конце прошлого года президент Украины Петр Порошенко заявил, что граждане России в подобных обменах фигурировать не будут. Вместо этого их планируют обменять на украинцев, находящихся в тюрьмах в России и в аннексированном Крыму. По словам Порошенко, в первую очередь украинские власти будут добиваться возвращения обвиненного в шпионаже журналиста информагентства «Укринформ» Романа Сущенко, режиссера Олега Сенцова и осужденного с ним в рамках одного дела Александра Кольченко, а также осужденных за участие в боевых действиях во время первой чеченской войны Станислава Клыха и Николая Карпюка (четверо из них, кроме Романа Сущенко, есть в списке политзаключенных «Мемориала»).

4 апреля представитель Украины в гуманитарной подгруппе Трехсторонней контактной группы Ирина Геращенко рассказала, что 23 гражданина России, в основном осужденные за преступления против суверенитета и территориальной целостности Украины, могут быть предложены для обмена. «Теперь мы ожидаем реакции и ответа российской стороны на эти инициативы», – заявила Геращенко.

Значительная диспропорция в количестве узников, чье заключение связано с протестами во время Евромайдана, событиями в Крыму и Донбассе, заметна невооруженным взглядом: у России их больше, у Украины – меньше. Представители Объединения родственников политзаключенных Кремля, сначала возникшего как неформальное объединение, а в конце минувшего года получившего официальную регистрацию, не раз призывали власти создать механизм для переговоров между двумя странами. Один из участников объединения, Игорь Котелянец, чей брат, ветеран боевых действий на востоке Украины Евгений Панов ожидает в Крыму суда по обвинению в подготовке диверсий и незаконном хранении и перевозке боеприпасов, считает, что Украине придется задействовать для обмена другие страны:

– Наша главная проблема заключается в том, что нет специального полномочного, который был бы ответственен за работу по освобождению наших родных. У нас есть переговоры с Россией и с террористами с востока в рамках минского формата. Но там они ведутся по заложникам, которых содержат террористы на востоке страны, в захваченных районах Донецкой и Луганской областях. А наши родные – это заложники из другой категории. Это заложники, которых удерживает непосредственно Российская Федерация либо на территории Крыма, либо на российской территории. Часть из них была задержана на территории Крыма, часть – на территории РФ, кого-то туда вывезли, то есть истории у всех разные. Но никаких переговоров на официальном уровне, к сожалению, пока еще нет. Этот вопрос очень политизирован.

Наша цель – уменьшить политическую составляющую и перевести этот вопрос в плоскость гуманитарную, потому что мы говорим об освобождении людей. А когда мы говорим об освобождении людей, мы в том числе вспоминаем, что есть граждане России, которые были задержаны на территории Украины, кадровые военные или просто наемники, которые приехали воевать к нам на восток, и в освобождении своих граждан Россия могла бы быть заинтересована. Такой формат обмена сейчас очень актуален. Просто у нас на межгосударственном уровне нет достаточной поддержки, чтобы этот вопрос кто-то как-то формализовал, инициировал официальные переговоры, создал какую-то площадку для переговоров. Пока этого нет – это наша главная проблема. Поэтому мы о ней везде говорим, чтобы найти переговорщика. В то же время мы понимаем, что если за год нашей деятельности нам не удалось внутри страны найти такого человека, нам совершенно точно нужна поддержка европейских политиков или государственных лидеров, которые могли бы быть заинтересованы в том, чтобы взять на себя работу по освобождению людей. Прецедент уже есть: политзаключенных Ильми Умерова и Ахтема Чийгоза освободили в конце октября прошлого года благодаря президенту Турции, который договорился с Путиным об обмене. Эрдоган отдал двух российских шпионов, взамен Путин отдал двух крымских политзаключенных. Такой формат сработал. Возможно, лидеры других европейских государств тоже могли бы быть заинтересованы в таких переговорах и в том, чтобы их страна взяла на себя гуманитарную миссию по освобождению украинских заложников.

– Тем не менее, существует официальная позиция России, по крайней мере она была озвучена со слов матери российского военнослужащего Виктора Агеева, который был задержан украинскими силовиками под Луганском. Она написала обращение в МИД России с просьбой содействовать обмену сына и получила ответ, что Россия «не является стороной конфликта и не может никого обменять». Как можно преодолеть такую позицию?

– Эта проблема существует везде. России кто-то должен предложить некий формат переговоров, в котором она должна быть заинтересована. Главная наша проблема в контексте переговоров заключается в том, что Украина заинтересована в своих людях, Украина хочет вернуть своих граждан. И украинское общество очень чувствительно к этой проблеме. В информационном пространстве одна из топовых тем – украинские заложники. В России, напротив, эта тема замалчивается, она непопулярна, она никому не нужна. Российские власти, в принципе, заинтересованы в том, чтобы ее замалчивать. Моя оценка и оценка нашего объединения такова: в России воспринимают людей как материал, как ресурс, схватили одних – пошлют других. Там никто за людей не борется, никто в них не заинтересован. Заинтересованность может быть, если России предложить на обмен ее людей. Такие люди могут содержаться не только в Украине. Как показывает турецкий опыт, они могут содержаться в любых странах мира. Например, в США. Мы точно знаем, что там такие люди есть. Если бы мы смогли найти человека, возможно, лидера какого-то европейского государства, из уст которого прозвучат конкретные предложения Путину, тогда эта проблема может получить шанс на решение.

– Помимо решения главной проблемы, освобождения родных, члены Объединения родственников политзаключенных Кремля сталкиваются и с практическими сложностями: необходимостью ездить в другую страну, чтобы участвовать в судебных заседаниях, оплачивать адвоката. Пытается ли ваше объединение решать и эти проблемы, помогать родственникам?

– Главнейшая проблема – это оплата адвоката, поездки, передачи. Заключенные находятся в ужасных условиях. То, что им предлагается в качестве еды, едой не является. Если не делать передачи узнику, по сути, это медленная смерть. Он там не получает ничего съедобного. Эти вопросы мы тоже пытаемся решать. Нам очень сильно помогают правозащитные организации. У нас по многим узникам есть адвокаты, которых помогают оплачивать международные фонды, направляющие средства на программы по поддержке демократии, поддержке прав человека. Но эти деньги не вечные.

Если взять историю моего брата, Евгения Панова, у нас была такая поддержка, но она закончилась в конце 2017 года. Сейчас у нас средств нет, мы сейчас их ищем. Вместе с тем в прошлом году мы говорили об этой проблеме с властями, говорили, что государство должно помогать в обеспечении потребностей политзаключенных. На данный момент родственники тех узников, которые содержатся на территории России, имеют возможность обратиться в Министерство иностранных дел для получения финансовой поддержки – чтобы сделать передачу или оплатить адвоката. Те политические заключенные, которые содержатся на территории Крыма, находятся в зоне ответственности Министерства по делам оккупированных территорий. Там сейчас разрабатывается порядок использования средств.

Оплата адвоката – это очень дорого, от 1 до 5 тысяч долларов в месяц. Нам нужны адвокаты, которые могут работать в российском правовом поле и которые готовы очень многим рисковать, соглашаясь на работу по защите украинских политических узников. Они вынуждены сталкиваться с определенными сложностями. Например, адвокаты, занимающиеся делом моего брата, сейчас работают в долг, пока я ищу необходимые средства.

– Ваш брат, Евгений Панов, сейчас находится в заключении в Крыму. В каких условиях содержится Евгений? Были сообщения, что он подвергался пыткам.

– Я, к сожалению, не могу с ним видеться. Адвокаты запрещают ездить родственникам мужского пола на территорию Крыма и в Россию, потому что они знают, что группа риска – это те, кого могут взять и сказать: «Вот, приехал еще один террорист, шпион…» Женщин, особенно матерей, они не трогают. В основном, ездят матери и жены. Раз в два-три месяца к брату ездит наша мама, но это разрешили только осенью прошлого года. У нее уже было три свидания: понятное дело, через стекло, очень непродолжительных. Брат в ужасном состоянии, ему не оказывается медицинская помощь. После пыток он хромает, у него очень болят колени и спина, зубы вываливаются. В этом плане ситуация ужасная. Но он стойкий, держится. Пытки были. Самые ужасные пытки были в самом начале, когда только разыгрывалась эта история. Все дело в том, что накануне переговоров в «нормандском формате» России нужны были какие-то причины не участвовать в этих переговорах. Поэтому там придумали, что Украина «послала в Крым своих террористов». История была разыграна на внешнюю аудиторию, на европейскую. Вышел тогда Путин и дал комментарий, что Украина вообще не может быть субъектом переговоров, мол, что с ней разговаривать, если там только террористические методы. Вот такая история была отыграна. Они четыре дня его мучили: содержали в подвале, пытали электрическим током. У него даже кожа полопалась. Все это видно на видео.

После этого его от нас долгое время прятали. Его держали в информационном вакууме, убеждали в том, что он никому не нужен, что о нем никто не знает, что единственный выход остаться в живых – это подписать сделку со следствием и согласиться с позицией России, что он диверсант-террорист и на заказ Украины что-то хотел там подорвать, какие-то заводы, пароходы. Было много психологических пыток. Они, как правило, помещают в какие-то камеры с крысами, с клопами, с невыносимыми условиями. Когда-то подсаживали к нему больного туберкулезом, чтобы он быстрее пошел на все это. Если посмотреть российское законодательство, под арестом человек может содержаться только один год, а они его содержат уже полтора года в нарушение собственных законов. Его предупреждали: «Если пойдешь на сделку со следствием, то дадим 5 лет и где-то недалеко от Украины будешь отбывать так называемое наказание. А если – нет, то 20 лет тебе светит. На север отправим, как Сенцова, и ничего тебя уже не спасет». Но мы верим, что добьемся своего, обменяем и освободим его. Поэтому ни на какой шантаж он не поддается и на их условия не соглашается. Он ждет, надеется, а мы все делаем для того, чтобы освобождение состоялось. На заседаниях суда нам присутствовать не разрешают, только свидания. Мама во время свиданий передает ему хоть какую-то информацию, чтобы он понимал, что о нем знают, за него борются и мы никогда в жизни его не бросим. Человека, который находится в информационном вакууме, очень легко обработать, у него могут опуститься руки, он может начать верить тому, что говорит ФСБ. Но он молодец. Он держится. Он очень сильный человек, поэтому я уверен, что мы это все до конца пройдем, освободим и все будет хорошо.

Источник, 10.04.2018.

Александра Романцова – о преследованиях активистов на территории аннексированного Крыма

Март 31, 2018

Александра Романцова, заместительница главы правления Центра гражданских свобод – о преследованиях российскими властями крымскотатарских и украинских активистов на территории аннексированного Крыма.

Платформа «Гражданская солидарность»: Требуем остановить волну насилия в отношении гражданских активистов в России

Март 13, 2018

Международная Платформа «Гражданская солидарность» выступила с заявлением, в котором выразила обеспокоенность сообщениями о волне пыток, жестокого обращения и насильственных исчезновений в отношении активистов антифашистского движения в России, совершаемых в последние месяцы сотрудниками ФСБ. НКО-члены «Гражданской солидарности» требуют немедленного прекращения этого незаконного обращения с задержанными, тщательного и объективного расследования сообщений о пытках и привлечения виновных к ответственности. Они призывают межправительственные организации обратить самое пристальное внимание на эту ситуацию и вступить в срочный диалог с российскими властями с целью решения этой проблемы.

Платформа «Гражданская Солидарность» – широкая международная сеть гражданских организаций и групп из стран региона ОБСЕ, а также международных НПО, заинтересованных в совместной деятельности по продвижению и защите прав человека в регионе ОБСЕ, готовых координировать свои усилия в этом направлении, продвигать общие позиции и оказывать друг другу взаимную поддержку и помощь. Действует более 6 лет в рамках ОБСЕ и включает в себя более 80 организаций-членов из 30 стран Европы, Азии и Америки (www.civicsolidarity.org).

Текст заявления:

Россия: требуем остановить волну насилия в отношении гражданских активистов

Мы, члены Платформы «Гражданская солидарность», выражаем глубокую обеспокоенность сообщениям[1] о волне пыток, жестокого обращения и насильственных исчезновений в отношении активистов антифашистского движения в России, совершаемых в последние месяцы сотрудниками Федеральной службы безопасности России. Мы требуем немедленного прекращения этого незаконного обращения с задержанными, тщательного и объективного расследования сообщений о пытках и привлечения виновных к ответственности. Мы призываем межправительственные организации обратить самое пристальное внимание на эту ситуацию и вступить в срочный диалог с российскими властями с целью решения этой проблемы.

С октября 2017 г. по январь 2018 г. в разных регионах страны органами Федеральной службы безопасности (ФСБ) России по подозрению в участии в террористическом сообществе были арестованы восемь активистов антифашистского движения. Большинство из них вскоре после задержания дали признательные показания, и всем им были предъявлены обвинения. Однако позже стало известно, что признательные показания были получены сотрудниками ФСБ России под пытками.

Задержание подозреваемых сопровождалось избиениями, пытками и длительной изоляцией от родственников и адвокатов, в некоторых случаях продолжавшейся несколько суток. Очевидно, что целью следственных органов ФСБ было получение признательных показаний в первые часы и дни после задержания. Применение пыток в Санкт-Петербурге зафиксировано личными показаниями задержанных и осмотрами членов Общественной наблюдательной комиссии (ОНК). Кроме того, были собраны медицинские свидетельства, подтверждающие наличие следов пыток. Информации о процедуре задержания и насильственных действиях в отношении обвиняемых из Пензы существенно меньше. Родственники и друзья обвиняемых не смогли привлечь внимания правозащитных организаций в момент задержания в силу практически полного отсутствия последних в регионе. В составе пензенской ОНК на данный момент отсутствуют представители независимых гражданских организаций, которые были бы готовы фиксировать и предавать огласке случаи применения пыток в следственном изоляторе. Сотрудники ФСБ постоянно требовали, угрожая вновь применить пытки, и продолжают требовать от обвиняемых и их родственников не контактировать с журналистами и правозащитниками, не передавать информацию в СМИ в качестве условия безопасности и отказа от дальнейших пыток задержанных. Тем не менее, в феврале 2018 года двое обвиняемых в Пензе все-таки обнародовали информацию о примененных в отношении них пытках. Это привело к тому, что пытки и угрозы со стороны следователей ФСБ возобновились, и активисты отказались от своих показаний под запись видеокамеры.

Практика применения пыток и жестокого обращения в отношении задержанных с целью получения признательных показаний, а также в отношении заключенных как инструмент подавления их воли и наказания за активные действия в свою защиту, к сожалению, сегодня является широко распространенной в России. Правозащитные организации каждый год получают сотни сообщений о случаях пыток и жестокого обращения из разных регионов страны, в которых, как правило, обвиняются либо сотрудники пенитенциарной системы, либо сотрудники органов внутренних дел.  В деле против антифашистов мы наблюдаем две очень тревожные новые тенденции. Во-первых, использование статей Уголовного кодекса РФ, направленных на борьбу с терроризмом, против гражданских активистов. И во-вторых, применение пыток на стадии следствия именно со стороны сотрудников ФСБ — обстоятельство, вызывающее дополнительные опасения в безнаказанности. Правозащитникам до настоящего момента неизвестно ни об одном случае привлечения к ответственности сотрудников спецслужб за применение пыток или жестокого обращения, либо же участия в насильственных исчезновениях.

В указанном деле, людей задерживают по весьма расплывчатым обвинениям в создании террористического сообщества, пытками выбивают из них показания о том, что они якобы готовили теракты в преддверии президентских выборов и Чемпионата мира по футболу, родственников угрозами заставляют молчать. Эти явления вызывают еще большую озабоченность на фоне происходящих репрессий в Турции, где правозащитники и журналисты подвергаются систематическим преследованиям и получают абсурдные обвинения именно под предлогом борьбы с терроризмом. Подобная практика существует и в ряде государств Центральной Азии.»

Учитывая вышесказанное, мы призываем российские власти:

  • немедленно прекратить пытки и жестокое обращение в отношении задержанных в Пензе и Санкт-Петербурге и в целом в российских СИЗО;
  • прекратить практику запугивания родственников и друзей обвиняемых;
  • обеспечить незамедлительное, тщательное, объективное и независимое расследование заявлений о пытках и другом недозволенном обращении в отношении задержанных и привлечь к ответственности всех виновных;
  • направить приглашения на посещение страны спецдокладчику ООН по вопросу о пытках и другим соответствующим тематическим процедурам ООН, Комитету по предотвращению пыток Совета Европы и представителям БДИПЧ ОБСЕ и обеспечить им беспрепятственный доступ к задержанным и заключенным в полном соответствии с мандатами этих органов.

Мы призываем российские средства массовой информации и российских граждан:

  • открыто заявлять об абсолютной нетерпимости к таким методам работы представителей спецслужб и представителей правоохранительных органов, как пытки и унижение человеческого достоинства,
  • держать в фокусе и не ослаблять внимания общества к расследованию уже известных случаев пыток со стороны представителей спецслужб и правоохранительных органов;
  • не поощрять своим безразличием и невниманием к этой теме тотальную безнаказанность и полное развязывание рук спецслужбам, которые пытают людей.

Мы призываем международное сообщество:

  • публично осудить действия представителей российских спецслужб, причастных к применению пыток;
  • потребовать от российских властей тщательного, объективного и независимого расследования случаев пыток с дальнейшим привлечением к ответственности всех виновных;
  • внимательно следить за ситуацией с целью недопущения развития данной тревожной практики использования борьбы с терроризмом для подавления независимых голосов в России и незамедлительно реагировать на новые случаи нарушения фундаментальных прав и свобод и преследования гражданских активистов.

Мы призываем Специального докладчика ООН по вопросу о пытках и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видах обращения и наказания и Специального докладчика ООН по вопросам поощрения и защиты прав человека в условиях борьбы с терроризмом:

  • рассмотреть в приоритетном порядке в рамках процедуры срочных обращений (urgent appeals) сообщения о пытках обвиняемых в терроризме активистов антифашистского движения и по результатам направить письмо в российский МИД с требованием к государству обеспечить физическую и психологическую безопасность обвиняемых;
  • запросить у России приглашение на посещение страны в рамках своего мандата.

Мы призываем Комитет по предотвращению пыток Совета Европы:

  • внимательно изучить сообщения о пытках в отношении активистов антифашистского движения, дать им оценку и рассмотреть вопрос о проведении незапланированного визита (extraordinary visit) в Россию с целью изучения данного дела, посещения обвиняемых в СИЗО и выпуска доклада.

Мы призываем страны-члены ООН:

  • обратить внимание на данное дело, задать соответствующие вопросы делегации Российской Федерации при рассмотрении ситуации в правами человека в России в рамках процедуры Универсального периодического отчёта в мае 2018 года.

Мы призываем страны-члены ОБСЕ:

  • внимательно отслеживать развитие ситуации по данного делу, требовать от России прекращения практики пыток и других нарушений прав человека в отношении обвиняемых, привлечения к ответственности всех виновных в нарушениях прав человека.

Мы призываем директора БДИПЧ ОБСЕ:

  • в рамках процедуры мониторинга судебных процессов рассмотреть вопрос о создании мониторинговой группы по наблюдению за этими судебными процессами и включения представителя программы БДИПЧ по пыткам в состав мониторинговой группы.

Мы призываем Председательство ОБСЕ и Генерального секретаря ОБСЕ:

  • оказать политическую поддержку и обеспечить фасилитацию диалога по вопросу создания мониторинговой группы по наблюдению за этими судебными процессами.

Московская Хельсинкская Группа (Россия)

Фонд «Общественный вердикт» (Россия)

Центр развития демократии и прав человека (Россия)

Freedom files (Польша/Россия)

Информационно-аналитический центр «Сова» (Россия)

Правозащитная группа «Гражданин. Армия. Право» (Россия)

Международное Молодежное Правозащитное Движение (Россия)

Женщины Дона (Россия)

Хельсинкская гражданская ассамблея-Ванадзор (Армения)

Региональный центр стратегических исследований (Азербайджан/Грузия)

Международное партнерство за права человека (Бельгия)

Белорусский дом прав человека им. Бориса Звоскова (Беларусь / Литва)

Ассоциация УМДПЛ (Украина)

Клуб Разнообразие (Австрия)

Австрийская хельсинкская ассоциация (Австрия)

SOLIDARUS e.V (Германия)

Общественная ассоциация “Достоинство” (Казахстан)

Truth Hounds (Украина)

Македонский хельсинкский комитет

Хельсинкский комитет Армении

DRA — Немецко-русский обмен (Германия)

CILD – Итальянская коалиция за гражданские свободы (Италия)

Казахстанское международное бюро по правам человека и верховенству права

OMCT – Всемирная организация против пыток (Швейцария)

Хельсинкский фонд за права человека (Польша)

Хельсинкская ассоциация Армении

Косово реабилитационный центр для жертв пыток

Правозащитное Движение «Бир Дуйно-Кыргызстан»

Центр участия и развития (Грузия)

Crude Accountability (США)

Институт мониторинга прав человека (Литва)

Центр исследований правовой политики (Казахстан)

Центр гражданских свобод (Украина)

Болгарский хельсинкский комитет

Правозащитный центр Азербайджана

Правозащитный центр “Весна” (Беларусь)

Нидерландский Хельсинкский комитет

Хельсинкский комитет за права человека в Сербии

Защита прав без границ (Армения)

ZARA – гражданское мужество и борьба с расизмом (Австрия)

Венгерский хельсинкский комитет

Promo LEX (Молдова)

Гражданский контроль (Россия)

Офис гражданских свобод (Таджикистан))

Центр международной защиты (Франция)

Фонд домов прав человека (Норвегия/Швейцария)

Центр правовой трансформации (Беларусь)

Грамадскае аб’яднанне «Беларуская асацыяцыя журналістаў» (Беларусь)

humanrights.ch  (Швейцария)

Норвежский хельсинкский комитет

Источник, 12/03/2018

Свобода религии и убеждений в Украине: срез актуальных вопросов в Украине

Декабрь 22, 2017

Различные аспекты современной ситуации со свободой религии и убеждений в Украине обсудили эксперты на «Правозащитном клубе», который прошел 14 декабря 2017 года в Киеве. В мероприятии приняли участие преподаватели и студенты учебных заведений, сотрудники и волонтеры гражданских и правозащитных организаций, религиоведы, сотрудники органов власти, а также журналисты.

Евгений Харьковщенко, заведующий Кафедрой религиоведения Киевского национального университета имени Тараса Шевченка, доктор философских наук, профессор, раскрыл вопросы автокефалии в истории Вселенского православия.

Данная тема представляет интерес в связи с современными процессами идентичности, происходящими в Украине (гражданская, языковая, религиозная, иная). При рассмотрении вопроса об автокефалии (в Украине этот вопрос сводится больше всего о принадлежности религиозных объектов и общин к Киевскому и Московском патриархате) профессор рассмотрел исторические события и обстоятельства, которые берутся во внимание для признания автокефалий, их территориальной принадлежности, исчисления сроков создания.

Андрей Ферт, аспирант Национального университета «Киево-Могилянская Академия» выступил по вопросу явления «церковного национализма» (на примерах современной Украины и России), его влиянии на свободу вероисповедания. Затронутые аспекты дополнили выступление профессора Харьковщенко, но с другой перспективы.

Один из аспектов выступления Андрея Ферта — пересечение светского государства, которое дает возможность существования разнообразия взглядов и убеждений (религиозных, атеистических, философских), а также теологических взглядов, присущих определенной религиозной общине.

Ирина Богачевскаязаведующий кафедрой философии и педагогики Национального транспортного университета (Украина), доктор философских наук, профессор, привела примеры социального участия религиозных организаций Украины в контексте актуальных вызовов современного времени. В их числе участие общин в общественной жизни и государственного строительства, оказание помощи обществу в эпоху политических и военных событий, помощь пострадавшим и раненным на востоке Украины.

Максим Васин, Исполнительный директор Института религиозной свободы дал обзор текущего состояния законодательства о религиозных организациях и практике его применения. Он раскрыл имеющиеся проблемы перерегистрации религиозных организаций, сохранения статуса неприбыльности, внедрение военного капеланства, новаций в других смежных сферах правового регулирования деятельности и особого статуса общин (религиозных организаций) в Украине.

В мероприятии приняли участие представители органов власти, отвечающие за вопросы свободы религии и убеждений, а также осуществление государственной политики в сфере религии.

Лариса Владыченко, заместитель директора Департамента по делам религий и национальностей Министерства культуры Украины, рассказала о вопросах, которые ставит перед государством развитие ситуации и определенные события. Отношения между общинами и их взаимодействие с органами власти находится под вниманием данного органа власти.

Аннексия Крыма и временная оккупация территорий на востоке Украины требуют реагирования на них каждого органа в пределах его компетенции. Для Департамента по делам религий и национальностей это, прежде всего, касается обеспечения гарантий свободы религии и убеждений, вытекающих из Конституции и законов Украины, а также международных обязательств. Организации Крыма требуют обеспечения регистрация общин в соответствии с законами Украины. Опыт других регионов и практика соседних государств требуют отслеживания ситуации, так как их развитие оказывают влияние на Украину.

Депутат Верховной Рады Виктор Еленский, работающий над вопросами свободы религии и убеждений, рассказал о проводимой работе в Верховной Раде Украины, стоящими вызовами из-за развития ситуации под влиянием политических, внутренних и внешних процессов. Со стороны депутата были даны уточнения по ряду вопросов, поднятых в ходе дискуссии. Господин Еленский также высказал готовность поддержать работу по гармонизации законодательства, создания рабочих групп по определенным вопросам, требующим правового урегулирования.

Дмитрий Кабак, эксперт, много лет работающий над вопросами свободы религии и убеждений (см. www.FreedomIndex.net/Lib), обратил внимание участников встречи на вопросы в контексте религии и убеждений, которые имеют важное региональное и международное значение. Дмитрий Кабак является одним из членов Экспертного совета Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ, которые вовлечены в осуществление текущей деятельности международной организации, созданной правительствами (например, при разработке руководств, проведении мероприятий, выработке комментариев на проекты законов или действующего законодательства по запросу государств – участниц ОБСЕ).

Эксперт затронул вопросы, которые находятся на стыке отличия практики Украины с другими государствами, организациями или регионами: практика государств – участниц СНГ, ШОС и ОДКБ, принимаемые в рамках региональных организаций решений, касающихся сферы религии и убеждений. Изучение данных вопросов позволяет рассматривать вопросы экстрадиции, предоставления убежища, решения отдельных дел с учетом отдельных стран или регионов. В своем выступлении он привел примеры из практики, которые свидетельствуют о возможности использования недостатков для решения внутриполитических вопросов, а также имеющихся противоречий (например, по запрету деятельности определенных организаций).

В ходе дискуссии смогли выступить гости, прошедшие регистрацию на участие в мероприятии. Выступления экспертов доступны в социальных сетях Facebook (на странице мероприятия, личных страницах экспертов, страницах организаций, работающих по теме религии и убеждений), а также в YouTube.

Правозащитный клуб — ежемесячное мероприятие, организуемое Центром гражданских свобод. Одна из встреч была посвящена актуальным вопросам свободы религии и убеждений в Украине. Обычно правозащитный клуб проводится на базе площадки – хаба, кофейни, конференц-зала, которая обеспечивает участие широкой аудитории. После выступления спикеров с тематическими докладами дается время для открытой дискуссии и вопросов.

Результаты поиска:

Если с Сенцовым что-то случится, то виноват будет не только Путин, но и Порошенко, — Томак

Май 21, 2018

«Когда мы говорим об ответственности РФ, должны понимать, что в данном случае ответственность за то, что будет происходить с Олегом Сенцовым, лежит в том числе на украинском государстве, на его активной либо неактивной позиции по его защите». В студии поговорили с правозащитницей Марией Томак.

Ирина Ромалийская: Сенцов уже седьмой день голодает. Объявил он об этом через своего адвоката Дмитрия Динзе, который обнародовал письмо Олега. Единственное требование Сенцова – освободить всех. Замечу, что он не просит освободить или обменять себя. Как ты расцениваешь этот шаг Олега?

Мария Томак: Очень драматический поворот, неожиданный. Олег очень принципиальный человек, это констатировали и представители кинематографической сферы в письме к Макрону. Оно было обнародовано несколько дней назад в преддверии встречи Путина и Макрона с просьбой к Макрону каким-то образом повлиять на Путина, чтобы освободить Олега. Об этом знают все, эта принципиальность – наверное, самый большой риск в этой всей ситуации. Второе обстоятельство – требование освободить всех политзаключенных. Россия не признает политзаключенными людей, которых мы считаем политзаключенными. Реалистичность выполнения этого требования под вопросом — речь идет об очень большом количестве людей. И, конечно, позиция Путина, что Сенцов – террорист. Он не раз высказывал ее, ссылаясь на российские правоохранительные органы, на судебную систему, приговор. Это все очень печально. Сейчас даже нет информации о том, в каком состоянии находится Сенцов. Уже седьмой день он голодает. Все это усложнено местом нахождения Олега — Заполярьем. Это очень далеко, холодно, более-менее оперативно туда может добраться только адвокат. Завтра мы услышим и увидим адвоката Дмитрия Динзе в Киеве. Очень важно, что он приезжает. Надеюсь, с ним встретятся не только украинские журналисты, но и представители власти, от которых мы сейчас ожидаем каких-то активных действий.

Ирина Ромалийская: Олег Сенцов содержится в российских тюрьмах уже четыре года. И впервые он заявил о голодовке. Александр Кольченко, который был задержан и осужден с Олегом, передал письмо, в котором говорит, что Олег всегда говорил, что не стоит идти на такие действия. И вот он объявил о голодовке.

Мария Томак: Мне рассказывал один человек, который общался с Олегом на этапе судебных разбирательств, что Олег якобы говорил: нет смысла, потому что они все равно будут применять принудительное кормление. Наверное, сейчас он посчитал, что других методов привлечения внимания к проблеме нет. Но тут мы все замечаем (и об этом многие говорят), что резонанс не такой, которого мы ожидали.

Ирина Ромалийская: Как по мне, о серьезности намерений свидетельствует тот факт, что, по словам адвоката Дмитрия Динзе, Олег готовился к голодовке, полтора месяца уменьшал потребление пищи. Что сейчас должно делать государство Украина?

Мария Томак: Мне кажется, это самый важный сейчас вопрос. Если отталкиваться от термина «политзаключенный», как правило, речь идет о противостоянии конкретного человека и государства – как правило, гражданином которого он является, на его стороне только какие-то международные организации, общественные силы. В случае с Олегом Сенцовым, как мне представляется, у него должна быть поддержка прежде всего в лице украинского государства —  он пострадал и страдает за прогосударственную позицию.

Насколько я понимаю, сейчас никаких проактивных действий нет – ни у кого особенной обеспокоенности голодовка Сенцова не вызывает. Я не говорю о заявлениях в Твиттере президента. Спасибо большое, но у меня вопрос: что дальше? Предпринимаются ли какие-то меры государством? Или соцсети – единственный инструмент государственной политики на сегодняшний день?

Мне кажется, когда мы говорим об ответственности РФ, мы должны понимать, что в данном случае ответственность за то, что будет происходить с Олегом Сенцовым, лежит в том числе на украинском государстве, на его активной либо неактивной позиции по его защите. Поскольку никаких ответственных лиц до сих пор нет, нет людей,  институций, которые бы отвечали за переговорный процесс по узникам Кремля, я считаю, что это будет ответственность лично президента Порошенко. Если с Сенцовым что-то случится, будет виноват не только Путин, но и Порошенко.

Ирина Ромалийская: Что это могут быть за активные действия?

Мария Томак: Например, 24 мая состоится встреча Макрона с Путиным. Уже есть заявления общественных структур, гражданского общества, мы тоже пытались передать какие-то сообщения в администрацию Макрона. Но это совсем не то, как если бы с администрацией Макрона связалась бы администрация президента Украины. Возможно, это происходит, мы об этом не знаем. Но насколько я понимаю, нет.

Я понимаю, что встреча может ничем и не завершиться. Даже если будет какое-то обращение, Путин может его проигнорировать. Но мне кажется, надо использовать все эти возможности. Лучше всего, когда такие обращения и просьбы выступить в качестве переговорщика исходят от государства.

Недавно приходилось слышать и от представителей Европарламента, что украинское государство недостаточно активно поднимает эту тему. Очень часто мне приходится видеть, что наши западные партнеры в лице евродепутатов, сотрудников министерств иностранных дел знают больше о ситуации с политзаключенными, чем люди, которые у нас должны этим заниматься.

Источник, 20/05/2018

В Украине более 20 организаций будут совместно противодействовать атакам на гражданское общество

Апрель 12, 2018

Правозащитники фиксируют увеличение давления со стороны власти на активистов в регионах Украины с начала 2018 года.

Киев. 11 апреля. УНИАН. В Киеве состоялась презентация меморандума о создании Коалиции в защиту гражданского общества в Украине, подписанного рядом общественных организаций, среди которых представительство Freedom House в Украине и Украинский Хельсинский союз по правам человека (УХСПЧ).

Как передает собственный корреспондент, в пресс-конференции в УНИАН приняли участие исполнительный директор УХСПЧ Александр Павличенко, координатор Благотворительного фонда «Восток SOS» Александра Дворецкая, заместитель председателя правления Центр гражданских свобод Александра Романцова.

В частности, по словам исполнительного директора Украинского Хельсинского союза по правам человека Александра Павличенко процесс создания коалиции начался год назад.

Как отмечают активисты, Верховная Рада Украины, несмотря на обещания депутатов разных фракций 3 апреля провалила включения в повестку дня депутатские и президентские законопроекты об отмене е-деклараций для активистов.

«С начала 2018 года общественные организации фиксируют увеличение давления на активистов в регионах. Нападения на мирные собрания и физическое насилие к отдельным общественным деятелям остаются без расследования и соответствующего внимания правоохранительных органов, а в некоторых случаях — приводят к убийству», — отметила координатор Благотворительного фонда «Восток SOS» Александра Дворецкая.

По словам заместителя председателя правления Центр гражданских свобод Александры Романцовой давление на представителей гражданского общества осуществляется через фиктивные уголовные дела и проверки финансовой деятельности организаций.

Поэтому представители неправительственных организаций решили создать Коалицию в защиту гражданского общества.

«Мы, представители неправительственных организаций, правозащитники, общественные активисты, журналисты, юристы и другие неравнодушные граждане, выражаем глубокую обеспокоенность по поводу угрожающих тенденций для гражданского общества в Украине и наступления на свободу объединений и ассоциаций», — говорится в меморандуме.

Отмечается, что гражданское общество играет ключевую роль на пути демократического развития страны, для утверждения верховенства права и соблюдения прав человека и основных свобод.

Активисты убеждены, что работа общественных активистов является важной в борьбе со злоупотреблениями власти, контроле за ее действиями и содействии проведению реформ в Украине.

В меморандуме подчеркивается, что «установление на законодательном уровне финансового контроля за антикоррупционными активистами в сочетании с уголовной ответственностью и попытки введения дальнейших неоправданных и несоразмеримых ограничений для деятельности всех общественных объединений, а также многочисленные случаи преследования неправительственных организаций и отдельных активистов, включительно со сфабрикованными уголовными делам и дискредитационными кампаниями против авторитетных организаций и активистов, угрозами и физическими нападениями на активистов при отсутствии эффективного расследования таких случаев создают препятствия для развития всего гражданского общества и являются угрозой для демократических стремлений Украины как европейского государства».

Представители гражданского общества призывают власти немедленно принять все необходимые меры, чтобы остановить разносторонние притеснения, противоречащие международным обязательствам Украины относительно свободы объединений и ассоциаций, а также по защите правозащитников, журналистов и антикоррупционных активистов.

«Осознавая необходимость совместных действий, солидарности в защите гражданского общества в Украине, мы объявляем о создании коалиции, которая объединит усилия неправительственных организаций, общественных активистов, журналистов, юристов и других заинтересованных лиц для консолидированного противодействия как отдельным угрозам, так и попыткам системного наступления власти на гражданское общество и свободу объединений в Украине», — говорится в меморандуме.

Коалиция в защиту гражданского общества является неполитическим объединением и действует на основе принципов уважения прав человека, ненасилия и недискриминации.

Коалиция ставит перед собой задачу продвигать ценности прав человека и идеи гражданского общества, распространять информацию о важности деятельности правозащитников, журналистов и общественных активистов, действующих в защиту общественных интересов, проводить мониторинг случаев преследования правозащитников, журналистов и активистов, анализировать формы давления на них и угрозы их деятельности, включительно с мониторингом и анализом законодательства, которое ухудшает состояние общественного сектора в Украине и разработать систему неотложных мер реагирования на случаи преследования и угроз в сторону правозащитников, журналистов и общественных активистов, включительно с юридической, информационной и другой помощью и поддержкой в случае преследований.

Также коалиция намерена стимулировать быстрое, эффективное и беспристрастное расследование уголовных дел по фактам нападений на правозащитников, журналистов и общественных активистов, а также привлечение виновных к ответственности и принятие всех необходимых мер для предотвращения новых нападений и продвигать изменения в национальное законодательство таким образом, чтобы оно не мешало и не затрудняло деятельность общественных организаций и отдельных активистов, в частности тех, которые прилагают усилия к борьбе с коррупцией.

Среди подписантов по состоянию на 11 апреля — Центр информации о правах человека, представительство Freedom House в Украине, Центр Гражданских Свобод, Украинский независимый центр политических исследований, Благотворительный фонд «Восток-SOS», Украинский Хельсинский союз по правам человека, Ассоциация украинских мониторов соблюдения прав человека в деятельности правоохранительных органов (Ассоциация УМДПЧ), Экспертный центр по правам человека, ОО «Кризисный медиа-центр «Северский Донец», ОО» Правозащитный ЛГБТ центр «Наш мир», Бюро социальных и политических разработок, БО Другая, ОО «Tru th Hounds» , Донецкий институт информации, Украинский институт по правам человека, Платформа прав человека, ОО «Гражданское общество онлайн», Луганский областной правозащитный центр «Альтернатива», Региональный общественный благотворительный фонд «Право и Демократия», Центр экономической стратегии, Кримскотатарский Ресурсный Центр , ЗОБФ «Гендер Зед», ОО «Терго», The Open Dialog Foundation, Молодежная организация «СТАН», ОО «Театр для диалога», ОО «Центр поддержки общественных и культурных инициатив «Тамариск», Общественная организация «МАРТ».

Видео тут.

Источник, 11/04/2018.

«Люди для России – ресурс». Зачем объединились родные украинских «заложников Кремля»

Апрель 11, 2018

В украинских тюрьмах находятся 23 гражданина России, осужденных или ждущих суда по преступлениям, связанным с вооруженным конфликтом в Донбассе или аннексией Крыма. Среди них есть и несколько российских военнослужащих, которых Москва таковыми не признает. В российских тюрьмах находится намного больше украинцев, на родине считающихся политзаключенными: 66 человек. 40 из них – в Крыму и 24 – на территории России. В начале апреля при украинском Министерстве по делам оккупированных территорий был создан «отдел по вопросам лиц, лишенных личной свободы». Его возглавил Игорь Гриб – отец 19-летнего Павла Гриба, выманенного под предлогом встречи со знакомой в Белоруссию, похищенного сотрудниками ФСБ и обвиненного в подготовке теракта в одной из школ города Сочи.

Во время последнего крупного обмена военнопленными между Украиной и самопровозглашенными республиками Донбасса в конце прошлого года президент Украины Петр Порошенко заявил, что граждане России в подобных обменах фигурировать не будут. Вместо этого их планируют обменять на украинцев, находящихся в тюрьмах в России и в аннексированном Крыму. По словам Порошенко, в первую очередь украинские власти будут добиваться возвращения обвиненного в шпионаже журналиста информагентства «Укринформ» Романа Сущенко, режиссера Олега Сенцова и осужденного с ним в рамках одного дела Александра Кольченко, а также осужденных за участие в боевых действиях во время первой чеченской войны Станислава Клыха и Николая Карпюка (четверо из них, кроме Романа Сущенко, есть в списке политзаключенных «Мемориала»).

4 апреля представитель Украины в гуманитарной подгруппе Трехсторонней контактной группы Ирина Геращенко рассказала, что 23 гражданина России, в основном осужденные за преступления против суверенитета и территориальной целостности Украины, могут быть предложены для обмена. «Теперь мы ожидаем реакции и ответа российской стороны на эти инициативы», – заявила Геращенко.

Значительная диспропорция в количестве узников, чье заключение связано с протестами во время Евромайдана, событиями в Крыму и Донбассе, заметна невооруженным взглядом: у России их больше, у Украины – меньше. Представители Объединения родственников политзаключенных Кремля, сначала возникшего как неформальное объединение, а в конце минувшего года получившего официальную регистрацию, не раз призывали власти создать механизм для переговоров между двумя странами. Один из участников объединения, Игорь Котелянец, чей брат, ветеран боевых действий на востоке Украины Евгений Панов ожидает в Крыму суда по обвинению в подготовке диверсий и незаконном хранении и перевозке боеприпасов, считает, что Украине придется задействовать для обмена другие страны:

– Наша главная проблема заключается в том, что нет специального полномочного, который был бы ответственен за работу по освобождению наших родных. У нас есть переговоры с Россией и с террористами с востока в рамках минского формата. Но там они ведутся по заложникам, которых содержат террористы на востоке страны, в захваченных районах Донецкой и Луганской областях. А наши родные – это заложники из другой категории. Это заложники, которых удерживает непосредственно Российская Федерация либо на территории Крыма, либо на российской территории. Часть из них была задержана на территории Крыма, часть – на территории РФ, кого-то туда вывезли, то есть истории у всех разные. Но никаких переговоров на официальном уровне, к сожалению, пока еще нет. Этот вопрос очень политизирован.

