Не сидеть сложа руки: почему переселенцам в Украине нужен новый статус

С начала войны с Россией вынужденными переселенцами в Украине стали около 2 миллионов человек. Но, вопреки расхожему мнению, что все они поголовно иждивенцы, становящиеся обузой «на новом месте», на деле многие из них — активны в бизнесе и общественной деятельности, делают для Украины немало полезного. Государство же взамен не дает им почти ничего, и даже лишает их права голоса.
Российская агрессия против Украины превратила более 2 миллионов человек в вынужденных переселенцев. Официальная статистика Министерства социальной политики дает несколько иные цифры – около 1,5 миллионов человек – только потому, что в ведомстве ведут учет людей с соответствующей справкой внутренне перемещенного лица. Вместе с тем, часть переселенцев – по разным причинам – не стали обзаводиться таким документом. Мизерная ежемесячная адресная помощь (442 гривны для работающего и 884 гривны для неработающего) – слабый аргумент повесить на себя «ярлык» иждивенца. Ведь именно так многие украинцы из Крыма и Донбасса воспринимают статус переселенца. Вместе с тем, нередки случаи, когда после переезда «из региона АТО» в любую другую область Украины, жители востока страны сталкиваются даже с навязыванием им такого статуса. Причем, такую «услугу» социальные службы пытаются оказывать не только людям, действительно ставшим вынужденными переселенцами, а и тем, кто просто сменил место жительства, например, продав квартиру на подконтрольной Украине территории. Сильный ресурс Как бы там ни было, с оккупированных территорий уехала, по сути, самая активная и образованная часть населения, в том числе молодежь. Поэтому Киев, Харьков, Одесса и другие украинские громады, куда массово уезжали жители Донбасса и Крыма, приобрели в лице этих людей немалый социальный ресурс. К примеру, дончанин, чемпион мира по скалолазанию Даниил Болдырев сегодня живет в Одессе, мечтает закрепить свое имя на родной спортивной арене и верит, что когда-то сможет вернуться в украинский Донецк. Хотя еще в 2015 году из-за своей донецкой прописки не мог даже снять жилье на подконтрольной Украине территории.

«Мы — люди, которых пересадили на другую почву, поэтому мы должны постоянно создавать что-то новое, у нас нет другого варианта. Поэтому и появляются аналитические центры, общественные организации, бизнес-инициативы переселенцев», – убежден дончанин-переселенец, советник Министра информационной политики Украины Дмитрий Ткаченко. По его мнению, именно переселенцы сегодня — настоящие «адвокатами» украинского Донбасса в глазах украинского общества. Так, донецкое информационное агентство «Остров» — проукраинское издание, ориентированное на освещение событий на востоке Украины даже после «переезда» в Киев, читают как те, кто покинул свои дома с началом оккупации, так и те, кто остался жить на Донбассе. Такие новости, иногда, единственная возможность не потерять связь с реальностью людям, которых ежедневно пичкают российской пропагандой. В свою очередь, Донецкий фонд культурных инициатив «Изоляция», который был захвачен боевиками «ДНР» летом 2014 года, а позже перебрался в столицу, реализовывает креативные культурные проекты, в том числе, международного уровня. Пару лет назад «Изоляция» совместно с аналогичной культурной инициативой в США «AS220» провели образовательную программу для детей-переселенцев Украины и детей США, которые столкнулись с насилием и наиболее остро ощущают социальные проблемы. «Если мы помогли хотя бы части этих детей, это уже большой плюс. Этот международный опыт — дополнительное доказательство, что такое нужно и важно реализовывать не только в Украине, но и в Америке, и в Европе», – вспоминает директор фонда Оксана Саржевская-Кравченко.

Дончанка Дарья Касьянова в 2014 году помогала эвакуировать с временно оккупированных территорий детей-сирот, людей с инвалидностью. Сегодня она – национальный директор по развитию программ неправительственной благотворительной организации «SOS Детские городки Украины». А ее дочь, 15-летняя Ангелина Касьянова, в конце ноября прошлого года стала первым представителем Украины в новом Детском Европарламенте.

