Жизнь «других»

Как молчаливое большинство в Украине «одобряет» насилие против меньшинств

19 сентября 2017 года Европейская комиссия по борьбе с расизмом и нетерпимостью (ЕКРН) опубликовала отчет по Украине. К сожалению, никакой интриги не случилось. В отчете есть прямые указания на бездействия Украины в части превенции и расследования преступлений на почве ненависти.

Преступления на почве ненависти — преступления, мотивированные нетерпимостью к определенным группам населения. Не обязательно, чтобы между жертвой и нападавшим был конфликт. Достаточно предупреждений со стороны нападавшего для совершения преступления.

ЕКРН рекомендовала Украине предпринять необходимые меры для решения проблемы расизма и нетерпимости. Речь идет об изменениях в законодательстве. Подобные изменения уже предусмотрены Национальной стратегией по правам человека. План действий был введен указом Президентом Украины в 2015 году и срок реализации — по 2020 года. Но, как показал отчет Украинского Хельсинкского союза по правам человека от 6 сентября 2017 года, Нацстратегия выполнена только на 22%. И запланированные мероприятия, связанные с внесением изменений в законы, регулирующие вопросы дискриминации и преступлений по мотивам нетерпимости, не выполняются.

Так ли все плохо? Да! Нобелевский лауреат в области экономики Гэри Стенли Беккер, основоположник экономической теории преступной и правоохранительной деятельности, в своих исследованиях указывает на то, что вероятность совершения преступления напрямую связано с вероятностью наступления наказания. И тут даже не важна тяжесть санкций — штраф или длительный тюремный срок. Сам факт неотвратимости наказания (или высокой вероятности наступления наказания) срабатывает как механизм превенции. К тому же, исследователь указывает на особый тип преступлений, который связан с психологическим удовольствием от совершенных противоправных действий.

Практика украинской правоохранительной системы в делах, связанных с нетерпимостью, показывает, что вероятность наступления наказания за совершенные акты насилия прямо пропорционально уровню нетерпимости самих представителей правоохранительных органов. Так в делах, связанных с нападениями и избиениями геев, следствие предпочитает игнорировать мотив ненависти, начинает юлить и предлагает «мировые» сделки с минимальной компенсацией. Или бывает так, что дело квалифицируют как хулиганство. В общем, представители следственных органов выказывают всякую лояльность стороне нападавших и стремиться снизить санкции, как минимум, или «развалить» дело, как максимум. В первом случае, правоохранительные органы пользуются несовершенством законодательства. Так статья 67 Уголовного Кодекса Украины «Обстоятельства, которые отягощают наказание» не содержит признаки СОГИ (сексуальная ориентация и гендерная идентичность), как и статья 161 Уголовного Кодекса Украины «Нарушение равноправия граждан». А содержат «или другими признаками» после перечисления таких признаков, как раса, национальность, религиозные убеждения. И так получается, что про «другие признаки» правоохранительные органы знать не хотят.

Но это меньшее зло. Есть список преступлений, который не был расследован правоохранительными органами, т. к. жертвы не нашли в себе смелости обратиться с заявлением в полицию. Причин тому много. К примеру, это могут быть представители ЛГБТ-сообщества, которые скрывают свою ориентацию даже от близких. Даже от супругов. Такие люди чаще всего подвержены шантажу. За сохранность информации они платят вымогателям. Обращаться в полицию не хотят, т. к. это создает дополнительный риск разглашения конфиденциальной информации. О подобных инцидентах сообщали адвокаты проекта по защите прав представителей ЛГБТКИ-сообщества Украинского Хельсинкского союза по правам человека, когда следователь мог сообщить о сексуальной ориентации жертвы третьим лицам (к примеру, родственникам).

Наличие прорех в законодательстве, плохая работа правоохранительных органов и откровенная гомофобность приводит к тому, что подобного типа дела очень часто не доходят до суда или нападавшие получают минимальные санкции, что уже становится хоть каким-то утешительным достижением. Но это определенный сигнал. И он хорошо считывает и понимается в обществе. За избиение геев «ничего не будет». Если и будет, то самое незначительное.

И что теперь? Есть два варианта. Один довольно таки простой и удобный: продолжать игнорировать тему преступлений в отношении представителей уязвимых групп населения, таких как геи или ромы. Второй требует определенных уже усилий: проявить нетерпимость к нетерпимости и послать четкий сигнал властям и агрессивно настроенным группам, что насилие, в любой форме проявления и по отношению к любым группам, должно наказываться. И для этого должны быть созданы необходимые условия и работающие механизмы защиты. И начинать можно с простого — просто заговорить о проблеме, проявить свою позицию. Даже такой маленький шаг может изменить ситуацию вокруг вас. И акции солидарности тоже являются важным действием в диалоге с властями и оппонентами. И это то минимальное, что может сделать каждый из нас, понимая важность и ценность жизни другого человека.

Владислав Петров – социальный психолог, конфликтолог, координатор проекта Украинского Хельсинкского союза по правам человека

Источник, 16/11/2017

Поділитися