Наша цель – уменьшить политическую составляющую и перевести этот вопрос в плоскость гуманитарную, потому что мы говорим об освобождении людей. А когда мы говорим об освобождении людей, мы в том числе вспоминаем, что есть граждане России, которые были задержаны на территории Украины, кадровые военные или просто наемники, которые приехали воевать к нам на восток, и в освобождении своих граждан Россия могла бы быть заинтересована. Такой формат обмена сейчас очень актуален. Просто у нас на межгосударственном уровне нет достаточной поддержки, чтобы этот вопрос кто-то как-то формализовал, инициировал официальные переговоры, создал какую-то площадку для переговоров. Пока этого нет – это наша главная проблема. Поэтому мы о ней везде говорим, чтобы найти переговорщика. В то же время мы понимаем, что если за год нашей деятельности нам не удалось внутри страны найти такого человека, нам совершенно точно нужна поддержка европейских политиков или государственных лидеров, которые могли бы быть заинтересованы в том, чтобы взять на себя работу по освобождению людей. Прецедент уже есть: политзаключенных Ильми Умерова и Ахтема Чийгоза освободили в конце октября прошлого года благодаря президенту Турции, который договорился с Путиным об обмене. Эрдоган отдал двух российских шпионов, взамен Путин отдал двух крымских политзаключенных. Такой формат сработал. Возможно, лидеры других европейских государств тоже могли бы быть заинтересованы в таких переговорах и в том, чтобы их страна взяла на себя гуманитарную миссию по освобождению украинских заложников.

– Тем не менее, существует официальная позиция России, по крайней мере она была озвучена со слов матери российского военнослужащего Виктора Агеева, который был задержан украинскими силовиками под Луганском. Она написала обращение в МИД России с просьбой содействовать обмену сына и получила ответ, что Россия «не является стороной конфликта и не может никого обменять». Как можно преодолеть такую позицию?

– Эта проблема существует везде. России кто-то должен предложить некий формат переговоров, в котором она должна быть заинтересована. Главная наша проблема в контексте переговоров заключается в том, что Украина заинтересована в своих людях, Украина хочет вернуть своих граждан. И украинское общество очень чувствительно к этой проблеме. В информационном пространстве одна из топовых тем – украинские заложники. В России, напротив, эта тема замалчивается, она непопулярна, она никому не нужна. Российские власти, в принципе, заинтересованы в том, чтобы ее замалчивать. Моя оценка и оценка нашего объединения такова: в России воспринимают людей как материал, как ресурс, схватили одних – пошлют других. Там никто за людей не борется, никто в них не заинтересован. Заинтересованность может быть, если России предложить на обмен ее людей. Такие люди могут содержаться не только в Украине. Как показывает турецкий опыт, они могут содержаться в любых странах мира. Например, в США. Мы точно знаем, что там такие люди есть. Если бы мы смогли найти человека, возможно, лидера какого-то европейского государства, из уст которого прозвучат конкретные предложения Путину, тогда эта проблема может получить шанс на решение.

– Помимо решения главной проблемы, освобождения родных, члены Объединения родственников политзаключенных Кремля сталкиваются и с практическими сложностями: необходимостью ездить в другую страну, чтобы участвовать в судебных заседаниях, оплачивать адвоката. Пытается ли ваше объединение решать и эти проблемы, помогать родственникам?

– Главнейшая проблема – это оплата адвоката, поездки, передачи. Заключенные находятся в ужасных условиях. То, что им предлагается в качестве еды, едой не является. Если не делать передачи узнику, по сути, это медленная смерть. Он там не получает ничего съедобного. Эти вопросы мы тоже пытаемся решать. Нам очень сильно помогают правозащитные организации. У нас по многим узникам есть адвокаты, которых помогают оплачивать международные фонды, направляющие средства на программы по поддержке демократии, поддержке прав человека. Но эти деньги не вечные.

Если взять историю моего брата, Евгения Панова, у нас была такая поддержка, но она закончилась в конце 2017 года. Сейчас у нас средств нет, мы сейчас их ищем. Вместе с тем в прошлом году мы говорили об этой проблеме с властями, говорили, что государство должно помогать в обеспечении потребностей политзаключенных. На данный момент родственники тех узников, которые содержатся на территории России, имеют возможность обратиться в Министерство иностранных дел для получения финансовой поддержки – чтобы сделать передачу или оплатить адвоката. Те политические заключенные, которые содержатся на территории Крыма, находятся в зоне ответственности Министерства по делам оккупированных территорий. Там сейчас разрабатывается порядок использования средств.

Оплата адвоката – это очень дорого, от 1 до 5 тысяч долларов в месяц. Нам нужны адвокаты, которые могут работать в российском правовом поле и которые готовы очень многим рисковать, соглашаясь на работу по защите украинских политических узников. Они вынуждены сталкиваться с определенными сложностями. Например, адвокаты, занимающиеся делом моего брата, сейчас работают в долг, пока я ищу необходимые средства.

– Ваш брат, Евгений Панов, сейчас находится в заключении в Крыму. В каких условиях содержится Евгений? Были сообщения, что он подвергался пыткам.

– Я, к сожалению, не могу с ним видеться. Адвокаты запрещают ездить родственникам мужского пола на территорию Крыма и в Россию, потому что они знают, что группа риска – это те, кого могут взять и сказать: «Вот, приехал еще один террорист, шпион…» Женщин, особенно матерей, они не трогают. В основном, ездят матери и жены. Раз в два-три месяца к брату ездит наша мама, но это разрешили только осенью прошлого года. У нее уже было три свидания: понятное дело, через стекло, очень непродолжительных. Брат в ужасном состоянии, ему не оказывается медицинская помощь. После пыток он хромает, у него очень болят колени и спина, зубы вываливаются. В этом плане ситуация ужасная. Но он стойкий, держится. Пытки были. Самые ужасные пытки были в самом начале, когда только разыгрывалась эта история. Все дело в том, что накануне переговоров в «нормандском формате» России нужны были какие-то причины не участвовать в этих переговорах. Поэтому там придумали, что Украина «послала в Крым своих террористов». История была разыграна на внешнюю аудиторию, на европейскую. Вышел тогда Путин и дал комментарий, что Украина вообще не может быть субъектом переговоров, мол, что с ней разговаривать, если там только террористические методы. Вот такая история была отыграна. Они четыре дня его мучили: содержали в подвале, пытали электрическим током. У него даже кожа полопалась. Все это видно на видео.

После этого его от нас долгое время прятали. Его держали в информационном вакууме, убеждали в том, что он никому не нужен, что о нем никто не знает, что единственный выход остаться в живых – это подписать сделку со следствием и согласиться с позицией России, что он диверсант-террорист и на заказ Украины что-то хотел там подорвать, какие-то заводы, пароходы. Было много психологических пыток. Они, как правило, помещают в какие-то камеры с крысами, с клопами, с невыносимыми условиями. Когда-то подсаживали к нему больного туберкулезом, чтобы он быстрее пошел на все это. Если посмотреть российское законодательство, под арестом человек может содержаться только один год, а они его содержат уже полтора года в нарушение собственных законов. Его предупреждали: «Если пойдешь на сделку со следствием, то дадим 5 лет и где-то недалеко от Украины будешь отбывать так называемое наказание. А если – нет, то 20 лет тебе светит. На север отправим, как Сенцова, и ничего тебя уже не спасет». Но мы верим, что добьемся своего, обменяем и освободим его. Поэтому ни на какой шантаж он не поддается и на их условия не соглашается. Он ждет, надеется, а мы все делаем для того, чтобы освобождение состоялось. На заседаниях суда нам присутствовать не разрешают, только свидания. Мама во время свиданий передает ему хоть какую-то информацию, чтобы он понимал, что о нем знают, за него борются и мы никогда в жизни его не бросим. Человека, который находится в информационном вакууме, очень легко обработать, у него могут опуститься руки, он может начать верить тому, что говорит ФСБ. Но он молодец. Он держится. Он очень сильный человек, поэтому я уверен, что мы это все до конца пройдем, освободим и все будет хорошо.

Источник, 10.04.2018.

Александра Романцова – о преследованиях активистов на территории аннексированного Крыма

Март 31, 2018

Александра Романцова, заместительница главы правления Центра гражданских свобод – о преследованиях российскими властями крымскотатарских и украинских активистов на территории аннексированного Крыма.

Платформа «Гражданская солидарность»: Требуем остановить волну насилия в отношении гражданских активистов в России

Март 13, 2018

Международная Платформа «Гражданская солидарность» выступила с заявлением, в котором выразила обеспокоенность сообщениями о волне пыток, жестокого обращения и насильственных исчезновений в отношении активистов антифашистского движения в России, совершаемых в последние месяцы сотрудниками ФСБ. НКО-члены «Гражданской солидарности» требуют немедленного прекращения этого незаконного обращения с задержанными, тщательного и объективного расследования сообщений о пытках и привлечения виновных к ответственности. Они призывают межправительственные организации обратить самое пристальное внимание на эту ситуацию и вступить в срочный диалог с российскими властями с целью решения этой проблемы.

Платформа «Гражданская Солидарность» – широкая международная сеть гражданских организаций и групп из стран региона ОБСЕ, а также международных НПО, заинтересованных в совместной деятельности по продвижению и защите прав человека в регионе ОБСЕ, готовых координировать свои усилия в этом направлении, продвигать общие позиции и оказывать друг другу взаимную поддержку и помощь. Действует более 6 лет в рамках ОБСЕ и включает в себя более 80 организаций-членов из 30 стран Европы, Азии и Америки (www.civicsolidarity.org).

Текст заявления:

Россия: требуем остановить волну насилия в отношении гражданских активистов

Мы, члены Платформы «Гражданская солидарность», выражаем глубокую обеспокоенность сообщениям[1] о волне пыток, жестокого обращения и насильственных исчезновений в отношении активистов антифашистского движения в России, совершаемых в последние месяцы сотрудниками Федеральной службы безопасности России. Мы требуем немедленного прекращения этого незаконного обращения с задержанными, тщательного и объективного расследования сообщений о пытках и привлечения виновных к ответственности. Мы призываем межправительственные организации обратить самое пристальное внимание на эту ситуацию и вступить в срочный диалог с российскими властями с целью решения этой проблемы.

С октября 2017 г. по январь 2018 г. в разных регионах страны органами Федеральной службы безопасности (ФСБ) России по подозрению в участии в террористическом сообществе были арестованы восемь активистов антифашистского движения. Большинство из них вскоре после задержания дали признательные показания, и всем им были предъявлены обвинения. Однако позже стало известно, что признательные показания были получены сотрудниками ФСБ России под пытками.

Задержание подозреваемых сопровождалось избиениями, пытками и длительной изоляцией от родственников и адвокатов, в некоторых случаях продолжавшейся несколько суток. Очевидно, что целью следственных органов ФСБ было получение признательных показаний в первые часы и дни после задержания. Применение пыток в Санкт-Петербурге зафиксировано личными показаниями задержанных и осмотрами членов Общественной наблюдательной комиссии (ОНК). Кроме того, были собраны медицинские свидетельства, подтверждающие наличие следов пыток. Информации о процедуре задержания и насильственных действиях в отношении обвиняемых из Пензы существенно меньше. Родственники и друзья обвиняемых не смогли привлечь внимания правозащитных организаций в момент задержания в силу практически полного отсутствия последних в регионе. В составе пензенской ОНК на данный момент отсутствуют представители независимых гражданских организаций, которые были бы готовы фиксировать и предавать огласке случаи применения пыток в следственном изоляторе. Сотрудники ФСБ постоянно требовали, угрожая вновь применить пытки, и продолжают требовать от обвиняемых и их родственников не контактировать с журналистами и правозащитниками, не передавать информацию в СМИ в качестве условия безопасности и отказа от дальнейших пыток задержанных. Тем не менее, в феврале 2018 года двое обвиняемых в Пензе все-таки обнародовали информацию о примененных в отношении них пытках. Это привело к тому, что пытки и угрозы со стороны следователей ФСБ возобновились, и активисты отказались от своих показаний под запись видеокамеры.

Практика применения пыток и жестокого обращения в отношении задержанных с целью получения признательных показаний, а также в отношении заключенных как инструмент подавления их воли и наказания за активные действия в свою защиту, к сожалению, сегодня является широко распространенной в России. Правозащитные организации каждый год получают сотни сообщений о случаях пыток и жестокого обращения из разных регионов страны, в которых, как правило, обвиняются либо сотрудники пенитенциарной системы, либо сотрудники органов внутренних дел.  В деле против антифашистов мы наблюдаем две очень тревожные новые тенденции. Во-первых, использование статей Уголовного кодекса РФ, направленных на борьбу с терроризмом, против гражданских активистов. И во-вторых, применение пыток на стадии следствия именно со стороны сотрудников ФСБ — обстоятельство, вызывающее дополнительные опасения в безнаказанности. Правозащитникам до настоящего момента неизвестно ни об одном случае привлечения к ответственности сотрудников спецслужб за применение пыток или жестокого обращения, либо же участия в насильственных исчезновениях.

В указанном деле, людей задерживают по весьма расплывчатым обвинениям в создании террористического сообщества, пытками выбивают из них показания о том, что они якобы готовили теракты в преддверии президентских выборов и Чемпионата мира по футболу, родственников угрозами заставляют молчать. Эти явления вызывают еще большую озабоченность на фоне происходящих репрессий в Турции, где правозащитники и журналисты подвергаются систематическим преследованиям и получают абсурдные обвинения именно под предлогом борьбы с терроризмом. Подобная практика существует и в ряде государств Центральной Азии.»

Учитывая вышесказанное, мы призываем российские власти:

  • немедленно прекратить пытки и жестокое обращение в отношении задержанных в Пензе и Санкт-Петербурге и в целом в российских СИЗО;
  • прекратить практику запугивания родственников и друзей обвиняемых;
  • обеспечить незамедлительное, тщательное, объективное и независимое расследование заявлений о пытках и другом недозволенном обращении в отношении задержанных и привлечь к ответственности всех виновных;
  • направить приглашения на посещение страны спецдокладчику ООН по вопросу о пытках и другим соответствующим тематическим процедурам ООН, Комитету по предотвращению пыток Совета Европы и представителям БДИПЧ ОБСЕ и обеспечить им беспрепятственный доступ к задержанным и заключенным в полном соответствии с мандатами этих органов.

Мы призываем российские средства массовой информации и российских граждан:

  • открыто заявлять об абсолютной нетерпимости к таким методам работы представителей спецслужб и представителей правоохранительных органов, как пытки и унижение человеческого достоинства,
  • держать в фокусе и не ослаблять внимания общества к расследованию уже известных случаев пыток со стороны представителей спецслужб и правоохранительных органов;
  • не поощрять своим безразличием и невниманием к этой теме тотальную безнаказанность и полное развязывание рук спецслужбам, которые пытают людей.

Мы призываем международное сообщество:

  • публично осудить действия представителей российских спецслужб, причастных к применению пыток;
  • потребовать от российских властей тщательного, объективного и независимого расследования случаев пыток с дальнейшим привлечением к ответственности всех виновных;
  • внимательно следить за ситуацией с целью недопущения развития данной тревожной практики использования борьбы с терроризмом для подавления независимых голосов в России и незамедлительно реагировать на новые случаи нарушения фундаментальных прав и свобод и преследования гражданских активистов.

Мы призываем Специального докладчика ООН по вопросу о пытках и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видах обращения и наказания и Специального докладчика ООН по вопросам поощрения и защиты прав человека в условиях борьбы с терроризмом:

  • рассмотреть в приоритетном порядке в рамках процедуры срочных обращений (urgent appeals) сообщения о пытках обвиняемых в терроризме активистов антифашистского движения и по результатам направить письмо в российский МИД с требованием к государству обеспечить физическую и психологическую безопасность обвиняемых;
  • запросить у России приглашение на посещение страны в рамках своего мандата.

Мы призываем Комитет по предотвращению пыток Совета Европы:

  • внимательно изучить сообщения о пытках в отношении активистов антифашистского движения, дать им оценку и рассмотреть вопрос о проведении незапланированного визита (extraordinary visit) в Россию с целью изучения данного дела, посещения обвиняемых в СИЗО и выпуска доклада.

Мы призываем страны-члены ООН:

  • обратить внимание на данное дело, задать соответствующие вопросы делегации Российской Федерации при рассмотрении ситуации в правами человека в России в рамках процедуры Универсального периодического отчёта в мае 2018 года.

Мы призываем страны-члены ОБСЕ:

  • внимательно отслеживать развитие ситуации по данного делу, требовать от России прекращения практики пыток и других нарушений прав человека в отношении обвиняемых, привлечения к ответственности всех виновных в нарушениях прав человека.

Мы призываем директора БДИПЧ ОБСЕ:

  • в рамках процедуры мониторинга судебных процессов рассмотреть вопрос о создании мониторинговой группы по наблюдению за этими судебными процессами и включения представителя программы БДИПЧ по пыткам в состав мониторинговой группы.

Мы призываем Председательство ОБСЕ и Генерального секретаря ОБСЕ:

  • оказать политическую поддержку и обеспечить фасилитацию диалога по вопросу создания мониторинговой группы по наблюдению за этими судебными процессами.

Московская Хельсинкская Группа (Россия)

Фонд «Общественный вердикт» (Россия)

Центр развития демократии и прав человека (Россия)

Freedom files (Польша/Россия)

Информационно-аналитический центр «Сова» (Россия)

Правозащитная группа «Гражданин. Армия. Право» (Россия)

Международное Молодежное Правозащитное Движение (Россия)

Женщины Дона (Россия)

Хельсинкская гражданская ассамблея-Ванадзор (Армения)

Региональный центр стратегических исследований (Азербайджан/Грузия)

Международное партнерство за права человека (Бельгия)

Белорусский дом прав человека им. Бориса Звоскова (Беларусь / Литва)

Ассоциация УМДПЛ (Украина)

Клуб Разнообразие (Австрия)

Австрийская хельсинкская ассоциация (Австрия)

SOLIDARUS e.V (Германия)

Общественная ассоциация “Достоинство” (Казахстан)

Truth Hounds (Украина)

Македонский хельсинкский комитет

Хельсинкский комитет Армении

DRA — Немецко-русский обмен (Германия)

CILD – Итальянская коалиция за гражданские свободы (Италия)

Казахстанское международное бюро по правам человека и верховенству права

OMCT – Всемирная организация против пыток (Швейцария)

Хельсинкский фонд за права человека (Польша)

Хельсинкская ассоциация Армении

Косово реабилитационный центр для жертв пыток

Правозащитное Движение «Бир Дуйно-Кыргызстан»

Центр участия и развития (Грузия)

Crude Accountability (США)

Институт мониторинга прав человека (Литва)

Центр исследований правовой политики (Казахстан)

Центр гражданских свобод (Украина)

Болгарский хельсинкский комитет

Правозащитный центр Азербайджана

Правозащитный центр “Весна” (Беларусь)

Нидерландский Хельсинкский комитет

Хельсинкский комитет за права человека в Сербии

Защита прав без границ (Армения)

ZARA – гражданское мужество и борьба с расизмом (Австрия)

Венгерский хельсинкский комитет

Promo LEX (Молдова)

Гражданский контроль (Россия)

Офис гражданских свобод (Таджикистан))

Центр международной защиты (Франция)

Фонд домов прав человека (Норвегия/Швейцария)

Центр правовой трансформации (Беларусь)

Грамадскае аб’яднанне «Беларуская асацыяцыя журналістаў» (Беларусь)

humanrights.ch  (Швейцария)

Норвежский хельсинкский комитет

Источник, 12/03/2018

Свобода религии и убеждений в Украине: срез актуальных вопросов в Украине

Декабрь 22, 2017

Различные аспекты современной ситуации со свободой религии и убеждений в Украине обсудили эксперты на «Правозащитном клубе», который прошел 14 декабря 2017 года в Киеве. В мероприятии приняли участие преподаватели и студенты учебных заведений, сотрудники и волонтеры гражданских и правозащитных организаций, религиоведы, сотрудники органов власти, а также журналисты.

Евгений Харьковщенко, заведующий Кафедрой религиоведения Киевского национального университета имени Тараса Шевченка, доктор философских наук, профессор, раскрыл вопросы автокефалии в истории Вселенского православия.

Данная тема представляет интерес в связи с современными процессами идентичности, происходящими в Украине (гражданская, языковая, религиозная, иная). При рассмотрении вопроса об автокефалии (в Украине этот вопрос сводится больше всего о принадлежности религиозных объектов и общин к Киевскому и Московском патриархате) профессор рассмотрел исторические события и обстоятельства, которые берутся во внимание для признания автокефалий, их территориальной принадлежности, исчисления сроков создания.

Андрей Ферт, аспирант Национального университета «Киево-Могилянская Академия» выступил по вопросу явления «церковного национализма» (на примерах современной Украины и России), его влиянии на свободу вероисповедания. Затронутые аспекты дополнили выступление профессора Харьковщенко, но с другой перспективы.

Один из аспектов выступления Андрея Ферта — пересечение светского государства, которое дает возможность существования разнообразия взглядов и убеждений (религиозных, атеистических, философских), а также теологических взглядов, присущих определенной религиозной общине.

Ирина Богачевскаязаведующий кафедрой философии и педагогики Национального транспортного университета (Украина), доктор философских наук, профессор, привела примеры социального участия религиозных организаций Украины в контексте актуальных вызовов современного времени. В их числе участие общин в общественной жизни и государственного строительства, оказание помощи обществу в эпоху политических и военных событий, помощь пострадавшим и раненным на востоке Украины.

Максим Васин, Исполнительный директор Института религиозной свободы дал обзор текущего состояния законодательства о религиозных организациях и практике его применения. Он раскрыл имеющиеся проблемы перерегистрации религиозных организаций, сохранения статуса неприбыльности, внедрение военного капеланства, новаций в других смежных сферах правового регулирования деятельности и особого статуса общин (религиозных организаций) в Украине.

В мероприятии приняли участие представители органов власти, отвечающие за вопросы свободы религии и убеждений, а также осуществление государственной политики в сфере религии.

Лариса Владыченко, заместитель директора Департамента по делам религий и национальностей Министерства культуры Украины, рассказала о вопросах, которые ставит перед государством развитие ситуации и определенные события. Отношения между общинами и их взаимодействие с органами власти находится под вниманием данного органа власти.

Аннексия Крыма и временная оккупация территорий на востоке Украины требуют реагирования на них каждого органа в пределах его компетенции. Для Департамента по делам религий и национальностей это, прежде всего, касается обеспечения гарантий свободы религии и убеждений, вытекающих из Конституции и законов Украины, а также международных обязательств. Организации Крыма требуют обеспечения регистрация общин в соответствии с законами Украины. Опыт других регионов и практика соседних государств требуют отслеживания ситуации, так как их развитие оказывают влияние на Украину.

Депутат Верховной Рады Виктор Еленский, работающий над вопросами свободы религии и убеждений, рассказал о проводимой работе в Верховной Раде Украины, стоящими вызовами из-за развития ситуации под влиянием политических, внутренних и внешних процессов. Со стороны депутата были даны уточнения по ряду вопросов, поднятых в ходе дискуссии. Господин Еленский также высказал готовность поддержать работу по гармонизации законодательства, создания рабочих групп по определенным вопросам, требующим правового урегулирования.

Дмитрий Кабак, эксперт, много лет работающий над вопросами свободы религии и убеждений (см. www.FreedomIndex.net/Lib), обратил внимание участников встречи на вопросы в контексте религии и убеждений, которые имеют важное региональное и международное значение. Дмитрий Кабак является одним из членов Экспертного совета Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ, которые вовлечены в осуществление текущей деятельности международной организации, созданной правительствами (например, при разработке руководств, проведении мероприятий, выработке комментариев на проекты законов или действующего законодательства по запросу государств – участниц ОБСЕ).

Эксперт затронул вопросы, которые находятся на стыке отличия практики Украины с другими государствами, организациями или регионами: практика государств – участниц СНГ, ШОС и ОДКБ, принимаемые в рамках региональных организаций решений, касающихся сферы религии и убеждений. Изучение данных вопросов позволяет рассматривать вопросы экстрадиции, предоставления убежища, решения отдельных дел с учетом отдельных стран или регионов. В своем выступлении он привел примеры из практики, которые свидетельствуют о возможности использования недостатков для решения внутриполитических вопросов, а также имеющихся противоречий (например, по запрету деятельности определенных организаций).

В ходе дискуссии смогли выступить гости, прошедшие регистрацию на участие в мероприятии. Выступления экспертов доступны в социальных сетях Facebook (на странице мероприятия, личных страницах экспертов, страницах организаций, работающих по теме религии и убеждений), а также в YouTube.

Правозащитный клуб — ежемесячное мероприятие, организуемое Центром гражданских свобод. Одна из встреч была посвящена актуальным вопросам свободы религии и убеждений в Украине. Обычно правозащитный клуб проводится на базе площадки – хаба, кофейни, конференц-зала, которая обеспечивает участие широкой аудитории. После выступления спикеров с тематическими докладами дается время для открытой дискуссии и вопросов.

Результаты поиска:

Если с Сенцовым что-то случится, то виноват будет не только Путин, но и Порошенко, — Томак

Май 21, 2018

«Когда мы говорим об ответственности РФ, должны понимать, что в данном случае ответственность за то, что будет происходить с Олегом Сенцовым, лежит в том числе на украинском государстве, на его активной либо неактивной позиции по его защите». В студии поговорили с правозащитницей Марией Томак.

Ирина Ромалийская: Сенцов уже седьмой день голодает. Объявил он об этом через своего адвоката Дмитрия Динзе, который обнародовал письмо Олега. Единственное требование Сенцова – освободить всех. Замечу, что он не просит освободить или обменять себя. Как ты расцениваешь этот шаг Олега?

Мария Томак: Очень драматический поворот, неожиданный. Олег очень принципиальный человек, это констатировали и представители кинематографической сферы в письме к Макрону. Оно было обнародовано несколько дней назад в преддверии встречи Путина и Макрона с просьбой к Макрону каким-то образом повлиять на Путина, чтобы освободить Олега. Об этом знают все, эта принципиальность – наверное, самый большой риск в этой всей ситуации. Второе обстоятельство – требование освободить всех политзаключенных. Россия не признает политзаключенными людей, которых мы считаем политзаключенными. Реалистичность выполнения этого требования под вопросом — речь идет об очень большом количестве людей. И, конечно, позиция Путина, что Сенцов – террорист. Он не раз высказывал ее, ссылаясь на российские правоохранительные органы, на судебную систему, приговор. Это все очень печально. Сейчас даже нет информации о том, в каком состоянии находится Сенцов. Уже седьмой день он голодает. Все это усложнено местом нахождения Олега — Заполярьем. Это очень далеко, холодно, более-менее оперативно туда может добраться только адвокат. Завтра мы услышим и увидим адвоката Дмитрия Динзе в Киеве. Очень важно, что он приезжает. Надеюсь, с ним встретятся не только украинские журналисты, но и представители власти, от которых мы сейчас ожидаем каких-то активных действий.

Ирина Ромалийская: Олег Сенцов содержится в российских тюрьмах уже четыре года. И впервые он заявил о голодовке. Александр Кольченко, который был задержан и осужден с Олегом, передал письмо, в котором говорит, что Олег всегда говорил, что не стоит идти на такие действия. И вот он объявил о голодовке.

Мария Томак: Мне рассказывал один человек, который общался с Олегом на этапе судебных разбирательств, что Олег якобы говорил: нет смысла, потому что они все равно будут применять принудительное кормление. Наверное, сейчас он посчитал, что других методов привлечения внимания к проблеме нет. Но тут мы все замечаем (и об этом многие говорят), что резонанс не такой, которого мы ожидали.

Ирина Ромалийская: Как по мне, о серьезности намерений свидетельствует тот факт, что, по словам адвоката Дмитрия Динзе, Олег готовился к голодовке, полтора месяца уменьшал потребление пищи. Что сейчас должно делать государство Украина?

Мария Томак: Мне кажется, это самый важный сейчас вопрос. Если отталкиваться от термина «политзаключенный», как правило, речь идет о противостоянии конкретного человека и государства – как правило, гражданином которого он является, на его стороне только какие-то международные организации, общественные силы. В случае с Олегом Сенцовым, как мне представляется, у него должна быть поддержка прежде всего в лице украинского государства —  он пострадал и страдает за прогосударственную позицию.

Насколько я понимаю, сейчас никаких проактивных действий нет – ни у кого особенной обеспокоенности голодовка Сенцова не вызывает. Я не говорю о заявлениях в Твиттере президента. Спасибо большое, но у меня вопрос: что дальше? Предпринимаются ли какие-то меры государством? Или соцсети – единственный инструмент государственной политики на сегодняшний день?

Мне кажется, когда мы говорим об ответственности РФ, мы должны понимать, что в данном случае ответственность за то, что будет происходить с Олегом Сенцовым, лежит в том числе на украинском государстве, на его активной либо неактивной позиции по его защите. Поскольку никаких ответственных лиц до сих пор нет, нет людей,  институций, которые бы отвечали за переговорный процесс по узникам Кремля, я считаю, что это будет ответственность лично президента Порошенко. Если с Сенцовым что-то случится, будет виноват не только Путин, но и Порошенко.

Ирина Ромалийская: Что это могут быть за активные действия?

Мария Томак: Например, 24 мая состоится встреча Макрона с Путиным. Уже есть заявления общественных структур, гражданского общества, мы тоже пытались передать какие-то сообщения в администрацию Макрона. Но это совсем не то, как если бы с администрацией Макрона связалась бы администрация президента Украины. Возможно, это происходит, мы об этом не знаем. Но насколько я понимаю, нет.

Я понимаю, что встреча может ничем и не завершиться. Даже если будет какое-то обращение, Путин может его проигнорировать. Но мне кажется, надо использовать все эти возможности. Лучше всего, когда такие обращения и просьбы выступить в качестве переговорщика исходят от государства.

Недавно приходилось слышать и от представителей Европарламента, что украинское государство недостаточно активно поднимает эту тему. Очень часто мне приходится видеть, что наши западные партнеры в лице евродепутатов, сотрудников министерств иностранных дел знают больше о ситуации с политзаключенными, чем люди, которые у нас должны этим заниматься.

Источник, 20/05/2018

В Украине более 20 организаций будут совместно противодействовать атакам на гражданское общество

Апрель 12, 2018

Правозащитники фиксируют увеличение давления со стороны власти на активистов в регионах Украины с начала 2018 года.

Киев. 11 апреля. УНИАН. В Киеве состоялась презентация меморандума о создании Коалиции в защиту гражданского общества в Украине, подписанного рядом общественных организаций, среди которых представительство Freedom House в Украине и Украинский Хельсинский союз по правам человека (УХСПЧ).

Как передает собственный корреспондент, в пресс-конференции в УНИАН приняли участие исполнительный директор УХСПЧ Александр Павличенко, координатор Благотворительного фонда «Восток SOS» Александра Дворецкая, заместитель председателя правления Центр гражданских свобод Александра Романцова.

В частности, по словам исполнительного директора Украинского Хельсинского союза по правам человека Александра Павличенко процесс создания коалиции начался год назад.

Как отмечают активисты, Верховная Рада Украины, несмотря на обещания депутатов разных фракций 3 апреля провалила включения в повестку дня депутатские и президентские законопроекты об отмене е-деклараций для активистов.

«С начала 2018 года общественные организации фиксируют увеличение давления на активистов в регионах. Нападения на мирные собрания и физическое насилие к отдельным общественным деятелям остаются без расследования и соответствующего внимания правоохранительных органов, а в некоторых случаях — приводят к убийству», — отметила координатор Благотворительного фонда «Восток SOS» Александра Дворецкая.

По словам заместителя председателя правления Центр гражданских свобод Александры Романцовой давление на представителей гражданского общества осуществляется через фиктивные уголовные дела и проверки финансовой деятельности организаций.

Поэтому представители неправительственных организаций решили создать Коалицию в защиту гражданского общества.

«Мы, представители неправительственных организаций, правозащитники, общественные активисты, журналисты, юристы и другие неравнодушные граждане, выражаем глубокую обеспокоенность по поводу угрожающих тенденций для гражданского общества в Украине и наступления на свободу объединений и ассоциаций», — говорится в меморандуме.

Отмечается, что гражданское общество играет ключевую роль на пути демократического развития страны, для утверждения верховенства права и соблюдения прав человека и основных свобод.

Активисты убеждены, что работа общественных активистов является важной в борьбе со злоупотреблениями власти, контроле за ее действиями и содействии проведению реформ в Украине.

В меморандуме подчеркивается, что «установление на законодательном уровне финансового контроля за антикоррупционными активистами в сочетании с уголовной ответственностью и попытки введения дальнейших неоправданных и несоразмеримых ограничений для деятельности всех общественных объединений, а также многочисленные случаи преследования неправительственных организаций и отдельных активистов, включительно со сфабрикованными уголовными делам и дискредитационными кампаниями против авторитетных организаций и активистов, угрозами и физическими нападениями на активистов при отсутствии эффективного расследования таких случаев создают препятствия для развития всего гражданского общества и являются угрозой для демократических стремлений Украины как европейского государства».

Представители гражданского общества призывают власти немедленно принять все необходимые меры, чтобы остановить разносторонние притеснения, противоречащие международным обязательствам Украины относительно свободы объединений и ассоциаций, а также по защите правозащитников, журналистов и антикоррупционных активистов.

«Осознавая необходимость совместных действий, солидарности в защите гражданского общества в Украине, мы объявляем о создании коалиции, которая объединит усилия неправительственных организаций, общественных активистов, журналистов, юристов и других заинтересованных лиц для консолидированного противодействия как отдельным угрозам, так и попыткам системного наступления власти на гражданское общество и свободу объединений в Украине», — говорится в меморандуме.

Коалиция в защиту гражданского общества является неполитическим объединением и действует на основе принципов уважения прав человека, ненасилия и недискриминации.

Коалиция ставит перед собой задачу продвигать ценности прав человека и идеи гражданского общества, распространять информацию о важности деятельности правозащитников, журналистов и общественных активистов, действующих в защиту общественных интересов, проводить мониторинг случаев преследования правозащитников, журналистов и активистов, анализировать формы давления на них и угрозы их деятельности, включительно с мониторингом и анализом законодательства, которое ухудшает состояние общественного сектора в Украине и разработать систему неотложных мер реагирования на случаи преследования и угроз в сторону правозащитников, журналистов и общественных активистов, включительно с юридической, информационной и другой помощью и поддержкой в случае преследований.

Также коалиция намерена стимулировать быстрое, эффективное и беспристрастное расследование уголовных дел по фактам нападений на правозащитников, журналистов и общественных активистов, а также привлечение виновных к ответственности и принятие всех необходимых мер для предотвращения новых нападений и продвигать изменения в национальное законодательство таким образом, чтобы оно не мешало и не затрудняло деятельность общественных организаций и отдельных активистов, в частности тех, которые прилагают усилия к борьбе с коррупцией.

Среди подписантов по состоянию на 11 апреля — Центр информации о правах человека, представительство Freedom House в Украине, Центр Гражданских Свобод, Украинский независимый центр политических исследований, Благотворительный фонд «Восток-SOS», Украинский Хельсинский союз по правам человека, Ассоциация украинских мониторов соблюдения прав человека в деятельности правоохранительных органов (Ассоциация УМДПЧ), Экспертный центр по правам человека, ОО «Кризисный медиа-центр «Северский Донец», ОО» Правозащитный ЛГБТ центр «Наш мир», Бюро социальных и политических разработок, БО Другая, ОО «Tru th Hounds» , Донецкий институт информации, Украинский институт по правам человека, Платформа прав человека, ОО «Гражданское общество онлайн», Луганский областной правозащитный центр «Альтернатива», Региональный общественный благотворительный фонд «Право и Демократия», Центр экономической стратегии, Кримскотатарский Ресурсный Центр , ЗОБФ «Гендер Зед», ОО «Терго», The Open Dialog Foundation, Молодежная организация «СТАН», ОО «Театр для диалога», ОО «Центр поддержки общественных и культурных инициатив «Тамариск», Общественная организация «МАРТ».

Видео тут.

Источник, 11/04/2018.

«Люди для России – ресурс». Зачем объединились родные украинских «заложников Кремля»

Апрель 11, 2018

В украинских тюрьмах находятся 23 гражданина России, осужденных или ждущих суда по преступлениям, связанным с вооруженным конфликтом в Донбассе или аннексией Крыма. Среди них есть и несколько российских военнослужащих, которых Москва таковыми не признает. В российских тюрьмах находится намного больше украинцев, на родине считающихся политзаключенными: 66 человек. 40 из них – в Крыму и 24 – на территории России. В начале апреля при украинском Министерстве по делам оккупированных территорий был создан «отдел по вопросам лиц, лишенных личной свободы». Его возглавил Игорь Гриб – отец 19-летнего Павла Гриба, выманенного под предлогом встречи со знакомой в Белоруссию, похищенного сотрудниками ФСБ и обвиненного в подготовке теракта в одной из школ города Сочи.

Во время последнего крупного обмена военнопленными между Украиной и самопровозглашенными республиками Донбасса в конце прошлого года президент Украины Петр Порошенко заявил, что граждане России в подобных обменах фигурировать не будут. Вместо этого их планируют обменять на украинцев, находящихся в тюрьмах в России и в аннексированном Крыму. По словам Порошенко, в первую очередь украинские власти будут добиваться возвращения обвиненного в шпионаже журналиста информагентства «Укринформ» Романа Сущенко, режиссера Олега Сенцова и осужденного с ним в рамках одного дела Александра Кольченко, а также осужденных за участие в боевых действиях во время первой чеченской войны Станислава Клыха и Николая Карпюка (четверо из них, кроме Романа Сущенко, есть в списке политзаключенных «Мемориала»).

4 апреля представитель Украины в гуманитарной подгруппе Трехсторонней контактной группы Ирина Геращенко рассказала, что 23 гражданина России, в основном осужденные за преступления против суверенитета и территориальной целостности Украины, могут быть предложены для обмена. «Теперь мы ожидаем реакции и ответа российской стороны на эти инициативы», – заявила Геращенко.

Значительная диспропорция в количестве узников, чье заключение связано с протестами во время Евромайдана, событиями в Крыму и Донбассе, заметна невооруженным взглядом: у России их больше, у Украины – меньше. Представители Объединения родственников политзаключенных Кремля, сначала возникшего как неформальное объединение, а в конце минувшего года получившего официальную регистрацию, не раз призывали власти создать механизм для переговоров между двумя странами. Один из участников объединения, Игорь Котелянец, чей брат, ветеран боевых действий на востоке Украины Евгений Панов ожидает в Крыму суда по обвинению в подготовке диверсий и незаконном хранении и перевозке боеприпасов, считает, что Украине придется задействовать для обмена другие страны:

– Наша главная проблема заключается в том, что нет специального полномочного, который был бы ответственен за работу по освобождению наших родных. У нас есть переговоры с Россией и с террористами с востока в рамках минского формата. Но там они ведутся по заложникам, которых содержат террористы на востоке страны, в захваченных районах Донецкой и Луганской областях. А наши родные – это заложники из другой категории. Это заложники, которых удерживает непосредственно Российская Федерация либо на территории Крыма, либо на российской территории. Часть из них была задержана на территории Крыма, часть – на территории РФ, кого-то туда вывезли, то есть истории у всех разные. Но никаких переговоров на официальном уровне, к сожалению, пока еще нет. Этот вопрос очень политизирован.

Наша цель – уменьшить политическую составляющую и перевести этот вопрос в плоскость гуманитарную, потому что мы говорим об освобождении людей. А когда мы говорим об освобождении людей, мы в том числе вспоминаем, что есть граждане России, которые были задержаны на территории Украины, кадровые военные или просто наемники, которые приехали воевать к нам на восток, и в освобождении своих граждан Россия могла бы быть заинтересована. Такой формат обмена сейчас очень актуален. Просто у нас на межгосударственном уровне нет достаточной поддержки, чтобы этот вопрос кто-то как-то формализовал, инициировал официальные переговоры, создал какую-то площадку для переговоров. Пока этого нет – это наша главная проблема. Поэтому мы о ней везде говорим, чтобы найти переговорщика. В то же время мы понимаем, что если за год нашей деятельности нам не удалось внутри страны найти такого человека, нам совершенно точно нужна поддержка европейских политиков или государственных лидеров, которые могли бы быть заинтересованы в том, чтобы взять на себя работу по освобождению людей. Прецедент уже есть: политзаключенных Ильми Умерова и Ахтема Чийгоза освободили в конце октября прошлого года благодаря президенту Турции, который договорился с Путиным об обмене. Эрдоган отдал двух российских шпионов, взамен Путин отдал двух крымских политзаключенных. Такой формат сработал. Возможно, лидеры других европейских государств тоже могли бы быть заинтересованы в таких переговорах и в том, чтобы их страна взяла на себя гуманитарную миссию по освобождению украинских заложников.

