“Не надо нас вытягивать любой ценой – победа от этого не приблизится”

Якось тяжко мені далась стаття про заручників Кремля для іноземної аудиторії. Довго не могла розпочати. За ці чотири роки ми зробили стільки звернень, публікацій, звітів, акцій, флешмобів, виступів. Що тут можна ще сказати нового? А особливо в перспективі на наступний рік оптимістичного. І тоді я перечитала останні слова на суді, уривки з листів та виступів самих ув’язнених людей:

Руслан Зейтуллаєв: “Вот меня спрашивают — какая разница между Украиной и Россией, по-твоему. Так вот, я им отвечаю, что в Украине я жил, трудился, помогал людям по мере возможности, создал семью и старался, чтобы у нее было все необходимое. А вот в России я не успел прожить и года, как меня посадили в тюрьму…Вот в чем я вижу разницу между этими двумя государствами”.

Ахтем Чийгоз: “70 лет нас судят, и, к сожалению, я никаких изменений не вижу. Обвинять голословно людей в том, что они не делали, в этом заключается работа правоохранительных органов… Бороться за права своего народа, за свои права – это достоинство человека. И я думаю, что мы с достоинством это пройдем, несмотря на репрессии, которые чинятся сегодняшними прокурорами, сегодняшними следователями. Мы многих пережили. Переживем и это”.

Євген Панов: “Я очень благодарен всем за поддержку, и когда, как говорится, “находит грусть”, я перечитываю письма, которые приходили мне в “Лефортово”, как бы заряжаюсь энергией от них. Особенно сейчас, когда я “благополучно” изолирован от всякой информации, ни радиоточки, ни газет, не говоря уже за телевизор. Я не знаю, когда это все закончится, но если не верить, тогда незачем жить”.

Саша Кольченко: “Извини, что так затянул с ответом – в голове пустота, почти никаких мыслей нет. К тому же я пребываю в информационном вакууме – кроме ТВ-новостей никаких источников информации. В целом же у меня всё хорошо: 3 раза в день кормят, ни разу не бьют. Каждую неделю-вторую созваниваюсь с матерью по таксофону – с этим проблем нет. Поддерживают местные товарищи: присылают письма, книги, передачи”.

Олег Сенцов: “Здесь в заключении мы ограничены. И даже не свободой – этого уже не отнять, а тем, что мало что можем сделать тут для страны. Точнее сделать можем только одно – держаться. Не надо нас вытягивать любой ценой – победа от этого не приблизится. Использовать нас как оружие против врага – да. Знайте, что мы не слабое ваше место. Если нам суждено стать гвоздями в крышку гроба тирана, то я хотел бы быть таким гвоздем. Просто знайте, что этот гвоздь не согнется”.

Ільмі Умеров: “Меня судят по сфабрикованному делу и конечно не за мои высказывания в конкретной телевизионной программе, а за мои политические убеждения и взгляды, которые я не скрываю…Предатели судят патриотов. Борьба продолжается независимо от содержания приговора. Крымскотатарский народ отстаивает здесь безопасность всего цивилизованного мира. Если агрессия России в отношении Украины и Крыма останется безнаказанной, это станет прецедентом, из-за которого обрушится весь мировой порядок… Я поклялся, я дал слово за народ свой умереть. И заканчиваю словами, до встречи в Гааге!”.

Джерело, 25/10/2017

Поділитися