На помощь надейся, но сам не плошай

На сегодня в Украине хватает организаций, где тем или иным способом помогают украинцам с Донбасса: Всеукраинская Ассоциация Переселенцев (http://bezhenec.org/uk/homepage-politics-3/), Общество Красного креста Украины (http://redcross.org.ua/), Управление ООН по делам беженцев (УВКБ ООН) (http://unhcr.org.ua/uk), Фроловская 9/11 (https://www.facebook.com/frolivska911/), Донбасс SOS (http://donbasssos.org), Восток SOS (http://www.vostok-sos.org), Крым SOS (krymsos.com), Ответственные граждане (responsiblecitizens.org), Восстановление Донбасса (restoring-donbass.com), Социальное Партнерство (socpartnerstvo.org). Но такое многообразие общественных инициатив вовсе не означает, что кто-то что-то сделает за вас. В новой жизни особенно важна готовность людей действовать самостоятельно. И переселенцы действительно крутятся, как могут: не боятся участвовать в различных проектах при поддержке международных фондов, ходят на предпринимательские курсы, кто-то, в итоге, выигрывает гранты и в корне меняет вид деятельности, начинает собственное дело. Так, луганчанин   Михаил Лучкин открыл в Харькове бизнес на съедобных картинах, дончанин Иван Балыкин установил в киевской пиццерии первый аппарат по продаже книг, крымчанин Анатолий Засоба открыл в столице пекарню, Наталья Хныкина из Луганска шьет одежду… Таких историй очень много.

24-летняя Олеся Василец тоже из когорты переселенцев. До войны и оккупации жила и училась в Луганске, мечтала о собственном бизнесе: имея за плечами профессиональные занятия восточными танцами, победы на всеукраинских чемпионатах и диплом хореографа, хотела открыть школу восточных танцев. Но летом 2014 года, с тысячей гривен в кармане, вынуждена была уехать. Выбрала Киев.

Первые несколько недель после переезда жила в семье писателей, приютивших ее «по знакомству», потом перебралась в Дом писателей и искала работу. Параллельно, подала документы в магистратуру Киево-Могилянской академии, ориентируясь на «бюджет» — денег для оплаты обучения не было. Дальше жизнь завертелась – днем Олеся училась, вечером писала статьи в газеты и журналы, подрабатывала репетитором по английскому и даже убирала офисы. Спала по несколько часов. Перебралась из Киева в Ирпень – там снимать жилье было дешевле. В небольшой комнате ютилась не одна – с родственниками, которые чуть позже нее, но тоже уехали из Луганска.

Такой режим повышенной нагрузки Олеся переживала стойко, знала, ради чего это все затеяла: мечта о собственном бизнесе – школе восточных танцев – никуда не пропала.

Стартовый капитал составил всего пять тысяч гривен, которые Василец накопила за несколько месяцев. Деньги пошли на регистрацию ФОП, первую печатную рекламу, аренду первого зала. Абсолютно все Олеся делала самостоятельно: придумывала дизайн рекламных листовок, рисовала их в фотошопе, печатала, расклеивала. «Где-то два дня у меня заняла первая расклейка, я по девять часов без перерыва ходила и расклеивала пять тысяч листовок», – говорит Олеся.

Зал девушка арендовала в одном из зданий Налоговой академии в Ирпене. Уговор с руководством ВУЗа был прост: с них – помещение, с Олеси — тысяча гривен в месяц, бесплатное обучение студентов академии и обязательство выступать на всех мероприятиях как академии, так и города. Так родилась школа восточных танцев «Гюррем».

Семь месяцев Василец работала «в минус», бизнес держался только на ее вечных подработках, на восьмом месяце удалось выйти «в ноль», а десятый закрыть уже с небольшим, но «плюсом». На сегодня школа танцев Олеси Василец состоит из 14 филиалов: четыре в Ирпене, пять в Киеве, есть школа в Коцюбинском Киевской области, в Черкассах и Одессе. В прошлом году танцоры «Гюррем» выиграли Чемпионат Украины по восточным танцам.

Сама Олеся преподает в Ирпене и в одном киевском филиале. А, помимо этого, взялась за профессиональную подготовку хореографов восточных танцев. «Я открыла восьмимесячный курс для хореографов belly dance, разработала соответствующую методичку, которая все восемь месяцев описываются в деталях — от элементарных дыхательных упражнений до постановки танца», – рассказывает она.