– Тем не менее, существует официальная позиция России, по крайней мере она была озвучена со слов матери российского военнослужащего Виктора Агеева, который был задержан украинскими силовиками под Луганском. Она написала обращение в МИД России с просьбой содействовать обмену сына и получила ответ, что Россия «не является стороной конфликта и не может никого обменять». Как можно преодолеть такую позицию?

– Эта проблема существует везде. России кто-то должен предложить некий формат переговоров, в котором она должна быть заинтересована. Главная наша проблема в контексте переговоров заключается в том, что Украина заинтересована в своих людях, Украина хочет вернуть своих граждан. И украинское общество очень чувствительно к этой проблеме. В информационном пространстве одна из топовых тем – украинские заложники. В России, напротив, эта тема замалчивается, она непопулярна, она никому не нужна. Российские власти, в принципе, заинтересованы в том, чтобы ее замалчивать. Моя оценка и оценка нашего объединения такова: в России воспринимают людей как материал, как ресурс, схватили одних – пошлют других. Там никто за людей не борется, никто в них не заинтересован. Заинтересованность может быть, если России предложить на обмен ее людей. Такие люди могут содержаться не только в Украине. Как показывает турецкий опыт, они могут содержаться в любых странах мира. Например, в США. Мы точно знаем, что там такие люди есть. Если бы мы смогли найти человека, возможно, лидера какого-то европейского государства, из уст которого прозвучат конкретные предложения Путину, тогда эта проблема может получить шанс на решение.

– Помимо решения главной проблемы, освобождения родных, члены Объединения родственников политзаключенных Кремля сталкиваются и с практическими сложностями: необходимостью ездить в другую страну, чтобы участвовать в судебных заседаниях, оплачивать адвоката. Пытается ли ваше объединение решать и эти проблемы, помогать родственникам?

– Главнейшая проблема – это оплата адвоката, поездки, передачи. Заключенные находятся в ужасных условиях. То, что им предлагается в качестве еды, едой не является. Если не делать передачи узнику, по сути, это медленная смерть. Он там не получает ничего съедобного. Эти вопросы мы тоже пытаемся решать. Нам очень сильно помогают правозащитные организации. У нас по многим узникам есть адвокаты, которых помогают оплачивать международные фонды, направляющие средства на программы по поддержке демократии, поддержке прав человека. Но эти деньги не вечные.

Если взять историю моего брата, Евгения Панова, у нас была такая поддержка, но она закончилась в конце 2017 года. Сейчас у нас средств нет, мы сейчас их ищем. Вместе с тем в прошлом году мы говорили об этой проблеме с властями, говорили, что государство должно помогать в обеспечении потребностей политзаключенных. На данный момент родственники тех узников, которые содержатся на территории России, имеют возможность обратиться в Министерство иностранных дел для получения финансовой поддержки – чтобы сделать передачу или оплатить адвоката. Те политические заключенные, которые содержатся на территории Крыма, находятся в зоне ответственности Министерства по делам оккупированных территорий. Там сейчас разрабатывается порядок использования средств.

Оплата адвоката – это очень дорого, от 1 до 5 тысяч долларов в месяц. Нам нужны адвокаты, которые могут работать в российском правовом поле и которые готовы очень многим рисковать, соглашаясь на работу по защите украинских политических узников. Они вынуждены сталкиваться с определенными сложностями. Например, адвокаты, занимающиеся делом моего брата, сейчас работают в долг, пока я ищу необходимые средства.

– Ваш брат, Евгений Панов, сейчас находится в заключении в Крыму. В каких условиях содержится Евгений? Были сообщения, что он подвергался пыткам.

– Я, к сожалению, не могу с ним видеться. Адвокаты запрещают ездить родственникам мужского пола на территорию Крыма и в Россию, потому что они знают, что группа риска – это те, кого могут взять и сказать: «Вот, приехал еще один террорист, шпион…» Женщин, особенно матерей, они не трогают. В основном, ездят матери и жены. Раз в два-три месяца к брату ездит наша мама, но это разрешили только осенью прошлого года. У нее уже было три свидания: понятное дело, через стекло, очень непродолжительных. Брат в ужасном состоянии, ему не оказывается медицинская помощь. После пыток он хромает, у него очень болят колени и спина, зубы вываливаются. В этом плане ситуация ужасная. Но он стойкий, держится. Пытки были. Самые ужасные пытки были в самом начале, когда только разыгрывалась эта история. Все дело в том, что накануне переговоров в «нормандском формате» России нужны были какие-то причины не участвовать в этих переговорах. Поэтому там придумали, что Украина «послала в Крым своих террористов». История была разыграна на внешнюю аудиторию, на европейскую. Вышел тогда Путин и дал комментарий, что Украина вообще не может быть субъектом переговоров, мол, что с ней разговаривать, если там только террористические методы. Вот такая история была отыграна. Они четыре дня его мучили: содержали в подвале, пытали электрическим током. У него даже кожа полопалась. Все это видно на видео.

После этого его от нас долгое время прятали. Его держали в информационном вакууме, убеждали в том, что он никому не нужен, что о нем никто не знает, что единственный выход остаться в живых – это подписать сделку со следствием и согласиться с позицией России, что он диверсант-террорист и на заказ Украины что-то хотел там подорвать, какие-то заводы, пароходы. Было много психологических пыток. Они, как правило, помещают в какие-то камеры с крысами, с клопами, с невыносимыми условиями. Когда-то подсаживали к нему больного туберкулезом, чтобы он быстрее пошел на все это. Если посмотреть российское законодательство, под арестом человек может содержаться только один год, а они его содержат уже полтора года в нарушение собственных законов. Его предупреждали: «Если пойдешь на сделку со следствием, то дадим 5 лет и где-то недалеко от Украины будешь отбывать так называемое наказание. А если – нет, то 20 лет тебе светит. На север отправим, как Сенцова, и ничего тебя уже не спасет». Но мы верим, что добьемся своего, обменяем и освободим его. Поэтому ни на какой шантаж он не поддается и на их условия не соглашается. Он ждет, надеется, а мы все делаем для того, чтобы освобождение состоялось. На заседаниях суда нам присутствовать не разрешают, только свидания. Мама во время свиданий передает ему хоть какую-то информацию, чтобы он понимал, что о нем знают, за него борются и мы никогда в жизни его не бросим. Человека, который находится в информационном вакууме, очень легко обработать, у него могут опуститься руки, он может начать верить тому, что говорит ФСБ. Но он молодец. Он держится. Он очень сильный человек, поэтому я уверен, что мы это все до конца пройдем, освободим и все будет хорошо.

Источник, 10.04.2018.

Александра Романцова – о преследованиях активистов на территории аннексированного Крыма

Март 31, 2018

Александра Романцова, заместительница главы правления Центра гражданских свобод – о преследованиях российскими властями крымскотатарских и украинских активистов на территории аннексированного Крыма.

Платформа «Гражданская солидарность»: Требуем остановить волну насилия в отношении гражданских активистов в России

Март 13, 2018

Международная Платформа «Гражданская солидарность» выступила с заявлением, в котором выразила обеспокоенность сообщениями о волне пыток, жестокого обращения и насильственных исчезновений в отношении активистов антифашистского движения в России, совершаемых в последние месяцы сотрудниками ФСБ. НКО-члены «Гражданской солидарности» требуют немедленного прекращения этого незаконного обращения с задержанными, тщательного и объективного расследования сообщений о пытках и привлечения виновных к ответственности. Они призывают межправительственные организации обратить самое пристальное внимание на эту ситуацию и вступить в срочный диалог с российскими властями с целью решения этой проблемы.

Платформа «Гражданская Солидарность» – широкая международная сеть гражданских организаций и групп из стран региона ОБСЕ, а также международных НПО, заинтересованных в совместной деятельности по продвижению и защите прав человека в регионе ОБСЕ, готовых координировать свои усилия в этом направлении, продвигать общие позиции и оказывать друг другу взаимную поддержку и помощь. Действует более 6 лет в рамках ОБСЕ и включает в себя более 80 организаций-членов из 30 стран Европы, Азии и Америки (www.civicsolidarity.org).

Текст заявления:

Россия: требуем остановить волну насилия в отношении гражданских активистов

Мы, члены Платформы «Гражданская солидарность», выражаем глубокую обеспокоенность сообщениям[1] о волне пыток, жестокого обращения и насильственных исчезновений в отношении активистов антифашистского движения в России, совершаемых в последние месяцы сотрудниками Федеральной службы безопасности России. Мы требуем немедленного прекращения этого незаконного обращения с задержанными, тщательного и объективного расследования сообщений о пытках и привлечения виновных к ответственности. Мы призываем межправительственные организации обратить самое пристальное внимание на эту ситуацию и вступить в срочный диалог с российскими властями с целью решения этой проблемы.

С октября 2017 г. по январь 2018 г. в разных регионах страны органами Федеральной службы безопасности (ФСБ) России по подозрению в участии в террористическом сообществе были арестованы восемь активистов антифашистского движения. Большинство из них вскоре после задержания дали признательные показания, и всем им были предъявлены обвинения. Однако позже стало известно, что признательные показания были получены сотрудниками ФСБ России под пытками.

Задержание подозреваемых сопровождалось избиениями, пытками и длительной изоляцией от родственников и адвокатов, в некоторых случаях продолжавшейся несколько суток. Очевидно, что целью следственных органов ФСБ было получение признательных показаний в первые часы и дни после задержания. Применение пыток в Санкт-Петербурге зафиксировано личными показаниями задержанных и осмотрами членов Общественной наблюдательной комиссии (ОНК). Кроме того, были собраны медицинские свидетельства, подтверждающие наличие следов пыток. Информации о процедуре задержания и насильственных действиях в отношении обвиняемых из Пензы существенно меньше. Родственники и друзья обвиняемых не смогли привлечь внимания правозащитных организаций в момент задержания в силу практически полного отсутствия последних в регионе. В составе пензенской ОНК на данный момент отсутствуют представители независимых гражданских организаций, которые были бы готовы фиксировать и предавать огласке случаи применения пыток в следственном изоляторе. Сотрудники ФСБ постоянно требовали, угрожая вновь применить пытки, и продолжают требовать от обвиняемых и их родственников не контактировать с журналистами и правозащитниками, не передавать информацию в СМИ в качестве условия безопасности и отказа от дальнейших пыток задержанных. Тем не менее, в феврале 2018 года двое обвиняемых в Пензе все-таки обнародовали информацию о примененных в отношении них пытках. Это привело к тому, что пытки и угрозы со стороны следователей ФСБ возобновились, и активисты отказались от своих показаний под запись видеокамеры.

Практика применения пыток и жестокого обращения в отношении задержанных с целью получения признательных показаний, а также в отношении заключенных как инструмент подавления их воли и наказания за активные действия в свою защиту, к сожалению, сегодня является широко распространенной в России. Правозащитные организации каждый год получают сотни сообщений о случаях пыток и жестокого обращения из разных регионов страны, в которых, как правило, обвиняются либо сотрудники пенитенциарной системы, либо сотрудники органов внутренних дел.  В деле против антифашистов мы наблюдаем две очень тревожные новые тенденции. Во-первых, использование статей Уголовного кодекса РФ, направленных на борьбу с терроризмом, против гражданских активистов. И во-вторых, применение пыток на стадии следствия именно со стороны сотрудников ФСБ — обстоятельство, вызывающее дополнительные опасения в безнаказанности. Правозащитникам до настоящего момента неизвестно ни об одном случае привлечения к ответственности сотрудников спецслужб за применение пыток или жестокого обращения, либо же участия в насильственных исчезновениях.

В указанном деле, людей задерживают по весьма расплывчатым обвинениям в создании террористического сообщества, пытками выбивают из них показания о том, что они якобы готовили теракты в преддверии президентских выборов и Чемпионата мира по футболу, родственников угрозами заставляют молчать. Эти явления вызывают еще большую озабоченность на фоне происходящих репрессий в Турции, где правозащитники и журналисты подвергаются систематическим преследованиям и получают абсурдные обвинения именно под предлогом борьбы с терроризмом. Подобная практика существует и в ряде государств Центральной Азии.»

Учитывая вышесказанное, мы призываем российские власти:

  • немедленно прекратить пытки и жестокое обращение в отношении задержанных в Пензе и Санкт-Петербурге и в целом в российских СИЗО;
  • прекратить практику запугивания родственников и друзей обвиняемых;
  • обеспечить незамедлительное, тщательное, объективное и независимое расследование заявлений о пытках и другом недозволенном обращении в отношении задержанных и привлечь к ответственности всех виновных;
  • направить приглашения на посещение страны спецдокладчику ООН по вопросу о пытках и другим соответствующим тематическим процедурам ООН, Комитету по предотвращению пыток Совета Европы и представителям БДИПЧ ОБСЕ и обеспечить им беспрепятственный доступ к задержанным и заключенным в полном соответствии с мандатами этих органов.

Мы призываем российские средства массовой информации и российских граждан:

  • открыто заявлять об абсолютной нетерпимости к таким методам работы представителей спецслужб и представителей правоохранительных органов, как пытки и унижение человеческого достоинства,
  • держать в фокусе и не ослаблять внимания общества к расследованию уже известных случаев пыток со стороны представителей спецслужб и правоохранительных органов;
  • не поощрять своим безразличием и невниманием к этой теме тотальную безнаказанность и полное развязывание рук спецслужбам, которые пытают людей.

Мы призываем международное сообщество:

  • публично осудить действия представителей российских спецслужб, причастных к применению пыток;
  • потребовать от российских властей тщательного, объективного и независимого расследования случаев пыток с дальнейшим привлечением к ответственности всех виновных;
  • внимательно следить за ситуацией с целью недопущения развития данной тревожной практики использования борьбы с терроризмом для подавления независимых голосов в России и незамедлительно реагировать на новые случаи нарушения фундаментальных прав и свобод и преследования гражданских активистов.

Мы призываем Специального докладчика ООН по вопросу о пытках и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видах обращения и наказания и Специального докладчика ООН по вопросам поощрения и защиты прав человека в условиях борьбы с терроризмом:

  • рассмотреть в приоритетном порядке в рамках процедуры срочных обращений (urgent appeals) сообщения о пытках обвиняемых в терроризме активистов антифашистского движения и по результатам направить письмо в российский МИД с требованием к государству обеспечить физическую и психологическую безопасность обвиняемых;
  • запросить у России приглашение на посещение страны в рамках своего мандата.

Мы призываем Комитет по предотвращению пыток Совета Европы:

  • внимательно изучить сообщения о пытках в отношении активистов антифашистского движения, дать им оценку и рассмотреть вопрос о проведении незапланированного визита (extraordinary visit) в Россию с целью изучения данного дела, посещения обвиняемых в СИЗО и выпуска доклада.

Мы призываем страны-члены ООН:

  • обратить внимание на данное дело, задать соответствующие вопросы делегации Российской Федерации при рассмотрении ситуации в правами человека в России в рамках процедуры Универсального периодического отчёта в мае 2018 года.

Мы призываем страны-члены ОБСЕ:

  • внимательно отслеживать развитие ситуации по данного делу, требовать от России прекращения практики пыток и других нарушений прав человека в отношении обвиняемых, привлечения к ответственности всех виновных в нарушениях прав человека.

Мы призываем директора БДИПЧ ОБСЕ:

  • в рамках процедуры мониторинга судебных процессов рассмотреть вопрос о создании мониторинговой группы по наблюдению за этими судебными процессами и включения представителя программы БДИПЧ по пыткам в состав мониторинговой группы.

Мы призываем Председательство ОБСЕ и Генерального секретаря ОБСЕ:

  • оказать политическую поддержку и обеспечить фасилитацию диалога по вопросу создания мониторинговой группы по наблюдению за этими судебными процессами.

Московская Хельсинкская Группа (Россия)

Фонд «Общественный вердикт» (Россия)

Центр развития демократии и прав человека (Россия)

Freedom files (Польша/Россия)

Информационно-аналитический центр «Сова» (Россия)

Правозащитная группа «Гражданин. Армия. Право» (Россия)

Международное Молодежное Правозащитное Движение (Россия)

Женщины Дона (Россия)

Хельсинкская гражданская ассамблея-Ванадзор (Армения)

Региональный центр стратегических исследований (Азербайджан/Грузия)

Международное партнерство за права человека (Бельгия)

Белорусский дом прав человека им. Бориса Звоскова (Беларусь / Литва)

Ассоциация УМДПЛ (Украина)

Клуб Разнообразие (Австрия)

Австрийская хельсинкская ассоциация (Австрия)

SOLIDARUS e.V (Германия)

Общественная ассоциация “Достоинство” (Казахстан)

Truth Hounds (Украина)

Македонский хельсинкский комитет

Хельсинкский комитет Армении

DRA — Немецко-русский обмен (Германия)

CILD – Итальянская коалиция за гражданские свободы (Италия)

Казахстанское международное бюро по правам человека и верховенству права

OMCT – Всемирная организация против пыток (Швейцария)

Хельсинкский фонд за права человека (Польша)

Хельсинкская ассоциация Армении

Косово реабилитационный центр для жертв пыток

Правозащитное Движение «Бир Дуйно-Кыргызстан»

Центр участия и развития (Грузия)

Crude Accountability (США)

Институт мониторинга прав человека (Литва)

Центр исследований правовой политики (Казахстан)

Центр гражданских свобод (Украина)

Болгарский хельсинкский комитет

Правозащитный центр Азербайджана

Правозащитный центр “Весна” (Беларусь)

Нидерландский Хельсинкский комитет

Хельсинкский комитет за права человека в Сербии

Защита прав без границ (Армения)

ZARA – гражданское мужество и борьба с расизмом (Австрия)

Венгерский хельсинкский комитет

Promo LEX (Молдова)

Гражданский контроль (Россия)

Офис гражданских свобод (Таджикистан))

Центр международной защиты (Франция)

Фонд домов прав человека (Норвегия/Швейцария)

Центр правовой трансформации (Беларусь)

Грамадскае аб’яднанне «Беларуская асацыяцыя журналістаў» (Беларусь)

humanrights.ch  (Швейцария)

Норвежский хельсинкский комитет

Источник, 12/03/2018

Свобода религии и убеждений в Украине: срез актуальных вопросов в Украине

Декабрь 22, 2017

Различные аспекты современной ситуации со свободой религии и убеждений в Украине обсудили эксперты на «Правозащитном клубе», который прошел 14 декабря 2017 года в Киеве. В мероприятии приняли участие преподаватели и студенты учебных заведений, сотрудники и волонтеры гражданских и правозащитных организаций, религиоведы, сотрудники органов власти, а также журналисты.

Евгений Харьковщенко, заведующий Кафедрой религиоведения Киевского национального университета имени Тараса Шевченка, доктор философских наук, профессор, раскрыл вопросы автокефалии в истории Вселенского православия.

Данная тема представляет интерес в связи с современными процессами идентичности, происходящими в Украине (гражданская, языковая, религиозная, иная). При рассмотрении вопроса об автокефалии (в Украине этот вопрос сводится больше всего о принадлежности религиозных объектов и общин к Киевскому и Московском патриархате) профессор рассмотрел исторические события и обстоятельства, которые берутся во внимание для признания автокефалий, их территориальной принадлежности, исчисления сроков создания.

Андрей Ферт, аспирант Национального университета «Киево-Могилянская Академия» выступил по вопросу явления «церковного национализма» (на примерах современной Украины и России), его влиянии на свободу вероисповедания. Затронутые аспекты дополнили выступление профессора Харьковщенко, но с другой перспективы.

Один из аспектов выступления Андрея Ферта — пересечение светского государства, которое дает возможность существования разнообразия взглядов и убеждений (религиозных, атеистических, философских), а также теологических взглядов, присущих определенной религиозной общине.

Ирина Богачевскаязаведующий кафедрой философии и педагогики Национального транспортного университета (Украина), доктор философских наук, профессор, привела примеры социального участия религиозных организаций Украины в контексте актуальных вызовов современного времени. В их числе участие общин в общественной жизни и государственного строительства, оказание помощи обществу в эпоху политических и военных событий, помощь пострадавшим и раненным на востоке Украины.

Максим Васин, Исполнительный директор Института религиозной свободы дал обзор текущего состояния законодательства о религиозных организациях и практике его применения. Он раскрыл имеющиеся проблемы перерегистрации религиозных организаций, сохранения статуса неприбыльности, внедрение военного капеланства, новаций в других смежных сферах правового регулирования деятельности и особого статуса общин (религиозных организаций) в Украине.

В мероприятии приняли участие представители органов власти, отвечающие за вопросы свободы религии и убеждений, а также осуществление государственной политики в сфере религии.

Лариса Владыченко, заместитель директора Департамента по делам религий и национальностей Министерства культуры Украины, рассказала о вопросах, которые ставит перед государством развитие ситуации и определенные события. Отношения между общинами и их взаимодействие с органами власти находится под вниманием данного органа власти.

Аннексия Крыма и временная оккупация территорий на востоке Украины требуют реагирования на них каждого органа в пределах его компетенции. Для Департамента по делам религий и национальностей это, прежде всего, касается обеспечения гарантий свободы религии и убеждений, вытекающих из Конституции и законов Украины, а также международных обязательств. Организации Крыма требуют обеспечения регистрация общин в соответствии с законами Украины. Опыт других регионов и практика соседних государств требуют отслеживания ситуации, так как их развитие оказывают влияние на Украину.

Депутат Верховной Рады Виктор Еленский, работающий над вопросами свободы религии и убеждений, рассказал о проводимой работе в Верховной Раде Украины, стоящими вызовами из-за развития ситуации под влиянием политических, внутренних и внешних процессов. Со стороны депутата были даны уточнения по ряду вопросов, поднятых в ходе дискуссии. Господин Еленский также высказал готовность поддержать работу по гармонизации законодательства, создания рабочих групп по определенным вопросам, требующим правового урегулирования.

Дмитрий Кабак, эксперт, много лет работающий над вопросами свободы религии и убеждений (см. www.FreedomIndex.net/Lib), обратил внимание участников встречи на вопросы в контексте религии и убеждений, которые имеют важное региональное и международное значение. Дмитрий Кабак является одним из членов Экспертного совета Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ, которые вовлечены в осуществление текущей деятельности международной организации, созданной правительствами (например, при разработке руководств, проведении мероприятий, выработке комментариев на проекты законов или действующего законодательства по запросу государств – участниц ОБСЕ).

Эксперт затронул вопросы, которые находятся на стыке отличия практики Украины с другими государствами, организациями или регионами: практика государств – участниц СНГ, ШОС и ОДКБ, принимаемые в рамках региональных организаций решений, касающихся сферы религии и убеждений. Изучение данных вопросов позволяет рассматривать вопросы экстрадиции, предоставления убежища, решения отдельных дел с учетом отдельных стран или регионов. В своем выступлении он привел примеры из практики, которые свидетельствуют о возможности использования недостатков для решения внутриполитических вопросов, а также имеющихся противоречий (например, по запрету деятельности определенных организаций).

В ходе дискуссии смогли выступить гости, прошедшие регистрацию на участие в мероприятии. Выступления экспертов доступны в социальных сетях Facebook (на странице мероприятия, личных страницах экспертов, страницах организаций, работающих по теме религии и убеждений), а также в YouTube.

Правозащитный клуб — ежемесячное мероприятие, организуемое Центром гражданских свобод. Одна из встреч была посвящена актуальным вопросам свободы религии и убеждений в Украине. Обычно правозащитный клуб проводится на базе площадки – хаба, кофейни, конференц-зала, которая обеспечивает участие широкой аудитории. После выступления спикеров с тематическими докладами дается время для открытой дискуссии и вопросов.

Результаты поиска:

Если с Сенцовым что-то случится, то виноват будет не только Путин, но и Порошенко, — Томак

Май 21, 2018

«Когда мы говорим об ответственности РФ, должны понимать, что в данном случае ответственность за то, что будет происходить с Олегом Сенцовым, лежит в том числе на украинском государстве, на его активной либо неактивной позиции по его защите». В студии поговорили с правозащитницей Марией Томак.

Ирина Ромалийская: Сенцов уже седьмой день голодает. Объявил он об этом через своего адвоката Дмитрия Динзе, который обнародовал письмо Олега. Единственное требование Сенцова – освободить всех. Замечу, что он не просит освободить или обменять себя. Как ты расцениваешь этот шаг Олега?

Мария Томак: Очень драматический поворот, неожиданный. Олег очень принципиальный человек, это констатировали и представители кинематографической сферы в письме к Макрону. Оно было обнародовано несколько дней назад в преддверии встречи Путина и Макрона с просьбой к Макрону каким-то образом повлиять на Путина, чтобы освободить Олега. Об этом знают все, эта принципиальность – наверное, самый большой риск в этой всей ситуации. Второе обстоятельство – требование освободить всех политзаключенных. Россия не признает политзаключенными людей, которых мы считаем политзаключенными. Реалистичность выполнения этого требования под вопросом — речь идет об очень большом количестве людей. И, конечно, позиция Путина, что Сенцов – террорист. Он не раз высказывал ее, ссылаясь на российские правоохранительные органы, на судебную систему, приговор. Это все очень печально. Сейчас даже нет информации о том, в каком состоянии находится Сенцов. Уже седьмой день он голодает. Все это усложнено местом нахождения Олега — Заполярьем. Это очень далеко, холодно, более-менее оперативно туда может добраться только адвокат. Завтра мы услышим и увидим адвоката Дмитрия Динзе в Киеве. Очень важно, что он приезжает. Надеюсь, с ним встретятся не только украинские журналисты, но и представители власти, от которых мы сейчас ожидаем каких-то активных действий.

Ирина Ромалийская: Олег Сенцов содержится в российских тюрьмах уже четыре года. И впервые он заявил о голодовке. Александр Кольченко, который был задержан и осужден с Олегом, передал письмо, в котором говорит, что Олег всегда говорил, что не стоит идти на такие действия. И вот он объявил о голодовке.

Мария Томак: Мне рассказывал один человек, который общался с Олегом на этапе судебных разбирательств, что Олег якобы говорил: нет смысла, потому что они все равно будут применять принудительное кормление. Наверное, сейчас он посчитал, что других методов привлечения внимания к проблеме нет. Но тут мы все замечаем (и об этом многие говорят), что резонанс не такой, которого мы ожидали.

Ирина Ромалийская: Как по мне, о серьезности намерений свидетельствует тот факт, что, по словам адвоката Дмитрия Динзе, Олег готовился к голодовке, полтора месяца уменьшал потребление пищи. Что сейчас должно делать государство Украина?

Мария Томак: Мне кажется, это самый важный сейчас вопрос. Если отталкиваться от термина «политзаключенный», как правило, речь идет о противостоянии конкретного человека и государства – как правило, гражданином которого он является, на его стороне только какие-то международные организации, общественные силы. В случае с Олегом Сенцовым, как мне представляется, у него должна быть поддержка прежде всего в лице украинского государства —  он пострадал и страдает за прогосударственную позицию.

Насколько я понимаю, сейчас никаких проактивных действий нет – ни у кого особенной обеспокоенности голодовка Сенцова не вызывает. Я не говорю о заявлениях в Твиттере президента. Спасибо большое, но у меня вопрос: что дальше? Предпринимаются ли какие-то меры государством? Или соцсети – единственный инструмент государственной политики на сегодняшний день?

Мне кажется, когда мы говорим об ответственности РФ, мы должны понимать, что в данном случае ответственность за то, что будет происходить с Олегом Сенцовым, лежит в том числе на украинском государстве, на его активной либо неактивной позиции по его защите. Поскольку никаких ответственных лиц до сих пор нет, нет людей,  институций, которые бы отвечали за переговорный процесс по узникам Кремля, я считаю, что это будет ответственность лично президента Порошенко. Если с Сенцовым что-то случится, будет виноват не только Путин, но и Порошенко.

Ирина Ромалийская: Что это могут быть за активные действия?

Мария Томак: Например, 24 мая состоится встреча Макрона с Путиным. Уже есть заявления общественных структур, гражданского общества, мы тоже пытались передать какие-то сообщения в администрацию Макрона. Но это совсем не то, как если бы с администрацией Макрона связалась бы администрация президента Украины. Возможно, это происходит, мы об этом не знаем. Но насколько я понимаю, нет.

Я понимаю, что встреча может ничем и не завершиться. Даже если будет какое-то обращение, Путин может его проигнорировать. Но мне кажется, надо использовать все эти возможности. Лучше всего, когда такие обращения и просьбы выступить в качестве переговорщика исходят от государства.

Недавно приходилось слышать и от представителей Европарламента, что украинское государство недостаточно активно поднимает эту тему. Очень часто мне приходится видеть, что наши западные партнеры в лице евродепутатов, сотрудников министерств иностранных дел знают больше о ситуации с политзаключенными, чем люди, которые у нас должны этим заниматься.

Источник, 20/05/2018

В Украине более 20 организаций будут совместно противодействовать атакам на гражданское общество

Апрель 12, 2018

Правозащитники фиксируют увеличение давления со стороны власти на активистов в регионах Украины с начала 2018 года.

Киев. 11 апреля. УНИАН. В Киеве состоялась презентация меморандума о создании Коалиции в защиту гражданского общества в Украине, подписанного рядом общественных организаций, среди которых представительство Freedom House в Украине и Украинский Хельсинский союз по правам человека (УХСПЧ).

Как передает собственный корреспондент, в пресс-конференции в УНИАН приняли участие исполнительный директор УХСПЧ Александр Павличенко, координатор Благотворительного фонда «Восток SOS» Александра Дворецкая, заместитель председателя правления Центр гражданских свобод Александра Романцова.

В частности, по словам исполнительного директора Украинского Хельсинского союза по правам человека Александра Павличенко процесс создания коалиции начался год назад.

Как отмечают активисты, Верховная Рада Украины, несмотря на обещания депутатов разных фракций 3 апреля провалила включения в повестку дня депутатские и президентские законопроекты об отмене е-деклараций для активистов.

«С начала 2018 года общественные организации фиксируют увеличение давления на активистов в регионах. Нападения на мирные собрания и физическое насилие к отдельным общественным деятелям остаются без расследования и соответствующего внимания правоохранительных органов, а в некоторых случаях — приводят к убийству», — отметила координатор Благотворительного фонда «Восток SOS» Александра Дворецкая.

По словам заместителя председателя правления Центр гражданских свобод Александры Романцовой давление на представителей гражданского общества осуществляется через фиктивные уголовные дела и проверки финансовой деятельности организаций.

Поэтому представители неправительственных организаций решили создать Коалицию в защиту гражданского общества.

«Мы, представители неправительственных организаций, правозащитники, общественные активисты, журналисты, юристы и другие неравнодушные граждане, выражаем глубокую обеспокоенность по поводу угрожающих тенденций для гражданского общества в Украине и наступления на свободу объединений и ассоциаций», — говорится в меморандуме.

Отмечается, что гражданское общество играет ключевую роль на пути демократического развития страны, для утверждения верховенства права и соблюдения прав человека и основных свобод.

Активисты убеждены, что работа общественных активистов является важной в борьбе со злоупотреблениями власти, контроле за ее действиями и содействии проведению реформ в Украине.

В меморандуме подчеркивается, что «установление на законодательном уровне финансового контроля за антикоррупционными активистами в сочетании с уголовной ответственностью и попытки введения дальнейших неоправданных и несоразмеримых ограничений для деятельности всех общественных объединений, а также многочисленные случаи преследования неправительственных организаций и отдельных активистов, включительно со сфабрикованными уголовными делам и дискредитационными кампаниями против авторитетных организаций и активистов, угрозами и физическими нападениями на активистов при отсутствии эффективного расследования таких случаев создают препятствия для развития всего гражданского общества и являются угрозой для демократических стремлений Украины как европейского государства».

Представители гражданского общества призывают власти немедленно принять все необходимые меры, чтобы остановить разносторонние притеснения, противоречащие международным обязательствам Украины относительно свободы объединений и ассоциаций, а также по защите правозащитников, журналистов и антикоррупционных активистов.

«Осознавая необходимость совместных действий, солидарности в защите гражданского общества в Украине, мы объявляем о создании коалиции, которая объединит усилия неправительственных организаций, общественных активистов, журналистов, юристов и других заинтересованных лиц для консолидированного противодействия как отдельным угрозам, так и попыткам системного наступления власти на гражданское общество и свободу объединений в Украине», — говорится в меморандуме.

Коалиция в защиту гражданского общества является неполитическим объединением и действует на основе принципов уважения прав человека, ненасилия и недискриминации.

Коалиция ставит перед собой задачу продвигать ценности прав человека и идеи гражданского общества, распространять информацию о важности деятельности правозащитников, журналистов и общественных активистов, действующих в защиту общественных интересов, проводить мониторинг случаев преследования правозащитников, журналистов и активистов, анализировать формы давления на них и угрозы их деятельности, включительно с мониторингом и анализом законодательства, которое ухудшает состояние общественного сектора в Украине и разработать систему неотложных мер реагирования на случаи преследования и угроз в сторону правозащитников, журналистов и общественных активистов, включительно с юридической, информационной и другой помощью и поддержкой в случае преследований.

Также коалиция намерена стимулировать быстрое, эффективное и беспристрастное расследование уголовных дел по фактам нападений на правозащитников, журналистов и общественных активистов, а также привлечение виновных к ответственности и принятие всех необходимых мер для предотвращения новых нападений и продвигать изменения в национальное законодательство таким образом, чтобы оно не мешало и не затрудняло деятельность общественных организаций и отдельных активистов, в частности тех, которые прилагают усилия к борьбе с коррупцией.

Среди подписантов по состоянию на 11 апреля — Центр информации о правах человека, представительство Freedom House в Украине, Центр Гражданских Свобод, Украинский независимый центр политических исследований, Благотворительный фонд «Восток-SOS», Украинский Хельсинский союз по правам человека, Ассоциация украинских мониторов соблюдения прав человека в деятельности правоохранительных органов (Ассоциация УМДПЧ), Экспертный центр по правам человека, ОО «Кризисный медиа-центр «Северский Донец», ОО» Правозащитный ЛГБТ центр «Наш мир», Бюро социальных и политических разработок, БО Другая, ОО «Tru th Hounds» , Донецкий институт информации, Украинский институт по правам человека, Платформа прав человека, ОО «Гражданское общество онлайн», Луганский областной правозащитный центр «Альтернатива», Региональный общественный благотворительный фонд «Право и Демократия», Центр экономической стратегии, Кримскотатарский Ресурсный Центр , ЗОБФ «Гендер Зед», ОО «Терго», The Open Dialog Foundation, Молодежная организация «СТАН», ОО «Театр для диалога», ОО «Центр поддержки общественных и культурных инициатив «Тамариск», Общественная организация «МАРТ».

Видео тут.

Источник, 11/04/2018.

«Люди для России – ресурс». Зачем объединились родные украинских «заложников Кремля»

Апрель 11, 2018

В украинских тюрьмах находятся 23 гражданина России, осужденных или ждущих суда по преступлениям, связанным с вооруженным конфликтом в Донбассе или аннексией Крыма. Среди них есть и несколько российских военнослужащих, которых Москва таковыми не признает. В российских тюрьмах находится намного больше украинцев, на родине считающихся политзаключенными: 66 человек. 40 из них – в Крыму и 24 – на территории России. В начале апреля при украинском Министерстве по делам оккупированных территорий был создан «отдел по вопросам лиц, лишенных личной свободы». Его возглавил Игорь Гриб – отец 19-летнего Павла Гриба, выманенного под предлогом встречи со знакомой в Белоруссию, похищенного сотрудниками ФСБ и обвиненного в подготовке теракта в одной из школ города Сочи.

Во время последнего крупного обмена военнопленными между Украиной и самопровозглашенными республиками Донбасса в конце прошлого года президент Украины Петр Порошенко заявил, что граждане России в подобных обменах фигурировать не будут. Вместо этого их планируют обменять на украинцев, находящихся в тюрьмах в России и в аннексированном Крыму. По словам Порошенко, в первую очередь украинские власти будут добиваться возвращения обвиненного в шпионаже журналиста информагентства «Укринформ» Романа Сущенко, режиссера Олега Сенцова и осужденного с ним в рамках одного дела Александра Кольченко, а также осужденных за участие в боевых действиях во время первой чеченской войны Станислава Клыха и Николая Карпюка (четверо из них, кроме Романа Сущенко, есть в списке политзаключенных «Мемориала»).

4 апреля представитель Украины в гуманитарной подгруппе Трехсторонней контактной группы Ирина Геращенко рассказала, что 23 гражданина России, в основном осужденные за преступления против суверенитета и территориальной целостности Украины, могут быть предложены для обмена. «Теперь мы ожидаем реакции и ответа российской стороны на эти инициативы», – заявила Геращенко.

Значительная диспропорция в количестве узников, чье заключение связано с протестами во время Евромайдана, событиями в Крыму и Донбассе, заметна невооруженным взглядом: у России их больше, у Украины – меньше. Представители Объединения родственников политзаключенных Кремля, сначала возникшего как неформальное объединение, а в конце минувшего года получившего официальную регистрацию, не раз призывали власти создать механизм для переговоров между двумя странами. Один из участников объединения, Игорь Котелянец, чей брат, ветеран боевых действий на востоке Украины Евгений Панов ожидает в Крыму суда по обвинению в подготовке диверсий и незаконном хранении и перевозке боеприпасов, считает, что Украине придется задействовать для обмена другие страны:

– Наша главная проблема заключается в том, что нет специального полномочного, который был бы ответственен за работу по освобождению наших родных. У нас есть переговоры с Россией и с террористами с востока в рамках минского формата. Но там они ведутся по заложникам, которых содержат террористы на востоке страны, в захваченных районах Донецкой и Луганской областях. А наши родные – это заложники из другой категории. Это заложники, которых удерживает непосредственно Российская Федерация либо на территории Крыма, либо на российской территории. Часть из них была задержана на территории Крыма, часть – на территории РФ, кого-то туда вывезли, то есть истории у всех разные. Но никаких переговоров на официальном уровне, к сожалению, пока еще нет. Этот вопрос очень политизирован.

Наша цель – уменьшить политическую составляющую и перевести этот вопрос в плоскость гуманитарную, потому что мы говорим об освобождении людей. А когда мы говорим об освобождении людей, мы в том числе вспоминаем, что есть граждане России, которые были задержаны на территории Украины, кадровые военные или просто наемники, которые приехали воевать к нам на восток, и в освобождении своих граждан Россия могла бы быть заинтересована. Такой формат обмена сейчас очень актуален. Просто у нас на межгосударственном уровне нет достаточной поддержки, чтобы этот вопрос кто-то как-то формализовал, инициировал официальные переговоры, создал какую-то площадку для переговоров. Пока этого нет – это наша главная проблема. Поэтому мы о ней везде говорим, чтобы найти переговорщика. В то же время мы понимаем, что если за год нашей деятельности нам не удалось внутри страны найти такого человека, нам совершенно точно нужна поддержка европейских политиков или государственных лидеров, которые могли бы быть заинтересованы в том, чтобы взять на себя работу по освобождению людей. Прецедент уже есть: политзаключенных Ильми Умерова и Ахтема Чийгоза освободили в конце октября прошлого года благодаря президенту Турции, который договорился с Путиным об обмене. Эрдоган отдал двух российских шпионов, взамен Путин отдал двух крымских политзаключенных. Такой формат сработал. Возможно, лидеры других европейских государств тоже могли бы быть заинтересованы в таких переговорах и в том, чтобы их страна взяла на себя гуманитарную миссию по освобождению украинских заложников.

– Тем не менее, существует официальная позиция России, по крайней мере она была озвучена со слов матери российского военнослужащего Виктора Агеева, который был задержан украинскими силовиками под Луганском. Она написала обращение в МИД России с просьбой содействовать обмену сына и получила ответ, что Россия «не является стороной конфликта и не может никого обменять». Как можно преодолеть такую позицию?

– Эта проблема существует везде. России кто-то должен предложить некий формат переговоров, в котором она должна быть заинтересована. Главная наша проблема в контексте переговоров заключается в том, что Украина заинтересована в своих людях, Украина хочет вернуть своих граждан. И украинское общество очень чувствительно к этой проблеме. В информационном пространстве одна из топовых тем – украинские заложники. В России, напротив, эта тема замалчивается, она непопулярна, она никому не нужна. Российские власти, в принципе, заинтересованы в том, чтобы ее замалчивать. Моя оценка и оценка нашего объединения такова: в России воспринимают людей как материал, как ресурс, схватили одних – пошлют других. Там никто за людей не борется, никто в них не заинтересован. Заинтересованность может быть, если России предложить на обмен ее людей. Такие люди могут содержаться не только в Украине. Как показывает турецкий опыт, они могут содержаться в любых странах мира. Например, в США. Мы точно знаем, что там такие люди есть. Если бы мы смогли найти человека, возможно, лидера какого-то европейского государства, из уст которого прозвучат конкретные предложения Путину, тогда эта проблема может получить шанс на решение.

– Помимо решения главной проблемы, освобождения родных, члены Объединения родственников политзаключенных Кремля сталкиваются и с практическими сложностями: необходимостью ездить в другую страну, чтобы участвовать в судебных заседаниях, оплачивать адвоката. Пытается ли ваше объединение решать и эти проблемы, помогать родственникам?

