Если политузнику придут два мешка писем, его не смогут уничтожить, — правозащитница

Стартовал зимний марафон написания писем политзаключенным в России и оккупированном Крыму, чтобы подарить этим людям немного тепла накануне Рождества и Нового года.

На сегодня в российских тюрьмах находится больше 60 граждан Украины. Для них письма с воли — это связь с внешним миром, огромная моральная поддержка и сигнал о том, что о них помнят, — говорит правозащитница Александра Романцова.

Лариса Денисенко: Расскажите детальнее, с чего это все начиналось.

Александра Романцова: Четвертый год самой кампании Let My People Go. Мы начали ее в 2014году, когда поняли, что кроме Савченко и Сенцова в российских тюрьмах в Крыму и на территории самой РФ на тот момент уже находилось 11 человек. Тогда у нас была информационно-адвокационная задача – мы хотели, чтобы все 11 человек прозвучали. Даже если человек не режиссер и не военная летчица,  чтобы про него не забывали — как официальные власти (договаривались об их освобождении), так и люди в Украине и по всему миру.

Третий год мы делаем зимний марафон писем, его поддерживают по всему миру, прежде всего — украинские диаспоры и те, которые понимают, что стать политическим заключенным на данный момент может практически каждый. Слово «политический» мы воспринимаем — люди, которые выступали с активной политической позицией. Но на самом деле политическими преследованиями называются просто преследования за то, что человек думает не так, как этого хочет официальное окружение. Если в Крыму, человек политически преследуется, это может быть вовсе не потому, что он активно поддерживает Украину, а просто он не согласен с оккупацией Крыма и выразил это на своей странице в Фейсбуке. Или просто  сказал: «да, я крымский татарин и хочу, чтобы мой ребенок учил крымскотатарский язык в школе».

Очень важно понимать, что это марафон поддержки очень простых людей. Там есть как лидеры крымскотатарского движения, так и люди, которые были просто студентами. Например, Паша Гриб – это не просто арест, человека выкрали с территории Беларуси. Он студент. Никакой активной деятельности – политической, общественной, гражданской у него не было. Или Валентин Выговский – абсолютно обычный человек.

Там есть фермеры, журналисты, просто люди, которые занимались своими делами, бизнесом, но в какой-то момент они стали интересными РФ как картинка. Им нужны были персонажи, из которых они сделают террористов, экстремистов, шпионов и страшную угрозу всему российскому государству.

Но что происходит с этими людьми? Их арестовывают, абсолютно изолируют. Если они из Крыма, за ними не признается украинское гражданство, а соответственно — защита украинских консульских служб. В случае с Выговским, Грибом, Клыхом и Карпюком не допускается независимая медицинская помощь, хотя она критично им нужна.

На сегодня в российских тюрьмах находится больше 60 граждан Украины. Для них письма с воли — это связь с внешним миром, огромная моральная поддержка и сигнал о том, что о них помнят, — говорит правозащитница Александра Романцова
Почему мы настаиваем, что письма – это то, чем мы можем их поддержать, несмотря на то, что вроде не влияем на их освобождение. Первый фактор – это та информация, которой им там критично не хватает. У них там нет Интернета, телевидения и газет. Мы легко к этому относимся, потому что вокруг нас это все есть в избытке, а для них это полный вакуум. При этом следователи и те, кого к ним подсаживают, постоянно им говорят: «Украина вас забыла, вы там никому не нужны, да ваше дело – договориться со следствием, взять на себя все, что они скажут, тогда вас защитят» и так далее.

Второй момент – администрация тюрьмы может создать невыносимые условия для человека. Даже если письма и обращения не были переданы человеку, они все равно вынуждены хранить и передать их. Сенцов написал, что только при этапировании ему передали два мешка писем. И когда они видят, что это два мешка писем, то понимают: ты не можешь тихонечко «удавить» Сенцова, потому что за ним следят, есть люди, которые будут на это реагировать.

Такие письма – возможность дать им ощущение, что они не одни, о них помнят. Даже если Украина сейчас не может каким-то образом надавить на Путина, чтобы их освободили, она этим занимается, о них не забыла; что здесь есть их родственники, которые тоже поддерживают.
Поэтому настолько важно писать – и писать по правилам, чтобы эти письма максимально дошли до человека. Эти правила достаточно просты.
К сожалению, мы не можем писать на каком-либо языке, кроме русского. Там не должно быть каких-либо политических призывов – обычные житейские поддерживающие письма.

На сайте мы выкладываем все адреса. В РФ мы можем писать напрямую, в Крым не можем по  почте, поэтому пользуемся случаем передавать эти письма — у нас уже налаженная система, мы передаем их.

Если вы хотите, чтобы человек вам отправил ответ, нужно вложить в конверт марку, пустой листик бумаги и сложенный конвертик. Это очень важно, потому что в тюрьме нет возможности достать это. Еще один очень важный момент – на конверте нужно написать имя фамилию, год рождения и точный адрес. Это все у нас есть на сайте, как и краткое описание самих кейсов. Сейчас этих людей уже больше 60-ти.

Видео тут.

Источник, 22/12/2017.

Поділитися