Путь, который Олеся Василец прошла к своей мечте не был легким. Ее история действительно мотивирует, а сама она не против поделиться опытом. Еженедельные чаепития с другими переселенцами, на которых девушка рассказывала, как начать свой бизнес и с какими подводными камнями придется столкнуться, постепенно превратились в отдельный благотворительный проект бесплатных тренингов для переселенцев-предпринимателей. «Я назвала этот проект «Кристалл», потому что кристалл у меня ассоциируется с прозрачностью и чистотой. Таким должен быть украинский бизнес», – подчеркивает Василец.

Из прошлых вечных подработок, которые позволили добиться все этого, у Олеси осталось только репетиторство по английскому. Основной состав учеников Василец — депутаты Ирпенского горсовета. «Группа небольшая, семь человек, но мне пока с головой хватает», – отмечает она.

Впрочем, девушка не собирается останавливаться на достигнутом и теперь планирует открыть в Ирпене, ставшем ей уже родным городом, еще и кофейню.

«Я хочу обратить внимание, что все-таки переселенцы – это люди с проукраинской позицией. Они могли уехать в Россию, Польшу, но они приехали и работают здесь, они выбрали Украину», – отмечает глава «Всеукраинской Ассоциации Переселенцев» Руслан Калинин.

По его словам, сложно говорить о том, какой род деятельности пользуется у переселенцев наибольшим спросом – какой-либо статистики, и, соответственно, объективной информации по этому поводу, нет. «Конечно, тем же бывшим шахтерам сложнее устроиться, люди идут или в таксисты, или на рабочие специальности, или в охрану, но, если судить по моим знакомым, то, в основном, все стараются устроиться на работу по специальности, ведь хорошие специалисты всегда востребованы», – рассказывает он.

По словам Калинина, в прошлом году девять компаний, основанных переселенцами, представили свои товары на европейском рынке, продемонстрировали свою конкурентоспособность в Польше. Поэтому и в нынешнем году в Ассоциации делают ставку на развитие темы предпринимательства. Уже ведутся переговоры с разными посольствами по поводу организации поездок по польскому примеру. «Будем показывать, что переселенец предприниматель – это не иждивенец, а человек, который может сам заработать деньги, платит налоги в страну, создает в своей стране новые рабочие места», – говорит он.

Свои. Герои

Вопреки еще одному оскорбительному стереотипу о выходцах с временно оккупированных территорий, мол, «привели в свой дом войну, а сами свалили», украинцы с Донбасса и Крыма не меньше других защищают Украину. Вряд ли можно озвучить подобное в адрес Героя Украины, уроженца прифронтового Покровска Донецкой области, десантника 25-й бригады, майора ВСУ Андрея Ткачука. Или в адрес украинского партизана из города Красный Луч Луганской области, побывавшего в плену и искалеченного боевиками, Владимира Жемчугова.

Можно также вспомнить митинги в поддержку единой Украины в Донецке и Симферополе, так и участие дончан, луганчан и крымчан в столичном Евромайдане. Некоторые из них получили звание Герой Украины. Правда, посмертно. Это донецкий активист Дмитрий Чернявский, погибший от ножевого ранения в Донецке в марте 2014 года.  Это выходец из Ясиноватского района Донецкой области Иван Пантелеев и активист Самообороны Майдана из Добропольского района Донецкой области Владимир Наумов, журналист из Керчи Сергей Кемский, погибшие от пуль снайперов на столичном Майдане. Это депутат Горловского местного совета Владимир Рыбак, убитый боевиками россиянина Игоря Гиркина («Стрелка»), захватившими Горловку, за попытку установить на здании райадминистрации города украинский флаг. Это крымчанин Решат Аметов, призвавший в марте 2014 года пикетировать Совет министров Крыма и вышедший на одиночный протест в Симферополе, убитый «неизвестными» зелеными человечками из «отрядов самообороны Крыма».