– Главнейшая проблема – это оплата адвоката, поездки, передачи. Заключенные находятся в ужасных условиях. То, что им предлагается в качестве еды, едой не является. Если не делать передачи узнику, по сути, это медленная смерть. Он там не получает ничего съедобного. Эти вопросы мы тоже пытаемся решать. Нам очень сильно помогают правозащитные организации. У нас по многим узникам есть адвокаты, которых помогают оплачивать международные фонды, направляющие средства на программы по поддержке демократии, поддержке прав человека. Но эти деньги не вечные.

Если взять историю моего брата, Евгения Панова, у нас была такая поддержка, но она закончилась в конце 2017 года. Сейчас у нас средств нет, мы сейчас их ищем. Вместе с тем в прошлом году мы говорили об этой проблеме с властями, говорили, что государство должно помогать в обеспечении потребностей политзаключенных. На данный момент родственники тех узников, которые содержатся на территории России, имеют возможность обратиться в Министерство иностранных дел для получения финансовой поддержки – чтобы сделать передачу или оплатить адвоката. Те политические заключенные, которые содержатся на территории Крыма, находятся в зоне ответственности Министерства по делам оккупированных территорий. Там сейчас разрабатывается порядок использования средств.

Оплата адвоката – это очень дорого, от 1 до 5 тысяч долларов в месяц. Нам нужны адвокаты, которые могут работать в российском правовом поле и которые готовы очень многим рисковать, соглашаясь на работу по защите украинских политических узников. Они вынуждены сталкиваться с определенными сложностями. Например, адвокаты, занимающиеся делом моего брата, сейчас работают в долг, пока я ищу необходимые средства.

– Ваш брат, Евгений Панов, сейчас находится в заключении в Крыму. В каких условиях содержится Евгений? Были сообщения, что он подвергался пыткам.

– Я, к сожалению, не могу с ним видеться. Адвокаты запрещают ездить родственникам мужского пола на территорию Крыма и в Россию, потому что они знают, что группа риска – это те, кого могут взять и сказать: «Вот, приехал еще один террорист, шпион…» Женщин, особенно матерей, они не трогают. В основном, ездят матери и жены. Раз в два-три месяца к брату ездит наша мама, но это разрешили только осенью прошлого года. У нее уже было три свидания: понятное дело, через стекло, очень непродолжительных. Брат в ужасном состоянии, ему не оказывается медицинская помощь. После пыток он хромает, у него очень болят колени и спина, зубы вываливаются. В этом плане ситуация ужасная. Но он стойкий, держится. Пытки были. Самые ужасные пытки были в самом начале, когда только разыгрывалась эта история. Все дело в том, что накануне переговоров в «нормандском формате» России нужны были какие-то причины не участвовать в этих переговорах. Поэтому там придумали, что Украина «послала в Крым своих террористов». История была разыграна на внешнюю аудиторию, на европейскую. Вышел тогда Путин и дал комментарий, что Украина вообще не может быть субъектом переговоров, мол, что с ней разговаривать, если там только террористические методы. Вот такая история была отыграна. Они четыре дня его мучили: содержали в подвале, пытали электрическим током. У него даже кожа полопалась. Все это видно на видео.

После этого его от нас долгое время прятали. Его держали в информационном вакууме, убеждали в том, что он никому не нужен, что о нем никто не знает, что единственный выход остаться в живых – это подписать сделку со следствием и согласиться с позицией России, что он диверсант-террорист и на заказ Украины что-то хотел там подорвать, какие-то заводы, пароходы. Было много психологических пыток. Они, как правило, помещают в какие-то камеры с крысами, с клопами, с невыносимыми условиями. Когда-то подсаживали к нему больного туберкулезом, чтобы он быстрее пошел на все это. Если посмотреть российское законодательство, под арестом человек может содержаться только один год, а они его содержат уже полтора года в нарушение собственных законов. Его предупреждали: «Если пойдешь на сделку со следствием, то дадим 5 лет и где-то недалеко от Украины будешь отбывать так называемое наказание. А если – нет, то 20 лет тебе светит. На север отправим, как Сенцова, и ничего тебя уже не спасет». Но мы верим, что добьемся своего, обменяем и освободим его. Поэтому ни на какой шантаж он не поддается и на их условия не соглашается. Он ждет, надеется, а мы все делаем для того, чтобы освобождение состоялось. На заседаниях суда нам присутствовать не разрешают, только свидания. Мама во время свиданий передает ему хоть какую-то информацию, чтобы он понимал, что о нем знают, за него борются и мы никогда в жизни его не бросим. Человека, который находится в информационном вакууме, очень легко обработать, у него могут опуститься руки, он может начать верить тому, что говорит ФСБ. Но он молодец. Он держится. Он очень сильный человек, поэтому я уверен, что мы это все до конца пройдем, освободим и все будет хорошо.

Источник, 10.04.2018.

Александра Романцова – о преследованиях активистов на территории аннексированного Крыма

Март 31, 2018

Александра Романцова, заместительница главы правления Центра гражданских свобод – о преследованиях российскими властями крымскотатарских и украинских активистов на территории аннексированного Крыма.

Платформа «Гражданская солидарность»: Требуем остановить волну насилия в отношении гражданских активистов в России

Март 13, 2018

Международная Платформа «Гражданская солидарность» выступила с заявлением, в котором выразила обеспокоенность сообщениями о волне пыток, жестокого обращения и насильственных исчезновений в отношении активистов антифашистского движения в России, совершаемых в последние месяцы сотрудниками ФСБ. НКО-члены «Гражданской солидарности» требуют немедленного прекращения этого незаконного обращения с задержанными, тщательного и объективного расследования сообщений о пытках и привлечения виновных к ответственности. Они призывают межправительственные организации обратить самое пристальное внимание на эту ситуацию и вступить в срочный диалог с российскими властями с целью решения этой проблемы.

Платформа «Гражданская Солидарность» – широкая международная сеть гражданских организаций и групп из стран региона ОБСЕ, а также международных НПО, заинтересованных в совместной деятельности по продвижению и защите прав человека в регионе ОБСЕ, готовых координировать свои усилия в этом направлении, продвигать общие позиции и оказывать друг другу взаимную поддержку и помощь. Действует более 6 лет в рамках ОБСЕ и включает в себя более 80 организаций-членов из 30 стран Европы, Азии и Америки (www.civicsolidarity.org).

Текст заявления:

Россия: требуем остановить волну насилия в отношении гражданских активистов

Мы, члены Платформы «Гражданская солидарность», выражаем глубокую обеспокоенность сообщениям[1] о волне пыток, жестокого обращения и насильственных исчезновений в отношении активистов антифашистского движения в России, совершаемых в последние месяцы сотрудниками Федеральной службы безопасности России. Мы требуем немедленного прекращения этого незаконного обращения с задержанными, тщательного и объективного расследования сообщений о пытках и привлечения виновных к ответственности. Мы призываем межправительственные организации обратить самое пристальное внимание на эту ситуацию и вступить в срочный диалог с российскими властями с целью решения этой проблемы.

С октября 2017 г. по январь 2018 г. в разных регионах страны органами Федеральной службы безопасности (ФСБ) России по подозрению в участии в террористическом сообществе были арестованы восемь активистов антифашистского движения. Большинство из них вскоре после задержания дали признательные показания, и всем им были предъявлены обвинения. Однако позже стало известно, что признательные показания были получены сотрудниками ФСБ России под пытками.

Задержание подозреваемых сопровождалось избиениями, пытками и длительной изоляцией от родственников и адвокатов, в некоторых случаях продолжавшейся несколько суток. Очевидно, что целью следственных органов ФСБ было получение признательных показаний в первые часы и дни после задержания. Применение пыток в Санкт-Петербурге зафиксировано личными показаниями задержанных и осмотрами членов Общественной наблюдательной комиссии (ОНК). Кроме того, были собраны медицинские свидетельства, подтверждающие наличие следов пыток. Информации о процедуре задержания и насильственных действиях в отношении обвиняемых из Пензы существенно меньше. Родственники и друзья обвиняемых не смогли привлечь внимания правозащитных организаций в момент задержания в силу практически полного отсутствия последних в регионе. В составе пензенской ОНК на данный момент отсутствуют представители независимых гражданских организаций, которые были бы готовы фиксировать и предавать огласке случаи применения пыток в следственном изоляторе. Сотрудники ФСБ постоянно требовали, угрожая вновь применить пытки, и продолжают требовать от обвиняемых и их родственников не контактировать с журналистами и правозащитниками, не передавать информацию в СМИ в качестве условия безопасности и отказа от дальнейших пыток задержанных. Тем не менее, в феврале 2018 года двое обвиняемых в Пензе все-таки обнародовали информацию о примененных в отношении них пытках. Это привело к тому, что пытки и угрозы со стороны следователей ФСБ возобновились, и активисты отказались от своих показаний под запись видеокамеры.

Практика применения пыток и жестокого обращения в отношении задержанных с целью получения признательных показаний, а также в отношении заключенных как инструмент подавления их воли и наказания за активные действия в свою защиту, к сожалению, сегодня является широко распространенной в России. Правозащитные организации каждый год получают сотни сообщений о случаях пыток и жестокого обращения из разных регионов страны, в которых, как правило, обвиняются либо сотрудники пенитенциарной системы, либо сотрудники органов внутренних дел.  В деле против антифашистов мы наблюдаем две очень тревожные новые тенденции. Во-первых, использование статей Уголовного кодекса РФ, направленных на борьбу с терроризмом, против гражданских активистов. И во-вторых, применение пыток на стадии следствия именно со стороны сотрудников ФСБ — обстоятельство, вызывающее дополнительные опасения в безнаказанности. Правозащитникам до настоящего момента неизвестно ни об одном случае привлечения к ответственности сотрудников спецслужб за применение пыток или жестокого обращения, либо же участия в насильственных исчезновениях.

В указанном деле, людей задерживают по весьма расплывчатым обвинениям в создании террористического сообщества, пытками выбивают из них показания о том, что они якобы готовили теракты в преддверии президентских выборов и Чемпионата мира по футболу, родственников угрозами заставляют молчать. Эти явления вызывают еще большую озабоченность на фоне происходящих репрессий в Турции, где правозащитники и журналисты подвергаются систематическим преследованиям и получают абсурдные обвинения именно под предлогом борьбы с терроризмом. Подобная практика существует и в ряде государств Центральной Азии.»

Учитывая вышесказанное, мы призываем российские власти:

  • немедленно прекратить пытки и жестокое обращение в отношении задержанных в Пензе и Санкт-Петербурге и в целом в российских СИЗО;
  • прекратить практику запугивания родственников и друзей обвиняемых;
  • обеспечить незамедлительное, тщательное, объективное и независимое расследование заявлений о пытках и другом недозволенном обращении в отношении задержанных и привлечь к ответственности всех виновных;
  • направить приглашения на посещение страны спецдокладчику ООН по вопросу о пытках и другим соответствующим тематическим процедурам ООН, Комитету по предотвращению пыток Совета Европы и представителям БДИПЧ ОБСЕ и обеспечить им беспрепятственный доступ к задержанным и заключенным в полном соответствии с мандатами этих органов.

Мы призываем российские средства массовой информации и российских граждан:

  • открыто заявлять об абсолютной нетерпимости к таким методам работы представителей спецслужб и представителей правоохранительных органов, как пытки и унижение человеческого достоинства,
  • держать в фокусе и не ослаблять внимания общества к расследованию уже известных случаев пыток со стороны представителей спецслужб и правоохранительных органов;
  • не поощрять своим безразличием и невниманием к этой теме тотальную безнаказанность и полное развязывание рук спецслужбам, которые пытают людей.

Мы призываем международное сообщество:

  • публично осудить действия представителей российских спецслужб, причастных к применению пыток;
  • потребовать от российских властей тщательного, объективного и независимого расследования случаев пыток с дальнейшим привлечением к ответственности всех виновных;
  • внимательно следить за ситуацией с целью недопущения развития данной тревожной практики использования борьбы с терроризмом для подавления независимых голосов в России и незамедлительно реагировать на новые случаи нарушения фундаментальных прав и свобод и преследования гражданских активистов.

Мы призываем Специального докладчика ООН по вопросу о пытках и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видах обращения и наказания и Специального докладчика ООН по вопросам поощрения и защиты прав человека в условиях борьбы с терроризмом:

  • рассмотреть в приоритетном порядке в рамках процедуры срочных обращений (urgent appeals) сообщения о пытках обвиняемых в терроризме активистов антифашистского движения и по результатам направить письмо в российский МИД с требованием к государству обеспечить физическую и психологическую безопасность обвиняемых;
  • запросить у России приглашение на посещение страны в рамках своего мандата.

Мы призываем Комитет по предотвращению пыток Совета Европы:

  • внимательно изучить сообщения о пытках в отношении активистов антифашистского движения, дать им оценку и рассмотреть вопрос о проведении незапланированного визита (extraordinary visit) в Россию с целью изучения данного дела, посещения обвиняемых в СИЗО и выпуска доклада.

Мы призываем страны-члены ООН:

  • обратить внимание на данное дело, задать соответствующие вопросы делегации Российской Федерации при рассмотрении ситуации в правами человека в России в рамках процедуры Универсального периодического отчёта в мае 2018 года.

Мы призываем страны-члены ОБСЕ:

  • внимательно отслеживать развитие ситуации по данного делу, требовать от России прекращения практики пыток и других нарушений прав человека в отношении обвиняемых, привлечения к ответственности всех виновных в нарушениях прав человека.

Мы призываем директора БДИПЧ ОБСЕ:

  • в рамках процедуры мониторинга судебных процессов рассмотреть вопрос о создании мониторинговой группы по наблюдению за этими судебными процессами и включения представителя программы БДИПЧ по пыткам в состав мониторинговой группы.

Мы призываем Председательство ОБСЕ и Генерального секретаря ОБСЕ:

  • оказать политическую поддержку и обеспечить фасилитацию диалога по вопросу создания мониторинговой группы по наблюдению за этими судебными процессами.

Московская Хельсинкская Группа (Россия)

Фонд «Общественный вердикт» (Россия)

Центр развития демократии и прав человека (Россия)

Freedom files (Польша/Россия)

Информационно-аналитический центр «Сова» (Россия)

Правозащитная группа «Гражданин. Армия. Право» (Россия)

Международное Молодежное Правозащитное Движение (Россия)

Женщины Дона (Россия)

Хельсинкская гражданская ассамблея-Ванадзор (Армения)

Региональный центр стратегических исследований (Азербайджан/Грузия)

Международное партнерство за права человека (Бельгия)

Белорусский дом прав человека им. Бориса Звоскова (Беларусь / Литва)

Ассоциация УМДПЛ (Украина)

Клуб Разнообразие (Австрия)

Австрийская хельсинкская ассоциация (Австрия)

SOLIDARUS e.V (Германия)

Общественная ассоциация “Достоинство” (Казахстан)

Truth Hounds (Украина)

Македонский хельсинкский комитет

Хельсинкский комитет Армении

DRA — Немецко-русский обмен (Германия)

CILD – Итальянская коалиция за гражданские свободы (Италия)

Казахстанское международное бюро по правам человека и верховенству права

OMCT – Всемирная организация против пыток (Швейцария)

Хельсинкский фонд за права человека (Польша)

Хельсинкская ассоциация Армении

Косово реабилитационный центр для жертв пыток

Правозащитное Движение «Бир Дуйно-Кыргызстан»

Центр участия и развития (Грузия)

Crude Accountability (США)

Институт мониторинга прав человека (Литва)

Центр исследований правовой политики (Казахстан)

Центр гражданских свобод (Украина)

Болгарский хельсинкский комитет

Правозащитный центр Азербайджана

Правозащитный центр “Весна” (Беларусь)

Нидерландский Хельсинкский комитет

Хельсинкский комитет за права человека в Сербии

Защита прав без границ (Армения)

ZARA – гражданское мужество и борьба с расизмом (Австрия)

Венгерский хельсинкский комитет

Promo LEX (Молдова)

Гражданский контроль (Россия)

Офис гражданских свобод (Таджикистан))

Центр международной защиты (Франция)

Фонд домов прав человека (Норвегия/Швейцария)

Центр правовой трансформации (Беларусь)

Грамадскае аб’яднанне «Беларуская асацыяцыя журналістаў» (Беларусь)

humanrights.ch  (Швейцария)

Норвежский хельсинкский комитет

Источник, 12/03/2018

Свобода религии и убеждений в Украине: срез актуальных вопросов в Украине

Декабрь 22, 2017

Различные аспекты современной ситуации со свободой религии и убеждений в Украине обсудили эксперты на «Правозащитном клубе», который прошел 14 декабря 2017 года в Киеве. В мероприятии приняли участие преподаватели и студенты учебных заведений, сотрудники и волонтеры гражданских и правозащитных организаций, религиоведы, сотрудники органов власти, а также журналисты.

Евгений Харьковщенко, заведующий Кафедрой религиоведения Киевского национального университета имени Тараса Шевченка, доктор философских наук, профессор, раскрыл вопросы автокефалии в истории Вселенского православия.

Данная тема представляет интерес в связи с современными процессами идентичности, происходящими в Украине (гражданская, языковая, религиозная, иная). При рассмотрении вопроса об автокефалии (в Украине этот вопрос сводится больше всего о принадлежности религиозных объектов и общин к Киевскому и Московском патриархате) профессор рассмотрел исторические события и обстоятельства, которые берутся во внимание для признания автокефалий, их территориальной принадлежности, исчисления сроков создания.

Андрей Ферт, аспирант Национального университета «Киево-Могилянская Академия» выступил по вопросу явления «церковного национализма» (на примерах современной Украины и России), его влиянии на свободу вероисповедания. Затронутые аспекты дополнили выступление профессора Харьковщенко, но с другой перспективы.

Один из аспектов выступления Андрея Ферта — пересечение светского государства, которое дает возможность существования разнообразия взглядов и убеждений (религиозных, атеистических, философских), а также теологических взглядов, присущих определенной религиозной общине.

Ирина Богачевскаязаведующий кафедрой философии и педагогики Национального транспортного университета (Украина), доктор философских наук, профессор, привела примеры социального участия религиозных организаций Украины в контексте актуальных вызовов современного времени. В их числе участие общин в общественной жизни и государственного строительства, оказание помощи обществу в эпоху политических и военных событий, помощь пострадавшим и раненным на востоке Украины.

Максим Васин, Исполнительный директор Института религиозной свободы дал обзор текущего состояния законодательства о религиозных организациях и практике его применения. Он раскрыл имеющиеся проблемы перерегистрации религиозных организаций, сохранения статуса неприбыльности, внедрение военного капеланства, новаций в других смежных сферах правового регулирования деятельности и особого статуса общин (религиозных организаций) в Украине.

В мероприятии приняли участие представители органов власти, отвечающие за вопросы свободы религии и убеждений, а также осуществление государственной политики в сфере религии.

Лариса Владыченко, заместитель директора Департамента по делам религий и национальностей Министерства культуры Украины, рассказала о вопросах, которые ставит перед государством развитие ситуации и определенные события. Отношения между общинами и их взаимодействие с органами власти находится под вниманием данного органа власти.

Аннексия Крыма и временная оккупация территорий на востоке Украины требуют реагирования на них каждого органа в пределах его компетенции. Для Департамента по делам религий и национальностей это, прежде всего, касается обеспечения гарантий свободы религии и убеждений, вытекающих из Конституции и законов Украины, а также международных обязательств. Организации Крыма требуют обеспечения регистрация общин в соответствии с законами Украины. Опыт других регионов и практика соседних государств требуют отслеживания ситуации, так как их развитие оказывают влияние на Украину.

Депутат Верховной Рады Виктор Еленский, работающий над вопросами свободы религии и убеждений, рассказал о проводимой работе в Верховной Раде Украины, стоящими вызовами из-за развития ситуации под влиянием политических, внутренних и внешних процессов. Со стороны депутата были даны уточнения по ряду вопросов, поднятых в ходе дискуссии. Господин Еленский также высказал готовность поддержать работу по гармонизации законодательства, создания рабочих групп по определенным вопросам, требующим правового урегулирования.

Дмитрий Кабак, эксперт, много лет работающий над вопросами свободы религии и убеждений (см. www.FreedomIndex.net/Lib), обратил внимание участников встречи на вопросы в контексте религии и убеждений, которые имеют важное региональное и международное значение. Дмитрий Кабак является одним из членов Экспертного совета Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ, которые вовлечены в осуществление текущей деятельности международной организации, созданной правительствами (например, при разработке руководств, проведении мероприятий, выработке комментариев на проекты законов или действующего законодательства по запросу государств – участниц ОБСЕ).

Эксперт затронул вопросы, которые находятся на стыке отличия практики Украины с другими государствами, организациями или регионами: практика государств – участниц СНГ, ШОС и ОДКБ, принимаемые в рамках региональных организаций решений, касающихся сферы религии и убеждений. Изучение данных вопросов позволяет рассматривать вопросы экстрадиции, предоставления убежища, решения отдельных дел с учетом отдельных стран или регионов. В своем выступлении он привел примеры из практики, которые свидетельствуют о возможности использования недостатков для решения внутриполитических вопросов, а также имеющихся противоречий (например, по запрету деятельности определенных организаций).

В ходе дискуссии смогли выступить гости, прошедшие регистрацию на участие в мероприятии. Выступления экспертов доступны в социальных сетях Facebook (на странице мероприятия, личных страницах экспертов, страницах организаций, работающих по теме религии и убеждений), а также в YouTube.

Правозащитный клуб — ежемесячное мероприятие, организуемое Центром гражданских свобод. Одна из встреч была посвящена актуальным вопросам свободы религии и убеждений в Украине. Обычно правозащитный клуб проводится на базе площадки – хаба, кофейни, конференц-зала, которая обеспечивает участие широкой аудитории. После выступления спикеров с тематическими докладами дается время для открытой дискуссии и вопросов.

Результаты поиска:

Если с Сенцовым что-то случится, то виноват будет не только Путин, но и Порошенко, — Томак

Май 21, 2018

«Когда мы говорим об ответственности РФ, должны понимать, что в данном случае ответственность за то, что будет происходить с Олегом Сенцовым, лежит в том числе на украинском государстве, на его активной либо неактивной позиции по его защите». В студии поговорили с правозащитницей Марией Томак.

Ирина Ромалийская: Сенцов уже седьмой день голодает. Объявил он об этом через своего адвоката Дмитрия Динзе, который обнародовал письмо Олега. Единственное требование Сенцова – освободить всех. Замечу, что он не просит освободить или обменять себя. Как ты расцениваешь этот шаг Олега?

Мария Томак: Очень драматический поворот, неожиданный. Олег очень принципиальный человек, это констатировали и представители кинематографической сферы в письме к Макрону. Оно было обнародовано несколько дней назад в преддверии встречи Путина и Макрона с просьбой к Макрону каким-то образом повлиять на Путина, чтобы освободить Олега. Об этом знают все, эта принципиальность – наверное, самый большой риск в этой всей ситуации. Второе обстоятельство – требование освободить всех политзаключенных. Россия не признает политзаключенными людей, которых мы считаем политзаключенными. Реалистичность выполнения этого требования под вопросом — речь идет об очень большом количестве людей. И, конечно, позиция Путина, что Сенцов – террорист. Он не раз высказывал ее, ссылаясь на российские правоохранительные органы, на судебную систему, приговор. Это все очень печально. Сейчас даже нет информации о том, в каком состоянии находится Сенцов. Уже седьмой день он голодает. Все это усложнено местом нахождения Олега — Заполярьем. Это очень далеко, холодно, более-менее оперативно туда может добраться только адвокат. Завтра мы услышим и увидим адвоката Дмитрия Динзе в Киеве. Очень важно, что он приезжает. Надеюсь, с ним встретятся не только украинские журналисты, но и представители власти, от которых мы сейчас ожидаем каких-то активных действий.

Ирина Ромалийская: Олег Сенцов содержится в российских тюрьмах уже четыре года. И впервые он заявил о голодовке. Александр Кольченко, который был задержан и осужден с Олегом, передал письмо, в котором говорит, что Олег всегда говорил, что не стоит идти на такие действия. И вот он объявил о голодовке.

Мария Томак: Мне рассказывал один человек, который общался с Олегом на этапе судебных разбирательств, что Олег якобы говорил: нет смысла, потому что они все равно будут применять принудительное кормление. Наверное, сейчас он посчитал, что других методов привлечения внимания к проблеме нет. Но тут мы все замечаем (и об этом многие говорят), что резонанс не такой, которого мы ожидали.

Ирина Ромалийская: Как по мне, о серьезности намерений свидетельствует тот факт, что, по словам адвоката Дмитрия Динзе, Олег готовился к голодовке, полтора месяца уменьшал потребление пищи. Что сейчас должно делать государство Украина?

Мария Томак: Мне кажется, это самый важный сейчас вопрос. Если отталкиваться от термина «политзаключенный», как правило, речь идет о противостоянии конкретного человека и государства – как правило, гражданином которого он является, на его стороне только какие-то международные организации, общественные силы. В случае с Олегом Сенцовым, как мне представляется, у него должна быть поддержка прежде всего в лице украинского государства —  он пострадал и страдает за прогосударственную позицию.

Насколько я понимаю, сейчас никаких проактивных действий нет – ни у кого особенной обеспокоенности голодовка Сенцова не вызывает. Я не говорю о заявлениях в Твиттере президента. Спасибо большое, но у меня вопрос: что дальше? Предпринимаются ли какие-то меры государством? Или соцсети – единственный инструмент государственной политики на сегодняшний день?

Мне кажется, когда мы говорим об ответственности РФ, мы должны понимать, что в данном случае ответственность за то, что будет происходить с Олегом Сенцовым, лежит в том числе на украинском государстве, на его активной либо неактивной позиции по его защите. Поскольку никаких ответственных лиц до сих пор нет, нет людей,  институций, которые бы отвечали за переговорный процесс по узникам Кремля, я считаю, что это будет ответственность лично президента Порошенко. Если с Сенцовым что-то случится, будет виноват не только Путин, но и Порошенко.

Ирина Ромалийская: Что это могут быть за активные действия?

Мария Томак: Например, 24 мая состоится встреча Макрона с Путиным. Уже есть заявления общественных структур, гражданского общества, мы тоже пытались передать какие-то сообщения в администрацию Макрона. Но это совсем не то, как если бы с администрацией Макрона связалась бы администрация президента Украины. Возможно, это происходит, мы об этом не знаем. Но насколько я понимаю, нет.

Я понимаю, что встреча может ничем и не завершиться. Даже если будет какое-то обращение, Путин может его проигнорировать. Но мне кажется, надо использовать все эти возможности. Лучше всего, когда такие обращения и просьбы выступить в качестве переговорщика исходят от государства.

Недавно приходилось слышать и от представителей Европарламента, что украинское государство недостаточно активно поднимает эту тему. Очень часто мне приходится видеть, что наши западные партнеры в лице евродепутатов, сотрудников министерств иностранных дел знают больше о ситуации с политзаключенными, чем люди, которые у нас должны этим заниматься.

Источник, 20/05/2018

В Украине более 20 организаций будут совместно противодействовать атакам на гражданское общество

Апрель 12, 2018

Правозащитники фиксируют увеличение давления со стороны власти на активистов в регионах Украины с начала 2018 года.

Киев. 11 апреля. УНИАН. В Киеве состоялась презентация меморандума о создании Коалиции в защиту гражданского общества в Украине, подписанного рядом общественных организаций, среди которых представительство Freedom House в Украине и Украинский Хельсинский союз по правам человека (УХСПЧ).

Как передает собственный корреспондент, в пресс-конференции в УНИАН приняли участие исполнительный директор УХСПЧ Александр Павличенко, координатор Благотворительного фонда «Восток SOS» Александра Дворецкая, заместитель председателя правления Центр гражданских свобод Александра Романцова.

В частности, по словам исполнительного директора Украинского Хельсинского союза по правам человека Александра Павличенко процесс создания коалиции начался год назад.

Как отмечают активисты, Верховная Рада Украины, несмотря на обещания депутатов разных фракций 3 апреля провалила включения в повестку дня депутатские и президентские законопроекты об отмене е-деклараций для активистов.

«С начала 2018 года общественные организации фиксируют увеличение давления на активистов в регионах. Нападения на мирные собрания и физическое насилие к отдельным общественным деятелям остаются без расследования и соответствующего внимания правоохранительных органов, а в некоторых случаях — приводят к убийству», — отметила координатор Благотворительного фонда «Восток SOS» Александра Дворецкая.

По словам заместителя председателя правления Центр гражданских свобод Александры Романцовой давление на представителей гражданского общества осуществляется через фиктивные уголовные дела и проверки финансовой деятельности организаций.

Поэтому представители неправительственных организаций решили создать Коалицию в защиту гражданского общества.

«Мы, представители неправительственных организаций, правозащитники, общественные активисты, журналисты, юристы и другие неравнодушные граждане, выражаем глубокую обеспокоенность по поводу угрожающих тенденций для гражданского общества в Украине и наступления на свободу объединений и ассоциаций», — говорится в меморандуме.

Отмечается, что гражданское общество играет ключевую роль на пути демократического развития страны, для утверждения верховенства права и соблюдения прав человека и основных свобод.

Активисты убеждены, что работа общественных активистов является важной в борьбе со злоупотреблениями власти, контроле за ее действиями и содействии проведению реформ в Украине.

В меморандуме подчеркивается, что «установление на законодательном уровне финансового контроля за антикоррупционными активистами в сочетании с уголовной ответственностью и попытки введения дальнейших неоправданных и несоразмеримых ограничений для деятельности всех общественных объединений, а также многочисленные случаи преследования неправительственных организаций и отдельных активистов, включительно со сфабрикованными уголовными делам и дискредитационными кампаниями против авторитетных организаций и активистов, угрозами и физическими нападениями на активистов при отсутствии эффективного расследования таких случаев создают препятствия для развития всего гражданского общества и являются угрозой для демократических стремлений Украины как европейского государства».

Представители гражданского общества призывают власти немедленно принять все необходимые меры, чтобы остановить разносторонние притеснения, противоречащие международным обязательствам Украины относительно свободы объединений и ассоциаций, а также по защите правозащитников, журналистов и антикоррупционных активистов.

«Осознавая необходимость совместных действий, солидарности в защите гражданского общества в Украине, мы объявляем о создании коалиции, которая объединит усилия неправительственных организаций, общественных активистов, журналистов, юристов и других заинтересованных лиц для консолидированного противодействия как отдельным угрозам, так и попыткам системного наступления власти на гражданское общество и свободу объединений в Украине», — говорится в меморандуме.

Коалиция в защиту гражданского общества является неполитическим объединением и действует на основе принципов уважения прав человека, ненасилия и недискриминации.

Коалиция ставит перед собой задачу продвигать ценности прав человека и идеи гражданского общества, распространять информацию о важности деятельности правозащитников, журналистов и общественных активистов, действующих в защиту общественных интересов, проводить мониторинг случаев преследования правозащитников, журналистов и активистов, анализировать формы давления на них и угрозы их деятельности, включительно с мониторингом и анализом законодательства, которое ухудшает состояние общественного сектора в Украине и разработать систему неотложных мер реагирования на случаи преследования и угроз в сторону правозащитников, журналистов и общественных активистов, включительно с юридической, информационной и другой помощью и поддержкой в случае преследований.

Также коалиция намерена стимулировать быстрое, эффективное и беспристрастное расследование уголовных дел по фактам нападений на правозащитников, журналистов и общественных активистов, а также привлечение виновных к ответственности и принятие всех необходимых мер для предотвращения новых нападений и продвигать изменения в национальное законодательство таким образом, чтобы оно не мешало и не затрудняло деятельность общественных организаций и отдельных активистов, в частности тех, которые прилагают усилия к борьбе с коррупцией.

Среди подписантов по состоянию на 11 апреля — Центр информации о правах человека, представительство Freedom House в Украине, Центр Гражданских Свобод, Украинский независимый центр политических исследований, Благотворительный фонд «Восток-SOS», Украинский Хельсинский союз по правам человека, Ассоциация украинских мониторов соблюдения прав человека в деятельности правоохранительных органов (Ассоциация УМДПЧ), Экспертный центр по правам человека, ОО «Кризисный медиа-центр «Северский Донец», ОО» Правозащитный ЛГБТ центр «Наш мир», Бюро социальных и политических разработок, БО Другая, ОО «Tru th Hounds» , Донецкий институт информации, Украинский институт по правам человека, Платформа прав человека, ОО «Гражданское общество онлайн», Луганский областной правозащитный центр «Альтернатива», Региональный общественный благотворительный фонд «Право и Демократия», Центр экономической стратегии, Кримскотатарский Ресурсный Центр , ЗОБФ «Гендер Зед», ОО «Терго», The Open Dialog Foundation, Молодежная организация «СТАН», ОО «Театр для диалога», ОО «Центр поддержки общественных и культурных инициатив «Тамариск», Общественная организация «МАРТ».

Видео тут.

Источник, 11/04/2018.

«Люди для России – ресурс». Зачем объединились родные украинских «заложников Кремля»

Апрель 11, 2018

В украинских тюрьмах находятся 23 гражданина России, осужденных или ждущих суда по преступлениям, связанным с вооруженным конфликтом в Донбассе или аннексией Крыма. Среди них есть и несколько российских военнослужащих, которых Москва таковыми не признает. В российских тюрьмах находится намного больше украинцев, на родине считающихся политзаключенными: 66 человек. 40 из них – в Крыму и 24 – на территории России. В начале апреля при украинском Министерстве по делам оккупированных территорий был создан «отдел по вопросам лиц, лишенных личной свободы». Его возглавил Игорь Гриб – отец 19-летнего Павла Гриба, выманенного под предлогом встречи со знакомой в Белоруссию, похищенного сотрудниками ФСБ и обвиненного в подготовке теракта в одной из школ города Сочи.

Во время последнего крупного обмена военнопленными между Украиной и самопровозглашенными республиками Донбасса в конце прошлого года президент Украины Петр Порошенко заявил, что граждане России в подобных обменах фигурировать не будут. Вместо этого их планируют обменять на украинцев, находящихся в тюрьмах в России и в аннексированном Крыму. По словам Порошенко, в первую очередь украинские власти будут добиваться возвращения обвиненного в шпионаже журналиста информагентства «Укринформ» Романа Сущенко, режиссера Олега Сенцова и осужденного с ним в рамках одного дела Александра Кольченко, а также осужденных за участие в боевых действиях во время первой чеченской войны Станислава Клыха и Николая Карпюка (четверо из них, кроме Романа Сущенко, есть в списке политзаключенных «Мемориала»).

4 апреля представитель Украины в гуманитарной подгруппе Трехсторонней контактной группы Ирина Геращенко рассказала, что 23 гражданина России, в основном осужденные за преступления против суверенитета и территориальной целостности Украины, могут быть предложены для обмена. «Теперь мы ожидаем реакции и ответа российской стороны на эти инициативы», – заявила Геращенко.

Значительная диспропорция в количестве узников, чье заключение связано с протестами во время Евромайдана, событиями в Крыму и Донбассе, заметна невооруженным взглядом: у России их больше, у Украины – меньше. Представители Объединения родственников политзаключенных Кремля, сначала возникшего как неформальное объединение, а в конце минувшего года получившего официальную регистрацию, не раз призывали власти создать механизм для переговоров между двумя странами. Один из участников объединения, Игорь Котелянец, чей брат, ветеран боевых действий на востоке Украины Евгений Панов ожидает в Крыму суда по обвинению в подготовке диверсий и незаконном хранении и перевозке боеприпасов, считает, что Украине придется задействовать для обмена другие страны:

– Наша главная проблема заключается в том, что нет специального полномочного, который был бы ответственен за работу по освобождению наших родных. У нас есть переговоры с Россией и с террористами с востока в рамках минского формата. Но там они ведутся по заложникам, которых содержат террористы на востоке страны, в захваченных районах Донецкой и Луганской областях. А наши родные – это заложники из другой категории. Это заложники, которых удерживает непосредственно Российская Федерация либо на территории Крыма, либо на российской территории. Часть из них была задержана на территории Крыма, часть – на территории РФ, кого-то туда вывезли, то есть истории у всех разные. Но никаких переговоров на официальном уровне, к сожалению, пока еще нет. Этот вопрос очень политизирован.

Наша цель – уменьшить политическую составляющую и перевести этот вопрос в плоскость гуманитарную, потому что мы говорим об освобождении людей. А когда мы говорим об освобождении людей, мы в том числе вспоминаем, что есть граждане России, которые были задержаны на территории Украины, кадровые военные или просто наемники, которые приехали воевать к нам на восток, и в освобождении своих граждан Россия могла бы быть заинтересована. Такой формат обмена сейчас очень актуален. Просто у нас на межгосударственном уровне нет достаточной поддержки, чтобы этот вопрос кто-то как-то формализовал, инициировал официальные переговоры, создал какую-то площадку для переговоров. Пока этого нет – это наша главная проблема. Поэтому мы о ней везде говорим, чтобы найти переговорщика. В то же время мы понимаем, что если за год нашей деятельности нам не удалось внутри страны найти такого человека, нам совершенно точно нужна поддержка европейских политиков или государственных лидеров, которые могли бы быть заинтересованы в том, чтобы взять на себя работу по освобождению людей. Прецедент уже есть: политзаключенных Ильми Умерова и Ахтема Чийгоза освободили в конце октября прошлого года благодаря президенту Турции, который договорился с Путиным об обмене. Эрдоган отдал двух российских шпионов, взамен Путин отдал двух крымских политзаключенных. Такой формат сработал. Возможно, лидеры других европейских государств тоже могли бы быть заинтересованы в таких переговорах и в том, чтобы их страна взяла на себя гуманитарную миссию по освобождению украинских заложников.

– Тем не менее, существует официальная позиция России, по крайней мере она была озвучена со слов матери российского военнослужащего Виктора Агеева, который был задержан украинскими силовиками под Луганском. Она написала обращение в МИД России с просьбой содействовать обмену сына и получила ответ, что Россия «не является стороной конфликта и не может никого обменять». Как можно преодолеть такую позицию?

– Эта проблема существует везде. России кто-то должен предложить некий формат переговоров, в котором она должна быть заинтересована. Главная наша проблема в контексте переговоров заключается в том, что Украина заинтересована в своих людях, Украина хочет вернуть своих граждан. И украинское общество очень чувствительно к этой проблеме. В информационном пространстве одна из топовых тем – украинские заложники. В России, напротив, эта тема замалчивается, она непопулярна, она никому не нужна. Российские власти, в принципе, заинтересованы в том, чтобы ее замалчивать. Моя оценка и оценка нашего объединения такова: в России воспринимают людей как материал, как ресурс, схватили одних – пошлют других. Там никто за людей не борется, никто в них не заинтересован. Заинтересованность может быть, если России предложить на обмен ее людей. Такие люди могут содержаться не только в Украине. Как показывает турецкий опыт, они могут содержаться в любых странах мира. Например, в США. Мы точно знаем, что там такие люди есть. Если бы мы смогли найти человека, возможно, лидера какого-то европейского государства, из уст которого прозвучат конкретные предложения Путину, тогда эта проблема может получить шанс на решение.

– Помимо решения главной проблемы, освобождения родных, члены Объединения родственников политзаключенных Кремля сталкиваются и с практическими сложностями: необходимостью ездить в другую страну, чтобы участвовать в судебных заседаниях, оплачивать адвоката. Пытается ли ваше объединение решать и эти проблемы, помогать родственникам?

– Главнейшая проблема – это оплата адвоката, поездки, передачи. Заключенные находятся в ужасных условиях. То, что им предлагается в качестве еды, едой не является. Если не делать передачи узнику, по сути, это медленная смерть. Он там не получает ничего съедобного. Эти вопросы мы тоже пытаемся решать. Нам очень сильно помогают правозащитные организации. У нас по многим узникам есть адвокаты, которых помогают оплачивать международные фонды, направляющие средства на программы по поддержке демократии, поддержке прав человека. Но эти деньги не вечные.

Если взять историю моего брата, Евгения Панова, у нас была такая поддержка, но она закончилась в конце 2017 года. Сейчас у нас средств нет, мы сейчас их ищем. Вместе с тем в прошлом году мы говорили об этой проблеме с властями, говорили, что государство должно помогать в обеспечении потребностей политзаключенных. На данный момент родственники тех узников, которые содержатся на территории России, имеют возможность обратиться в Министерство иностранных дел для получения финансовой поддержки – чтобы сделать передачу или оплатить адвоката. Те политические заключенные, которые содержатся на территории Крыма, находятся в зоне ответственности Министерства по делам оккупированных территорий. Там сейчас разрабатывается порядок использования средств.

Оплата адвоката – это очень дорого, от 1 до 5 тысяч долларов в месяц. Нам нужны адвокаты, которые могут работать в российском правовом поле и которые готовы очень многим рисковать, соглашаясь на работу по защите украинских политических узников. Они вынуждены сталкиваться с определенными сложностями. Например, адвокаты, занимающиеся делом моего брата, сейчас работают в долг, пока я ищу необходимые средства.

– Ваш брат, Евгений Панов, сейчас находится в заключении в Крыму. В каких условиях содержится Евгений? Были сообщения, что он подвергался пыткам.

– Я, к сожалению, не могу с ним видеться. Адвокаты запрещают ездить родственникам мужского пола на территорию Крыма и в Россию, потому что они знают, что группа риска – это те, кого могут взять и сказать: «Вот, приехал еще один террорист, шпион…» Женщин, особенно матерей, они не трогают. В основном, ездят матери и жены. Раз в два-три месяца к брату ездит наша мама, но это разрешили только осенью прошлого года. У нее уже было три свидания: понятное дело, через стекло, очень непродолжительных. Брат в ужасном состоянии, ему не оказывается медицинская помощь. После пыток он хромает, у него очень болят колени и спина, зубы вываливаются. В этом плане ситуация ужасная. Но он стойкий, держится. Пытки были. Самые ужасные пытки были в самом начале, когда только разыгрывалась эта история. Все дело в том, что накануне переговоров в «нормандском формате» России нужны были какие-то причины не участвовать в этих переговорах. Поэтому там придумали, что Украина «послала в Крым своих террористов». История была разыграна на внешнюю аудиторию, на европейскую. Вышел тогда Путин и дал комментарий, что Украина вообще не может быть субъектом переговоров, мол, что с ней разговаривать, если там только террористические методы. Вот такая история была отыграна. Они четыре дня его мучили: содержали в подвале, пытали электрическим током. У него даже кожа полопалась. Все это видно на видео.

После этого его от нас долгое время прятали. Его держали в информационном вакууме, убеждали в том, что он никому не нужен, что о нем никто не знает, что единственный выход остаться в живых – это подписать сделку со следствием и согласиться с позицией России, что он диверсант-террорист и на заказ Украины что-то хотел там подорвать, какие-то заводы, пароходы. Было много психологических пыток. Они, как правило, помещают в какие-то камеры с крысами, с клопами, с невыносимыми условиями. Когда-то подсаживали к нему больного туберкулезом, чтобы он быстрее пошел на все это. Если посмотреть российское законодательство, под арестом человек может содержаться только один год, а они его содержат уже полтора года в нарушение собственных законов. Его предупреждали: «Если пойдешь на сделку со следствием, то дадим 5 лет и где-то недалеко от Украины будешь отбывать так называемое наказание. А если – нет, то 20 лет тебе светит. На север отправим, как Сенцова, и ничего тебя уже не спасет». Но мы верим, что добьемся своего, обменяем и освободим его. Поэтому ни на какой шантаж он не поддается и на их условия не соглашается. Он ждет, надеется, а мы все делаем для того, чтобы освобождение состоялось. На заседаниях суда нам присутствовать не разрешают, только свидания. Мама во время свиданий передает ему хоть какую-то информацию, чтобы он понимал, что о нем знают, за него борются и мы никогда в жизни его не бросим. Человека, который находится в информационном вакууме, очень легко обработать, у него могут опуститься руки, он может начать верить тому, что говорит ФСБ. Но он молодец. Он держится. Он очень сильный человек, поэтому я уверен, что мы это все до конца пройдем, освободим и все будет хорошо.

Источник, 10.04.2018.

Александра Романцова – о преследованиях активистов на территории аннексированного Крыма

Март 31, 2018

Александра Романцова, заместительница главы правления Центра гражданских свобод – о преследованиях российскими властями крымскотатарских и украинских активистов на территории аннексированного Крыма.

Платформа «Гражданская солидарность»: Требуем остановить волну насилия в отношении гражданских активистов в России

Март 13, 2018

Международная Платформа «Гражданская солидарность» выступила с заявлением, в котором выразила обеспокоенность сообщениями о волне пыток, жестокого обращения и насильственных исчезновений в отношении активистов антифашистского движения в России, совершаемых в последние месяцы сотрудниками ФСБ. НКО-члены «Гражданской солидарности» требуют немедленного прекращения этого незаконного обращения с задержанными, тщательного и объективного расследования сообщений о пытках и привлечения виновных к ответственности. Они призывают межправительственные организации обратить самое пристальное внимание на эту ситуацию и вступить в срочный диалог с российскими властями с целью решения этой проблемы.

Платформа «Гражданская Солидарность» – широкая международная сеть гражданских организаций и групп из стран региона ОБСЕ, а также международных НПО, заинтересованных в совместной деятельности по продвижению и защите прав человека в регионе ОБСЕ, готовых координировать свои усилия в этом направлении, продвигать общие позиции и оказывать друг другу взаимную поддержку и помощь. Действует более 6 лет в рамках ОБСЕ и включает в себя более 80 организаций-членов из 30 стран Европы, Азии и Америки (www.civicsolidarity.org).

Текст заявления:

Россия: требуем остановить волну насилия в отношении гражданских активистов

Мы, члены Платформы «Гражданская солидарность», выражаем глубокую обеспокоенность сообщениям[1] о волне пыток, жестокого обращения и насильственных исчезновений в отношении активистов антифашистского движения в России, совершаемых в последние месяцы сотрудниками Федеральной службы безопасности России. Мы требуем немедленного прекращения этого незаконного обращения с задержанными, тщательного и объективного расследования сообщений о пытках и привлечения виновных к ответственности. Мы призываем межправительственные организации обратить самое пристальное внимание на эту ситуацию и вступить в срочный диалог с российскими властями с целью решения этой проблемы.

С октября 2017 г. по январь 2018 г. в разных регионах страны органами Федеральной службы безопасности (ФСБ) России по подозрению в участии в террористическом сообществе были арестованы восемь активистов антифашистского движения. Большинство из них вскоре после задержания дали признательные показания, и всем им были предъявлены обвинения. Однако позже стало известно, что признательные показания были получены сотрудниками ФСБ России под пытками.

Задержание подозреваемых сопровождалось избиениями, пытками и длительной изоляцией от родственников и адвокатов, в некоторых случаях продолжавшейся несколько суток. Очевидно, что целью следственных органов ФСБ было получение признательных показаний в первые часы и дни после задержания. Применение пыток в Санкт-Петербурге зафиксировано личными показаниями задержанных и осмотрами членов Общественной наблюдательной комиссии (ОНК). Кроме того, были собраны медицинские свидетельства, подтверждающие наличие следов пыток. Информации о процедуре задержания и насильственных действиях в отношении обвиняемых из Пензы существенно меньше. Родственники и друзья обвиняемых не смогли привлечь внимания правозащитных организаций в момент задержания в силу практически полного отсутствия последних в регионе. В составе пензенской ОНК на данный момент отсутствуют представители независимых гражданских организаций, которые были бы готовы фиксировать и предавать огласке случаи применения пыток в следственном изоляторе. Сотрудники ФСБ постоянно требовали, угрожая вновь применить пытки, и продолжают требовать от обвиняемых и их родственников не контактировать с журналистами и правозащитниками, не передавать информацию в СМИ в качестве условия безопасности и отказа от дальнейших пыток задержанных. Тем не менее, в феврале 2018 года двое обвиняемых в Пензе все-таки обнародовали информацию о примененных в отношении них пытках. Это привело к тому, что пытки и угрозы со стороны следователей ФСБ возобновились, и активисты отказались от своих показаний под запись видеокамеры.

Практика применения пыток и жестокого обращения в отношении задержанных с целью получения признательных показаний, а также в отношении заключенных как инструмент подавления их воли и наказания за активные действия в свою защиту, к сожалению, сегодня является широко распространенной в России. Правозащитные организации каждый год получают сотни сообщений о случаях пыток и жестокого обращения из разных регионов страны, в которых, как правило, обвиняются либо сотрудники пенитенциарной системы, либо сотрудники органов внутренних дел.  В деле против антифашистов мы наблюдаем две очень тревожные новые тенденции. Во-первых, использование статей Уголовного кодекса РФ, направленных на борьбу с терроризмом, против гражданских активистов. И во-вторых, применение пыток на стадии следствия именно со стороны сотрудников ФСБ — обстоятельство, вызывающее дополнительные опасения в безнаказанности. Правозащитникам до настоящего момента неизвестно ни об одном случае привлечения к ответственности сотрудников спецслужб за применение пыток или жестокого обращения, либо же участия в насильственных исчезновениях.

В указанном деле, людей задерживают по весьма расплывчатым обвинениям в создании террористического сообщества, пытками выбивают из них показания о том, что они якобы готовили теракты в преддверии президентских выборов и Чемпионата мира по футболу, родственников угрозами заставляют молчать. Эти явления вызывают еще большую озабоченность на фоне происходящих репрессий в Турции, где правозащитники и журналисты подвергаются систематическим преследованиям и получают абсурдные обвинения именно под предлогом борьбы с терроризмом. Подобная практика существует и в ряде государств Центральной Азии.»

Учитывая вышесказанное, мы призываем российские власти:

  • немедленно прекратить пытки и жестокое обращение в отношении задержанных в Пензе и Санкт-Петербурге и в целом в российских СИЗО;
  • прекратить практику запугивания родственников и друзей обвиняемых;
  • обеспечить незамедлительное, тщательное, объективное и независимое расследование заявлений о пытках и другом недозволенном обращении в отношении задержанных и привлечь к ответственности всех виновных;
  • направить приглашения на посещение страны спецдокладчику ООН по вопросу о пытках и другим соответствующим тематическим процедурам ООН, Комитету по предотвращению пыток Совета Европы и представителям БДИПЧ ОБСЕ и обеспечить им беспрепятственный доступ к задержанным и заключенным в полном соответствии с мандатами этих органов.

Мы призываем российские средства массовой информации и российских граждан:

  • открыто заявлять об абсолютной нетерпимости к таким методам работы представителей спецслужб и представителей правоохранительных органов, как пытки и унижение человеческого достоинства,
  • держать в фокусе и не ослаблять внимания общества к расследованию уже известных случаев пыток со стороны представителей спецслужб и правоохранительных органов;
  • не поощрять своим безразличием и невниманием к этой теме тотальную безнаказанность и полное развязывание рук спецслужбам, которые пытают людей.

Мы призываем международное сообщество:

  • публично осудить действия представителей российских спецслужб, причастных к применению пыток;
  • потребовать от российских властей тщательного, объективного и независимого расследования случаев пыток с дальнейшим привлечением к ответственности всех виновных;
  • внимательно следить за ситуацией с целью недопущения развития данной тревожной практики использования борьбы с терроризмом для подавления независимых голосов в России и незамедлительно реагировать на новые случаи нарушения фундаментальных прав и свобод и преследования гражданских активистов.

Мы призываем Специального докладчика ООН по вопросу о пытках и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видах обращения и наказания и Специального докладчика ООН по вопросам поощрения и защиты прав человека в условиях борьбы с терроризмом:

  • рассмотреть в приоритетном порядке в рамках процедуры срочных обращений (urgent appeals) сообщения о пытках обвиняемых в терроризме активистов антифашистского движения и по результатам направить письмо в российский МИД с требованием к государству обеспечить физическую и психологическую безопасность обвиняемых;
  • запросить у России приглашение на посещение страны в рамках своего мандата.

Мы призываем Комитет по предотвращению пыток Совета Европы:

  • внимательно изучить сообщения о пытках в отношении активистов антифашистского движения, дать им оценку и рассмотреть вопрос о проведении незапланированного визита (extraordinary visit) в Россию с целью изучения данного дела, посещения обвиняемых в СИЗО и выпуска доклада.

Мы призываем страны-члены ООН:

  • обратить внимание на данное дело, задать соответствующие вопросы делегации Российской Федерации при рассмотрении ситуации в правами человека в России в рамках процедуры Универсального периодического отчёта в мае 2018 года.

Мы призываем страны-члены ОБСЕ:

  • внимательно отслеживать развитие ситуации по данного делу, требовать от России прекращения практики пыток и других нарушений прав человека в отношении обвиняемых, привлечения к ответственности всех виновных в нарушениях прав человека.

Мы призываем директора БДИПЧ ОБСЕ:

  • в рамках процедуры мониторинга судебных процессов рассмотреть вопрос о создании мониторинговой группы по наблюдению за этими судебными процессами и включения представителя программы БДИПЧ по пыткам в состав мониторинговой группы.

Мы призываем Председательство ОБСЕ и Генерального секретаря ОБСЕ:

  • оказать политическую поддержку и обеспечить фасилитацию диалога по вопросу создания мониторинговой группы по наблюдению за этими судебными процессами.

Московская Хельсинкская Группа (Россия)

Фонд «Общественный вердикт» (Россия)

Центр развития демократии и прав человека (Россия)

Freedom files (Польша/Россия)

Информационно-аналитический центр «Сова» (Россия)

Правозащитная группа «Гражданин. Армия. Право» (Россия)

Международное Молодежное Правозащитное Движение (Россия)

Женщины Дона (Россия)

Хельсинкская гражданская ассамблея-Ванадзор (Армения)

Региональный центр стратегических исследований (Азербайджан/Грузия)

Международное партнерство за права человека (Бельгия)

Белорусский дом прав человека им. Бориса Звоскова (Беларусь / Литва)

Ассоциация УМДПЛ (Украина)

Клуб Разнообразие (Австрия)

Австрийская хельсинкская ассоциация (Австрия)

SOLIDARUS e.V (Германия)

Общественная ассоциация “Достоинство” (Казахстан)

Truth Hounds (Украина)

Македонский хельсинкский комитет

Хельсинкский комитет Армении

DRA — Немецко-русский обмен (Германия)

CILD – Итальянская коалиция за гражданские свободы (Италия)

Казахстанское международное бюро по правам человека и верховенству права

OMCT – Всемирная организация против пыток (Швейцария)

Хельсинкский фонд за права человека (Польша)

Хельсинкская ассоциация Армении

Косово реабилитационный центр для жертв пыток

Правозащитное Движение «Бир Дуйно-Кыргызстан»

Центр участия и развития (Грузия)

Crude Accountability (США)

Институт мониторинга прав человека (Литва)

Центр исследований правовой политики (Казахстан)

Центр гражданских свобод (Украина)

Болгарский хельсинкский комитет

Правозащитный центр Азербайджана

Правозащитный центр “Весна” (Беларусь)

Нидерландский Хельсинкский комитет

Хельсинкский комитет за права человека в Сербии

Защита прав без границ (Армения)

ZARA – гражданское мужество и борьба с расизмом (Австрия)

Венгерский хельсинкский комитет

Promo LEX (Молдова)

Гражданский контроль (Россия)

Офис гражданских свобод (Таджикистан))

Центр международной защиты (Франция)

Фонд домов прав человека (Норвегия/Швейцария)

Центр правовой трансформации (Беларусь)

Грамадскае аб’яднанне «Беларуская асацыяцыя журналістаў» (Беларусь)

humanrights.ch  (Швейцария)

Норвежский хельсинкский комитет

Источник, 12/03/2018

Свобода религии и убеждений в Украине: срез актуальных вопросов в Украине

Декабрь 22, 2017

Различные аспекты современной ситуации со свободой религии и убеждений в Украине обсудили эксперты на «Правозащитном клубе», который прошел 14 декабря 2017 года в Киеве. В мероприятии приняли участие преподаватели и студенты учебных заведений, сотрудники и волонтеры гражданских и правозащитных организаций, религиоведы, сотрудники органов власти, а также журналисты.

Евгений Харьковщенко, заведующий Кафедрой религиоведения Киевского национального университета имени Тараса Шевченка, доктор философских наук, профессор, раскрыл вопросы автокефалии в истории Вселенского православия.

Данная тема представляет интерес в связи с современными процессами идентичности, происходящими в Украине (гражданская, языковая, религиозная, иная). При рассмотрении вопроса об автокефалии (в Украине этот вопрос сводится больше всего о принадлежности религиозных объектов и общин к Киевскому и Московском патриархате) профессор рассмотрел исторические события и обстоятельства, которые берутся во внимание для признания автокефалий, их территориальной принадлежности, исчисления сроков создания.

Андрей Ферт, аспирант Национального университета «Киево-Могилянская Академия» выступил по вопросу явления «церковного национализма» (на примерах современной Украины и России), его влиянии на свободу вероисповедания. Затронутые аспекты дополнили выступление профессора Харьковщенко, но с другой перспективы.

Один из аспектов выступления Андрея Ферта — пересечение светского государства, которое дает возможность существования разнообразия взглядов и убеждений (религиозных, атеистических, философских), а также теологических взглядов, присущих определенной религиозной общине.

Ирина Богачевскаязаведующий кафедрой философии и педагогики Национального транспортного университета (Украина), доктор философских наук, профессор, привела примеры социального участия религиозных организаций Украины в контексте актуальных вызовов современного времени. В их числе участие общин в общественной жизни и государственного строительства, оказание помощи обществу в эпоху политических и военных событий, помощь пострадавшим и раненным на востоке Украины.

Максим Васин, Исполнительный директор Института религиозной свободы дал обзор текущего состояния законодательства о религиозных организациях и практике его применения. Он раскрыл имеющиеся проблемы перерегистрации религиозных организаций, сохранения статуса неприбыльности, внедрение военного капеланства, новаций в других смежных сферах правового регулирования деятельности и особого статуса общин (религиозных организаций) в Украине.

В мероприятии приняли участие представители органов власти, отвечающие за вопросы свободы религии и убеждений, а также осуществление государственной политики в сфере религии.

Лариса Владыченко, заместитель директора Департамента по делам религий и национальностей Министерства культуры Украины, рассказала о вопросах, которые ставит перед государством развитие ситуации и определенные события. Отношения между общинами и их взаимодействие с органами власти находится под вниманием данного органа власти.

Аннексия Крыма и временная оккупация территорий на востоке Украины требуют реагирования на них каждого органа в пределах его компетенции. Для Департамента по делам религий и национальностей это, прежде всего, касается обеспечения гарантий свободы религии и убеждений, вытекающих из Конституции и законов Украины, а также международных обязательств. Организации Крыма требуют обеспечения регистрация общин в соответствии с законами Украины. Опыт других регионов и практика соседних государств требуют отслеживания ситуации, так как их развитие оказывают влияние на Украину.

Депутат Верховной Рады Виктор Еленский, работающий над вопросами свободы религии и убеждений, рассказал о проводимой работе в Верховной Раде Украины, стоящими вызовами из-за развития ситуации под влиянием политических, внутренних и внешних процессов. Со стороны депутата были даны уточнения по ряду вопросов, поднятых в ходе дискуссии. Господин Еленский также высказал готовность поддержать работу по гармонизации законодательства, создания рабочих групп по определенным вопросам, требующим правового урегулирования.

Дмитрий Кабак, эксперт, много лет работающий над вопросами свободы религии и убеждений (см. www.FreedomIndex.net/Lib), обратил внимание участников встречи на вопросы в контексте религии и убеждений, которые имеют важное региональное и международное значение. Дмитрий Кабак является одним из членов Экспертного совета Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ, которые вовлечены в осуществление текущей деятельности международной организации, созданной правительствами (например, при разработке руководств, проведении мероприятий, выработке комментариев на проекты законов или действующего законодательства по запросу государств – участниц ОБСЕ).

Эксперт затронул вопросы, которые находятся на стыке отличия практики Украины с другими государствами, организациями или регионами: практика государств – участниц СНГ, ШОС и ОДКБ, принимаемые в рамках региональных организаций решений, касающихся сферы религии и убеждений. Изучение данных вопросов позволяет рассматривать вопросы экстрадиции, предоставления убежища, решения отдельных дел с учетом отдельных стран или регионов. В своем выступлении он привел примеры из практики, которые свидетельствуют о возможности использования недостатков для решения внутриполитических вопросов, а также имеющихся противоречий (например, по запрету деятельности определенных организаций).

В ходе дискуссии смогли выступить гости, прошедшие регистрацию на участие в мероприятии. Выступления экспертов доступны в социальных сетях Facebook (на странице мероприятия, личных страницах экспертов, страницах организаций, работающих по теме религии и убеждений), а также в YouTube.

Правозащитный клуб — ежемесячное мероприятие, организуемое Центром гражданских свобод. Одна из встреч была посвящена актуальным вопросам свободы религии и убеждений в Украине. Обычно правозащитный клуб проводится на базе площадки – хаба, кофейни, конференц-зала, которая обеспечивает участие широкой аудитории. После выступления спикеров с тематическими докладами дается время для открытой дискуссии и вопросов.

Результаты поиска:

Если с Сенцовым что-то случится, то виноват будет не только Путин, но и Порошенко, — Томак

Май 21, 2018

«Когда мы говорим об ответственности РФ, должны понимать, что в данном случае ответственность за то, что будет происходить с Олегом Сенцовым, лежит в том числе на украинском государстве, на его активной либо неактивной позиции по его защите». В студии поговорили с правозащитницей Марией Томак.

Ирина Ромалийская: Сенцов уже седьмой день голодает. Объявил он об этом через своего адвоката Дмитрия Динзе, который обнародовал письмо Олега. Единственное требование Сенцова – освободить всех. Замечу, что он не просит освободить или обменять себя. Как ты расцениваешь этот шаг Олега?

Мария Томак: Очень драматический поворот, неожиданный. Олег очень принципиальный человек, это констатировали и представители кинематографической сферы в письме к Макрону. Оно было обнародовано несколько дней назад в преддверии встречи Путина и Макрона с просьбой к Макрону каким-то образом повлиять на Путина, чтобы освободить Олега. Об этом знают все, эта принципиальность – наверное, самый большой риск в этой всей ситуации. Второе обстоятельство – требование освободить всех политзаключенных. Россия не признает политзаключенными людей, которых мы считаем политзаключенными. Реалистичность выполнения этого требования под вопросом — речь идет об очень большом количестве людей. И, конечно, позиция Путина, что Сенцов – террорист. Он не раз высказывал ее, ссылаясь на российские правоохранительные органы, на судебную систему, приговор. Это все очень печально. Сейчас даже нет информации о том, в каком состоянии находится Сенцов. Уже седьмой день он голодает. Все это усложнено местом нахождения Олега — Заполярьем. Это очень далеко, холодно, более-менее оперативно туда может добраться только адвокат. Завтра мы услышим и увидим адвоката Дмитрия Динзе в Киеве. Очень важно, что он приезжает. Надеюсь, с ним встретятся не только украинские журналисты, но и представители власти, от которых мы сейчас ожидаем каких-то активных действий.

Ирина Ромалийская: Олег Сенцов содержится в российских тюрьмах уже четыре года. И впервые он заявил о голодовке. Александр Кольченко, который был задержан и осужден с Олегом, передал письмо, в котором говорит, что Олег всегда говорил, что не стоит идти на такие действия. И вот он объявил о голодовке.

Мария Томак: Мне рассказывал один человек, который общался с Олегом на этапе судебных разбирательств, что Олег якобы говорил: нет смысла, потому что они все равно будут применять принудительное кормление. Наверное, сейчас он посчитал, что других методов привлечения внимания к проблеме нет. Но тут мы все замечаем (и об этом многие говорят), что резонанс не такой, которого мы ожидали.

Ирина Ромалийская: Как по мне, о серьезности намерений свидетельствует тот факт, что, по словам адвоката Дмитрия Динзе, Олег готовился к голодовке, полтора месяца уменьшал потребление пищи. Что сейчас должно делать государство Украина?

Мария Томак: Мне кажется, это самый важный сейчас вопрос. Если отталкиваться от термина «политзаключенный», как правило, речь идет о противостоянии конкретного человека и государства – как правило, гражданином которого он является, на его стороне только какие-то международные организации, общественные силы. В случае с Олегом Сенцовым, как мне представляется, у него должна быть поддержка прежде всего в лице украинского государства —  он пострадал и страдает за прогосударственную позицию.

Насколько я понимаю, сейчас никаких проактивных действий нет – ни у кого особенной обеспокоенности голодовка Сенцова не вызывает. Я не говорю о заявлениях в Твиттере президента. Спасибо большое, но у меня вопрос: что дальше? Предпринимаются ли какие-то меры государством? Или соцсети – единственный инструмент государственной политики на сегодняшний день?

Мне кажется, когда мы говорим об ответственности РФ, мы должны понимать, что в данном случае ответственность за то, что будет происходить с Олегом Сенцовым, лежит в том числе на украинском государстве, на его активной либо неактивной позиции по его защите. Поскольку никаких ответственных лиц до сих пор нет, нет людей,  институций, которые бы отвечали за переговорный процесс по узникам Кремля, я считаю, что это будет ответственность лично президента Порошенко. Если с Сенцовым что-то случится, будет виноват не только Путин, но и Порошенко.

Ирина Ромалийская: Что это могут быть за активные действия?

Мария Томак: Например, 24 мая состоится встреча Макрона с Путиным. Уже есть заявления общественных структур, гражданского общества, мы тоже пытались передать какие-то сообщения в администрацию Макрона. Но это совсем не то, как если бы с администрацией Макрона связалась бы администрация президента Украины. Возможно, это происходит, мы об этом не знаем. Но насколько я понимаю, нет.

Я понимаю, что встреча может ничем и не завершиться. Даже если будет какое-то обращение, Путин может его проигнорировать. Но мне кажется, надо использовать все эти возможности. Лучше всего, когда такие обращения и просьбы выступить в качестве переговорщика исходят от государства.

Недавно приходилось слышать и от представителей Европарламента, что украинское государство недостаточно активно поднимает эту тему. Очень часто мне приходится видеть, что наши западные партнеры в лице евродепутатов, сотрудников министерств иностранных дел знают больше о ситуации с политзаключенными, чем люди, которые у нас должны этим заниматься.

Источник, 20/05/2018

В Украине более 20 организаций будут совместно противодействовать атакам на гражданское общество

Апрель 12, 2018

Правозащитники фиксируют увеличение давления со стороны власти на активистов в регионах Украины с начала 2018 года.

Киев. 11 апреля. УНИАН. В Киеве состоялась презентация меморандума о создании Коалиции в защиту гражданского общества в Украине, подписанного рядом общественных организаций, среди которых представительство Freedom House в Украине и Украинский Хельсинский союз по правам человека (УХСПЧ).

Как передает собственный корреспондент, в пресс-конференции в УНИАН приняли участие исполнительный директор УХСПЧ Александр Павличенко, координатор Благотворительного фонда «Восток SOS» Александра Дворецкая, заместитель председателя правления Центр гражданских свобод Александра Романцова.

В частности, по словам исполнительного директора Украинского Хельсинского союза по правам человека Александра Павличенко процесс создания коалиции начался год назад.

Как отмечают активисты, Верховная Рада Украины, несмотря на обещания депутатов разных фракций 3 апреля провалила включения в повестку дня депутатские и президентские законопроекты об отмене е-деклараций для активистов.

«С начала 2018 года общественные организации фиксируют увеличение давления на активистов в регионах. Нападения на мирные собрания и физическое насилие к отдельным общественным деятелям остаются без расследования и соответствующего внимания правоохранительных органов, а в некоторых случаях — приводят к убийству», — отметила координатор Благотворительного фонда «Восток SOS» Александра Дворецкая.

По словам заместителя председателя правления Центр гражданских свобод Александры Романцовой давление на представителей гражданского общества осуществляется через фиктивные уголовные дела и проверки финансовой деятельности организаций.

Поэтому представители неправительственных организаций решили создать Коалицию в защиту гражданского общества.

«Мы, представители неправительственных организаций, правозащитники, общественные активисты, журналисты, юристы и другие неравнодушные граждане, выражаем глубокую обеспокоенность по поводу угрожающих тенденций для гражданского общества в Украине и наступления на свободу объединений и ассоциаций», — говорится в меморандуме.

Отмечается, что гражданское общество играет ключевую роль на пути демократического развития страны, для утверждения верховенства права и соблюдения прав человека и основных свобод.

Активисты убеждены, что работа общественных активистов является важной в борьбе со злоупотреблениями власти, контроле за ее действиями и содействии проведению реформ в Украине.

В меморандуме подчеркивается, что «установление на законодательном уровне финансового контроля за антикоррупционными активистами в сочетании с уголовной ответственностью и попытки введения дальнейших неоправданных и несоразмеримых ограничений для деятельности всех общественных объединений, а также многочисленные случаи преследования неправительственных организаций и отдельных активистов, включительно со сфабрикованными уголовными делам и дискредитационными кампаниями против авторитетных организаций и активистов, угрозами и физическими нападениями на активистов при отсутствии эффективного расследования таких случаев создают препятствия для развития всего гражданского общества и являются угрозой для демократических стремлений Украины как европейского государства».

Представители гражданского общества призывают власти немедленно принять все необходимые меры, чтобы остановить разносторонние притеснения, противоречащие международным обязательствам Украины относительно свободы объединений и ассоциаций, а также по защите правозащитников, журналистов и антикоррупционных активистов.

«Осознавая необходимость совместных действий, солидарности в защите гражданского общества в Украине, мы объявляем о создании коалиции, которая объединит усилия неправительственных организаций, общественных активистов, журналистов, юристов и других заинтересованных лиц для консолидированного противодействия как отдельным угрозам, так и попыткам системного наступления власти на гражданское общество и свободу объединений в Украине», — говорится в меморандуме.

Коалиция в защиту гражданского общества является неполитическим объединением и действует на основе принципов уважения прав человека, ненасилия и недискриминации.

Коалиция ставит перед собой задачу продвигать ценности прав человека и идеи гражданского общества, распространять информацию о важности деятельности правозащитников, журналистов и общественных активистов, действующих в защиту общественных интересов, проводить мониторинг случаев преследования правозащитников, журналистов и активистов, анализировать формы давления на них и угрозы их деятельности, включительно с мониторингом и анализом законодательства, которое ухудшает состояние общественного сектора в Украине и разработать систему неотложных мер реагирования на случаи преследования и угроз в сторону правозащитников, журналистов и общественных активистов, включительно с юридической, информационной и другой помощью и поддержкой в случае преследований.

Также коалиция намерена стимулировать быстрое, эффективное и беспристрастное расследование уголовных дел по фактам нападений на правозащитников, журналистов и общественных активистов, а также привлечение виновных к ответственности и принятие всех необходимых мер для предотвращения новых нападений и продвигать изменения в национальное законодательство таким образом, чтобы оно не мешало и не затрудняло деятельность общественных организаций и отдельных активистов, в частности тех, которые прилагают усилия к борьбе с коррупцией.

Среди подписантов по состоянию на 11 апреля — Центр информации о правах человека, представительство Freedom House в Украине, Центр Гражданских Свобод, Украинский независимый центр политических исследований, Благотворительный фонд «Восток-SOS», Украинский Хельсинский союз по правам человека, Ассоциация украинских мониторов соблюдения прав человека в деятельности правоохранительных органов (Ассоциация УМДПЧ), Экспертный центр по правам человека, ОО «Кризисный медиа-центр «Северский Донец», ОО» Правозащитный ЛГБТ центр «Наш мир», Бюро социальных и политических разработок, БО Другая, ОО «Tru th Hounds» , Донецкий институт информации, Украинский институт по правам человека, Платформа прав человека, ОО «Гражданское общество онлайн», Луганский областной правозащитный центр «Альтернатива», Региональный общественный благотворительный фонд «Право и Демократия», Центр экономической стратегии, Кримскотатарский Ресурсный Центр , ЗОБФ «Гендер Зед», ОО «Терго», The Open Dialog Foundation, Молодежная организация «СТАН», ОО «Театр для диалога», ОО «Центр поддержки общественных и культурных инициатив «Тамариск», Общественная организация «МАРТ».

Видео тут.

Источник, 11/04/2018.

«Люди для России – ресурс». Зачем объединились родные украинских «заложников Кремля»

Апрель 11, 2018

В украинских тюрьмах находятся 23 гражданина России, осужденных или ждущих суда по преступлениям, связанным с вооруженным конфликтом в Донбассе или аннексией Крыма. Среди них есть и несколько российских военнослужащих, которых Москва таковыми не признает. В российских тюрьмах находится намного больше украинцев, на родине считающихся политзаключенными: 66 человек. 40 из них – в Крыму и 24 – на территории России. В начале апреля при украинском Министерстве по делам оккупированных территорий был создан «отдел по вопросам лиц, лишенных личной свободы». Его возглавил Игорь Гриб – отец 19-летнего Павла Гриба, выманенного под предлогом встречи со знакомой в Белоруссию, похищенного сотрудниками ФСБ и обвиненного в подготовке теракта в одной из школ города Сочи.

Во время последнего крупного обмена военнопленными между Украиной и самопровозглашенными республиками Донбасса в конце прошлого года президент Украины Петр Порошенко заявил, что граждане России в подобных обменах фигурировать не будут. Вместо этого их планируют обменять на украинцев, находящихся в тюрьмах в России и в аннексированном Крыму. По словам Порошенко, в первую очередь украинские власти будут добиваться возвращения обвиненного в шпионаже журналиста информагентства «Укринформ» Романа Сущенко, режиссера Олега Сенцова и осужденного с ним в рамках одного дела Александра Кольченко, а также осужденных за участие в боевых действиях во время первой чеченской войны Станислава Клыха и Николая Карпюка (четверо из них, кроме Романа Сущенко, есть в списке политзаключенных «Мемориала»).

4 апреля представитель Украины в гуманитарной подгруппе Трехсторонней контактной группы Ирина Геращенко рассказала, что 23 гражданина России, в основном осужденные за преступления против суверенитета и территориальной целостности Украины, могут быть предложены для обмена. «Теперь мы ожидаем реакции и ответа российской стороны на эти инициативы», – заявила Геращенко.

Значительная диспропорция в количестве узников, чье заключение связано с протестами во время Евромайдана, событиями в Крыму и Донбассе, заметна невооруженным взглядом: у России их больше, у Украины – меньше. Представители Объединения родственников политзаключенных Кремля, сначала возникшего как неформальное объединение, а в конце минувшего года получившего официальную регистрацию, не раз призывали власти создать механизм для переговоров между двумя странами. Один из участников объединения, Игорь Котелянец, чей брат, ветеран боевых действий на востоке Украины Евгений Панов ожидает в Крыму суда по обвинению в подготовке диверсий и незаконном хранении и перевозке боеприпасов, считает, что Украине придется задействовать для обмена другие страны:

– Наша главная проблема заключается в том, что нет специального полномочного, который был бы ответственен за работу по освобождению наших родных. У нас есть переговоры с Россией и с террористами с востока в рамках минского формата. Но там они ведутся по заложникам, которых содержат террористы на востоке страны, в захваченных районах Донецкой и Луганской областях. А наши родные – это заложники из другой категории. Это заложники, которых удерживает непосредственно Российская Федерация либо на территории Крыма, либо на российской территории. Часть из них была задержана на территории Крыма, часть – на территории РФ, кого-то туда вывезли, то есть истории у всех разные. Но никаких переговоров на официальном уровне, к сожалению, пока еще нет. Этот вопрос очень политизирован.

Наша цель – уменьшить политическую составляющую и перевести этот вопрос в плоскость гуманитарную, потому что мы говорим об освобождении людей. А когда мы говорим об освобождении людей, мы в том числе вспоминаем, что есть граждане России, которые были задержаны на территории Украины, кадровые военные или просто наемники, которые приехали воевать к нам на восток, и в освобождении своих граждан Россия могла бы быть заинтересована. Такой формат обмена сейчас очень актуален. Просто у нас на межгосударственном уровне нет достаточной поддержки, чтобы этот вопрос кто-то как-то формализовал, инициировал официальные переговоры, создал какую-то площадку для переговоров. Пока этого нет – это наша главная проблема. Поэтому мы о ней везде говорим, чтобы найти переговорщика. В то же время мы понимаем, что если за год нашей деятельности нам не удалось внутри страны найти такого человека, нам совершенно точно нужна поддержка европейских политиков или государственных лидеров, которые могли бы быть заинтересованы в том, чтобы взять на себя работу по освобождению людей. Прецедент уже есть: политзаключенных Ильми Умерова и Ахтема Чийгоза освободили в конце октября прошлого года благодаря президенту Турции, который договорился с Путиным об обмене. Эрдоган отдал двух российских шпионов, взамен Путин отдал двух крымских политзаключенных. Такой формат сработал. Возможно, лидеры других европейских государств тоже могли бы быть заинтересованы в таких переговорах и в том, чтобы их страна взяла на себя гуманитарную миссию по освобождению украинских заложников.

– Тем не менее, существует официальная позиция России, по крайней мере она была озвучена со слов матери российского военнослужащего Виктора Агеева, который был задержан украинскими силовиками под Луганском. Она написала обращение в МИД России с просьбой содействовать обмену сына и получила ответ, что Россия «не является стороной конфликта и не может никого обменять». Как можно преодолеть такую позицию?

– Эта проблема существует везде. России кто-то должен предложить некий формат переговоров, в котором она должна быть заинтересована. Главная наша проблема в контексте переговоров заключается в том, что Украина заинтересована в своих людях, Украина хочет вернуть своих граждан. И украинское общество очень чувствительно к этой проблеме. В информационном пространстве одна из топовых тем – украинские заложники. В России, напротив, эта тема замалчивается, она непопулярна, она никому не нужна. Российские власти, в принципе, заинтересованы в том, чтобы ее замалчивать. Моя оценка и оценка нашего объединения такова: в России воспринимают людей как материал, как ресурс, схватили одних – пошлют других. Там никто за людей не борется, никто в них не заинтересован. Заинтересованность может быть, если России предложить на обмен ее людей. Такие люди могут содержаться не только в Украине. Как показывает турецкий опыт, они могут содержаться в любых странах мира. Например, в США. Мы точно знаем, что там такие люди есть. Если бы мы смогли найти человека, возможно, лидера какого-то европейского государства, из уст которого прозвучат конкретные предложения Путину, тогда эта проблема может получить шанс на решение.

– Помимо решения главной проблемы, освобождения родных, члены Объединения родственников политзаключенных Кремля сталкиваются и с практическими сложностями: необходимостью ездить в другую страну, чтобы участвовать в судебных заседаниях, оплачивать адвоката. Пытается ли ваше объединение решать и эти проблемы, помогать родственникам?

– Главнейшая проблема – это оплата адвоката, поездки, передачи. Заключенные находятся в ужасных условиях. То, что им предлагается в качестве еды, едой не является. Если не делать передачи узнику, по сути, это медленная смерть. Он там не получает ничего съедобного. Эти вопросы мы тоже пытаемся решать. Нам очень сильно помогают правозащитные организации. У нас по многим узникам есть адвокаты, которых помогают оплачивать международные фонды, направляющие средства на программы по поддержке демократии, поддержке прав человека. Но эти деньги не вечные.

Если взять историю моего брата, Евгения Панова, у нас была такая поддержка, но она закончилась в конце 2017 года. Сейчас у нас средств нет, мы сейчас их ищем. Вместе с тем в прошлом году мы говорили об этой проблеме с властями, говорили, что государство должно помогать в обеспечении потребностей политзаключенных. На данный момент родственники тех узников, которые содержатся на территории России, имеют возможность обратиться в Министерство иностранных дел для получения финансовой поддержки – чтобы сделать передачу или оплатить адвоката. Те политические заключенные, которые содержатся на территории Крыма, находятся в зоне ответственности Министерства по делам оккупированных территорий. Там сейчас разрабатывается порядок использования средств.

Оплата адвоката – это очень дорого, от 1 до 5 тысяч долларов в месяц. Нам нужны адвокаты, которые могут работать в российском правовом поле и которые готовы очень многим рисковать, соглашаясь на работу по защите украинских политических узников. Они вынуждены сталкиваться с определенными сложностями. Например, адвокаты, занимающиеся делом моего брата, сейчас работают в долг, пока я ищу необходимые средства.

– Ваш брат, Евгений Панов, сейчас находится в заключении в Крыму. В каких условиях содержится Евгений? Были сообщения, что он подвергался пыткам.

– Я, к сожалению, не могу с ним видеться. Адвокаты запрещают ездить родственникам мужского пола на территорию Крыма и в Россию, потому что они знают, что группа риска – это те, кого могут взять и сказать: «Вот, приехал еще один террорист, шпион…» Женщин, особенно матерей, они не трогают. В основном, ездят матери и жены. Раз в два-три месяца к брату ездит наша мама, но это разрешили только осенью прошлого года. У нее уже было три свидания: понятное дело, через стекло, очень непродолжительных. Брат в ужасном состоянии, ему не оказывается медицинская помощь. После пыток он хромает, у него очень болят колени и спина, зубы вываливаются. В этом плане ситуация ужасная. Но он стойкий, держится. Пытки были. Самые ужасные пытки были в самом начале, когда только разыгрывалась эта история. Все дело в том, что накануне переговоров в «нормандском формате» России нужны были какие-то причины не участвовать в этих переговорах. Поэтому там придумали, что Украина «послала в Крым своих террористов». История была разыграна на внешнюю аудиторию, на европейскую. Вышел тогда Путин и дал комментарий, что Украина вообще не может быть субъектом переговоров, мол, что с ней разговаривать, если там только террористические методы. Вот такая история была отыграна. Они четыре дня его мучили: содержали в подвале, пытали электрическим током. У него даже кожа полопалась. Все это видно на видео.