Другими словами, как любят говорить военные, вопрос языка или вопрос «откуда родом», появляется только за крайним блокпостом. А в «окопах» это не имеет никакого значения…

Лоббисты Украины в Европе

Отдельно стоит остановится на важной роли переселенцев в качестве «адвокатов Украины» в европейских структурах. «Когда, например, в Брюсселе, в Страсбурге, поднимается вопрос Украины – Россия очень круто «работает» – привозит наших же дончан, чтобы показать, что на Донбассе, мол, гражданская война, продвигает эту тему. И тогда наши переселенцы действительно становятся очень полезными, ведь они являются лоббистами Украины в европейских структурах», – рассказывает Дмитрий Ткаченко.

По мнению исполнительного директора общественной организации «Общественный холдинг «Группа влияния», переселенки Татьяны Дурневой, люди, выехавшие из оккупированных городов, намного острее чувствуют ценность прав человека: «Как говорится, нам оно «больше болит», и мы сами заинтересованы рассказывать правду о нарушении прав человека и лоббировать необходимые решения на всех доступных площадках».

По ее словам, различные программы и проекты Совета Европы, ООН, различных фондов и правозащитных организаций способствуют тому, чтобы голос пострадавших от российской агрессии граждан Украины был услышан на международном уровне. Более того, во время международных визитов, помимо участия в основных заседаниях, переселенцы стараются проводить и дополнительные встречи. Как результат – в статьях иностранных изданий, аналитических отчетах или рекомендациях появляется полноценное упоминание о проблемах, с которыми сталкивается Украина и непосредственно люди, пострадавшие от российской агрессии. Организацией подобных встреч успешно занимаются Центр гражданских свобод, Крым SOS, Центр информации про права человека, Донбасс SOS, Восток SOS, Украинский Хельсинский союз по правам человека и другие.

«Такие визиты – важная составляющая международной адвокации, что помогает европейским стейкхолдерам (заинтересованным сторонам, – УНИАН) лучше понять ситуацию, которая сложилась в Украине с защитой прав и свобод человека (особенно в отношении граждан, пострадавших вследствие агрессии РФ), и помогает представителям гражданского общества продвигать необходимые для Украины решения», – считает Татьяна Дурнева.

Большинство переселенцев, с которыми общался УНИАН, убеждены: их опыт, и в целом, опыт Украины в этой войне, важен для мира. «Я помню, как в 2014 году, к нам приехала УКПБ ООН и другие ООНовские структуры, мы тогда у них спрашивали, как эвакуировать, как это делать, как – то… А они отвечали: «Мы не знаем, мы работали только, когда были наводнения или извержения вулканов». Мы же сегодня в центре Европы знаем все о военных действиях. Так что тот опыт, который мы аккумулируем в Украине, на самом деле уникален. Сегодня к нам уже приезжают партнеры из других стран изучать «как реагировать в чрезвычайных ситуация», – говорит Дарья Касьянова.

Впрочем, само по себе существование такой категории украинцев как «временно перемещенные лица», дает возможность неслабо спекулировать на этой теме. Чего только стоит недавнее манипулятивное заявление польского премьера Матеуша Моравецкого о том, что Польша-де приняла [как беженцев] более 1,5 млн выходцев из Украины. «При этом значительная часть из них – это люди, которые бежали с территорий, где идут боевые действия – с Донбасса», — заявил он.

Другими словами, премьер-министр Польши, чтобы объяснить нежелание принимать в своей стране беженцев-мусульман, назвал беженцами всех украинцев, которые по разным причинам (кто-то работает, кто-то учится) находятся в Польше.

Квартирный вопрос

Но если и говорить о том, что перемещение жителей Донбасса и Крыма продолжается до сих пор, то происходит оно, скорее, в обратном направлении – те, кто не нашел себя на новом месте, возвращаются домой. И главная причина такого явления – наличие на оккупированных территориях собственного жилья. По словам Руслана Калинина, начиная с 2014 года государство, по сути, так и не запустило ни одной жилищной программы, которая бы предоставляла жилье переселенцам или помогала его приобретать. Попадаются только какие-то отдельные случаи, когда непосредственно городская или районная администрации брались за решение этой проблемы. Но это – единичные примеры.