После этого его от нас долгое время прятали. Его держали в информационном вакууме, убеждали в том, что он никому не нужен, что о нем никто не знает, что единственный выход остаться в живых – это подписать сделку со следствием и согласиться с позицией России, что он диверсант-террорист и на заказ Украины что-то хотел там подорвать, какие-то заводы, пароходы. Было много психологических пыток. Они, как правило, помещают в какие-то камеры с крысами, с клопами, с невыносимыми условиями. Когда-то подсаживали к нему больного туберкулезом, чтобы он быстрее пошел на все это. Если посмотреть российское законодательство, под арестом человек может содержаться только один год, а они его содержат уже полтора года в нарушение собственных законов. Его предупреждали: «Если пойдешь на сделку со следствием, то дадим 5 лет и где-то недалеко от Украины будешь отбывать так называемое наказание. А если – нет, то 20 лет тебе светит. На север отправим, как Сенцова, и ничего тебя уже не спасет». Но мы верим, что добьемся своего, обменяем и освободим его. Поэтому ни на какой шантаж он не поддается и на их условия не соглашается. Он ждет, надеется, а мы все делаем для того, чтобы освобождение состоялось. На заседаниях суда нам присутствовать не разрешают, только свидания. Мама во время свиданий передает ему хоть какую-то информацию, чтобы он понимал, что о нем знают, за него борются и мы никогда в жизни его не бросим. Человека, который находится в информационном вакууме, очень легко обработать, у него могут опуститься руки, он может начать верить тому, что говорит ФСБ. Но он молодец. Он держится. Он очень сильный человек, поэтому я уверен, что мы это все до конца пройдем, освободим и все будет хорошо.

Источник, 10.04.2018.

Александра Романцова – о преследованиях активистов на территории аннексированного Крыма

Март 31, 2018

Александра Романцова, заместительница главы правления Центра гражданских свобод – о преследованиях российскими властями крымскотатарских и украинских активистов на территории аннексированного Крыма.

Платформа «Гражданская солидарность»: Требуем остановить волну насилия в отношении гражданских активистов в России

Март 13, 2018

Международная Платформа «Гражданская солидарность» выступила с заявлением, в котором выразила обеспокоенность сообщениями о волне пыток, жестокого обращения и насильственных исчезновений в отношении активистов антифашистского движения в России, совершаемых в последние месяцы сотрудниками ФСБ. НКО-члены «Гражданской солидарности» требуют немедленного прекращения этого незаконного обращения с задержанными, тщательного и объективного расследования сообщений о пытках и привлечения виновных к ответственности. Они призывают межправительственные организации обратить самое пристальное внимание на эту ситуацию и вступить в срочный диалог с российскими властями с целью решения этой проблемы.

Платформа «Гражданская Солидарность» – широкая международная сеть гражданских организаций и групп из стран региона ОБСЕ, а также международных НПО, заинтересованных в совместной деятельности по продвижению и защите прав человека в регионе ОБСЕ, готовых координировать свои усилия в этом направлении, продвигать общие позиции и оказывать друг другу взаимную поддержку и помощь. Действует более 6 лет в рамках ОБСЕ и включает в себя более 80 организаций-членов из 30 стран Европы, Азии и Америки (www.civicsolidarity.org).

Текст заявления:

Россия: требуем остановить волну насилия в отношении гражданских активистов

Мы, члены Платформы «Гражданская солидарность», выражаем глубокую обеспокоенность сообщениям[1] о волне пыток, жестокого обращения и насильственных исчезновений в отношении активистов антифашистского движения в России, совершаемых в последние месяцы сотрудниками Федеральной службы безопасности России. Мы требуем немедленного прекращения этого незаконного обращения с задержанными, тщательного и объективного расследования сообщений о пытках и привлечения виновных к ответственности. Мы призываем межправительственные организации обратить самое пристальное внимание на эту ситуацию и вступить в срочный диалог с российскими властями с целью решения этой проблемы.

С октября 2017 г. по январь 2018 г. в разных регионах страны органами Федеральной службы безопасности (ФСБ) России по подозрению в участии в террористическом сообществе были арестованы восемь активистов антифашистского движения. Большинство из них вскоре после задержания дали признательные показания, и всем им были предъявлены обвинения. Однако позже стало известно, что признательные показания были получены сотрудниками ФСБ России под пытками.

Задержание подозреваемых сопровождалось избиениями, пытками и длительной изоляцией от родственников и адвокатов, в некоторых случаях продолжавшейся несколько суток. Очевидно, что целью следственных органов ФСБ было получение признательных показаний в первые часы и дни после задержания. Применение пыток в Санкт-Петербурге зафиксировано личными показаниями задержанных и осмотрами членов Общественной наблюдательной комиссии (ОНК). Кроме того, были собраны медицинские свидетельства, подтверждающие наличие следов пыток. Информации о процедуре задержания и насильственных действиях в отношении обвиняемых из Пензы существенно меньше. Родственники и друзья обвиняемых не смогли привлечь внимания правозащитных организаций в момент задержания в силу практически полного отсутствия последних в регионе. В составе пензенской ОНК на данный момент отсутствуют представители независимых гражданских организаций, которые были бы готовы фиксировать и предавать огласке случаи применения пыток в следственном изоляторе. Сотрудники ФСБ постоянно требовали, угрожая вновь применить пытки, и продолжают требовать от обвиняемых и их родственников не контактировать с журналистами и правозащитниками, не передавать информацию в СМИ в качестве условия безопасности и отказа от дальнейших пыток задержанных. Тем не менее, в феврале 2018 года двое обвиняемых в Пензе все-таки обнародовали информацию о примененных в отношении них пытках. Это привело к тому, что пытки и угрозы со стороны следователей ФСБ возобновились, и активисты отказались от своих показаний под запись видеокамеры.

Практика применения пыток и жестокого обращения в отношении задержанных с целью получения признательных показаний, а также в отношении заключенных как инструмент подавления их воли и наказания за активные действия в свою защиту, к сожалению, сегодня является широко распространенной в России. Правозащитные организации каждый год получают сотни сообщений о случаях пыток и жестокого обращения из разных регионов страны, в которых, как правило, обвиняются либо сотрудники пенитенциарной системы, либо сотрудники органов внутренних дел.  В деле против антифашистов мы наблюдаем две очень тревожные новые тенденции. Во-первых, использование статей Уголовного кодекса РФ, направленных на борьбу с терроризмом, против гражданских активистов. И во-вторых, применение пыток на стадии следствия именно со стороны сотрудников ФСБ — обстоятельство, вызывающее дополнительные опасения в безнаказанности. Правозащитникам до настоящего момента неизвестно ни об одном случае привлечения к ответственности сотрудников спецслужб за применение пыток или жестокого обращения, либо же участия в насильственных исчезновениях.

В указанном деле, людей задерживают по весьма расплывчатым обвинениям в создании террористического сообщества, пытками выбивают из них показания о том, что они якобы готовили теракты в преддверии президентских выборов и Чемпионата мира по футболу, родственников угрозами заставляют молчать. Эти явления вызывают еще большую озабоченность на фоне происходящих репрессий в Турции, где правозащитники и журналисты подвергаются систематическим преследованиям и получают абсурдные обвинения именно под предлогом борьбы с терроризмом. Подобная практика существует и в ряде государств Центральной Азии.»

Учитывая вышесказанное, мы призываем российские власти:

  • немедленно прекратить пытки и жестокое обращение в отношении задержанных в Пензе и Санкт-Петербурге и в целом в российских СИЗО;
  • прекратить практику запугивания родственников и друзей обвиняемых;
  • обеспечить незамедлительное, тщательное, объективное и независимое расследование заявлений о пытках и другом недозволенном обращении в отношении задержанных и привлечь к ответственности всех виновных;
  • направить приглашения на посещение страны спецдокладчику ООН по вопросу о пытках и другим соответствующим тематическим процедурам ООН, Комитету по предотвращению пыток Совета Европы и представителям БДИПЧ ОБСЕ и обеспечить им беспрепятственный доступ к задержанным и заключенным в полном соответствии с мандатами этих органов.

Мы призываем российские средства массовой информации и российских граждан:

  • открыто заявлять об абсолютной нетерпимости к таким методам работы представителей спецслужб и представителей правоохранительных органов, как пытки и унижение человеческого достоинства,
  • держать в фокусе и не ослаблять внимания общества к расследованию уже известных случаев пыток со стороны представителей спецслужб и правоохранительных органов;
  • не поощрять своим безразличием и невниманием к этой теме тотальную безнаказанность и полное развязывание рук спецслужбам, которые пытают людей.

Мы призываем международное сообщество:

  • публично осудить действия представителей российских спецслужб, причастных к применению пыток;
  • потребовать от российских властей тщательного, объективного и независимого расследования случаев пыток с дальнейшим привлечением к ответственности всех виновных;
  • внимательно следить за ситуацией с целью недопущения развития данной тревожной практики использования борьбы с терроризмом для подавления независимых голосов в России и незамедлительно реагировать на новые случаи нарушения фундаментальных прав и свобод и преследования гражданских активистов.

Мы призываем Специального докладчика ООН по вопросу о пытках и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видах обращения и наказания и Специального докладчика ООН по вопросам поощрения и защиты прав человека в условиях борьбы с терроризмом:

  • рассмотреть в приоритетном порядке в рамках процедуры срочных обращений (urgent appeals) сообщения о пытках обвиняемых в терроризме активистов антифашистского движения и по результатам направить письмо в российский МИД с требованием к государству обеспечить физическую и психологическую безопасность обвиняемых;
  • запросить у России приглашение на посещение страны в рамках своего мандата.

Мы призываем Комитет по предотвращению пыток Совета Европы:

  • внимательно изучить сообщения о пытках в отношении активистов антифашистского движения, дать им оценку и рассмотреть вопрос о проведении незапланированного визита (extraordinary visit) в Россию с целью изучения данного дела, посещения обвиняемых в СИЗО и выпуска доклада.

Мы призываем страны-члены ООН:

  • обратить внимание на данное дело, задать соответствующие вопросы делегации Российской Федерации при рассмотрении ситуации в правами человека в России в рамках процедуры Универсального периодического отчёта в мае 2018 года.

Мы призываем страны-члены ОБСЕ:

  • внимательно отслеживать развитие ситуации по данного делу, требовать от России прекращения практики пыток и других нарушений прав человека в отношении обвиняемых, привлечения к ответственности всех виновных в нарушениях прав человека.

Мы призываем директора БДИПЧ ОБСЕ:

  • в рамках процедуры мониторинга судебных процессов рассмотреть вопрос о создании мониторинговой группы по наблюдению за этими судебными процессами и включения представителя программы БДИПЧ по пыткам в состав мониторинговой группы.

Мы призываем Председательство ОБСЕ и Генерального секретаря ОБСЕ:

  • оказать политическую поддержку и обеспечить фасилитацию диалога по вопросу создания мониторинговой группы по наблюдению за этими судебными процессами.

Московская Хельсинкская Группа (Россия)

Фонд «Общественный вердикт» (Россия)

Центр развития демократии и прав человека (Россия)

Freedom files (Польша/Россия)

Информационно-аналитический центр «Сова» (Россия)

Правозащитная группа «Гражданин. Армия. Право» (Россия)

Международное Молодежное Правозащитное Движение (Россия)

Женщины Дона (Россия)

Хельсинкская гражданская ассамблея-Ванадзор (Армения)

Региональный центр стратегических исследований (Азербайджан/Грузия)

Международное партнерство за права человека (Бельгия)

Белорусский дом прав человека им. Бориса Звоскова (Беларусь / Литва)

Ассоциация УМДПЛ (Украина)

Клуб Разнообразие (Австрия)

Австрийская хельсинкская ассоциация (Австрия)

SOLIDARUS e.V (Германия)

Общественная ассоциация “Достоинство” (Казахстан)

Truth Hounds (Украина)

Македонский хельсинкский комитет

Хельсинкский комитет Армении

DRA — Немецко-русский обмен (Германия)

CILD – Итальянская коалиция за гражданские свободы (Италия)

Казахстанское международное бюро по правам человека и верховенству права

OMCT – Всемирная организация против пыток (Швейцария)

Хельсинкский фонд за права человека (Польша)

Хельсинкская ассоциация Армении

Косово реабилитационный центр для жертв пыток

Правозащитное Движение «Бир Дуйно-Кыргызстан»

Центр участия и развития (Грузия)

Crude Accountability (США)

Институт мониторинга прав человека (Литва)

Центр исследований правовой политики (Казахстан)

Центр гражданских свобод (Украина)

Болгарский хельсинкский комитет

Правозащитный центр Азербайджана

Правозащитный центр “Весна” (Беларусь)

Нидерландский Хельсинкский комитет

Хельсинкский комитет за права человека в Сербии

Защита прав без границ (Армения)

ZARA – гражданское мужество и борьба с расизмом (Австрия)

Венгерский хельсинкский комитет

Promo LEX (Молдова)

Гражданский контроль (Россия)

Офис гражданских свобод (Таджикистан))

Центр международной защиты (Франция)

Фонд домов прав человека (Норвегия/Швейцария)

Центр правовой трансформации (Беларусь)

Грамадскае аб’яднанне «Беларуская асацыяцыя журналістаў» (Беларусь)

humanrights.ch  (Швейцария)

Норвежский хельсинкский комитет

Источник, 12/03/2018

Свобода религии и убеждений в Украине: срез актуальных вопросов в Украине

Декабрь 22, 2017

Различные аспекты современной ситуации со свободой религии и убеждений в Украине обсудили эксперты на «Правозащитном клубе», который прошел 14 декабря 2017 года в Киеве. В мероприятии приняли участие преподаватели и студенты учебных заведений, сотрудники и волонтеры гражданских и правозащитных организаций, религиоведы, сотрудники органов власти, а также журналисты.

Евгений Харьковщенко, заведующий Кафедрой религиоведения Киевского национального университета имени Тараса Шевченка, доктор философских наук, профессор, раскрыл вопросы автокефалии в истории Вселенского православия.

Данная тема представляет интерес в связи с современными процессами идентичности, происходящими в Украине (гражданская, языковая, религиозная, иная). При рассмотрении вопроса об автокефалии (в Украине этот вопрос сводится больше всего о принадлежности религиозных объектов и общин к Киевскому и Московском патриархате) профессор рассмотрел исторические события и обстоятельства, которые берутся во внимание для признания автокефалий, их территориальной принадлежности, исчисления сроков создания.

Андрей Ферт, аспирант Национального университета «Киево-Могилянская Академия» выступил по вопросу явления «церковного национализма» (на примерах современной Украины и России), его влиянии на свободу вероисповедания. Затронутые аспекты дополнили выступление профессора Харьковщенко, но с другой перспективы.

Один из аспектов выступления Андрея Ферта — пересечение светского государства, которое дает возможность существования разнообразия взглядов и убеждений (религиозных, атеистических, философских), а также теологических взглядов, присущих определенной религиозной общине.

Ирина Богачевскаязаведующий кафедрой философии и педагогики Национального транспортного университета (Украина), доктор философских наук, профессор, привела примеры социального участия религиозных организаций Украины в контексте актуальных вызовов современного времени. В их числе участие общин в общественной жизни и государственного строительства, оказание помощи обществу в эпоху политических и военных событий, помощь пострадавшим и раненным на востоке Украины.

Максим Васин, Исполнительный директор Института религиозной свободы дал обзор текущего состояния законодательства о религиозных организациях и практике его применения. Он раскрыл имеющиеся проблемы перерегистрации религиозных организаций, сохранения статуса неприбыльности, внедрение военного капеланства, новаций в других смежных сферах правового регулирования деятельности и особого статуса общин (религиозных организаций) в Украине.

В мероприятии приняли участие представители органов власти, отвечающие за вопросы свободы религии и убеждений, а также осуществление государственной политики в сфере религии.

Лариса Владыченко, заместитель директора Департамента по делам религий и национальностей Министерства культуры Украины, рассказала о вопросах, которые ставит перед государством развитие ситуации и определенные события. Отношения между общинами и их взаимодействие с органами власти находится под вниманием данного органа власти.

Аннексия Крыма и временная оккупация территорий на востоке Украины требуют реагирования на них каждого органа в пределах его компетенции. Для Департамента по делам религий и национальностей это, прежде всего, касается обеспечения гарантий свободы религии и убеждений, вытекающих из Конституции и законов Украины, а также международных обязательств. Организации Крыма требуют обеспечения регистрация общин в соответствии с законами Украины. Опыт других регионов и практика соседних государств требуют отслеживания ситуации, так как их развитие оказывают влияние на Украину.

Депутат Верховной Рады Виктор Еленский, работающий над вопросами свободы религии и убеждений, рассказал о проводимой работе в Верховной Раде Украины, стоящими вызовами из-за развития ситуации под влиянием политических, внутренних и внешних процессов. Со стороны депутата были даны уточнения по ряду вопросов, поднятых в ходе дискуссии. Господин Еленский также высказал готовность поддержать работу по гармонизации законодательства, создания рабочих групп по определенным вопросам, требующим правового урегулирования.

Дмитрий Кабак, эксперт, много лет работающий над вопросами свободы религии и убеждений (см. www.FreedomIndex.net/Lib), обратил внимание участников встречи на вопросы в контексте религии и убеждений, которые имеют важное региональное и международное значение. Дмитрий Кабак является одним из членов Экспертного совета Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ, которые вовлечены в осуществление текущей деятельности международной организации, созданной правительствами (например, при разработке руководств, проведении мероприятий, выработке комментариев на проекты законов или действующего законодательства по запросу государств – участниц ОБСЕ).

Эксперт затронул вопросы, которые находятся на стыке отличия практики Украины с другими государствами, организациями или регионами: практика государств – участниц СНГ, ШОС и ОДКБ, принимаемые в рамках региональных организаций решений, касающихся сферы религии и убеждений. Изучение данных вопросов позволяет рассматривать вопросы экстрадиции, предоставления убежища, решения отдельных дел с учетом отдельных стран или регионов. В своем выступлении он привел примеры из практики, которые свидетельствуют о возможности использования недостатков для решения внутриполитических вопросов, а также имеющихся противоречий (например, по запрету деятельности определенных организаций).

В ходе дискуссии смогли выступить гости, прошедшие регистрацию на участие в мероприятии. Выступления экспертов доступны в социальных сетях Facebook (на странице мероприятия, личных страницах экспертов, страницах организаций, работающих по теме религии и убеждений), а также в YouTube.

Правозащитный клуб — ежемесячное мероприятие, организуемое Центром гражданских свобод. Одна из встреч была посвящена актуальным вопросам свободы религии и убеждений в Украине. Обычно правозащитный клуб проводится на базе площадки – хаба, кофейни, конференц-зала, которая обеспечивает участие широкой аудитории. После выступления спикеров с тематическими докладами дается время для открытой дискуссии и вопросов.

Результаты поиска:

Если с Сенцовым что-то случится, то виноват будет не только Путин, но и Порошенко, — Томак

Май 21, 2018

«Когда мы говорим об ответственности РФ, должны понимать, что в данном случае ответственность за то, что будет происходить с Олегом Сенцовым, лежит в том числе на украинском государстве, на его активной либо неактивной позиции по его защите». В студии поговорили с правозащитницей Марией Томак.

Ирина Ромалийская: Сенцов уже седьмой день голодает. Объявил он об этом через своего адвоката Дмитрия Динзе, который обнародовал письмо Олега. Единственное требование Сенцова – освободить всех. Замечу, что он не просит освободить или обменять себя. Как ты расцениваешь этот шаг Олега?

Мария Томак: Очень драматический поворот, неожиданный. Олег очень принципиальный человек, это констатировали и представители кинематографической сферы в письме к Макрону. Оно было обнародовано несколько дней назад в преддверии встречи Путина и Макрона с просьбой к Макрону каким-то образом повлиять на Путина, чтобы освободить Олега. Об этом знают все, эта принципиальность – наверное, самый большой риск в этой всей ситуации. Второе обстоятельство – требование освободить всех политзаключенных. Россия не признает политзаключенными людей, которых мы считаем политзаключенными. Реалистичность выполнения этого требования под вопросом — речь идет об очень большом количестве людей. И, конечно, позиция Путина, что Сенцов – террорист. Он не раз высказывал ее, ссылаясь на российские правоохранительные органы, на судебную систему, приговор. Это все очень печально. Сейчас даже нет информации о том, в каком состоянии находится Сенцов. Уже седьмой день он голодает. Все это усложнено местом нахождения Олега — Заполярьем. Это очень далеко, холодно, более-менее оперативно туда может добраться только адвокат. Завтра мы услышим и увидим адвоката Дмитрия Динзе в Киеве. Очень важно, что он приезжает. Надеюсь, с ним встретятся не только украинские журналисты, но и представители власти, от которых мы сейчас ожидаем каких-то активных действий.

Ирина Ромалийская: Олег Сенцов содержится в российских тюрьмах уже четыре года. И впервые он заявил о голодовке. Александр Кольченко, который был задержан и осужден с Олегом, передал письмо, в котором говорит, что Олег всегда говорил, что не стоит идти на такие действия. И вот он объявил о голодовке.

Мария Томак: Мне рассказывал один человек, который общался с Олегом на этапе судебных разбирательств, что Олег якобы говорил: нет смысла, потому что они все равно будут применять принудительное кормление. Наверное, сейчас он посчитал, что других методов привлечения внимания к проблеме нет. Но тут мы все замечаем (и об этом многие говорят), что резонанс не такой, которого мы ожидали.

Ирина Ромалийская: Как по мне, о серьезности намерений свидетельствует тот факт, что, по словам адвоката Дмитрия Динзе, Олег готовился к голодовке, полтора месяца уменьшал потребление пищи. Что сейчас должно делать государство Украина?

Мария Томак: Мне кажется, это самый важный сейчас вопрос. Если отталкиваться от термина «политзаключенный», как правило, речь идет о противостоянии конкретного человека и государства – как правило, гражданином которого он является, на его стороне только какие-то международные организации, общественные силы. В случае с Олегом Сенцовым, как мне представляется, у него должна быть поддержка прежде всего в лице украинского государства —  он пострадал и страдает за прогосударственную позицию.

Насколько я понимаю, сейчас никаких проактивных действий нет – ни у кого особенной обеспокоенности голодовка Сенцова не вызывает. Я не говорю о заявлениях в Твиттере президента. Спасибо большое, но у меня вопрос: что дальше? Предпринимаются ли какие-то меры государством? Или соцсети – единственный инструмент государственной политики на сегодняшний день?

Мне кажется, когда мы говорим об ответственности РФ, мы должны понимать, что в данном случае ответственность за то, что будет происходить с Олегом Сенцовым, лежит в том числе на украинском государстве, на его активной либо неактивной позиции по его защите. Поскольку никаких ответственных лиц до сих пор нет, нет людей,  институций, которые бы отвечали за переговорный процесс по узникам Кремля, я считаю, что это будет ответственность лично президента Порошенко. Если с Сенцовым что-то случится, будет виноват не только Путин, но и Порошенко.

Ирина Ромалийская: Что это могут быть за активные действия?

Мария Томак: Например, 24 мая состоится встреча Макрона с Путиным. Уже есть заявления общественных структур, гражданского общества, мы тоже пытались передать какие-то сообщения в администрацию Макрона. Но это совсем не то, как если бы с администрацией Макрона связалась бы администрация президента Украины. Возможно, это происходит, мы об этом не знаем. Но насколько я понимаю, нет.

Я понимаю, что встреча может ничем и не завершиться. Даже если будет какое-то обращение, Путин может его проигнорировать. Но мне кажется, надо использовать все эти возможности. Лучше всего, когда такие обращения и просьбы выступить в качестве переговорщика исходят от государства.

Недавно приходилось слышать и от представителей Европарламента, что украинское государство недостаточно активно поднимает эту тему. Очень часто мне приходится видеть, что наши западные партнеры в лице евродепутатов, сотрудников министерств иностранных дел знают больше о ситуации с политзаключенными, чем люди, которые у нас должны этим заниматься.

Источник, 20/05/2018

В Украине более 20 организаций будут совместно противодействовать атакам на гражданское общество

Апрель 12, 2018

Правозащитники фиксируют увеличение давления со стороны власти на активистов в регионах Украины с начала 2018 года.

Киев. 11 апреля. УНИАН. В Киеве состоялась презентация меморандума о создании Коалиции в защиту гражданского общества в Украине, подписанного рядом общественных организаций, среди которых представительство Freedom House в Украине и Украинский Хельсинский союз по правам человека (УХСПЧ).

Как передает собственный корреспондент, в пресс-конференции в УНИАН приняли участие исполнительный директор УХСПЧ Александр Павличенко, координатор Благотворительного фонда «Восток SOS» Александра Дворецкая, заместитель председателя правления Центр гражданских свобод Александра Романцова.

В частности, по словам исполнительного директора Украинского Хельсинского союза по правам человека Александра Павличенко процесс создания коалиции начался год назад.

Как отмечают активисты, Верховная Рада Украины, несмотря на обещания депутатов разных фракций 3 апреля провалила включения в повестку дня депутатские и президентские законопроекты об отмене е-деклараций для активистов.

«С начала 2018 года общественные организации фиксируют увеличение давления на активистов в регионах. Нападения на мирные собрания и физическое насилие к отдельным общественным деятелям остаются без расследования и соответствующего внимания правоохранительных органов, а в некоторых случаях — приводят к убийству», — отметила координатор Благотворительного фонда «Восток SOS» Александра Дворецкая.

По словам заместителя председателя правления Центр гражданских свобод Александры Романцовой давление на представителей гражданского общества осуществляется через фиктивные уголовные дела и проверки финансовой деятельности организаций.

Поэтому представители неправительственных организаций решили создать Коалицию в защиту гражданского общества.

«Мы, представители неправительственных организаций, правозащитники, общественные активисты, журналисты, юристы и другие неравнодушные граждане, выражаем глубокую обеспокоенность по поводу угрожающих тенденций для гражданского общества в Украине и наступления на свободу объединений и ассоциаций», — говорится в меморандуме.

Отмечается, что гражданское общество играет ключевую роль на пути демократического развития страны, для утверждения верховенства права и соблюдения прав человека и основных свобод.

Активисты убеждены, что работа общественных активистов является важной в борьбе со злоупотреблениями власти, контроле за ее действиями и содействии проведению реформ в Украине.

В меморандуме подчеркивается, что «установление на законодательном уровне финансового контроля за антикоррупционными активистами в сочетании с уголовной ответственностью и попытки введения дальнейших неоправданных и несоразмеримых ограничений для деятельности всех общественных объединений, а также многочисленные случаи преследования неправительственных организаций и отдельных активистов, включительно со сфабрикованными уголовными делам и дискредитационными кампаниями против авторитетных организаций и активистов, угрозами и физическими нападениями на активистов при отсутствии эффективного расследования таких случаев создают препятствия для развития всего гражданского общества и являются угрозой для демократических стремлений Украины как европейского государства».

Представители гражданского общества призывают власти немедленно принять все необходимые меры, чтобы остановить разносторонние притеснения, противоречащие международным обязательствам Украины относительно свободы объединений и ассоциаций, а также по защите правозащитников, журналистов и антикоррупционных активистов.

«Осознавая необходимость совместных действий, солидарности в защите гражданского общества в Украине, мы объявляем о создании коалиции, которая объединит усилия неправительственных организаций, общественных активистов, журналистов, юристов и других заинтересованных лиц для консолидированного противодействия как отдельным угрозам, так и попыткам системного наступления власти на гражданское общество и свободу объединений в Украине», — говорится в меморандуме.

Коалиция в защиту гражданского общества является неполитическим объединением и действует на основе принципов уважения прав человека, ненасилия и недискриминации.

Коалиция ставит перед собой задачу продвигать ценности прав человека и идеи гражданского общества, распространять информацию о важности деятельности правозащитников, журналистов и общественных активистов, действующих в защиту общественных интересов, проводить мониторинг случаев преследования правозащитников, журналистов и активистов, анализировать формы давления на них и угрозы их деятельности, включительно с мониторингом и анализом законодательства, которое ухудшает состояние общественного сектора в Украине и разработать систему неотложных мер реагирования на случаи преследования и угроз в сторону правозащитников, журналистов и общественных активистов, включительно с юридической, информационной и другой помощью и поддержкой в случае преследований.

Также коалиция намерена стимулировать быстрое, эффективное и беспристрастное расследование уголовных дел по фактам нападений на правозащитников, журналистов и общественных активистов, а также привлечение виновных к ответственности и принятие всех необходимых мер для предотвращения новых нападений и продвигать изменения в национальное законодательство таким образом, чтобы оно не мешало и не затрудняло деятельность общественных организаций и отдельных активистов, в частности тех, которые прилагают усилия к борьбе с коррупцией.

Среди подписантов по состоянию на 11 апреля — Центр информации о правах человека, представительство Freedom House в Украине, Центр Гражданских Свобод, Украинский независимый центр политических исследований, Благотворительный фонд «Восток-SOS», Украинский Хельсинский союз по правам человека, Ассоциация украинских мониторов соблюдения прав человека в деятельности правоохранительных органов (Ассоциация УМДПЧ), Экспертный центр по правам человека, ОО «Кризисный медиа-центр «Северский Донец», ОО» Правозащитный ЛГБТ центр «Наш мир», Бюро социальных и политических разработок, БО Другая, ОО «Tru th Hounds» , Донецкий институт информации, Украинский институт по правам человека, Платформа прав человека, ОО «Гражданское общество онлайн», Луганский областной правозащитный центр «Альтернатива», Региональный общественный благотворительный фонд «Право и Демократия», Центр экономической стратегии, Кримскотатарский Ресурсный Центр , ЗОБФ «Гендер Зед», ОО «Терго», The Open Dialog Foundation, Молодежная организация «СТАН», ОО «Театр для диалога», ОО «Центр поддержки общественных и культурных инициатив «Тамариск», Общественная организация «МАРТ».

Видео тут.

Источник, 11/04/2018.

«Люди для России – ресурс». Зачем объединились родные украинских «заложников Кремля»

Апрель 11, 2018

В украинских тюрьмах находятся 23 гражданина России, осужденных или ждущих суда по преступлениям, связанным с вооруженным конфликтом в Донбассе или аннексией Крыма. Среди них есть и несколько российских военнослужащих, которых Москва таковыми не признает. В российских тюрьмах находится намного больше украинцев, на родине считающихся политзаключенными: 66 человек. 40 из них – в Крыму и 24 – на территории России. В начале апреля при украинском Министерстве по делам оккупированных территорий был создан «отдел по вопросам лиц, лишенных личной свободы». Его возглавил Игорь Гриб – отец 19-летнего Павла Гриба, выманенного под предлогом встречи со знакомой в Белоруссию, похищенного сотрудниками ФСБ и обвиненного в подготовке теракта в одной из школ города Сочи.

Во время последнего крупного обмена военнопленными между Украиной и самопровозглашенными республиками Донбасса в конце прошлого года президент Украины Петр Порошенко заявил, что граждане России в подобных обменах фигурировать не будут. Вместо этого их планируют обменять на украинцев, находящихся в тюрьмах в России и в аннексированном Крыму. По словам Порошенко, в первую очередь украинские власти будут добиваться возвращения обвиненного в шпионаже журналиста информагентства «Укринформ» Романа Сущенко, режиссера Олега Сенцова и осужденного с ним в рамках одного дела Александра Кольченко, а также осужденных за участие в боевых действиях во время первой чеченской войны Станислава Клыха и Николая Карпюка (четверо из них, кроме Романа Сущенко, есть в списке политзаключенных «Мемориала»).

4 апреля представитель Украины в гуманитарной подгруппе Трехсторонней контактной группы Ирина Геращенко рассказала, что 23 гражданина России, в основном осужденные за преступления против суверенитета и территориальной целостности Украины, могут быть предложены для обмена. «Теперь мы ожидаем реакции и ответа российской стороны на эти инициативы», – заявила Геращенко.

Значительная диспропорция в количестве узников, чье заключение связано с протестами во время Евромайдана, событиями в Крыму и Донбассе, заметна невооруженным взглядом: у России их больше, у Украины – меньше. Представители Объединения родственников политзаключенных Кремля, сначала возникшего как неформальное объединение, а в конце минувшего года получившего официальную регистрацию, не раз призывали власти создать механизм для переговоров между двумя странами. Один из участников объединения, Игорь Котелянец, чей брат, ветеран боевых действий на востоке Украины Евгений Панов ожидает в Крыму суда по обвинению в подготовке диверсий и незаконном хранении и перевозке боеприпасов, считает, что Украине придется задействовать для обмена другие страны:

– Наша главная проблема заключается в том, что нет специального полномочного, который был бы ответственен за работу по освобождению наших родных. У нас есть переговоры с Россией и с террористами с востока в рамках минского формата. Но там они ведутся по заложникам, которых содержат террористы на востоке страны, в захваченных районах Донецкой и Луганской областях. А наши родные – это заложники из другой категории. Это заложники, которых удерживает непосредственно Российская Федерация либо на территории Крыма, либо на российской территории. Часть из них была задержана на территории Крыма, часть – на территории РФ, кого-то туда вывезли, то есть истории у всех разные. Но никаких переговоров на официальном уровне, к сожалению, пока еще нет. Этот вопрос очень политизирован.

Наша цель – уменьшить политическую составляющую и перевести этот вопрос в плоскость гуманитарную, потому что мы говорим об освобождении людей. А когда мы говорим об освобождении людей, мы в том числе вспоминаем, что есть граждане России, которые были задержаны на территории Украины, кадровые военные или просто наемники, которые приехали воевать к нам на восток, и в освобождении своих граждан Россия могла бы быть заинтересована. Такой формат обмена сейчас очень актуален. Просто у нас на межгосударственном уровне нет достаточной поддержки, чтобы этот вопрос кто-то как-то формализовал, инициировал официальные переговоры, создал какую-то площадку для переговоров. Пока этого нет – это наша главная проблема. Поэтому мы о ней везде говорим, чтобы найти переговорщика. В то же время мы понимаем, что если за год нашей деятельности нам не удалось внутри страны найти такого человека, нам совершенно точно нужна поддержка европейских политиков или государственных лидеров, которые могли бы быть заинтересованы в том, чтобы взять на себя работу по освобождению людей. Прецедент уже есть: политзаключенных Ильми Умерова и Ахтема Чийгоза освободили в конце октября прошлого года благодаря президенту Турции, который договорился с Путиным об обмене. Эрдоган отдал двух российских шпионов, взамен Путин отдал двух крымских политзаключенных. Такой формат сработал. Возможно, лидеры других европейских государств тоже могли бы быть заинтересованы в таких переговорах и в том, чтобы их страна взяла на себя гуманитарную миссию по освобождению украинских заложников.

– Тем не менее, существует официальная позиция России, по крайней мере она была озвучена со слов матери российского военнослужащего Виктора Агеева, который был задержан украинскими силовиками под Луганском. Она написала обращение в МИД России с просьбой содействовать обмену сына и получила ответ, что Россия «не является стороной конфликта и не может никого обменять». Как можно преодолеть такую позицию?

– Эта проблема существует везде. России кто-то должен предложить некий формат переговоров, в котором она должна быть заинтересована. Главная наша проблема в контексте переговоров заключается в том, что Украина заинтересована в своих людях, Украина хочет вернуть своих граждан. И украинское общество очень чувствительно к этой проблеме. В информационном пространстве одна из топовых тем – украинские заложники. В России, напротив, эта тема замалчивается, она непопулярна, она никому не нужна. Российские власти, в принципе, заинтересованы в том, чтобы ее замалчивать. Моя оценка и оценка нашего объединения такова: в России воспринимают людей как материал, как ресурс, схватили одних – пошлют других. Там никто за людей не борется, никто в них не заинтересован. Заинтересованность может быть, если России предложить на обмен ее людей. Такие люди могут содержаться не только в Украине. Как показывает турецкий опыт, они могут содержаться в любых странах мира. Например, в США. Мы точно знаем, что там такие люди есть. Если бы мы смогли найти человека, возможно, лидера какого-то европейского государства, из уст которого прозвучат конкретные предложения Путину, тогда эта проблема может получить шанс на решение.

– Помимо решения главной проблемы, освобождения родных, члены Объединения родственников политзаключенных Кремля сталкиваются и с практическими сложностями: необходимостью ездить в другую страну, чтобы участвовать в судебных заседаниях, оплачивать адвоката. Пытается ли ваше объединение решать и эти проблемы, помогать родственникам?

– Главнейшая проблема – это оплата адвоката, поездки, передачи. Заключенные находятся в ужасных условиях. То, что им предлагается в качестве еды, едой не является. Если не делать передачи узнику, по сути, это медленная смерть. Он там не получает ничего съедобного. Эти вопросы мы тоже пытаемся решать. Нам очень сильно помогают правозащитные организации. У нас по многим узникам есть адвокаты, которых помогают оплачивать международные фонды, направляющие средства на программы по поддержке демократии, поддержке прав человека. Но эти деньги не вечные.

Если взять историю моего брата, Евгения Панова, у нас была такая поддержка, но она закончилась в конце 2017 года. Сейчас у нас средств нет, мы сейчас их ищем. Вместе с тем в прошлом году мы говорили об этой проблеме с властями, говорили, что государство должно помогать в обеспечении потребностей политзаключенных. На данный момент родственники тех узников, которые содержатся на территории России, имеют возможность обратиться в Министерство иностранных дел для получения финансовой поддержки – чтобы сделать передачу или оплатить адвоката. Те политические заключенные, которые содержатся на территории Крыма, находятся в зоне ответственности Министерства по делам оккупированных территорий. Там сейчас разрабатывается порядок использования средств.

Оплата адвоката – это очень дорого, от 1 до 5 тысяч долларов в месяц. Нам нужны адвокаты, которые могут работать в российском правовом поле и которые готовы очень многим рисковать, соглашаясь на работу по защите украинских политических узников. Они вынуждены сталкиваться с определенными сложностями. Например, адвокаты, занимающиеся делом моего брата, сейчас работают в долг, пока я ищу необходимые средства.

– Ваш брат, Евгений Панов, сейчас находится в заключении в Крыму. В каких условиях содержится Евгений? Были сообщения, что он подвергался пыткам.

– Я, к сожалению, не могу с ним видеться. Адвокаты запрещают ездить родственникам мужского пола на территорию Крыма и в Россию, потому что они знают, что группа риска – это те, кого могут взять и сказать: «Вот, приехал еще один террорист, шпион…» Женщин, особенно матерей, они не трогают. В основном, ездят матери и жены. Раз в два-три месяца к брату ездит наша мама, но это разрешили только осенью прошлого года. У нее уже было три свидания: понятное дело, через стекло, очень непродолжительных. Брат в ужасном состоянии, ему не оказывается медицинская помощь. После пыток он хромает, у него очень болят колени и спина, зубы вываливаются. В этом плане ситуация ужасная. Но он стойкий, держится. Пытки были. Самые ужасные пытки были в самом начале, когда только разыгрывалась эта история. Все дело в том, что накануне переговоров в «нормандском формате» России нужны были какие-то причины не участвовать в этих переговорах. Поэтому там придумали, что Украина «послала в Крым своих террористов». История была разыграна на внешнюю аудиторию, на европейскую. Вышел тогда Путин и дал комментарий, что Украина вообще не может быть субъектом переговоров, мол, что с ней разговаривать, если там только террористические методы. Вот такая история была отыграна. Они четыре дня его мучили: содержали в подвале, пытали электрическим током. У него даже кожа полопалась. Все это видно на видео.

После этого его от нас долгое время прятали. Его держали в информационном вакууме, убеждали в том, что он никому не нужен, что о нем никто не знает, что единственный выход остаться в живых – это подписать сделку со следствием и согласиться с позицией России, что он диверсант-террорист и на заказ Украины что-то хотел там подорвать, какие-то заводы, пароходы. Было много психологических пыток. Они, как правило, помещают в какие-то камеры с крысами, с клопами, с невыносимыми условиями. Когда-то подсаживали к нему больного туберкулезом, чтобы он быстрее пошел на все это. Если посмотреть российское законодательство, под арестом человек может содержаться только один год, а они его содержат уже полтора года в нарушение собственных законов. Его предупреждали: «Если пойдешь на сделку со следствием, то дадим 5 лет и где-то недалеко от Украины будешь отбывать так называемое наказание. А если – нет, то 20 лет тебе светит. На север отправим, как Сенцова, и ничего тебя уже не спасет». Но мы верим, что добьемся своего, обменяем и освободим его. Поэтому ни на какой шантаж он не поддается и на их условия не соглашается. Он ждет, надеется, а мы все делаем для того, чтобы освобождение состоялось. На заседаниях суда нам присутствовать не разрешают, только свидания. Мама во время свиданий передает ему хоть какую-то информацию, чтобы он понимал, что о нем знают, за него борются и мы никогда в жизни его не бросим. Человека, который находится в информационном вакууме, очень легко обработать, у него могут опуститься руки, он может начать верить тому, что говорит ФСБ. Но он молодец. Он держится. Он очень сильный человек, поэтому я уверен, что мы это все до конца пройдем, освободим и все будет хорошо.

Источник, 10.04.2018.

Александра Романцова – о преследованиях активистов на территории аннексированного Крыма

Март 31, 2018

Александра Романцова, заместительница главы правления Центра гражданских свобод – о преследованиях российскими властями крымскотатарских и украинских активистов на территории аннексированного Крыма.

Платформа «Гражданская солидарность»: Требуем остановить волну насилия в отношении гражданских активистов в России

Март 13, 2018

Международная Платформа «Гражданская солидарность» выступила с заявлением, в котором выразила обеспокоенность сообщениями о волне пыток, жестокого обращения и насильственных исчезновений в отношении активистов антифашистского движения в России, совершаемых в последние месяцы сотрудниками ФСБ. НКО-члены «Гражданской солидарности» требуют немедленного прекращения этого незаконного обращения с задержанными, тщательного и объективного расследования сообщений о пытках и привлечения виновных к ответственности. Они призывают межправительственные организации обратить самое пристальное внимание на эту ситуацию и вступить в срочный диалог с российскими властями с целью решения этой проблемы.

Платформа «Гражданская Солидарность» – широкая международная сеть гражданских организаций и групп из стран региона ОБСЕ, а также международных НПО, заинтересованных в совместной деятельности по продвижению и защите прав человека в регионе ОБСЕ, готовых координировать свои усилия в этом направлении, продвигать общие позиции и оказывать друг другу взаимную поддержку и помощь. Действует более 6 лет в рамках ОБСЕ и включает в себя более 80 организаций-членов из 30 стран Европы, Азии и Америки (www.civicsolidarity.org).

Текст заявления:

Россия: требуем остановить волну насилия в отношении гражданских активистов

Мы, члены Платформы «Гражданская солидарность», выражаем глубокую обеспокоенность сообщениям[1] о волне пыток, жестокого обращения и насильственных исчезновений в отношении активистов антифашистского движения в России, совершаемых в последние месяцы сотрудниками Федеральной службы безопасности России. Мы требуем немедленного прекращения этого незаконного обращения с задержанными, тщательного и объективного расследования сообщений о пытках и привлечения виновных к ответственности. Мы призываем межправительственные организации обратить самое пристальное внимание на эту ситуацию и вступить в срочный диалог с российскими властями с целью решения этой проблемы.

С октября 2017 г. по январь 2018 г. в разных регионах страны органами Федеральной службы безопасности (ФСБ) России по подозрению в участии в террористическом сообществе были арестованы восемь активистов антифашистского движения. Большинство из них вскоре после задержания дали признательные показания, и всем им были предъявлены обвинения. Однако позже стало известно, что признательные показания были получены сотрудниками ФСБ России под пытками.

Задержание подозреваемых сопровождалось избиениями, пытками и длительной изоляцией от родственников и адвокатов, в некоторых случаях продолжавшейся несколько суток. Очевидно, что целью следственных органов ФСБ было получение признательных показаний в первые часы и дни после задержания. Применение пыток в Санкт-Петербурге зафиксировано личными показаниями задержанных и осмотрами членов Общественной наблюдательной комиссии (ОНК). Кроме того, были собраны медицинские свидетельства, подтверждающие наличие следов пыток. Информации о процедуре задержания и насильственных действиях в отношении обвиняемых из Пензы существенно меньше. Родственники и друзья обвиняемых не смогли привлечь внимания правозащитных организаций в момент задержания в силу практически полного отсутствия последних в регионе. В составе пензенской ОНК на данный момент отсутствуют представители независимых гражданских организаций, которые были бы готовы фиксировать и предавать огласке случаи применения пыток в следственном изоляторе. Сотрудники ФСБ постоянно требовали, угрожая вновь применить пытки, и продолжают требовать от обвиняемых и их родственников не контактировать с журналистами и правозащитниками, не передавать информацию в СМИ в качестве условия безопасности и отказа от дальнейших пыток задержанных. Тем не менее, в феврале 2018 года двое обвиняемых в Пензе все-таки обнародовали информацию о примененных в отношении них пытках. Это привело к тому, что пытки и угрозы со стороны следователей ФСБ возобновились, и активисты отказались от своих показаний под запись видеокамеры.

Практика применения пыток и жестокого обращения в отношении задержанных с целью получения признательных показаний, а также в отношении заключенных как инструмент подавления их воли и наказания за активные действия в свою защиту, к сожалению, сегодня является широко распространенной в России. Правозащитные организации каждый год получают сотни сообщений о случаях пыток и жестокого обращения из разных регионов страны, в которых, как правило, обвиняются либо сотрудники пенитенциарной системы, либо сотрудники органов внутренних дел.  В деле против антифашистов мы наблюдаем две очень тревожные новые тенденции. Во-первых, использование статей Уголовного кодекса РФ, направленных на борьбу с терроризмом, против гражданских активистов. И во-вторых, применение пыток на стадии следствия именно со стороны сотрудников ФСБ — обстоятельство, вызывающее дополнительные опасения в безнаказанности. Правозащитникам до настоящего момента неизвестно ни об одном случае привлечения к ответственности сотрудников спецслужб за применение пыток или жестокого обращения, либо же участия в насильственных исчезновениях.

В указанном деле, людей задерживают по весьма расплывчатым обвинениям в создании террористического сообщества, пытками выбивают из них показания о том, что они якобы готовили теракты в преддверии президентских выборов и Чемпионата мира по футболу, родственников угрозами заставляют молчать. Эти явления вызывают еще большую озабоченность на фоне происходящих репрессий в Турции, где правозащитники и журналисты подвергаются систематическим преследованиям и получают абсурдные обвинения именно под предлогом борьбы с терроризмом. Подобная практика существует и в ряде государств Центральной Азии.»

Учитывая вышесказанное, мы призываем российские власти:

  • немедленно прекратить пытки и жестокое обращение в отношении задержанных в Пензе и Санкт-Петербурге и в целом в российских СИЗО;
  • прекратить практику запугивания родственников и друзей обвиняемых;
  • обеспечить незамедлительное, тщательное, объективное и независимое расследование заявлений о пытках и другом недозволенном обращении в отношении задержанных и привлечь к ответственности всех виновных;
  • направить приглашения на посещение страны спецдокладчику ООН по вопросу о пытках и другим соответствующим тематическим процедурам ООН, Комитету по предотвращению пыток Совета Европы и представителям БДИПЧ ОБСЕ и обеспечить им беспрепятственный доступ к задержанным и заключенным в полном соответствии с мандатами этих органов.

Мы призываем российские средства массовой информации и российских граждан:

  • открыто заявлять об абсолютной нетерпимости к таким методам работы представителей спецслужб и представителей правоохранительных органов, как пытки и унижение человеческого достоинства,
  • держать в фокусе и не ослаблять внимания общества к расследованию уже известных случаев пыток со стороны представителей спецслужб и правоохранительных органов;
  • не поощрять своим безразличием и невниманием к этой теме тотальную безнаказанность и полное развязывание рук спецслужбам, которые пытают людей.

Мы призываем международное сообщество:

  • публично осудить действия представителей российских спецслужб, причастных к применению пыток;
  • потребовать от российских властей тщательного, объективного и независимого расследования случаев пыток с дальнейшим привлечением к ответственности всех виновных;
  • внимательно следить за ситуацией с целью недопущения развития данной тревожной практики использования борьбы с терроризмом для подавления независимых голосов в России и незамедлительно реагировать на новые случаи нарушения фундаментальных прав и свобод и преследования гражданских активистов.

Мы призываем Специального докладчика ООН по вопросу о пытках и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видах обращения и наказания и Специального докладчика ООН по вопросам поощрения и защиты прав человека в условиях борьбы с терроризмом:

  • рассмотреть в приоритетном порядке в рамках процедуры срочных обращений (urgent appeals) сообщения о пытках обвиняемых в терроризме активистов антифашистского движения и по результатам направить письмо в российский МИД с требованием к государству обеспечить физическую и психологическую безопасность обвиняемых;
  • запросить у России приглашение на посещение страны в рамках своего мандата.

Мы призываем Комитет по предотвращению пыток Совета Европы:

  • внимательно изучить сообщения о пытках в отношении активистов антифашистского движения, дать им оценку и рассмотреть вопрос о проведении незапланированного визита (extraordinary visit) в Россию с целью изучения данного дела, посещения обвиняемых в СИЗО и выпуска доклада.

Мы призываем страны-члены ООН:

  • обратить внимание на данное дело, задать соответствующие вопросы делегации Российской Федерации при рассмотрении ситуации в правами человека в России в рамках процедуры Универсального периодического отчёта в мае 2018 года.

Мы призываем страны-члены ОБСЕ:

  • внимательно отслеживать развитие ситуации по данного делу, требовать от России прекращения практики пыток и других нарушений прав человека в отношении обвиняемых, привлечения к ответственности всех виновных в нарушениях прав человека.

Мы призываем директора БДИПЧ ОБСЕ:

  • в рамках процедуры мониторинга судебных процессов рассмотреть вопрос о создании мониторинговой группы по наблюдению за этими судебными процессами и включения представителя программы БДИПЧ по пыткам в состав мониторинговой группы.

Мы призываем Председательство ОБСЕ и Генерального секретаря ОБСЕ:

  • оказать политическую поддержку и обеспечить фасилитацию диалога по вопросу создания мониторинговой группы по наблюдению за этими судебными процессами.

Московская Хельсинкская Группа (Россия)

Фонд «Общественный вердикт» (Россия)

Центр развития демократии и прав человека (Россия)

Freedom files (Польша/Россия)

Информационно-аналитический центр «Сова» (Россия)

Правозащитная группа «Гражданин. Армия. Право» (Россия)

Международное Молодежное Правозащитное Движение (Россия)

Женщины Дона (Россия)

Хельсинкская гражданская ассамблея-Ванадзор (Армения)

Региональный центр стратегических исследований (Азербайджан/Грузия)

Международное партнерство за права человека (Бельгия)

Белорусский дом прав человека им. Бориса Звоскова (Беларусь / Литва)

Ассоциация УМДПЛ (Украина)

Клуб Разнообразие (Австрия)

Австрийская хельсинкская ассоциация (Австрия)

SOLIDARUS e.V (Германия)

Общественная ассоциация “Достоинство” (Казахстан)

Truth Hounds (Украина)

Македонский хельсинкский комитет

Хельсинкский комитет Армении

DRA — Немецко-русский обмен (Германия)

CILD – Итальянская коалиция за гражданские свободы (Италия)

Казахстанское международное бюро по правам человека и верховенству права

OMCT – Всемирная организация против пыток (Швейцария)

Хельсинкский фонд за права человека (Польша)

Хельсинкская ассоциация Армении

Косово реабилитационный центр для жертв пыток

Правозащитное Движение «Бир Дуйно-Кыргызстан»

Центр участия и развития (Грузия)

Crude Accountability (США)

Институт мониторинга прав человека (Литва)

Центр исследований правовой политики (Казахстан)

Центр гражданских свобод (Украина)

Болгарский хельсинкский комитет

Правозащитный центр Азербайджана

Правозащитный центр “Весна” (Беларусь)

Нидерландский Хельсинкский комитет

Хельсинкский комитет за права человека в Сербии

Защита прав без границ (Армения)

ZARA – гражданское мужество и борьба с расизмом (Австрия)

Венгерский хельсинкский комитет

Promo LEX (Молдова)

Гражданский контроль (Россия)

Офис гражданских свобод (Таджикистан))

Центр международной защиты (Франция)

Фонд домов прав человека (Норвегия/Швейцария)

Центр правовой трансформации (Беларусь)

Грамадскае аб’яднанне «Беларуская асацыяцыя журналістаў» (Беларусь)

humanrights.ch  (Швейцария)

Норвежский хельсинкский комитет

Источник, 12/03/2018

Свобода религии и убеждений в Украине: срез актуальных вопросов в Украине

Декабрь 22, 2017

Различные аспекты современной ситуации со свободой религии и убеждений в Украине обсудили эксперты на «Правозащитном клубе», который прошел 14 декабря 2017 года в Киеве. В мероприятии приняли участие преподаватели и студенты учебных заведений, сотрудники и волонтеры гражданских и правозащитных организаций, религиоведы, сотрудники органов власти, а также журналисты.

Евгений Харьковщенко, заведующий Кафедрой религиоведения Киевского национального университета имени Тараса Шевченка, доктор философских наук, профессор, раскрыл вопросы автокефалии в истории Вселенского православия.

Данная тема представляет интерес в связи с современными процессами идентичности, происходящими в Украине (гражданская, языковая, религиозная, иная). При рассмотрении вопроса об автокефалии (в Украине этот вопрос сводится больше всего о принадлежности религиозных объектов и общин к Киевскому и Московском патриархате) профессор рассмотрел исторические события и обстоятельства, которые берутся во внимание для признания автокефалий, их территориальной принадлежности, исчисления сроков создания.

Андрей Ферт, аспирант Национального университета «Киево-Могилянская Академия» выступил по вопросу явления «церковного национализма» (на примерах современной Украины и России), его влиянии на свободу вероисповедания. Затронутые аспекты дополнили выступление профессора Харьковщенко, но с другой перспективы.

Один из аспектов выступления Андрея Ферта — пересечение светского государства, которое дает возможность существования разнообразия взглядов и убеждений (религиозных, атеистических, философских), а также теологических взглядов, присущих определенной религиозной общине.

Ирина Богачевскаязаведующий кафедрой философии и педагогики Национального транспортного университета (Украина), доктор философских наук, профессор, привела примеры социального участия религиозных организаций Украины в контексте актуальных вызовов современного времени. В их числе участие общин в общественной жизни и государственного строительства, оказание помощи обществу в эпоху политических и военных событий, помощь пострадавшим и раненным на востоке Украины.

Максим Васин, Исполнительный директор Института религиозной свободы дал обзор текущего состояния законодательства о религиозных организациях и практике его применения. Он раскрыл имеющиеся проблемы перерегистрации религиозных организаций, сохранения статуса неприбыльности, внедрение военного капеланства, новаций в других смежных сферах правового регулирования деятельности и особого статуса общин (религиозных организаций) в Украине.

В мероприятии приняли участие представители органов власти, отвечающие за вопросы свободы религии и убеждений, а также осуществление государственной политики в сфере религии.

Лариса Владыченко, заместитель директора Департамента по делам религий и национальностей Министерства культуры Украины, рассказала о вопросах, которые ставит перед государством развитие ситуации и определенные события. Отношения между общинами и их взаимодействие с органами власти находится под вниманием данного органа власти.

Аннексия Крыма и временная оккупация территорий на востоке Украины требуют реагирования на них каждого органа в пределах его компетенции. Для Департамента по делам религий и национальностей это, прежде всего, касается обеспечения гарантий свободы религии и убеждений, вытекающих из Конституции и законов Украины, а также международных обязательств. Организации Крыма требуют обеспечения регистрация общин в соответствии с законами Украины. Опыт других регионов и практика соседних государств требуют отслеживания ситуации, так как их развитие оказывают влияние на Украину.

Депутат Верховной Рады Виктор Еленский, работающий над вопросами свободы религии и убеждений, рассказал о проводимой работе в Верховной Раде Украины, стоящими вызовами из-за развития ситуации под влиянием политических, внутренних и внешних процессов. Со стороны депутата были даны уточнения по ряду вопросов, поднятых в ходе дискуссии. Господин Еленский также высказал готовность поддержать работу по гармонизации законодательства, создания рабочих групп по определенным вопросам, требующим правового урегулирования.

Дмитрий Кабак, эксперт, много лет работающий над вопросами свободы религии и убеждений (см. www.FreedomIndex.net/Lib), обратил внимание участников встречи на вопросы в контексте религии и убеждений, которые имеют важное региональное и международное значение. Дмитрий Кабак является одним из членов Экспертного совета Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ, которые вовлечены в осуществление текущей деятельности международной организации, созданной правительствами (например, при разработке руководств, проведении мероприятий, выработке комментариев на проекты законов или действующего законодательства по запросу государств – участниц ОБСЕ).

Эксперт затронул вопросы, которые находятся на стыке отличия практики Украины с другими государствами, организациями или регионами: практика государств – участниц СНГ, ШОС и ОДКБ, принимаемые в рамках региональных организаций решений, касающихся сферы религии и убеждений. Изучение данных вопросов позволяет рассматривать вопросы экстрадиции, предоставления убежища, решения отдельных дел с учетом отдельных стран или регионов. В своем выступлении он привел примеры из практики, которые свидетельствуют о возможности использования недостатков для решения внутриполитических вопросов, а также имеющихся противоречий (например, по запрету деятельности определенных организаций).

В ходе дискуссии смогли выступить гости, прошедшие регистрацию на участие в мероприятии. Выступления экспертов доступны в социальных сетях Facebook (на странице мероприятия, личных страницах экспертов, страницах организаций, работающих по теме религии и убеждений), а также в YouTube.

Правозащитный клуб — ежемесячное мероприятие, организуемое Центром гражданских свобод. Одна из встреч была посвящена актуальным вопросам свободы религии и убеждений в Украине. Обычно правозащитный клуб проводится на базе площадки – хаба, кофейни, конференц-зала, которая обеспечивает участие широкой аудитории. После выступления спикеров с тематическими докладами дается время для открытой дискуссии и вопросов.

Результаты поиска:

Если с Сенцовым что-то случится, то виноват будет не только Путин, но и Порошенко, — Томак

Май 21, 2018

«Когда мы говорим об ответственности РФ, должны понимать, что в данном случае ответственность за то, что будет происходить с Олегом Сенцовым, лежит в том числе на украинском государстве, на его активной либо неактивной позиции по его защите». В студии поговорили с правозащитницей Марией Томак.

Ирина Ромалийская: Сенцов уже седьмой день голодает. Объявил он об этом через своего адвоката Дмитрия Динзе, который обнародовал письмо Олега. Единственное требование Сенцова – освободить всех. Замечу, что он не просит освободить или обменять себя. Как ты расцениваешь этот шаг Олега?

Мария Томак: Очень драматический поворот, неожиданный. Олег очень принципиальный человек, это констатировали и представители кинематографической сферы в письме к Макрону. Оно было обнародовано несколько дней назад в преддверии встречи Путина и Макрона с просьбой к Макрону каким-то образом повлиять на Путина, чтобы освободить Олега. Об этом знают все, эта принципиальность – наверное, самый большой риск в этой всей ситуации. Второе обстоятельство – требование освободить всех политзаключенных. Россия не признает политзаключенными людей, которых мы считаем политзаключенными. Реалистичность выполнения этого требования под вопросом — речь идет об очень большом количестве людей. И, конечно, позиция Путина, что Сенцов – террорист. Он не раз высказывал ее, ссылаясь на российские правоохранительные органы, на судебную систему, приговор. Это все очень печально. Сейчас даже нет информации о том, в каком состоянии находится Сенцов. Уже седьмой день он голодает. Все это усложнено местом нахождения Олега — Заполярьем. Это очень далеко, холодно, более-менее оперативно туда может добраться только адвокат. Завтра мы услышим и увидим адвоката Дмитрия Динзе в Киеве. Очень важно, что он приезжает. Надеюсь, с ним встретятся не только украинские журналисты, но и представители власти, от которых мы сейчас ожидаем каких-то активных действий.

Ирина Ромалийская: Олег Сенцов содержится в российских тюрьмах уже четыре года. И впервые он заявил о голодовке. Александр Кольченко, который был задержан и осужден с Олегом, передал письмо, в котором говорит, что Олег всегда говорил, что не стоит идти на такие действия. И вот он объявил о голодовке.

Мария Томак: Мне рассказывал один человек, который общался с Олегом на этапе судебных разбирательств, что Олег якобы говорил: нет смысла, потому что они все равно будут применять принудительное кормление. Наверное, сейчас он посчитал, что других методов привлечения внимания к проблеме нет. Но тут мы все замечаем (и об этом многие говорят), что резонанс не такой, которого мы ожидали.

Ирина Ромалийская: Как по мне, о серьезности намерений свидетельствует тот факт, что, по словам адвоката Дмитрия Динзе, Олег готовился к голодовке, полтора месяца уменьшал потребление пищи. Что сейчас должно делать государство Украина?

Мария Томак: Мне кажется, это самый важный сейчас вопрос. Если отталкиваться от термина «политзаключенный», как правило, речь идет о противостоянии конкретного человека и государства – как правило, гражданином которого он является, на его стороне только какие-то международные организации, общественные силы. В случае с Олегом Сенцовым, как мне представляется, у него должна быть поддержка прежде всего в лице украинского государства —  он пострадал и страдает за прогосударственную позицию.

Насколько я понимаю, сейчас никаких проактивных действий нет – ни у кого особенной обеспокоенности голодовка Сенцова не вызывает. Я не говорю о заявлениях в Твиттере президента. Спасибо большое, но у меня вопрос: что дальше? Предпринимаются ли какие-то меры государством? Или соцсети – единственный инструмент государственной политики на сегодняшний день?

Мне кажется, когда мы говорим об ответственности РФ, мы должны понимать, что в данном случае ответственность за то, что будет происходить с Олегом Сенцовым, лежит в том числе на украинском государстве, на его активной либо неактивной позиции по его защите. Поскольку никаких ответственных лиц до сих пор нет, нет людей,  институций, которые бы отвечали за переговорный процесс по узникам Кремля, я считаю, что это будет ответственность лично президента Порошенко. Если с Сенцовым что-то случится, будет виноват не только Путин, но и Порошенко.

Ирина Ромалийская: Что это могут быть за активные действия?

Мария Томак: Например, 24 мая состоится встреча Макрона с Путиным. Уже есть заявления общественных структур, гражданского общества, мы тоже пытались передать какие-то сообщения в администрацию Макрона. Но это совсем не то, как если бы с администрацией Макрона связалась бы администрация президента Украины. Возможно, это происходит, мы об этом не знаем. Но насколько я понимаю, нет.

Я понимаю, что встреча может ничем и не завершиться. Даже если будет какое-то обращение, Путин может его проигнорировать. Но мне кажется, надо использовать все эти возможности. Лучше всего, когда такие обращения и просьбы выступить в качестве переговорщика исходят от государства.

Недавно приходилось слышать и от представителей Европарламента, что украинское государство недостаточно активно поднимает эту тему. Очень часто мне приходится видеть, что наши западные партнеры в лице евродепутатов, сотрудников министерств иностранных дел знают больше о ситуации с политзаключенными, чем люди, которые у нас должны этим заниматься.

Источник, 20/05/2018

В Украине более 20 организаций будут совместно противодействовать атакам на гражданское общество

Апрель 12, 2018

Правозащитники фиксируют увеличение давления со стороны власти на активистов в регионах Украины с начала 2018 года.

Киев. 11 апреля. УНИАН. В Киеве состоялась презентация меморандума о создании Коалиции в защиту гражданского общества в Украине, подписанного рядом общественных организаций, среди которых представительство Freedom House в Украине и Украинский Хельсинский союз по правам человека (УХСПЧ).

Как передает собственный корреспондент, в пресс-конференции в УНИАН приняли участие исполнительный директор УХСПЧ Александр Павличенко, координатор Благотворительного фонда «Восток SOS» Александра Дворецкая, заместитель председателя правления Центр гражданских свобод Александра Романцова.

В частности, по словам исполнительного директора Украинского Хельсинского союза по правам человека Александра Павличенко процесс создания коалиции начался год назад.

Как отмечают активисты, Верховная Рада Украины, несмотря на обещания депутатов разных фракций 3 апреля провалила включения в повестку дня депутатские и президентские законопроекты об отмене е-деклараций для активистов.

«С начала 2018 года общественные организации фиксируют увеличение давления на активистов в регионах. Нападения на мирные собрания и физическое насилие к отдельным общественным деятелям остаются без расследования и соответствующего внимания правоохранительных органов, а в некоторых случаях — приводят к убийству», — отметила координатор Благотворительного фонда «Восток SOS» Александра Дворецкая.

По словам заместителя председателя правления Центр гражданских свобод Александры Романцовой давление на представителей гражданского общества осуществляется через фиктивные уголовные дела и проверки финансовой деятельности организаций.

Поэтому представители неправительственных организаций решили создать Коалицию в защиту гражданского общества.

«Мы, представители неправительственных организаций, правозащитники, общественные активисты, журналисты, юристы и другие неравнодушные граждане, выражаем глубокую обеспокоенность по поводу угрожающих тенденций для гражданского общества в Украине и наступления на свободу объединений и ассоциаций», — говорится в меморандуме.

Отмечается, что гражданское общество играет ключевую роль на пути демократического развития страны, для утверждения верховенства права и соблюдения прав человека и основных свобод.

Активисты убеждены, что работа общественных активистов является важной в борьбе со злоупотреблениями власти, контроле за ее действиями и содействии проведению реформ в Украине.

В меморандуме подчеркивается, что «установление на законодательном уровне финансового контроля за антикоррупционными активистами в сочетании с уголовной ответственностью и попытки введения дальнейших неоправданных и несоразмеримых ограничений для деятельности всех общественных объединений, а также многочисленные случаи преследования неправительственных организаций и отдельных активистов, включительно со сфабрикованными уголовными делам и дискредитационными кампаниями против авторитетных организаций и активистов, угрозами и физическими нападениями на активистов при отсутствии эффективного расследования таких случаев создают препятствия для развития всего гражданского общества и являются угрозой для демократических стремлений Украины как европейского государства».

Представители гражданского общества призывают власти немедленно принять все необходимые меры, чтобы остановить разносторонние притеснения, противоречащие международным обязательствам Украины относительно свободы объединений и ассоциаций, а также по защите правозащитников, журналистов и антикоррупционных активистов.

«Осознавая необходимость совместных действий, солидарности в защите гражданского общества в Украине, мы объявляем о создании коалиции, которая объединит усилия неправительственных организаций, общественных активистов, журналистов, юристов и других заинтересованных лиц для консолидированного противодействия как отдельным угрозам, так и попыткам системного наступления власти на гражданское общество и свободу объединений в Украине», — говорится в меморандуме.

Коалиция в защиту гражданского общества является неполитическим объединением и действует на основе принципов уважения прав человека, ненасилия и недискриминации.

Коалиция ставит перед собой задачу продвигать ценности прав человека и идеи гражданского общества, распространять информацию о важности деятельности правозащитников, журналистов и общественных активистов, действующих в защиту общественных интересов, проводить мониторинг случаев преследования правозащитников, журналистов и активистов, анализировать формы давления на них и угрозы их деятельности, включительно с мониторингом и анализом законодательства, которое ухудшает состояние общественного сектора в Украине и разработать систему неотложных мер реагирования на случаи преследования и угроз в сторону правозащитников, журналистов и общественных активистов, включительно с юридической, информационной и другой помощью и поддержкой в случае преследований.

Также коалиция намерена стимулировать быстрое, эффективное и беспристрастное расследование уголовных дел по фактам нападений на правозащитников, журналистов и общественных активистов, а также привлечение виновных к ответственности и принятие всех необходимых мер для предотвращения новых нападений и продвигать изменения в национальное законодательство таким образом, чтобы оно не мешало и не затрудняло деятельность общественных организаций и отдельных активистов, в частности тех, которые прилагают усилия к борьбе с коррупцией.

Среди подписантов по состоянию на 11 апреля — Центр информации о правах человека, представительство Freedom House в Украине, Центр Гражданских Свобод, Украинский независимый центр политических исследований, Благотворительный фонд «Восток-SOS», Украинский Хельсинский союз по правам человека, Ассоциация украинских мониторов соблюдения прав человека в деятельности правоохранительных органов (Ассоциация УМДПЧ), Экспертный центр по правам человека, ОО «Кризисный медиа-центр «Северский Донец», ОО» Правозащитный ЛГБТ центр «Наш мир», Бюро социальных и политических разработок, БО Другая, ОО «Tru th Hounds» , Донецкий институт информации, Украинский институт по правам человека, Платформа прав человека, ОО «Гражданское общество онлайн», Луганский областной правозащитный центр «Альтернатива», Региональный общественный благотворительный фонд «Право и Демократия», Центр экономической стратегии, Кримскотатарский Ресурсный Центр , ЗОБФ «Гендер Зед», ОО «Терго», The Open Dialog Foundation, Молодежная организация «СТАН», ОО «Театр для диалога», ОО «Центр поддержки общественных и культурных инициатив «Тамариск», Общественная организация «МАРТ».

Видео тут.

Источник, 11/04/2018.

«Люди для России – ресурс». Зачем объединились родные украинских «заложников Кремля»

Апрель 11, 2018

В украинских тюрьмах находятся 23 гражданина России, осужденных или ждущих суда по преступлениям, связанным с вооруженным конфликтом в Донбассе или аннексией Крыма. Среди них есть и несколько российских военнослужащих, которых Москва таковыми не признает. В российских тюрьмах находится намного больше украинцев, на родине считающихся политзаключенными: 66 человек. 40 из них – в Крыму и 24 – на территории России. В начале апреля при украинском Министерстве по делам оккупированных территорий был создан «отдел по вопросам лиц, лишенных личной свободы». Его возглавил Игорь Гриб – отец 19-летнего Павла Гриба, выманенного под предлогом встречи со знакомой в Белоруссию, похищенного сотрудниками ФСБ и обвиненного в подготовке теракта в одной из школ города Сочи.

Во время последнего крупного обмена военнопленными между Украиной и самопровозглашенными республиками Донбасса в конце прошлого года президент Украины Петр Порошенко заявил, что граждане России в подобных обменах фигурировать не будут. Вместо этого их планируют обменять на украинцев, находящихся в тюрьмах в России и в аннексированном Крыму. По словам Порошенко, в первую очередь украинские власти будут добиваться возвращения обвиненного в шпионаже журналиста информагентства «Укринформ» Романа Сущенко, режиссера Олега Сенцова и осужденного с ним в рамках одного дела Александра Кольченко, а также осужденных за участие в боевых действиях во время первой чеченской войны Станислава Клыха и Николая Карпюка (четверо из них, кроме Романа Сущенко, есть в списке политзаключенных «Мемориала»).

4 апреля представитель Украины в гуманитарной подгруппе Трехсторонней контактной группы Ирина Геращенко рассказала, что 23 гражданина России, в основном осужденные за преступления против суверенитета и территориальной целостности Украины, могут быть предложены для обмена. «Теперь мы ожидаем реакции и ответа российской стороны на эти инициативы», – заявила Геращенко.

Значительная диспропорция в количестве узников, чье заключение связано с протестами во время Евромайдана, событиями в Крыму и Донбассе, заметна невооруженным взглядом: у России их больше, у Украины – меньше. Представители Объединения родственников политзаключенных Кремля, сначала возникшего как неформальное объединение, а в конце минувшего года получившего официальную регистрацию, не раз призывали власти создать механизм для переговоров между двумя странами. Один из участников объединения, Игорь Котелянец, чей брат, ветеран боевых действий на востоке Украины Евгений Панов ожидает в Крыму суда по обвинению в подготовке диверсий и незаконном хранении и перевозке боеприпасов, считает, что Украине придется задействовать для обмена другие страны:

– Наша главная проблема заключается в том, что нет специального полномочного, который был бы ответственен за работу по освобождению наших родных. У нас есть переговоры с Россией и с террористами с востока в рамках минского формата. Но там они ведутся по заложникам, которых содержат террористы на востоке страны, в захваченных районах Донецкой и Луганской областях. А наши родные – это заложники из другой категории. Это заложники, которых удерживает непосредственно Российская Федерация либо на территории Крыма, либо на российской территории. Часть из них была задержана на территории Крыма, часть – на территории РФ, кого-то туда вывезли, то есть истории у всех разные. Но никаких переговоров на официальном уровне, к сожалению, пока еще нет. Этот вопрос очень политизирован.

Наша цель – уменьшить политическую составляющую и перевести этот вопрос в плоскость гуманитарную, потому что мы говорим об освобождении людей. А когда мы говорим об освобождении людей, мы в том числе вспоминаем, что есть граждане России, которые были задержаны на территории Украины, кадровые военные или просто наемники, которые приехали воевать к нам на восток, и в освобождении своих граждан Россия могла бы быть заинтересована. Такой формат обмена сейчас очень актуален. Просто у нас на межгосударственном уровне нет достаточной поддержки, чтобы этот вопрос кто-то как-то формализовал, инициировал официальные переговоры, создал какую-то площадку для переговоров. Пока этого нет – это наша главная проблема. Поэтому мы о ней везде говорим, чтобы найти переговорщика. В то же время мы понимаем, что если за год нашей деятельности нам не удалось внутри страны найти такого человека, нам совершенно точно нужна поддержка европейских политиков или государственных лидеров, которые могли бы быть заинтересованы в том, чтобы взять на себя работу по освобождению людей. Прецедент уже есть: политзаключенных Ильми Умерова и Ахтема Чийгоза освободили в конце октября прошлого года благодаря президенту Турции, который договорился с Путиным об обмене. Эрдоган отдал двух российских шпионов, взамен Путин отдал двух крымских политзаключенных. Такой формат сработал. Возможно, лидеры других европейских государств тоже могли бы быть заинтересованы в таких переговорах и в том, чтобы их страна взяла на себя гуманитарную миссию по освобождению украинских заложников.

– Тем не менее, существует официальная позиция России, по крайней мере она была озвучена со слов матери российского военнослужащего Виктора Агеева, который был задержан украинскими силовиками под Луганском. Она написала обращение в МИД России с просьбой содействовать обмену сына и получила ответ, что Россия «не является стороной конфликта и не может никого обменять». Как можно преодолеть такую позицию?

– Эта проблема существует везде. России кто-то должен предложить некий формат переговоров, в котором она должна быть заинтересована. Главная наша проблема в контексте переговоров заключается в том, что Украина заинтересована в своих людях, Украина хочет вернуть своих граждан. И украинское общество очень чувствительно к этой проблеме. В информационном пространстве одна из топовых тем – украинские заложники. В России, напротив, эта тема замалчивается, она непопулярна, она никому не нужна. Российские власти, в принципе, заинтересованы в том, чтобы ее замалчивать. Моя оценка и оценка нашего объединения такова: в России воспринимают людей как материал, как ресурс, схватили одних – пошлют других. Там никто за людей не борется, никто в них не заинтересован. Заинтересованность может быть, если России предложить на обмен ее людей. Такие люди могут содержаться не только в Украине. Как показывает турецкий опыт, они могут содержаться в любых странах мира. Например, в США. Мы точно знаем, что там такие люди есть. Если бы мы смогли найти человека, возможно, лидера какого-то европейского государства, из уст которого прозвучат конкретные предложения Путину, тогда эта проблема может получить шанс на решение.

– Помимо решения главной проблемы, освобождения родных, члены Объединения родственников политзаключенных Кремля сталкиваются и с практическими сложностями: необходимостью ездить в другую страну, чтобы участвовать в судебных заседаниях, оплачивать адвоката. Пытается ли ваше объединение решать и эти проблемы, помогать родственникам?

– Главнейшая проблема – это оплата адвоката, поездки, передачи. Заключенные находятся в ужасных условиях. То, что им предлагается в качестве еды, едой не является. Если не делать передачи узнику, по сути, это медленная смерть. Он там не получает ничего съедобного. Эти вопросы мы тоже пытаемся решать. Нам очень сильно помогают правозащитные организации. У нас по многим узникам есть адвокаты, которых помогают оплачивать международные фонды, направляющие средства на программы по поддержке демократии, поддержке прав человека. Но эти деньги не вечные.

Если взять историю моего брата, Евгения Панова, у нас была такая поддержка, но она закончилась в конце 2017 года. Сейчас у нас средств нет, мы сейчас их ищем. Вместе с тем в прошлом году мы говорили об этой проблеме с властями, говорили, что государство должно помогать в обеспечении потребностей политзаключенных. На данный момент родственники тех узников, которые содержатся на территории России, имеют возможность обратиться в Министерство иностранных дел для получения финансовой поддержки – чтобы сделать передачу или оплатить адвоката. Те политические заключенные, которые содержатся на территории Крыма, находятся в зоне ответственности Министерства по делам оккупированных территорий. Там сейчас разрабатывается порядок использования средств.

Оплата адвоката – это очень дорого, от 1 до 5 тысяч долларов в месяц. Нам нужны адвокаты, которые могут работать в российском правовом поле и которые готовы очень многим рисковать, соглашаясь на работу по защите украинских политических узников. Они вынуждены сталкиваться с определенными сложностями. Например, адвокаты, занимающиеся делом моего брата, сейчас работают в долг, пока я ищу необходимые средства.

– Ваш брат, Евгений Панов, сейчас находится в заключении в Крыму. В каких условиях содержится Евгений? Были сообщения, что он подвергался пыткам.

– Я, к сожалению, не могу с ним видеться. Адвокаты запрещают ездить родственникам мужского пола на территорию Крыма и в Россию, потому что они знают, что группа риска – это те, кого могут взять и сказать: «Вот, приехал еще один террорист, шпион…» Женщин, особенно матерей, они не трогают. В основном, ездят матери и жены. Раз в два-три месяца к брату ездит наша мама, но это разрешили только осенью прошлого года. У нее уже было три свидания: понятное дело, через стекло, очень непродолжительных. Брат в ужасном состоянии, ему не оказывается медицинская помощь. После пыток он хромает, у него очень болят колени и спина, зубы вываливаются. В этом плане ситуация ужасная. Но он стойкий, держится. Пытки были. Самые ужасные пытки были в самом начале, когда только разыгрывалась эта история. Все дело в том, что накануне переговоров в «нормандском формате» России нужны были какие-то причины не участвовать в этих переговорах. Поэтому там придумали, что Украина «послала в Крым своих террористов». История была разыграна на внешнюю аудиторию, на европейскую. Вышел тогда Путин и дал комментарий, что Украина вообще не может быть субъектом переговоров, мол, что с ней разговаривать, если там только террористические методы. Вот такая история была отыграна. Они четыре дня его мучили: содержали в подвале, пытали электрическим током. У него даже кожа полопалась. Все это видно на видео.

После этого его от нас долгое время прятали. Его держали в информационном вакууме, убеждали в том, что он никому не нужен, что о нем никто не знает, что единственный выход остаться в живых – это подписать сделку со следствием и согласиться с позицией России, что он диверсант-террорист и на заказ Украины что-то хотел там подорвать, какие-то заводы, пароходы. Было много психологических пыток. Они, как правило, помещают в какие-то камеры с крысами, с клопами, с невыносимыми условиями. Когда-то подсаживали к нему больного туберкулезом, чтобы он быстрее пошел на все это. Если посмотреть российское законодательство, под арестом человек может содержаться только один год, а они его содержат уже полтора года в нарушение собственных законов. Его предупреждали: «Если пойдешь на сделку со следствием, то дадим 5 лет и где-то недалеко от Украины будешь отбывать так называемое наказание. А если – нет, то 20 лет тебе светит. На север отправим, как Сенцова, и ничего тебя уже не спасет». Но мы верим, что добьемся своего, обменяем и освободим его. Поэтому ни на какой шантаж он не поддается и на их условия не соглашается. Он ждет, надеется, а мы все делаем для того, чтобы освобождение состоялось. На заседаниях суда нам присутствовать не разрешают, только свидания. Мама во время свиданий передает ему хоть какую-то информацию, чтобы он понимал, что о нем знают, за него борются и мы никогда в жизни его не бросим. Человека, который находится в информационном вакууме, очень легко обработать, у него могут опуститься руки, он может начать верить тому, что говорит ФСБ. Но он молодец. Он держится. Он очень сильный человек, поэтому я уверен, что мы это все до конца пройдем, освободим и все будет хорошо.

Источник, 10.04.2018.

Александра Романцова – о преследованиях активистов на территории аннексированного Крыма

Март 31, 2018

Александра Романцова, заместительница главы правления Центра гражданских свобод – о преследованиях российскими властями крымскотатарских и украинских активистов на территории аннексированного Крыма.

Платформа «Гражданская солидарность»: Требуем остановить волну насилия в отношении гражданских активистов в России

Март 13, 2018

Международная Платформа «Гражданская солидарность» выступила с заявлением, в котором выразила обеспокоенность сообщениями о волне пыток, жестокого обращения и насильственных исчезновений в отношении активистов антифашистского движения в России, совершаемых в последние месяцы сотрудниками ФСБ. НКО-члены «Гражданской солидарности» требуют немедленного прекращения этого незаконного обращения с задержанными, тщательного и объективного расследования сообщений о пытках и привлечения виновных к ответственности. Они призывают межправительственные организации обратить самое пристальное внимание на эту ситуацию и вступить в срочный диалог с российскими властями с целью решения этой проблемы.

Платформа «Гражданская Солидарность» – широкая международная сеть гражданских организаций и групп из стран региона ОБСЕ, а также международных НПО, заинтересованных в совместной деятельности по продвижению и защите прав человека в регионе ОБСЕ, готовых координировать свои усилия в этом направлении, продвигать общие позиции и оказывать друг другу взаимную поддержку и помощь. Действует более 6 лет в рамках ОБСЕ и включает в себя более 80 организаций-членов из 30 стран Европы, Азии и Америки (www.civicsolidarity.org).

Текст заявления:

Россия: требуем остановить волну насилия в отношении гражданских активистов

Мы, члены Платформы «Гражданская солидарность», выражаем глубокую обеспокоенность сообщениям[1] о волне пыток, жестокого обращения и насильственных исчезновений в отношении активистов антифашистского движения в России, совершаемых в последние месяцы сотрудниками Федеральной службы безопасности России. Мы требуем немедленного прекращения этого незаконного обращения с задержанными, тщательного и объективного расследования сообщений о пытках и привлечения виновных к ответственности. Мы призываем межправительственные организации обратить самое пристальное внимание на эту ситуацию и вступить в срочный диалог с российскими властями с целью решения этой проблемы.

С октября 2017 г. по январь 2018 г. в разных регионах страны органами Федеральной службы безопасности (ФСБ) России по подозрению в участии в террористическом сообществе были арестованы восемь активистов антифашистского движения. Большинство из них вскоре после задержания дали признательные показания, и всем им были предъявлены обвинения. Однако позже стало известно, что признательные показания были получены сотрудниками ФСБ России под пытками.