Единственным положительным сдвигом глава Ассоциации переселенцев называет закон №1954, предусматривающий государственную поддержку переселенцев в покупке жилья в размере 50% от общей суммы – программу «Доступное жилье». Но и здесь не без проблем. Ведь суть этой программы — покупка квартиры в паритете с государством. То есть, воспользоваться ею могут только те, у кого имеются определенные финансовые средства. О незащищенных слоях населения, людях с инвалидностью или матерях- одиночках речь не идет.

Кроме того, для реализации этой программы на 2017-2018 годы выделено всего 130 млн гривен. Этого, по подсчетам Калинина, хватит только для 350 семей – капля в море. «Только по городу Киеву больше пяти тысяч человек стали в очередь на подачу документов, здесь самый большой ажиотаж», – говорит Калинин.

По его словам, «Всеукраинская Ассоциация Переселенцев» совместно с группой народных депутатов и другими общественными организациями уже в первой половине этого года собирается лоббировать внесение изменений в бюджет 2018 года, чтобы увеличить финансирование программы «Доступное жилье», как минимум, до 500 млн гривен.

Еще один проект Ассоциации – предложение приватизировать жилье в местах компактного проживания (общежития, пансионаты), если это жилье сейчас находится в государственной собственности. По предварительным подсчетам, это позволило бы дать крышу над головой 5-7 тыс. человек. «Даже такие показатели – лучше, чем ничего», — считает Калинин.

Также в Ассоциации переселенцев предлагают обратить внимание на недострои и долгострои, которые имеются в каждом городе. «Вести активные переговоры с донорами. Проверять законность этих построек, и, если они законно построены, достраивать и давать возможность переселенцам селиться в таких домах», – объясняет Калинин.

И последнее – в вопросе реализации жилищных программ для переселенцев, по мнению Руслана Калинина, может помочь и непопулярная реформа. Дело в том, что ежегодно на компенсации для аренды жилья переселенцев государство тратит около 120 миллионов долларов. Если пересмотреть систему выплат, временно отменив их для работающих, и оставив только для незащищенных слоев населения, в том числе для детей, то, по расчетам Ассоциации переселенцев, каждый год удастся сэкономить до 40 миллионов долларов. «Мы предлагаем пустить эти деньги именно на реализацию жилищных программ. Половину суммы – на финансирование программы «Доступное жилье», а половину – для решения жилищных вопросов незащищенных слоев населения. То есть, покупать им квартиры в небольших городках, стоимостью от 6 до 12 тысяч долларов. Благодаря этой экономии ежегодно мы сможем обеспечивать жильем около 3-3,5 тысяч переселенцев», – рассуждает Калинин.

Без права голоса

С избирательными правами у переселенцев дела обстоят примерно такие же, как и с жилищным вопросом. По словам Татьяны Дурневой, более 4% избирателей, выехавших из Крыма и Донбасса, четвертый год лишены возможности голосовать на местных выборах и выбирать народного депутата в одномандатных округах по месту своего фактического проживания. А все дело в «неудачной прописке», к которой привязывается избирательный адрес: поскольку практически невозможно изменить свою прописку, переселенцы не могут реализовать свое избирательное право в громадах, куда им пришлось переехать.

«В Украине сейчас постоянно проходят выборы в объединенные территориальные громады, поэтому этот вопрос не сходит с повестки дня, по крайней мере, у переселенцев и правозащитников. В то же время, народные депутаты не спешат рассматривать законопроект №6240 (об обеспечении избирательных прав внутренне перемещенных лиц), который был разработан совместно «Группой влияния», Гражданской сетью «ОПОРА» и Международной фундацией избирательных систем, и получил позитивные выводы нескольких комитетов ВР и международных экспертов», – сетует она.

Дурнева подчеркивает, что сегодня на рассмотрении в Верховной Раде, помимо этого документа, находится еще один, требующий немедленного принятия – №6692 (о пенсионных выплатах внутренне перемещенным лицам и гражданам, оставшимся на неподконтрольных территориях).

Но парламентарии пока сосредоточены на другом – на этой пленарной неделе баталии разворачиваются вокруг принятия во втором чтении законопроекта №7163 о реинтеграции Донбасса, не способного, впрочем, ничем подсобить ни переселенцам с оккупированных территорий, ни тем, кто продолжает жить в оккупации.

Источник, 17/01/2018

 

 

Поділитися