Задержание подозреваемых сопровождалось избиениями, пытками и длительной изоляцией от родственников и адвокатов, в некоторых случаях продолжавшейся несколько суток. Очевидно, что целью следственных органов ФСБ было получение признательных показаний в первые часы и дни после задержания. Применение пыток в Санкт-Петербурге зафиксировано личными показаниями задержанных и осмотрами членов Общественной наблюдательной комиссии (ОНК). Кроме того, были собраны медицинские свидетельства, подтверждающие наличие следов пыток. Информации о процедуре задержания и насильственных действиях в отношении обвиняемых из Пензы существенно меньше. Родственники и друзья обвиняемых не смогли привлечь внимания правозащитных организаций в момент задержания в силу практически полного отсутствия последних в регионе. В составе пензенской ОНК на данный момент отсутствуют представители независимых гражданских организаций, которые были бы готовы фиксировать и предавать огласке случаи применения пыток в следственном изоляторе. Сотрудники ФСБ постоянно требовали, угрожая вновь применить пытки, и продолжают требовать от обвиняемых и их родственников не контактировать с журналистами и правозащитниками, не передавать информацию в СМИ в качестве условия безопасности и отказа от дальнейших пыток задержанных. Тем не менее, в феврале 2018 года двое обвиняемых в Пензе все-таки обнародовали информацию о примененных в отношении них пытках. Это привело к тому, что пытки и угрозы со стороны следователей ФСБ возобновились, и активисты отказались от своих показаний под запись видеокамеры.

Практика применения пыток и жестокого обращения в отношении задержанных с целью получения признательных показаний, а также в отношении заключенных как инструмент подавления их воли и наказания за активные действия в свою защиту, к сожалению, сегодня является широко распространенной в России. Правозащитные организации каждый год получают сотни сообщений о случаях пыток и жестокого обращения из разных регионов страны, в которых, как правило, обвиняются либо сотрудники пенитенциарной системы, либо сотрудники органов внутренних дел.  В деле против антифашистов мы наблюдаем две очень тревожные новые тенденции. Во-первых, использование статей Уголовного кодекса РФ, направленных на борьбу с терроризмом, против гражданских активистов. И во-вторых, применение пыток на стадии следствия именно со стороны сотрудников ФСБ — обстоятельство, вызывающее дополнительные опасения в безнаказанности. Правозащитникам до настоящего момента неизвестно ни об одном случае привлечения к ответственности сотрудников спецслужб за применение пыток или жестокого обращения, либо же участия в насильственных исчезновениях.

В указанном деле, людей задерживают по весьма расплывчатым обвинениям в создании террористического сообщества, пытками выбивают из них показания о том, что они якобы готовили теракты в преддверии президентских выборов и Чемпионата мира по футболу, родственников угрозами заставляют молчать. Эти явления вызывают еще большую озабоченность на фоне происходящих репрессий в Турции, где правозащитники и журналисты подвергаются систематическим преследованиям и получают абсурдные обвинения именно под предлогом борьбы с терроризмом. Подобная практика существует и в ряде государств Центральной Азии.»

Учитывая вышесказанное, мы призываем российские власти:

  • немедленно прекратить пытки и жестокое обращение в отношении задержанных в Пензе и Санкт-Петербурге и в целом в российских СИЗО;
  • прекратить практику запугивания родственников и друзей обвиняемых;
  • обеспечить незамедлительное, тщательное, объективное и независимое расследование заявлений о пытках и другом недозволенном обращении в отношении задержанных и привлечь к ответственности всех виновных;
  • направить приглашения на посещение страны спецдокладчику ООН по вопросу о пытках и другим соответствующим тематическим процедурам ООН, Комитету по предотвращению пыток Совета Европы и представителям БДИПЧ ОБСЕ и обеспечить им беспрепятственный доступ к задержанным и заключенным в полном соответствии с мандатами этих органов.

Мы призываем российские средства массовой информации и российских граждан:

  • открыто заявлять об абсолютной нетерпимости к таким методам работы представителей спецслужб и представителей правоохранительных органов, как пытки и унижение человеческого достоинства,
  • держать в фокусе и не ослаблять внимания общества к расследованию уже известных случаев пыток со стороны представителей спецслужб и правоохранительных органов;
  • не поощрять своим безразличием и невниманием к этой теме тотальную безнаказанность и полное развязывание рук спецслужбам, которые пытают людей.

Мы призываем международное сообщество:

  • публично осудить действия представителей российских спецслужб, причастных к применению пыток;
  • потребовать от российских властей тщательного, объективного и независимого расследования случаев пыток с дальнейшим привлечением к ответственности всех виновных;
  • внимательно следить за ситуацией с целью недопущения развития данной тревожной практики использования борьбы с терроризмом для подавления независимых голосов в России и незамедлительно реагировать на новые случаи нарушения фундаментальных прав и свобод и преследования гражданских активистов.

Мы призываем Специального докладчика ООН по вопросу о пытках и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видах обращения и наказания и Специального докладчика ООН по вопросам поощрения и защиты прав человека в условиях борьбы с терроризмом:

  • рассмотреть в приоритетном порядке в рамках процедуры срочных обращений (urgent appeals) сообщения о пытках обвиняемых в терроризме активистов антифашистского движения и по результатам направить письмо в российский МИД с требованием к государству обеспечить физическую и психологическую безопасность обвиняемых;
  • запросить у России приглашение на посещение страны в рамках своего мандата.

Мы призываем Комитет по предотвращению пыток Совета Европы:

  • внимательно изучить сообщения о пытках в отношении активистов антифашистского движения, дать им оценку и рассмотреть вопрос о проведении незапланированного визита (extraordinary visit) в Россию с целью изучения данного дела, посещения обвиняемых в СИЗО и выпуска доклада.

Мы призываем страны-члены ООН:

  • обратить внимание на данное дело, задать соответствующие вопросы делегации Российской Федерации при рассмотрении ситуации в правами человека в России в рамках процедуры Универсального периодического отчёта в мае 2018 года.

Мы призываем страны-члены ОБСЕ:

  • внимательно отслеживать развитие ситуации по данного делу, требовать от России прекращения практики пыток и других нарушений прав человека в отношении обвиняемых, привлечения к ответственности всех виновных в нарушениях прав человека.

Мы призываем директора БДИПЧ ОБСЕ:

  • в рамках процедуры мониторинга судебных процессов рассмотреть вопрос о создании мониторинговой группы по наблюдению за этими судебными процессами и включения представителя программы БДИПЧ по пыткам в состав мониторинговой группы.

Мы призываем Председательство ОБСЕ и Генерального секретаря ОБСЕ:

  • оказать политическую поддержку и обеспечить фасилитацию диалога по вопросу создания мониторинговой группы по наблюдению за этими судебными процессами.

Московская Хельсинкская Группа (Россия)

Фонд «Общественный вердикт» (Россия)

Центр развития демократии и прав человека (Россия)

Freedom files (Польша/Россия)

Информационно-аналитический центр «Сова» (Россия)

Правозащитная группа «Гражданин. Армия. Право» (Россия)

Международное Молодежное Правозащитное Движение (Россия)

Женщины Дона (Россия)

Хельсинкская гражданская ассамблея-Ванадзор (Армения)

Региональный центр стратегических исследований (Азербайджан/Грузия)

Международное партнерство за права человека (Бельгия)

Белорусский дом прав человека им. Бориса Звоскова (Беларусь / Литва)

Ассоциация УМДПЛ (Украина)

Клуб Разнообразие (Австрия)

Австрийская хельсинкская ассоциация (Австрия)

SOLIDARUS e.V (Германия)

Общественная ассоциация “Достоинство” (Казахстан)

Truth Hounds (Украина)

Македонский хельсинкский комитет

Хельсинкский комитет Армении

DRA — Немецко-русский обмен (Германия)

CILD – Итальянская коалиция за гражданские свободы (Италия)

Казахстанское международное бюро по правам человека и верховенству права

OMCT – Всемирная организация против пыток (Швейцария)

Хельсинкский фонд за права человека (Польша)

Хельсинкская ассоциация Армении

Косово реабилитационный центр для жертв пыток

Правозащитное Движение «Бир Дуйно-Кыргызстан»

Центр участия и развития (Грузия)

Crude Accountability (США)

Институт мониторинга прав человека (Литва)

Центр исследований правовой политики (Казахстан)

Центр гражданских свобод (Украина)

Болгарский хельсинкский комитет

Правозащитный центр Азербайджана

Правозащитный центр “Весна” (Беларусь)

Нидерландский Хельсинкский комитет

Хельсинкский комитет за права человека в Сербии

Защита прав без границ (Армения)

ZARA – гражданское мужество и борьба с расизмом (Австрия)

Венгерский хельсинкский комитет

Promo LEX (Молдова)

Гражданский контроль (Россия)

Офис гражданских свобод (Таджикистан))

Центр международной защиты (Франция)

Фонд домов прав человека (Норвегия/Швейцария)

Центр правовой трансформации (Беларусь)

Грамадскае аб’яднанне «Беларуская асацыяцыя журналістаў» (Беларусь)

humanrights.ch  (Швейцария)

Норвежский хельсинкский комитет

Источник, 12/03/2018

Свобода религии и убеждений в Украине: срез актуальных вопросов в Украине

Декабрь 22, 2017

Различные аспекты современной ситуации со свободой религии и убеждений в Украине обсудили эксперты на «Правозащитном клубе», который прошел 14 декабря 2017 года в Киеве. В мероприятии приняли участие преподаватели и студенты учебных заведений, сотрудники и волонтеры гражданских и правозащитных организаций, религиоведы, сотрудники органов власти, а также журналисты.

Евгений Харьковщенко, заведующий Кафедрой религиоведения Киевского национального университета имени Тараса Шевченка, доктор философских наук, профессор, раскрыл вопросы автокефалии в истории Вселенского православия.

Данная тема представляет интерес в связи с современными процессами идентичности, происходящими в Украине (гражданская, языковая, религиозная, иная). При рассмотрении вопроса об автокефалии (в Украине этот вопрос сводится больше всего о принадлежности религиозных объектов и общин к Киевскому и Московском патриархате) профессор рассмотрел исторические события и обстоятельства, которые берутся во внимание для признания автокефалий, их территориальной принадлежности, исчисления сроков создания.

Андрей Ферт, аспирант Национального университета «Киево-Могилянская Академия» выступил по вопросу явления «церковного национализма» (на примерах современной Украины и России), его влиянии на свободу вероисповедания. Затронутые аспекты дополнили выступление профессора Харьковщенко, но с другой перспективы.

Один из аспектов выступления Андрея Ферта — пересечение светского государства, которое дает возможность существования разнообразия взглядов и убеждений (религиозных, атеистических, философских), а также теологических взглядов, присущих определенной религиозной общине.

Ирина Богачевскаязаведующий кафедрой философии и педагогики Национального транспортного университета (Украина), доктор философских наук, профессор, привела примеры социального участия религиозных организаций Украины в контексте актуальных вызовов современного времени. В их числе участие общин в общественной жизни и государственного строительства, оказание помощи обществу в эпоху политических и военных событий, помощь пострадавшим и раненным на востоке Украины.

Максим Васин, Исполнительный директор Института религиозной свободы дал обзор текущего состояния законодательства о религиозных организациях и практике его применения. Он раскрыл имеющиеся проблемы перерегистрации религиозных организаций, сохранения статуса неприбыльности, внедрение военного капеланства, новаций в других смежных сферах правового регулирования деятельности и особого статуса общин (религиозных организаций) в Украине.

В мероприятии приняли участие представители органов власти, отвечающие за вопросы свободы религии и убеждений, а также осуществление государственной политики в сфере религии.

Лариса Владыченко, заместитель директора Департамента по делам религий и национальностей Министерства культуры Украины, рассказала о вопросах, которые ставит перед государством развитие ситуации и определенные события. Отношения между общинами и их взаимодействие с органами власти находится под вниманием данного органа власти.

Аннексия Крыма и временная оккупация территорий на востоке Украины требуют реагирования на них каждого органа в пределах его компетенции. Для Департамента по делам религий и национальностей это, прежде всего, касается обеспечения гарантий свободы религии и убеждений, вытекающих из Конституции и законов Украины, а также международных обязательств. Организации Крыма требуют обеспечения регистрация общин в соответствии с законами Украины. Опыт других регионов и практика соседних государств требуют отслеживания ситуации, так как их развитие оказывают влияние на Украину.

Депутат Верховной Рады Виктор Еленский, работающий над вопросами свободы религии и убеждений, рассказал о проводимой работе в Верховной Раде Украины, стоящими вызовами из-за развития ситуации под влиянием политических, внутренних и внешних процессов. Со стороны депутата были даны уточнения по ряду вопросов, поднятых в ходе дискуссии. Господин Еленский также высказал готовность поддержать работу по гармонизации законодательства, создания рабочих групп по определенным вопросам, требующим правового урегулирования.

Дмитрий Кабак, эксперт, много лет работающий над вопросами свободы религии и убеждений (см. www.FreedomIndex.net/Lib), обратил внимание участников встречи на вопросы в контексте религии и убеждений, которые имеют важное региональное и международное значение. Дмитрий Кабак является одним из членов Экспертного совета Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ, которые вовлечены в осуществление текущей деятельности международной организации, созданной правительствами (например, при разработке руководств, проведении мероприятий, выработке комментариев на проекты законов или действующего законодательства по запросу государств – участниц ОБСЕ).

Эксперт затронул вопросы, которые находятся на стыке отличия практики Украины с другими государствами, организациями или регионами: практика государств – участниц СНГ, ШОС и ОДКБ, принимаемые в рамках региональных организаций решений, касающихся сферы религии и убеждений. Изучение данных вопросов позволяет рассматривать вопросы экстрадиции, предоставления убежища, решения отдельных дел с учетом отдельных стран или регионов. В своем выступлении он привел примеры из практики, которые свидетельствуют о возможности использования недостатков для решения внутриполитических вопросов, а также имеющихся противоречий (например, по запрету деятельности определенных организаций).

В ходе дискуссии смогли выступить гости, прошедшие регистрацию на участие в мероприятии. Выступления экспертов доступны в социальных сетях Facebook (на странице мероприятия, личных страницах экспертов, страницах организаций, работающих по теме религии и убеждений), а также в YouTube.

Правозащитный клуб — ежемесячное мероприятие, организуемое Центром гражданских свобод. Одна из встреч была посвящена актуальным вопросам свободы религии и убеждений в Украине. Обычно правозащитный клуб проводится на базе площадки – хаба, кофейни, конференц-зала, которая обеспечивает участие широкой аудитории. После выступления спикеров с тематическими докладами дается время для открытой дискуссии и вопросов.

Результаты поиска:

Если с Сенцовым что-то случится, то виноват будет не только Путин, но и Порошенко, — Томак

Май 21, 2018

«Когда мы говорим об ответственности РФ, должны понимать, что в данном случае ответственность за то, что будет происходить с Олегом Сенцовым, лежит в том числе на украинском государстве, на его активной либо неактивной позиции по его защите». В студии поговорили с правозащитницей Марией Томак.

Ирина Ромалийская: Сенцов уже седьмой день голодает. Объявил он об этом через своего адвоката Дмитрия Динзе, который обнародовал письмо Олега. Единственное требование Сенцова – освободить всех. Замечу, что он не просит освободить или обменять себя. Как ты расцениваешь этот шаг Олега?

Мария Томак: Очень драматический поворот, неожиданный. Олег очень принципиальный человек, это констатировали и представители кинематографической сферы в письме к Макрону. Оно было обнародовано несколько дней назад в преддверии встречи Путина и Макрона с просьбой к Макрону каким-то образом повлиять на Путина, чтобы освободить Олега. Об этом знают все, эта принципиальность – наверное, самый большой риск в этой всей ситуации. Второе обстоятельство – требование освободить всех политзаключенных. Россия не признает политзаключенными людей, которых мы считаем политзаключенными. Реалистичность выполнения этого требования под вопросом — речь идет об очень большом количестве людей. И, конечно, позиция Путина, что Сенцов – террорист. Он не раз высказывал ее, ссылаясь на российские правоохранительные органы, на судебную систему, приговор. Это все очень печально. Сейчас даже нет информации о том, в каком состоянии находится Сенцов. Уже седьмой день он голодает. Все это усложнено местом нахождения Олега — Заполярьем. Это очень далеко, холодно, более-менее оперативно туда может добраться только адвокат. Завтра мы услышим и увидим адвоката Дмитрия Динзе в Киеве. Очень важно, что он приезжает. Надеюсь, с ним встретятся не только украинские журналисты, но и представители власти, от которых мы сейчас ожидаем каких-то активных действий.

Ирина Ромалийская: Олег Сенцов содержится в российских тюрьмах уже четыре года. И впервые он заявил о голодовке. Александр Кольченко, который был задержан и осужден с Олегом, передал письмо, в котором говорит, что Олег всегда говорил, что не стоит идти на такие действия. И вот он объявил о голодовке.

Мария Томак: Мне рассказывал один человек, который общался с Олегом на этапе судебных разбирательств, что Олег якобы говорил: нет смысла, потому что они все равно будут применять принудительное кормление. Наверное, сейчас он посчитал, что других методов привлечения внимания к проблеме нет. Но тут мы все замечаем (и об этом многие говорят), что резонанс не такой, которого мы ожидали.

Ирина Ромалийская: Как по мне, о серьезности намерений свидетельствует тот факт, что, по словам адвоката Дмитрия Динзе, Олег готовился к голодовке, полтора месяца уменьшал потребление пищи. Что сейчас должно делать государство Украина?

Мария Томак: Мне кажется, это самый важный сейчас вопрос. Если отталкиваться от термина «политзаключенный», как правило, речь идет о противостоянии конкретного человека и государства – как правило, гражданином которого он является, на его стороне только какие-то международные организации, общественные силы. В случае с Олегом Сенцовым, как мне представляется, у него должна быть поддержка прежде всего в лице украинского государства —  он пострадал и страдает за прогосударственную позицию.

Насколько я понимаю, сейчас никаких проактивных действий нет – ни у кого особенной обеспокоенности голодовка Сенцова не вызывает. Я не говорю о заявлениях в Твиттере президента. Спасибо большое, но у меня вопрос: что дальше? Предпринимаются ли какие-то меры государством? Или соцсети – единственный инструмент государственной политики на сегодняшний день?

Мне кажется, когда мы говорим об ответственности РФ, мы должны понимать, что в данном случае ответственность за то, что будет происходить с Олегом Сенцовым, лежит в том числе на украинском государстве, на его активной либо неактивной позиции по его защите. Поскольку никаких ответственных лиц до сих пор нет, нет людей,  институций, которые бы отвечали за переговорный процесс по узникам Кремля, я считаю, что это будет ответственность лично президента Порошенко. Если с Сенцовым что-то случится, будет виноват не только Путин, но и Порошенко.

Ирина Ромалийская: Что это могут быть за активные действия?

Мария Томак: Например, 24 мая состоится встреча Макрона с Путиным. Уже есть заявления общественных структур, гражданского общества, мы тоже пытались передать какие-то сообщения в администрацию Макрона. Но это совсем не то, как если бы с администрацией Макрона связалась бы администрация президента Украины. Возможно, это происходит, мы об этом не знаем. Но насколько я понимаю, нет.

Я понимаю, что встреча может ничем и не завершиться. Даже если будет какое-то обращение, Путин может его проигнорировать. Но мне кажется, надо использовать все эти возможности. Лучше всего, когда такие обращения и просьбы выступить в качестве переговорщика исходят от государства.

Недавно приходилось слышать и от представителей Европарламента, что украинское государство недостаточно активно поднимает эту тему. Очень часто мне приходится видеть, что наши западные партнеры в лице евродепутатов, сотрудников министерств иностранных дел знают больше о ситуации с политзаключенными, чем люди, которые у нас должны этим заниматься.

Источник, 20/05/2018

В Украине более 20 организаций будут совместно противодействовать атакам на гражданское общество

Апрель 12, 2018

Правозащитники фиксируют увеличение давления со стороны власти на активистов в регионах Украины с начала 2018 года.

Киев. 11 апреля. УНИАН. В Киеве состоялась презентация меморандума о создании Коалиции в защиту гражданского общества в Украине, подписанного рядом общественных организаций, среди которых представительство Freedom House в Украине и Украинский Хельсинский союз по правам человека (УХСПЧ).

Как передает собственный корреспондент, в пресс-конференции в УНИАН приняли участие исполнительный директор УХСПЧ Александр Павличенко, координатор Благотворительного фонда «Восток SOS» Александра Дворецкая, заместитель председателя правления Центр гражданских свобод Александра Романцова.

В частности, по словам исполнительного директора Украинского Хельсинского союза по правам человека Александра Павличенко процесс создания коалиции начался год назад.

Как отмечают активисты, Верховная Рада Украины, несмотря на обещания депутатов разных фракций 3 апреля провалила включения в повестку дня депутатские и президентские законопроекты об отмене е-деклараций для активистов.

«С начала 2018 года общественные организации фиксируют увеличение давления на активистов в регионах. Нападения на мирные собрания и физическое насилие к отдельным общественным деятелям остаются без расследования и соответствующего внимания правоохранительных органов, а в некоторых случаях — приводят к убийству», — отметила координатор Благотворительного фонда «Восток SOS» Александра Дворецкая.

По словам заместителя председателя правления Центр гражданских свобод Александры Романцовой давление на представителей гражданского общества осуществляется через фиктивные уголовные дела и проверки финансовой деятельности организаций.

Поэтому представители неправительственных организаций решили создать Коалицию в защиту гражданского общества.

«Мы, представители неправительственных организаций, правозащитники, общественные активисты, журналисты, юристы и другие неравнодушные граждане, выражаем глубокую обеспокоенность по поводу угрожающих тенденций для гражданского общества в Украине и наступления на свободу объединений и ассоциаций», — говорится в меморандуме.

Отмечается, что гражданское общество играет ключевую роль на пути демократического развития страны, для утверждения верховенства права и соблюдения прав человека и основных свобод.

Активисты убеждены, что работа общественных активистов является важной в борьбе со злоупотреблениями власти, контроле за ее действиями и содействии проведению реформ в Украине.

В меморандуме подчеркивается, что «установление на законодательном уровне финансового контроля за антикоррупционными активистами в сочетании с уголовной ответственностью и попытки введения дальнейших неоправданных и несоразмеримых ограничений для деятельности всех общественных объединений, а также многочисленные случаи преследования неправительственных организаций и отдельных активистов, включительно со сфабрикованными уголовными делам и дискредитационными кампаниями против авторитетных организаций и активистов, угрозами и физическими нападениями на активистов при отсутствии эффективного расследования таких случаев создают препятствия для развития всего гражданского общества и являются угрозой для демократических стремлений Украины как европейского государства».

Представители гражданского общества призывают власти немедленно принять все необходимые меры, чтобы остановить разносторонние притеснения, противоречащие международным обязательствам Украины относительно свободы объединений и ассоциаций, а также по защите правозащитников, журналистов и антикоррупционных активистов.

«Осознавая необходимость совместных действий, солидарности в защите гражданского общества в Украине, мы объявляем о создании коалиции, которая объединит усилия неправительственных организаций, общественных активистов, журналистов, юристов и других заинтересованных лиц для консолидированного противодействия как отдельным угрозам, так и попыткам системного наступления власти на гражданское общество и свободу объединений в Украине», — говорится в меморандуме.

Коалиция в защиту гражданского общества является неполитическим объединением и действует на основе принципов уважения прав человека, ненасилия и недискриминации.

Коалиция ставит перед собой задачу продвигать ценности прав человека и идеи гражданского общества, распространять информацию о важности деятельности правозащитников, журналистов и общественных активистов, действующих в защиту общественных интересов, проводить мониторинг случаев преследования правозащитников, журналистов и активистов, анализировать формы давления на них и угрозы их деятельности, включительно с мониторингом и анализом законодательства, которое ухудшает состояние общественного сектора в Украине и разработать систему неотложных мер реагирования на случаи преследования и угроз в сторону правозащитников, журналистов и общественных активистов, включительно с юридической, информационной и другой помощью и поддержкой в случае преследований.

Также коалиция намерена стимулировать быстрое, эффективное и беспристрастное расследование уголовных дел по фактам нападений на правозащитников, журналистов и общественных активистов, а также привлечение виновных к ответственности и принятие всех необходимых мер для предотвращения новых нападений и продвигать изменения в национальное законодательство таким образом, чтобы оно не мешало и не затрудняло деятельность общественных организаций и отдельных активистов, в частности тех, которые прилагают усилия к борьбе с коррупцией.

Среди подписантов по состоянию на 11 апреля — Центр информации о правах человека, представительство Freedom House в Украине, Центр Гражданских Свобод, Украинский независимый центр политических исследований, Благотворительный фонд «Восток-SOS», Украинский Хельсинский союз по правам человека, Ассоциация украинских мониторов соблюдения прав человека в деятельности правоохранительных органов (Ассоциация УМДПЧ), Экспертный центр по правам человека, ОО «Кризисный медиа-центр «Северский Донец», ОО» Правозащитный ЛГБТ центр «Наш мир», Бюро социальных и политических разработок, БО Другая, ОО «Tru th Hounds» , Донецкий институт информации, Украинский институт по правам человека, Платформа прав человека, ОО «Гражданское общество онлайн», Луганский областной правозащитный центр «Альтернатива», Региональный общественный благотворительный фонд «Право и Демократия», Центр экономической стратегии, Кримскотатарский Ресурсный Центр , ЗОБФ «Гендер Зед», ОО «Терго», The Open Dialog Foundation, Молодежная организация «СТАН», ОО «Театр для диалога», ОО «Центр поддержки общественных и культурных инициатив «Тамариск», Общественная организация «МАРТ».

Видео тут.

Источник, 11/04/2018.

«Люди для России – ресурс». Зачем объединились родные украинских «заложников Кремля»

Апрель 11, 2018

В украинских тюрьмах находятся 23 гражданина России, осужденных или ждущих суда по преступлениям, связанным с вооруженным конфликтом в Донбассе или аннексией Крыма. Среди них есть и несколько российских военнослужащих, которых Москва таковыми не признает. В российских тюрьмах находится намного больше украинцев, на родине считающихся политзаключенными: 66 человек. 40 из них – в Крыму и 24 – на территории России. В начале апреля при украинском Министерстве по делам оккупированных территорий был создан «отдел по вопросам лиц, лишенных личной свободы». Его возглавил Игорь Гриб – отец 19-летнего Павла Гриба, выманенного под предлогом встречи со знакомой в Белоруссию, похищенного сотрудниками ФСБ и обвиненного в подготовке теракта в одной из школ города Сочи.

Во время последнего крупного обмена военнопленными между Украиной и самопровозглашенными республиками Донбасса в конце прошлого года президент Украины Петр Порошенко заявил, что граждане России в подобных обменах фигурировать не будут. Вместо этого их планируют обменять на украинцев, находящихся в тюрьмах в России и в аннексированном Крыму. По словам Порошенко, в первую очередь украинские власти будут добиваться возвращения обвиненного в шпионаже журналиста информагентства «Укринформ» Романа Сущенко, режиссера Олега Сенцова и осужденного с ним в рамках одного дела Александра Кольченко, а также осужденных за участие в боевых действиях во время первой чеченской войны Станислава Клыха и Николая Карпюка (четверо из них, кроме Романа Сущенко, есть в списке политзаключенных «Мемориала»).

4 апреля представитель Украины в гуманитарной подгруппе Трехсторонней контактной группы Ирина Геращенко рассказала, что 23 гражданина России, в основном осужденные за преступления против суверенитета и территориальной целостности Украины, могут быть предложены для обмена. «Теперь мы ожидаем реакции и ответа российской стороны на эти инициативы», – заявила Геращенко.

Значительная диспропорция в количестве узников, чье заключение связано с протестами во время Евромайдана, событиями в Крыму и Донбассе, заметна невооруженным взглядом: у России их больше, у Украины – меньше. Представители Объединения родственников политзаключенных Кремля, сначала возникшего как неформальное объединение, а в конце минувшего года получившего официальную регистрацию, не раз призывали власти создать механизм для переговоров между двумя странами. Один из участников объединения, Игорь Котелянец, чей брат, ветеран боевых действий на востоке Украины Евгений Панов ожидает в Крыму суда по обвинению в подготовке диверсий и незаконном хранении и перевозке боеприпасов, считает, что Украине придется задействовать для обмена другие страны:

– Наша главная проблема заключается в том, что нет специального полномочного, который был бы ответственен за работу по освобождению наших родных. У нас есть переговоры с Россией и с террористами с востока в рамках минского формата. Но там они ведутся по заложникам, которых содержат террористы на востоке страны, в захваченных районах Донецкой и Луганской областях. А наши родные – это заложники из другой категории. Это заложники, которых удерживает непосредственно Российская Федерация либо на территории Крыма, либо на российской территории. Часть из них была задержана на территории Крыма, часть – на территории РФ, кого-то туда вывезли, то есть истории у всех разные. Но никаких переговоров на официальном уровне, к сожалению, пока еще нет. Этот вопрос очень политизирован.

Наша цель – уменьшить политическую составляющую и перевести этот вопрос в плоскость гуманитарную, потому что мы говорим об освобождении людей. А когда мы говорим об освобождении людей, мы в том числе вспоминаем, что есть граждане России, которые были задержаны на территории Украины, кадровые военные или просто наемники, которые приехали воевать к нам на восток, и в освобождении своих граждан Россия могла бы быть заинтересована. Такой формат обмена сейчас очень актуален. Просто у нас на межгосударственном уровне нет достаточной поддержки, чтобы этот вопрос кто-то как-то формализовал, инициировал официальные переговоры, создал какую-то площадку для переговоров. Пока этого нет – это наша главная проблема. Поэтому мы о ней везде говорим, чтобы найти переговорщика. В то же время мы понимаем, что если за год нашей деятельности нам не удалось внутри страны найти такого человека, нам совершенно точно нужна поддержка европейских политиков или государственных лидеров, которые могли бы быть заинтересованы в том, чтобы взять на себя работу по освобождению людей. Прецедент уже есть: политзаключенных Ильми Умерова и Ахтема Чийгоза освободили в конце октября прошлого года благодаря президенту Турции, который договорился с Путиным об обмене. Эрдоган отдал двух российских шпионов, взамен Путин отдал двух крымских политзаключенных. Такой формат сработал. Возможно, лидеры других европейских государств тоже могли бы быть заинтересованы в таких переговорах и в том, чтобы их страна взяла на себя гуманитарную миссию по освобождению украинских заложников.

– Тем не менее, существует официальная позиция России, по крайней мере она была озвучена со слов матери российского военнослужащего Виктора Агеева, который был задержан украинскими силовиками под Луганском. Она написала обращение в МИД России с просьбой содействовать обмену сына и получила ответ, что Россия «не является стороной конфликта и не может никого обменять». Как можно преодолеть такую позицию?

– Эта проблема существует везде. России кто-то должен предложить некий формат переговоров, в котором она должна быть заинтересована. Главная наша проблема в контексте переговоров заключается в том, что Украина заинтересована в своих людях, Украина хочет вернуть своих граждан. И украинское общество очень чувствительно к этой проблеме. В информационном пространстве одна из топовых тем – украинские заложники. В России, напротив, эта тема замалчивается, она непопулярна, она никому не нужна. Российские власти, в принципе, заинтересованы в том, чтобы ее замалчивать. Моя оценка и оценка нашего объединения такова: в России воспринимают людей как материал, как ресурс, схватили одних – пошлют других. Там никто за людей не борется, никто в них не заинтересован. Заинтересованность может быть, если России предложить на обмен ее людей. Такие люди могут содержаться не только в Украине. Как показывает турецкий опыт, они могут содержаться в любых странах мира. Например, в США. Мы точно знаем, что там такие люди есть. Если бы мы смогли найти человека, возможно, лидера какого-то европейского государства, из уст которого прозвучат конкретные предложения Путину, тогда эта проблема может получить шанс на решение.

– Помимо решения главной проблемы, освобождения родных, члены Объединения родственников политзаключенных Кремля сталкиваются и с практическими сложностями: необходимостью ездить в другую страну, чтобы участвовать в судебных заседаниях, оплачивать адвоката. Пытается ли ваше объединение решать и эти проблемы, помогать родственникам?

– Главнейшая проблема – это оплата адвоката, поездки, передачи. Заключенные находятся в ужасных условиях. То, что им предлагается в качестве еды, едой не является. Если не делать передачи узнику, по сути, это медленная смерть. Он там не получает ничего съедобного. Эти вопросы мы тоже пытаемся решать. Нам очень сильно помогают правозащитные организации. У нас по многим узникам есть адвокаты, которых помогают оплачивать международные фонды, направляющие средства на программы по поддержке демократии, поддержке прав человека. Но эти деньги не вечные.

Если взять историю моего брата, Евгения Панова, у нас была такая поддержка, но она закончилась в конце 2017 года. Сейчас у нас средств нет, мы сейчас их ищем. Вместе с тем в прошлом году мы говорили об этой проблеме с властями, говорили, что государство должно помогать в обеспечении потребностей политзаключенных. На данный момент родственники тех узников, которые содержатся на территории России, имеют возможность обратиться в Министерство иностранных дел для получения финансовой поддержки – чтобы сделать передачу или оплатить адвоката. Те политические заключенные, которые содержатся на территории Крыма, находятся в зоне ответственности Министерства по делам оккупированных территорий. Там сейчас разрабатывается порядок использования средств.

Оплата адвоката – это очень дорого, от 1 до 5 тысяч долларов в месяц. Нам нужны адвокаты, которые могут работать в российском правовом поле и которые готовы очень многим рисковать, соглашаясь на работу по защите украинских политических узников. Они вынуждены сталкиваться с определенными сложностями. Например, адвокаты, занимающиеся делом моего брата, сейчас работают в долг, пока я ищу необходимые средства.

– Ваш брат, Евгений Панов, сейчас находится в заключении в Крыму. В каких условиях содержится Евгений? Были сообщения, что он подвергался пыткам.

– Я, к сожалению, не могу с ним видеться. Адвокаты запрещают ездить родственникам мужского пола на территорию Крыма и в Россию, потому что они знают, что группа риска – это те, кого могут взять и сказать: «Вот, приехал еще один террорист, шпион…» Женщин, особенно матерей, они не трогают. В основном, ездят матери и жены. Раз в два-три месяца к брату ездит наша мама, но это разрешили только осенью прошлого года. У нее уже было три свидания: понятное дело, через стекло, очень непродолжительных. Брат в ужасном состоянии, ему не оказывается медицинская помощь. После пыток он хромает, у него очень болят колени и спина, зубы вываливаются. В этом плане ситуация ужасная. Но он стойкий, держится. Пытки были. Самые ужасные пытки были в самом начале, когда только разыгрывалась эта история. Все дело в том, что накануне переговоров в «нормандском формате» России нужны были какие-то причины не участвовать в этих переговорах. Поэтому там придумали, что Украина «послала в Крым своих террористов». История была разыграна на внешнюю аудиторию, на европейскую. Вышел тогда Путин и дал комментарий, что Украина вообще не может быть субъектом переговоров, мол, что с ней разговаривать, если там только террористические методы. Вот такая история была отыграна. Они четыре дня его мучили: содержали в подвале, пытали электрическим током. У него даже кожа полопалась. Все это видно на видео.

После этого его от нас долгое время прятали. Его держали в информационном вакууме, убеждали в том, что он никому не нужен, что о нем никто не знает, что единственный выход остаться в живых – это подписать сделку со следствием и согласиться с позицией России, что он диверсант-террорист и на заказ Украины что-то хотел там подорвать, какие-то заводы, пароходы. Было много психологических пыток. Они, как правило, помещают в какие-то камеры с крысами, с клопами, с невыносимыми условиями. Когда-то подсаживали к нему больного туберкулезом, чтобы он быстрее пошел на все это. Если посмотреть российское законодательство, под арестом человек может содержаться только один год, а они его содержат уже полтора года в нарушение собственных законов. Его предупреждали: «Если пойдешь на сделку со следствием, то дадим 5 лет и где-то недалеко от Украины будешь отбывать так называемое наказание. А если – нет, то 20 лет тебе светит. На север отправим, как Сенцова, и ничего тебя уже не спасет». Но мы верим, что добьемся своего, обменяем и освободим его. Поэтому ни на какой шантаж он не поддается и на их условия не соглашается. Он ждет, надеется, а мы все делаем для того, чтобы освобождение состоялось. На заседаниях суда нам присутствовать не разрешают, только свидания. Мама во время свиданий передает ему хоть какую-то информацию, чтобы он понимал, что о нем знают, за него борются и мы никогда в жизни его не бросим. Человека, который находится в информационном вакууме, очень легко обработать, у него могут опуститься руки, он может начать верить тому, что говорит ФСБ. Но он молодец. Он держится. Он очень сильный человек, поэтому я уверен, что мы это все до конца пройдем, освободим и все будет хорошо.

Источник, 10.04.2018.

Александра Романцова – о преследованиях активистов на территории аннексированного Крыма

Март 31, 2018

Александра Романцова, заместительница главы правления Центра гражданских свобод – о преследованиях российскими властями крымскотатарских и украинских активистов на территории аннексированного Крыма.

Платформа «Гражданская солидарность»: Требуем остановить волну насилия в отношении гражданских активистов в России

Март 13, 2018

Международная Платформа «Гражданская солидарность» выступила с заявлением, в котором выразила обеспокоенность сообщениями о волне пыток, жестокого обращения и насильственных исчезновений в отношении активистов антифашистского движения в России, совершаемых в последние месяцы сотрудниками ФСБ. НКО-члены «Гражданской солидарности» требуют немедленного прекращения этого незаконного обращения с задержанными, тщательного и объективного расследования сообщений о пытках и привлечения виновных к ответственности. Они призывают межправительственные организации обратить самое пристальное внимание на эту ситуацию и вступить в срочный диалог с российскими властями с целью решения этой проблемы.

Платформа «Гражданская Солидарность» – широкая международная сеть гражданских организаций и групп из стран региона ОБСЕ, а также международных НПО, заинтересованных в совместной деятельности по продвижению и защите прав человека в регионе ОБСЕ, готовых координировать свои усилия в этом направлении, продвигать общие позиции и оказывать друг другу взаимную поддержку и помощь. Действует более 6 лет в рамках ОБСЕ и включает в себя более 80 организаций-членов из 30 стран Европы, Азии и Америки (www.civicsolidarity.org).

Текст заявления:

Россия: требуем остановить волну насилия в отношении гражданских активистов

Мы, члены Платформы «Гражданская солидарность», выражаем глубокую обеспокоенность сообщениям[1] о волне пыток, жестокого обращения и насильственных исчезновений в отношении активистов антифашистского движения в России, совершаемых в последние месяцы сотрудниками Федеральной службы безопасности России. Мы требуем немедленного прекращения этого незаконного обращения с задержанными, тщательного и объективного расследования сообщений о пытках и привлечения виновных к ответственности. Мы призываем межправительственные организации обратить самое пристальное внимание на эту ситуацию и вступить в срочный диалог с российскими властями с целью решения этой проблемы.

С октября 2017 г. по январь 2018 г. в разных регионах страны органами Федеральной службы безопасности (ФСБ) России по подозрению в участии в террористическом сообществе были арестованы восемь активистов антифашистского движения. Большинство из них вскоре после задержания дали признательные показания, и всем им были предъявлены обвинения. Однако позже стало известно, что признательные показания были получены сотрудниками ФСБ России под пытками.

Задержание подозреваемых сопровождалось избиениями, пытками и длительной изоляцией от родственников и адвокатов, в некоторых случаях продолжавшейся несколько суток. Очевидно, что целью следственных органов ФСБ было получение признательных показаний в первые часы и дни после задержания. Применение пыток в Санкт-Петербурге зафиксировано личными показаниями задержанных и осмотрами членов Общественной наблюдательной комиссии (ОНК). Кроме того, были собраны медицинские свидетельства, подтверждающие наличие следов пыток. Информации о процедуре задержания и насильственных действиях в отношении обвиняемых из Пензы существенно меньше. Родственники и друзья обвиняемых не смогли привлечь внимания правозащитных организаций в момент задержания в силу практически полного отсутствия последних в регионе. В составе пензенской ОНК на данный момент отсутствуют представители независимых гражданских организаций, которые были бы готовы фиксировать и предавать огласке случаи применения пыток в следственном изоляторе. Сотрудники ФСБ постоянно требовали, угрожая вновь применить пытки, и продолжают требовать от обвиняемых и их родственников не контактировать с журналистами и правозащитниками, не передавать информацию в СМИ в качестве условия безопасности и отказа от дальнейших пыток задержанных. Тем не менее, в феврале 2018 года двое обвиняемых в Пензе все-таки обнародовали информацию о примененных в отношении них пытках. Это привело к тому, что пытки и угрозы со стороны следователей ФСБ возобновились, и активисты отказались от своих показаний под запись видеокамеры.

Практика применения пыток и жестокого обращения в отношении задержанных с целью получения признательных показаний, а также в отношении заключенных как инструмент подавления их воли и наказания за активные действия в свою защиту, к сожалению, сегодня является широко распространенной в России. Правозащитные организации каждый год получают сотни сообщений о случаях пыток и жестокого обращения из разных регионов страны, в которых, как правило, обвиняются либо сотрудники пенитенциарной системы, либо сотрудники органов внутренних дел.  В деле против антифашистов мы наблюдаем две очень тревожные новые тенденции. Во-первых, использование статей Уголовного кодекса РФ, направленных на борьбу с терроризмом, против гражданских активистов. И во-вторых, применение пыток